Пери

 

Этот мир сотворен мечтой и словом. Божественная воля вдохнула жизнь в бесконечную материю. Возникли горы и леса, моря и океаны, пустыни и реки, в которых копошилась, роилась, боролась жизнь. Жизнь, тянущаяся к свету и теплу или скрывающаяся в темных холодных глубинах, дневная и ночная, жестокая и нежная, отстаивала свое существование. В такой яростной борьбе мир был хрупок и неустойчив. Для поддержания равновесия в мироустройстве были созданы Срединные Деревья – проводники между мирами. Деревья возвышались на ледяных вершинах самых высоких гор. Корнями они уходили глубоко в недра горы, а ветвями доставали до небесных чертогов. Вечно зеленые, бессмертные Деревья были связующим элементом между Небом и Землей, по их жилам вверх поднимались жизненные силы, а вниз уходили драгоценные знания.

Взглянул Бог Тенгри на свое творение и увидел, что это хорошо. И рассмеялся он от удовольствия. Смех его разлетелся теплым вздохом по всему миру, распадаясь на осколки вечно юного дыхания, на облачка маленьких духов. Из тех осколков, что поселились в ветвях Срединных Деревьев родились пери – прекрасные создания, призванные охранять и беречь мировой баланс.

Одно из Срединных Деревьев, которых было множество по всему миру, располагалось на вершине Урала. В стародавние времена, Старик Урал достигал седой макушкой до самого неба, у каменных его ступней плескалось море, а вокруг простирались бескрайние леса. Широкие, развесистые ветви Дерева Чинары служили обителью для пери – детей матери-Природы. Легкие, невесомые духи свободно парили по воздуху на крыльях ветра, посещая небесных богов и земных жителей. Они могли использовать все силы природы для перемещения и для развлечения: катались на волнах быстрых рек, играли среди цветов и деревьев, прятались в горных ущельях. Они были очень шаловливы и непоседливы. Их смех как звук серебряного колокольчика постоянно слышался в густой чаще леса или раздавался эхом среди каменных стен Урала. Старик радовался, глядя на вечно юных затейниц, но и следил, чтобы не слишком шалили, ведь в своих забавах они порой бывали очень злокозненны. Заскучав, пери принимали облик прекрасных девушек и являлись перед людьми, заманивали в лесные чащобы, сводили с ума несбыточной мечтой или вдохновляли на подвиги, нашептывали новые идеи.

Так проходили века, время беспощадно меняло очертания ландшафта. Море высохло, горы сомкнулись, выросла непроходимая тайга. Под тенью старого Урала у излучины реки расположилась небольшая деревня пришлого народа. Они переселились из далеких земель, где кочевали верхом на конях, пока однажды не нашли прекрасное место, в котором захотели остаться навсегда. Они осели на благодатной земле, построили жилища, завели домашний скот и стали выращивать необходимые растения. Природа приняла людей благосклонно, предоставив им защиту и пищу, а взамен люди обязались не нарушать покоя природы. Они приняли название «башкорт», что значит «главный род». Отныне лесной народ жил в ладу с окружающими и с природой по заветам местных обычаев. Боги бескрайних степей уступили место в их верованиях богам горных лесов, волк-первопредок остался в степях, в лесу хозяйничал медведь. Хозяин леса стал священным объектом почитания. Настоящее имя его было под запретом, ведь кто знает подлинное имя, тот может им повелевать. А Хозяин неподвластен человеку. Его называли «Поедающий мед» — медведь. Потому основным занятием башкир было пчеловодство, как угодное лесному хранителю. Часть меда всегда оставалась медведю, дань в благодарность за безопасность. Такой порядок сохранялся на протяжении многих поколений, пока однажды не был нарушен величайшей из чувств, попирающей любые обеты.

Необычайно жарким летним утром молодой пчеловод по имени Раиль направлялся в лес проверить борти. Он шел верхом на верной лошади знакомыми тропами, узнавая свои деревья еще прежде, чем замечал на них родовую тамгу. Ему казалось, что он и пчел своих непременно узнает, не говоря уже о деревьях. У каждой липы и сосны, на которых расположены борти, свой аромат, рисунок коры, изгиб ветвей, шепот листвы. Только чужаку лес может показаться однообразным, на самом деле в нем ничто не повторяется. Раиль объезжал свои владения, как иной проходил бы по коврам и паркетам дворца. Другого дома юноше и не нужно, ведь здесь есть все необходимое для счастливой и обеспеченной жизни. А деревья в лесу – это сигнальные маяки, карта, форум общения. Вот липа Айнур-агая, его собственность можно узнать по тамге в виде перевернутого треугольника. У Айнура было немного бортей, потому что он старался сохранять своих пчел, оставлял им мед на зимовье, относился к маленьким черным труженицам как к любимцам. Раиль усмехнулся: обычно пчел по осени просто выгоняют из бортей на бездомную смерть. Это позволяет спокойно забрать весь накопленный мед, вычистить борти и подготовить их к новому сезону. Впрочем, для Хозяина он всегда оставлял запасы в дуплах своих деревьев.

