Окна времени

 

Мы – в Питере! Мы – в Питере… Эта фраза «сверлит мозг» и не дает мне сосредоточиться. Пытаюсь вспомнить, когда я впервые увидела его, кажется, это был 2017-ый…Подхожу к окну, прислоняюсь горячим лбом к холодному стеклу. Хлещет дождь… Осенние деревья, голые и беззащитные, протягивают свои ветки – руки вверх, как будто умоляют небо не лишать их последнего солнечного лучика. Я закрываю глаза, медленно сдавливаю пальцами виски… Я хочу вернуть то ощущение безудержного счастья, которое охватило меня, когда я впервые увидела его! Итак, всё началось в Питере…

-Мама, мама! Смотри – Невский проспект! — Маша дергает меня за руку, восхищенно оглядываясь вокруг. Миллионы ярких огоньков отражаются в окнах зданий. Старинные фасады, с затейливыми вензелями, важно смотрят нам вслед. Почему-то трудно дышать. Какое-то щемящее чувство сдавливает грудь. Я стараюсь ответить сдержанным тоном:

-Да, да, я вижу, что это Невский проспект. Пошли быстрее, опаздываем.

И вот мы уже в холле гостиницы «Park Inn». Улыбчивая девушка – администратор протягивает нам ключи от номера. Заходим в скоростной лифт и через две минуты мы на пороге нашего «временного жилища». Как здесь уютно: мягкие пушистые ковры ласково щекочут ноги, блистает девственной чистотой ванная комната, в углу приглушенно рассказывает новости плазменный телевизор, а посередине – огромная, покрытая синим шелковым покрывалом кровать! Маша, с наслаждением, прыгает на нее и радостно кричит:

-Ура! Как всё красиво!

Мой взгляд падает на маленький журнальный столик около кровати. На нем – белый блокнотик, с логотипом гостиницы. Я протягиваю блокнотик дочери:

— Можешь вести в нём дневник.

Ей очень нравится эта идея. Она хватает ручку и пишет первую фразу: «Мы – в Питере! Мне просто не верится, что это происходит на самом деле».

Когда проходят первые минуты эйфории, мы решаем быстро принять душ, переодеться и спуститься в холл, чтобы встретиться со своим экскурсоводом. Им оказался высокий, очень статный мужчина, с вьющимися седыми волосами.

— Александр Николаевич, — представился он нам, протягивая большую, широкую ладонь.

Мы сели в новенький, блистающий дождевыми каплями автобус, и поехали смотреть город…

Санкт-Петербург… В этот город влюбляешься с первого взгляда! И ничто не может разрушить эту любовь: ни нудный пронизывающий ветер, ни монотонно моросящий дождь, ни хмурые лица горожан… В Питере ты попадаешь в прошлый век. Дворцы, фонтаны, парки и набережные, — всё дышит классическим изяществом и стариной. На каждой улице, за каждым поворотом, мы можем встретить персонажей Пушкина и Гоголя, Лермонтова и Достоевского.

Первый день в Питере прошел стремительно. Довольные увиденным, очень уставшие, мы вернулись в гостиницу. Наша уютная широкая кровать всё это время ждала нас, чтобы принять в свои объятия. Маша провалилась в сон сразу же, а я ещё долго слушала в тишине ночи мерный звук дождя.

— Hello! Good morning! – ослепительная улыбка наших попутчиков в лифте выдавала в них иностранцев. Утро начиналось замечательно! Бодрые, выспавшиеся, мы спускались в ресторан, на «шведский» завтрак. Надо было плотно покушать, переодеться и выйти в холл гостиницы, где нас уже ждали. Программа на второй день пребывания в Питере была очень насыщенной: Эрмитаж, Юсуповский дворец, океанариум…

На дворцовой площади тянулась длиннющая очередь из желающих попасть в Эрмитаж. Судя по тому, как медленно она продвигалась, зайти во дворец мы могли часа через три. Наш энтузиазм в осмотре культурных ценностей «северной» столицы начал быстро улетучиваться. Но тут всех выручил Александр Николаевич. Внушительная фигура нашего экскурсовода, возвышалась над толпой, как колонна. Он махал нам руками и звучным голосом звал:

-Группа «Луна-тур» подходите прямо к входу.

Через три минуты мы стояли под сводами Эрмитажа.

Осмотр начинался со второго этажа, на который вела огромная, белая лестница, с резными перилами и красной ковровой дорожкой посередине. Маша расправила спину, и постаралась принять «позу королевы». В ушах играла торжественная музыка, над головами нависали гигантские люстры, и мы, как «императорские особы» начали плавно подниматься вверх. Залов для осмотра было великое множество. Вскоре они слились в одно большое пятно из картин, предметов интерьера, посуды и одежды 19-го века. Маша «ожила» только в египетском зале. Величественные мумии фараонов потрясли наше воображение. Моя дочь достала фотоаппарат и увлеченно снимала всё, что окружало фараонов в их «земной жизни». Я рассеянно ходила по залу, и только мумия какой-то женщины-царицы, с раскосыми, печальными глазами, привлекла моё внимание.

