Награда для сновидца

Аннотация:

Участвуя в конкурсе, наивный сновидец, помни, что у его организаторов могут быть собственные цели. И о них тебе не расскажут, пока не станет слишком поздно. Бледно-золотой шар, выскользнувший из твоих пальцев, уже не вернуть…

[свернуть]

 

 

На конкурс «Банк снов» Андрей наткнулся случайно, в разделе «Курьезы». Объявлен он был, судя по дате, всего неделю назад. Тег под анонсом соблазнял денежным призом.

Андрей развернул окошко, пробежал взглядом по тексту. Расскажите о своих снах в новом проекте «Карта снов»… Общая направленность проекта – исследование сновидений… Ага, вот оно: «Участник получает приз, при условии, что количество добавленных им снов будет не менее 200! Сроки проведения конкурса – 3 месяца».

Награда за первое место – семьсот долларов. Андрей присвистнул: ровно столько стоил фотоаппарат, который он приглядел на смену старому. Второе и третье место – триста и двести, тоже неплохо. Перспективнее, чем откладывать со стипендии. Он открыл сайт конкурса: ничего особенного, минималистичный дизайн, простейшая структура. Регистрация заняла не больше трех минут.

Нажав на кнопку «Создать запись», Андрей убрал ноут с колен на диван и, потянувшись, встал. Присев перед нижней дверцей шкафа, достал стопку толстых тетрадей. Удачно, что еще несколько лет назад он начал записывать сны. И до сих пор не бросил – но тетрадь на полке, заполненную только наполовину, лучше оставить на потом. Он вытащил из пыльной кипы две тетради: одну – с морским пейзажем, вторую – с иллюстрацией к Кастанеде, наклеенной на обложку. Ностальгически усмехнулся: был в его жизни и такой период…

Оставив свою добычу валяться на полу, Андрей убрал остальную стопку обратно в шкаф, затем принес из ванной тряпку для пыли. Протер тетради, бросил их на диван. Вымыл руки, по привычке пригладил мокрой пятерней темные короткие волосы и, наконец, вернулся к ноутбуку. Окошко новой записи выплыло из темного небытия. Андрей раскрыл первую тетрадь.

 

«Из окна машины я вижу неизвестный город с домами трех разных типов. Одни – многоэтажки-коробки коричневого цвета, но при этом каждая с какой-нибудь интересной архитектурной деталью. Другие дома напоминают башни из коралла: пористая структура, характерные «оплывшие» формы. Они красные или розоватые. Встречаются металлические строения, стоящие на трех высоких и тонких опорах. Я думаю, что они похожи на треножники марсиан из «Войны миров» Уэллса, и тут же осознаю, что сплю. Тогда я поднимаюсь выше, чтобы рассмотреть город. Небо закрыто облаками, темнеет. Навстречу мне с земли взлетает черный воздушный змей в виде демона. Я гляжу вниз – его нить держит невысокий худощавый мужчина с длинными каштановыми волосами, не то ветер, не то дух. Он смеется, и я просыпаюсь».

 

Работа шла споро – за полчаса Андрей забил в свой блог почти два десятка снов. К первому из них уже появился комментарий. Он нажал на красный значок с ленивым любопытством, одновременно проглядывая очередную запись в тетради.

«Привет! У тебя интересные сны и ты еще умеешь осознавать что ты спишь! Научи меня! Я тоже хочу уметь осознавать что сплю!»

Какая-то Nenaglyadnaya. Андрей поморщился – общение со школьницами в его планы не входило.

 

«Я работаю на маяке. Выглядит он странно – всего два этажа, очень высоких. Что наверху, я не знаю. Первый этаж занимает прямоугольная комната из красного кирпича. Она открыта со стороны, обращенной к морю. В комнате стоит кое-какая мебель, но я не вижу ни приборов, ни оборудования. Корабли, больше похожие на металлические сферы, двигаются вдоль берега, пока не оказываются точно напротив комнаты. Затем они резко меняют курс под прямым углом и уходят в море. Самое яркое впечатление от сна – гул их моторов, который заполняет все пространство вокруг».

 

Дойдя до половины тетради, Андрей взглянул на часы. Второй час ночи, пора закругляться.

Закрывая крышку ноута, он подумал, что теперь надо запоминать все сны подряд – пригодятся, чтобы выложить на сайте. Кроме, пожалуй, снов про Леночку. Это он не отдаст, это личное.

 

Первый приснился ему полгода назад. Андрей тогда долго и мучительно расставался с Ленкой – со скандалами, взаимными претензиями и неудачными примирениями. Ничего удивительного, что она ему снилась.