А вот сосна Галим-бабая. Этот упрямый старик все никак не хотел передать свои владения младшему сыну, цеплялся на свое дело, хотя уже справлялся не так хорошо, как раньше. Его деревья можно было узнать по лунным завиткам. Но тамга была не только для обозначения собственности, она указывала на принадлежность роду и оберегала от зла. Раиль был младшим сыном уважаемого бортника Баязит-бая, потому все наследие отца должно перейти к нему. Старшие братья обзавелись собственными тамгами, присоединив к отцовской небольшие детали. У Раиля было в лесу 50 собственных бортей, отстоящих так далеко друг от друга и от деревни, что обойти их все занимало два дня верхом на лошади. Самым любимым занятием парня было лазать по деревьям, потому с удовольствием и без страха взбирался к бортям на высоту до 15 метров.

Раиль обошел все деревья, когда услышал в перезвоне лесных птиц отдаленный звонкий смех. Словно серебряные колокольчики перезванивались. Это его удивило, ведь до ближайшего поселения минимум 50 километров. Раиль двинулся в сторону таинственных звуков и не заметил, как привычный лес сменился заповедными местами. Вот уже среди деревьев замелькали быстрые фигуры, или это только солнечные лучи скользят в зелени листвы? Смех становился отчетливее, Раиль уже стал различать голоса – юные, девичьи. Внезапно он оказался в кольце самых прекрасных девушек, каких он и представить себе не мог. Даже самые красивые девушки его деревни не могли сравниться прелестью с этими созданиями. Они улыбались белозубой улыбкой, манили и дразнили со всех сторон, в воздухе разносился сладкий дурманящий аромат цветов. Но Раиль из множества лиц видел лишь одно, сияющее лунным светом, с прозрачной нежной кожей и задумчивыми, таящими секреты глазами. Он часто видел ее в деревне – то она сидела у ручья, то танцевала с деревенскими девушками, то собирала дикую малину, и даже являлась ему во сне. Но вот теперь он вновь ее увидел в этой глуши, так близко, как никогда раньше в родном доме.

Раиль помнил рассказы старейшин о запрете входить в заповедный лес, о страшных лесных духах и разумных животных, о том, что нарушившие запрет больше не возвращались. Но перед лицом такой красоты он словно потерял голову, был готов рискнуть всем, пойти на любые подвиги ради прекрасной девы. Пери манили его за собой, уводя все дальше и дальше. В какой-то момент они стали взмывать в воздух и плыть на крыльях ветра вокруг него. Их длинные волосы развевались золотым шлейфом. «Идем, идем за нами», — шептали они. Раиль не видел, чтобы они произносили слова. Но слышал их в своей голове. Они обещали немыслимые наслаждения и всевозможные удовольствия. Так они дошли до вершины горы. Отсюда открывался захватывающий вид так далеко вокруг, что казалось, можно увидеть весь мир как на ладони.

У самого уступа скалы возвышалось гигантское дерево, крепко уходящее в гору вздыбленными корнями. Верхушка дерева терялась среди облаков, так высоко, что у Раиля аж дух захватывало. Пери завели хоровод у обрыва, ступая на землю и вновь взмывая в воздух, крутились в замысловатом танце, легком, как дыхание, завораживающем, как ураган. «Давай полетаем вместе», — шептали они, подталкивая джигита к краю пропасти. «Прыгай, прыгай, не бойся». Но Раиль знал, что люди не летают, что нет такого волшебства. Он упрямился, ему не хватало воображения, чтобы представить себя в полете, он никогда не мечтал и не фантазировал. Он был привязан к земле, по которой ходил, к деревьям, по которым взбирался за медом. Сами пери не казались ему удивительными, ведь это не люди, это духи, у них другие условия существования. Но вот Мировое дерево Чинара его заинтересовало. Оно было необычно – не похоже на обычное дерево, но все-таки дерево. Не долго думая, он ухватился за нижние ветви, подтянулся и стал уверенно взбираться вверх. Пери зашипели, закружились вокруг него, испуская терпкий аромат полыни. Но Раиль лишь отмахивался от них как от назойливых мух. Он прошел сквозь пушистое облако и стал мокрым как от росы. Это показалось ему странным. Ему всегда казалось, что облака похожи на мягкий войлок, на котором духи лежат и плывут по небу.

Облака остались внизу, а края неба все не было. Все пери улетели наверх. Все, кроме одной. Она осталась возле Раиля и смотрела уже заинтересованно. Ей нравилось открытое и решительное лицо джигита, его жажда знания. Она не помогала ему, но и не мешала, молчаливо подбадривая улыбкой и взглядом. Теперь и пахла она совсем по-другому, что ей самой было не знакомо – нежным и свежим ароматом. Но боги были недовольны вторжением человека в запретную зону, они не хотели делиться всей полнотой знаний. Священное дерево Чинара было осквернено присутствием человека.