— Мама, наша группа уже ушла! – голос Маши вывел меня из оцепенения. Посмотрев на часы, я поняла, что осталось пять минут до условного времени сбора группы у выхода из Эрмитажа.

Быстро схватив шубы в гардеробе, мы вылетели на улицу, на ходу застегивая пуговицы. Наш гид строго посмотрел на нас и, молча, зашагал к автобусу. Мы поехали в Юсуповский дворец.

Странная всё-таки штука – жизнь… Она, то тянется потерявшей вкус жвачкой, не балуя нас яркими событиями и приключениями, то в несколько дней обрушивает на нас целый водопад впечатлений и встреч, не давая передохнуть ни минуты… Вот и дворец: желтое величественное здание, на набережной реки Мойки. Родовое гнездо Юсуповых. Мы зашли внутрь, и очутились в просторном коридоре. Я сразу же заметила лестницу, которая вела в подвальное помещение дворца. Экспозиция: «Григорий Распутин: мифы и реальность», — гласила вывеска перед дверью в подвал.

-Маша, пойдем сюда, это очень интересно, — я тянула дочь за рукав, стараясь вытащить её из толпы зрителей.

-Нет, мама, давай сначала посмотрим дворец! Он такой красивый. А потом спустимся в этот подвал, — ответила разумная дочь.

-Ну что ж, давай так и сделаем.

И мы поспешили на лестницу, где виднелся уже только «хвост» нашей группы.

Интерьеры дворца поражали своим великолепием. Их убранство было выдержано в стиле торжественного русского ампира. Везде ощущалось изящество и благородство их хозяев. Мы были очарованы: Греческий зал, Мавританская гостиная, Дубовая столовая, Домашний театр, Картинная галерея, — все они были вершинами архитектурного творчества!

Когда осмотр был закончен, все спустились на первый этаж. Я вдруг вспомнила, что мы хотели сходить на экспозицию про Распутина. Экскурсовод сообщил, что она находится в комнатах молодого хозяина дворца – князя Феликса Юсупова. Билет надо покупать отдельно. У нас оставался ещё час свободного времени, поэтому мы решили сходить на эту выставку. Без проблем купили билеты, и вот, мы уже спускаемся в подвальное помещение.

В комнате был приглушенный свет, наверное, поэтому мы не сразу заметили фигуры Распутина и князя Юсупова. Фигуры были восковыми и поражали своим сходством с оригиналами. Издалека они казались живыми. Распутин сидел, вальяжно развалившись в кресле. Одет он был очень нарядно: в яркую атласную рубаху и бархатные шаровары. В его взгляде на Феликса застало выражение неукротимой ненависти.

Молодой князь, наоборот, был крайне сдержан. В форме офицера русской армии, он выглядел подтянутым и сосредоточенным. Феликс стоял напротив Распутина, держась за спинку кресла. Он чего-то ждал… На лице князя отразились все душевные терзания и сомнения, которые одолевали его. А может, это просто игра света?

Он был такой юный и беззащитный перед грозным соперником – «нечистой силой» Распутина, что мне захотелось встать рядом с Феликсом и взять его за руку. Осторожно, чтобы никто не заметил, я подошла поближе. В это время взгляд мой остановился на Распутине и, на мгновение, мне показалось, что хитрая усмешка появилась на его лице. В ужасе, не осознавая, что я делаю, я схватила Феликса за руку и крепко сжала её. Где-то тихо щёлкнул выключатель, и комната погрузилась в темноту…

Яркий свет больно бил в глаза, не давая открыть их. Мне с трудом удалось разлепить пересохшие губы, которые почему-то были в песке. Странная слабость сковывала всё тело и не давала пошевелиться.

-Не бойся, это нормально, скоро пройдет, — услышала я за спиной. Голос был глубоким, сильным баритоном, который успокаивающе проникал в сознание.

-Со мной, то же самое было в первый раз.

-Кто вы? – еле слышно смогла я прошептать.

Тишина в ответ заставила меня ещё раз сделать попытку приподнять непослушное тело и повернуться. Боже! Если бы я увидела перед собой привидение, я бы испугалась намного меньше. Хотя, собственно, передо мной и было привидение. На вид очень живое, улыбающееся, оно изображало графа Юсупова собственной персоной!

По-моему, он наслаждался произведенным эффектом: красивый, с тонкими аристократическими чертами лица, Феликс Юсупов представлял собой истинного джентльмена ушедшей эпохи. Он протянул мне руку, помогая подняться.

-Если честно, я думала Вы уже давно уже в лучшем из миров, — довольно бестактно заметила я на его любезное желание помочь. Он весело, задорно рассмеялся, абсолютно не обижаясь на мои слова.

-Как видишь, я мало похож на призрака.

-Да уж, скорее на призрака похожа я: с бледным, изможденным лицом и красными глазами.