Но в том сне Ленка не ссорилась с ним и даже не выглядела недовольной. Скорее уж несчастной, как брошенный котенок. Краем сознания Андрей еще успел удивиться, что пышная, крепко сбитая Ленкина фигура приобрела неожиданную субтильность и хрупкость, даже в лице что-то неуловимо изменилось. Что именно – он не смог понять ни тогда, ни после. Девушка подняла на него огромные печальные глаза, и его притянуло, как магнитом. Защитить, утешить, беречь до конца жизни… Что-то в таком роде он и лепетал во сне, а та робко улыбалась и молчала – пока из-за угла (они вдруг оказались стоящими на улице) не вывернул хищный черный автомобиль. Он пронесся в сантиметре от Андрея, отбив его крик тусклым крылом, а на девушку обрушился всей своей неимоверной массой.

Проснулся Андрей в смятении и ужасе. Это совершенно точно была Ленка – даже платье ее, даже жесты. И в то же время выглядела она совсем по-другому. Даже назвать это создание Ленкой было столь же немыслимо, как грубо обругать. Леночка, и никак иначе. И этот дикий финал… Слишком реалистичный, чтобы можно было забыть его, как обычный дурной сон.

Потом Леночка не снилась Андрею почти два месяца. Он тосковал, как по реальному человеку. Думал о ней практически постоянно, сам тому поражаясь: прежде подобных романтических вывертов за ним не замечалось. На фоне этих переживаний разрыв с реальной Ленкой прошел практически безболезненно. Не до него было…

А потом она приснилась. Снова ничего не говорила, только глядела и, кажется, была рада встрече. Принимала его нелепые восторги как должное – Андрею казалось, что от его слов она расцветает и хорошеет еще больше. И с тех пор уже снилась часто. Он был бы рад этому. Но каждый сон заканчивался невыносимой, рвущей сердце Леночкиной смертью, такой же ужасной и внезапной, как в первый раз.

 

«Я на экскурсии, нашу группу на автобусе привозят в Книжный музей. Это просторный зал, напоминающий обычный книжный магазин – только в нем стоят не стеллажи, а шкафы с дверцами. Деревянными, без стекол. Если открыть такой шкаф, обнаруживается, что в нем всего одна-две полки с книгами, все остальное пространство закрыто деревянными панелями. Я подхожу к смотрителям музея (они одеты в белые халаты, как врачи) и говорю, что, наверное, за панелями находятся потайные отделения. Они смеются надо мной, но я понимаю, что прав. Затем один из них провожает меня к выходу. Автобус уже отъезжает, и мы оба бежим за ним целый квартал».

 

Андрею казалось, что на «Карте снов» больше психов, чем нормальных людей. Комментарии к своим записям он старался не читать, но иногда любопытство брало верх.

 

«Я видела во сне, будто потеряла варежку, а потом нашла ее в кармане, но поломанную. Пожалуйста, объясните, что это значит? Это как-то связано с болезнью?» (Natalya).

«Мне тоже снился похожий сон! посмотри у меня на странице» (Maxim).

«Почему мне никто не отвечает, истолкуйте мой сон про сережку, пожалуйста!» (Natalya).

«Natalya, проект предназначен только для создания базы снов. Администрация и пользователи не занимаются их толкованием» (Аптекарь, админ).

«А мне иногда снятся стихи» (Ольга).

 

Конкурс шел к концу. Число записей уже перевалило за двести, но Андрей пока что оставался на третьем месте. Отставание было небольшим, но обидным. Он даже задумался над тем, не придумать ли десяток-другой сюжетов, однако отвращение к ненужному вранью победило. Впрочем, оставались еще сны, в которых появлялась Леночка – кое-что было слишком интимным, но часть, пожалуй, можно было опубликовать.

 

«Я спускаюсь в переход метро и еще на лестнице понимаю, что меня преследуют. Тогда я через люк пробираюсь на уровень ниже. Перекладины лестницы, по которой я лезу, расположены очень далеко друг от друга, и спуск занимает много времени, а погоня приближается. Наконец я падаю, но с небольшой высоты. Вокруг меня – людная улица. Неожиданно я встречаю Л. и предлагаю ей пойти на озеро. Чтобы доехать туда, мы садимся на «монорельс» (так я называю этот транспорт во сне). Рельс укреплен на высоте около пяти метров прямо над проезжей частью, по нему мчатся четырехместные машинки, как на американских горках. Когда мы проезжаем над сквером, прямо над нами обрывается какой-то провод. Кабель толщиной почти в мою руку летит к нам, как в замедленной съемке. Сначала он задевает Л., и она мгновенно погибает от удара током. Затем кабель ударяет меня в грудь, и наступает темнота».

 

«Когда, сниться метро, это очень плохо… Это нижние уровни подсознания… Там все наши страхи, все проблемы, вообщем все что у нас плохо…» (Евгения17).

«Пожалуйста, добавляйте к записям с подобным сюжетом тэг «смерть во сне», это упростит поиск по темам» (Аптекарь).

«Ты что, серьезно видишь по пять снов в день?!» (Neo).

 

«Бывает и больше», – вяло подумал Андрей, но отвечать на коммент не стал. Последнюю неделю он проболел, да и перед тем чувствовал себя каким-то разбитым. Валялся на диване, спал чуть ли не сутками, машинально записывая сны, когда удавалось разлепить глаза. Уже не в тетрадь, а прямо в свой блог. Если не спалось, думал о Леночке – от всего остального тошнило, даже на то, чтобы вымыть посуду, не хватало сил.