— Они идут, — зашептала пери. – Они очень недовольны!

Раиль скорее почувствовал, чем увидел враждебное присутствие. Какое-то время он сопротивлялся напору, сталкивающему его вниз, но силы его слабели, все члены наливались свинцом, и он вдруг сорвался и камнем полетел вниз. Пери испустила крик ужаса и стрелой полетела к парню. Она не знала, может ли его спасти, возможно ли это, но ей было не до рассуждений. Она только хотела спасти. Потому, не успел Раиль как следует испугаться, а пери уже обвила его своими длинными руками, накрыла шелковистыми волосами, и вместе они тяжело рухнули у корней Чинары. Раиль, оглушенный, слабо шевелился и озирался по сторонам. Пери уже вскочила и с надеждой смотрела в небо. Ведь она не сделала ничего плохого, она спасла жизнь, в этом нет греха. Но боги рассуждали не так. Человек осквернил священное дерево, дерево мира, дерево гармонии. Недостаточно просто уйти, необходимо возмездие. Человек должен поплатиться жизнью за содеянное. Боги не могут коснуться земли, это не их территория, тогда они бы сами нарушили мировое равновесие. Но они решили пойти на хитрость. Если человек так жаждет знаний, то они пошлют ему такое знание, которое убьет его.

По переливу и шепоту Чинары пери разгадала их замысел и испустила горестный возглас. Она совсем обезумела, забыла о своем предназначении. Беспомощно озиралась она кругом, лихорадочно стараясь придумать выход, когда взгляд ее упал на топор за спиной джигита. Глаза ее остекленели в решительном выражении.

— Руби дерево! – отчаянно крикнула она глухим голосом.

Раиль немного пришел в себя и поднялся, но слова пери понимал с трудом. Срубить священное дерево?! Безумная святотатственная мысль. На такое его рука никогда не поднялась бы. Он замотал головой.

— Они доберутся до тебя, где бы ты ни был, — убеждала пери. – Дерево связывает верхний и нижний миры. Но если его срубить, связь миров разорвется. Руби! Руби же!

Но Раиль только изумленно смотрел на топор, на бледную тонкую пери, на священное дерево. Тогда пери выхватил топор из его рук и, размахнувшись всей своей волшебной силой, всадила топор по рукоятку в ствол дерева. Из-под коры хлынула алая кровь горячей струей. Пери рубила и рубила, пока дерево с протяжным стоном не полетело с вершины горы в ущелье. Оно летело и летело, но так и не достигло дна. Пери с ужасом взирала на свои окровавленные руки и на уродливый обрубок, торчащий из скалы – все, что осталось от Чинары. Она предала свой мир, свою семью, совершила клятвопреступление, рожденная оберегать священное дерево мира, а все ради незнакомого человека. С мольбой взглянула она на него, протягивая окровавленные руки, как утопающий к соломинке. Он схватил ее дрожащие пальцы и бросился бежать. Прочь из заповедного леса в родную деревню, в безопасный дом. Нужно убежать как можно скорее с места преступления, забыть обо всем как страшный сон, тогда снова будет все хорошо, как прежде.

Они бежали, не чувствуя усталости, подгоняемые грехом, стыдом и страхом, когда дорогу им перегородил появившийся словно из ниоткуда огромный медведь. Это был Хозяин леса. Боги прокляли пери и приговорили Раиля, они не могли уйти безнаказанно. Но Раиль, поддавшись стучавшей в голове мысли, что терять ему уже нечего, бросился с кровавым топором на Хозяина. Долго длилась борьба, смертельная бойня, пока тяжело дышащий, исполосованный медведь не испустил дух. Горькая была то победа – Раиль был ранен острыми когтями медведя, глубокие порезы пересекали лицо и грудь до бедра. Раиль хрипел и истекал кровью, призывал смерть, но пери призвала все остатки отпущенной ей благодати на то, чтобы исцелить возлюбленного. Раны стянулись под ее руками, кровь Чинары вернула Раиля к жизни, оставив страшные шрамы на память. А пери стала черной от несмываемой крови. Такими пришли они в деревню, и все люди шарахались от них, как от прокаженных. Никто не знал, что именно произошло, но все чувствовали, что них лежит тяжкий грех, и боги отвернулись от них.

Пери, прежде безымянная, взяла имя своего возлюбленного. Раиль и Раиля поселились в стороне от всех, проклятые богами и людьми. Связь людей с природой оборвалась, древние знания были утеряны, традиции отброшены. Скоро в деревню пришла торговля с городов, а с ней и все достижения цивилизации. Были проложены дороги, установлены связи, поколения сменяли поколения, о проклятии стали потихоньку забывать. История становилась преданием, правда обратилась в миф. Только старейшины помнили о прошлом, но хранили молчание, ожидая своего часа. Они знали, однажды придет время, когда придется напомнить всем о забытом.

читателей   358   сегодня 2
358 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 2. Оценка: 3,00 из 5)
Loading ... Loading ...