И вдруг, вся тяжесть в теле начала стремительно уходить куда-то, я с легкостью поднялась на ноги и осмотрелась. Знойная нега морского побережья обволакивала меня: теплое море щекотало ноги, в небе кружились суетливые чайки, а солнце застыло в неподвижной дымке. Ощущение счастья и покоя полностью завладело мной. Я посмотрела на Феликса. Он с самым невозмутимым на свете видом пытался сорвать цветок олеандра с куста, росшего неподалеку. Наконец, ему это удалось, и он, зажав в руке цветок, пошел к огромному валуну, торчавшему у кромки моря. Его крик вывел меня из задумчивости.

-Иди сюда, посидим на этом камне.

Я подошла и села рядом, с интересом наблюдая за Феликсом. Он протянул мне цветок и томно произнес:

-Ты ни о чем не хочешь меня спросить?

Тысячи вопросов крутились у меня на языке, но я решила начать с главного.

-Где мы?

-Мы – в Кореизе. Здесь неподалеку от побережья наш дворец. Фамильное имение Юсуповых.

-Какое сейчас время?

-1917 –й год. В Санкт-Петербурге и Москве революционные восстания, поэтому мы пока живем здесь, в Крыму.

-Как мы здесь очутились!?

-Просто ты об этом подумала…

-???!Феликс! Ты издеваешься надо мной?!

-Ни капельки. Князь стал очень серьёзным и внимательно посмотрел на меня.

-Не могу рассказать тебе всю правду. Ещё не пришло время…

Заметив на моём лице скептическую улыбку, он тяжело вздохнул, и продолжил:

-Однажды, во время свадебного путешествия по Египту, мне попалась в руки древняя книга, принадлежавшая жрецу Маа, что означает «провидец». Это писание он похитил у жрецов Ур Хеку – «обладателей священной силы». Они были хранителями этой силы в Древнем Египте и могли использовать её для помощи простым смертным. В этом писании скрыты удивительные знания, которые могут быть доступны только избранным.

-Мы уж точно в этот круг избранных не попадаем, — я решила добавить скепсиса в рассказ Феликса.

-Дело не в этом. Просто в массе своей человечество не готово к обладанию этой священной силы, ввиду своих многочисленных пороков. Сущность этих знаний заключается в умении перемещаться во времени и пространстве. Человеку, наделенному данной силой, открываются «окна времени»…

-А, так значит, я прыгнула в «окно времени»?

-Не ты, а мы оба. Ты взяла меня за руку, там, в подвале нашего дворца на Мойке, и мне передалось твое желание очутиться здесь.

-Феликс! Но ведь ты был из воска! Как ты смог это почувствовать??

Лицо князя озарила неподражаемая улыбка, и я поняла, что сейчас произойдет что-то очень интересное. Феликс придвинулся ближе, крепко обнял меня и тихим голосом спросил:

-Сейчас я тоже ненастоящий?

Я попыталась думать спокойно, но мысли всё время скакали и путались. Всё, что сказал князь, было похоже на правду. Другого объяснения моему чудесному путешествию на сто лет назад я найти не смогла. Но оставались совершенно непонятными механизмы возврата в прошлое. Как ему удается бегать в этих «окнах времени» из прошлого в будущее и наоборот? И тогда я решила включить всё своё женское обаяние и узнать всё подробнее. Стряхнув задумчивое выражение, я подняла своё лицо, взмахнув при этом копной непослушных волос, и изумленно уставилась на Феликса. Мои длинные ресницы нежно трепетали на лице, алые губы слегка приоткрылись…Ещё мгновение, и князь был бы сражён! Но вдруг, мне в глаза больно ударил солнечный зайчик. Откуда он? И только тут я заметила на руке Феликса серебристый браслет в форме змеи. Он красиво обвивал запястье и переливался на солнце.

-О, какая красивая вещь! Можно посмотреть?

Не дожидаясь ответа, я крепко обхватила браслет, стараясь расстегнуть застежку. Последнее, что я увидела, было необычайно печальное лицо Феликса в лучах заходившего солнца. Тихий щелчок и…темнота.

-Ну, очнись же ты, мама! – моя дочь яростно трясла меня за плечи.

-Пора выходить отсюда. Слышишь, нас зовут!

-Слышу, Машенька, ты беги наверх, я сейчас тоже поднимусь.

Маша отпустила мою руку и направилась к выходу. Я оглядела комнату ещё раз: вот старинный буфет, с множеством хрустальных фужеров, вот стол с угощением, за которым сидит вальяжный Распутин, вот Феликс, застывший в напряженной позе… Всё на своих местах. Я с облегчением вздохнула и стала подниматься по лестнице. И тут, на моём запястье загадочно блеснул серебристый браслет в форме змеи. Он ласково переливался и манил меня заглянуть в «окна времени»…

читателей   239   сегодня 2
239 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,67 из 5)
Loading ... Loading ...