Он спустил ноутбук на пол и откинулся на мятую подушку.

 

Автобус подошел сразу же, проехал вдоль остановки, не тормозя – Андрей едва успел вскочить на подножку. Протолкался мимо веселых накрашенных старух в дальний угол, сел на диванчик (точно такой же был на его прошлой съемной квартире). Подумав, взял из вазы на низком столике яблоко и принялся его есть, глядя в окно.

Автобус проехал мимо одноэтажного здания с плоской крышей, на которой стояли статуи. Андрей не успел его разглядеть и вышел на балкон.

Здесь ждала Леночка. Андрей, улыбаясь, протянул ей надкушенное яблоко. «Случится авария», – почему-то подумал он и сам удивился, какая авария может произойти в закрытой комнате.

Леночка потянулась за розой, но что-то пошло не так. Она дернулась и оцепенела, а сердце Андрея оборвалось: он разом вспомнил десятки ее предыдущих смертей.

– Ну, привет, – в дверь, которой прежде не было, шагнул высокий, крепко сбитый мужчина в белой бандане. Одет он был, кажется, тоже во что-то белое. – Что, прикормил лярву? В углу пока посиди.

Андрей понял, что не может встать со стула.

– Пришел поставить тэг «смерть во сне»? – слова с трудом проталкивались сквозь непослушные губы. Он уже понял, что это Аптекарь, и что-то под ребрами сжалось от предчувствия страшного.

– Шутник, а? – мужчина не то неодобрительно, не то насмешливо покачал головой. – Ты его сам себе чуть не поставил. Не понял, что ли, кто она такая?

– Леночка… она… – вопреки своей воле выдавил Андрей, но Аптекарь только рассмеялся.

– Энергию жрет твоя Леночка, понятно? А ты и рад, придурок.

Он достал из кармана ножницы и с размаху вогнал лезвие в шею Леночки. Та не пошевелилась, только медленно, с трудом перевела взгляд на Аптекаря. А он резал ее шею по кругу – с усилием, словно сделанную из жесткой резины трубу. Крови не было. Андрей замычал от ужаса, надеясь проснуться.

– Небось, и наяву о ней думал, не только сны смотрел? Вон какая откормленная. Усталость, сонливость, депрессия? Хронические болячки обострились? Сам вижу, доигрался. А так тебе и надо.

Голова наконец отделилась от тела. Аптекарь отбросил ее в сторону, и она, деревянно постукивая, откатилась к стене. Тело Леночки продолжало стоять, не падая.

Мужчина убрал ножницы. В его руках появилась сеть, до нелепости похожая на авоську. Он натянул эту сеть на обрезанное горло и наклонил тело, как кувшин.

Изнутри в авоську посыпались шары – разноцветные и живые. Они метались, пытаясь вырваться наружу. Сеть растягивалась, но держала. По белой одежде Аптекаря забегали пестрые блики. Он присвистнул.

– Смотри-ка, на целой куче народу паслась. Человек двадцать пощипала.

Один из шаров, бледно-золотой, растолкал остальные, рванувшись к Андрею. Тот протянул руку навстречу, внезапно почувствовав свое единство с этим шаром, и ощутил кончиками пальцев его тепло.

Сеть отдернулась, а по руке ударило что-то невидимое.

– Не балуй, – прикрикнул мужчина, завязывая сеть, как мешок. – Силы-то добровольно лярве скармливал, никто не заставлял. А теперь обратно хочешь?

– Верни, – попытался крикнуть Андрей, но вышел только хрип. Впрочем, Аптекарь понял и так.

– Не верну, – ухмыльнулся он. – Ты отдал, я добыл, все честно.

– Зачем тебе?

– Как зачем? – удивился Аптекарь. – Энергия – это у нас что? Это сила, здоровье. Долголетие. И еще всякое, о чем тебе знать не положено. Уж найду, куда применить.

– Много… мое… отдай…

– И так много, говоришь? – мужчина рассмеялся. – Так мне есть кому раздать, не беспокойся. Не чета тебе, дураку, люди.

Он закинул мешок на плечо и перешагнул через сморщенную кожу, оставшуюся от Леночки. Почему-то эта серая тряпка больше не вызывала никаких эмоций, даже брезгливости.

– Просыпайся давай. Может, еще оклемаешься. Не досуха же она тебя выпила. Кстати, конкурс ты выиграл, завтра получишь письмо. Поздравляю, счастливчик.

Андрей открыл мутные глаза, сполз с дивана на пол, где надсадно пищал разряженный ноутбук. Вытер лицо мокрой майкой.

Его до сих пор трясло и подташнивало. Но сквозь шок пробивалось какое-то странное, полузабытое чувство.

Похоже, просто хотелось жить.

читателей   770   сегодня 2
770 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 18. Оценка: 4,00 из 5)
Loading ... Loading ...