Имя автора будет опубликовано после подведения итогов конкурса.

Комната Аи

Я назвал этот удивительный мир комнатой Аи, потому что попасть туда могу только из своей темной. Спросите, как я там оказался? Очень просто. Я ложусь на пол и закрываю глаза. В такие минуты обычно мне обидно и страшно. Я прислушиваюсь к движению своей собственной крови, и когда шум становится громче, ощущаю легкую вибрацию. Страх перерастает в ужас, но источником этого чувства уже являются не выясняющие отношения родители, а странность происходящего со мной удивительного явления.

Я уже не чувствовал тела, зато уже отчетливо нащупывал еще одним стены и потолок небольшой комнаты.

Мне вдруг стало тесно в доме…

Тесно в городе…

В ушах стоял звон.

Тесно от горизонта до горизонта…

«В момент, когда исчезнет шум, можно будет открыть глаза…» – пронеслось в моей голове.

Через минуту я уже оказался внутри своей стремительно расширяющейся бестелесной сущности. Переворот не прошел бесследно. Голова закружилась. Я почувствовал легкую тошноту и, открыв глаза, обнаружил себя в поле.

Небо надо мной было таким же голубым и высоким, а трава настолько же мягкой и теплой. Ветер тормошил ее тонкие листья, и они, лениво рассекая воздух, щекотали шею и ноги.

Облака, словно переняв леность от травы и ветра, замерли на небосводе.

Любопытная девушка бесшумно подошла ко мне и, наклонившись, явила мне свое испуганное лицо.

– С тобой все в порядке? – спросила она.

– Может быть, – неуверенно ответил я.

Все еще скользя взглядом по облакам, я попытался связать в одно события до происшествия и после.

– Как я здесь оказался?

– Заблудился или потерялся? – не унималась она.

Пересилив себя, я сел. Голова по-прежнему была тяжелой. Ощущение, что я завис в этом месте вверх ногами, медленно покидало меня.

– У меня такое чувство, словно я очень долго катался на карусели, – сказал я и, улыбнувшись, взглянул на нее.

– Карусель? Что это?

Девушка в недоумении приподняла брови.

– Ты смешная. Как можно не знать это слово?

– Кто здесь смешной – так это ты!

Она гордо отвернулась и, сложив руки, мило фыркнула.

– Как тебя зовут?

– Меня?

Она все еще злилась.

– Тебя, – повторил я.

– Аи, – сдалась девушка.

– Меня – Костя!

Я протянул ей руку, и она с осторожностью и недоверчивостью пожала ее.

–Твои волосы…

– А что с ними?

– Да нет, ничего…

Мне пришлось отвести взгляд от ее головы, но сдержать смех я не смог.

– Может мода у вас такая… – предположил я.

– Да что с ними?

Аи вонзила пальцы в свою голову.

– Ах, это…

Она пригладила выбившиеся из прически волосы, что тонкими черными прядями стремились ввысь.

– На свои посмотри!

– Зачем?

Я потянулся руками к своим волосам и удивился тому, что они парили в невесомости, совсем как трава, лениво волнуясь от ветра.

– Почему? – спросил я.

– Хм… Что за детские вопросы?

Аи надоело говорить со мной. Она взяла корзину, что стояла рядом с ней, и отошла в сторону.

– Что ты делаешь?

– Разве не видно? Собираю ягоду.

– Я помогу! – радостно вскрикнул я и, увидев несколько сочных синих шаров, с энтузиазмом бросился на помощь.

Наши пальцы нечаянно встретились. Ягода, тяжело качнувшись, покинула место своего пребывания, и, воспарив над травой, медленно поплыла вверх.

– Я раскрыл рот от удивления.

– Что стоишь и не ловишь? – вскрикнула Аи.

«Как такое вообще возможно?» – спросил сам себя я, и, чтобы не показаться идиотом, решил проглотить вопрос.

Разговор больше не клеился. Мы, не обмолвившись и словом, собрали корзину доверху.

– Ах, какая хорошая погода: не жарко и не холодно! – нашелся я.

Аи смерила меня изучающим взглядом и пожала плечами.

– Ой, жук! – неожиданно вскрикнула она.

Указав пальцем на мою рубашку, девушка разволновалась.

– Странный мир… Странная еда… Странные животные… – сделал я вывод, и со всей силы прихлопнул его.

Жук упал в траву. Немного подергав ногами, он, так же как и ягода, полетел в небо.

– Зачем ты убил его?

Аи нахмурила лоб и придавила меня свои осуждающим взглядом.

– Я не хотел так сильно. Просто получилось…

После своих оправданий я, посмотрев вслед несчастной жертве, растерянно развел руками.

«Интересно, а с камнем будет то же самое?» – подумал я, и, подняв его, подбросил вверх, но он через пару секунд вернулся назад.

– Что ты делаешь?

Аи сопоставила все мои вопросы с поведением и пришла к неутешительному выводу.

– Ты дурак?

– Почему ты так решила?

– Ты ведешь себя так же, как и дети из спецшколы, – ответила она.

– Дети из богатых семей?

– Нет, дети с задержкой развития!

Аи обезоружила меня своей последней фразой.

– Я издалека… – обиженно ответил я. – У вас все кажется мне странным: улетающие в небо ягоды, жуки и волосы.

– Твои волосы ведут себя так же.

– Ты права, но…

Я неожиданно поднял голову. Небо показалось мне подозрительным.

– Ваши облака стоят на месте. Так не бывает!

Девушка устало вздохнула.

– Конечно, не бывает. У нас мало облаков, а если быть точнее, они практически отсутствуют в это время года. То, что ты называешь этим словом – всего лишь континенты.

– Что?

Я не поверил тому, что она сказала.

– Континенты? Да ты шутишь!

– Сколько тебе лет?

Аи перевела тему.

– Мне? Шестнадцать!

– Тебя держали взаперти все эти годы?

Я опустил голову, так как не мог определиться: сказать правду или соврать.

– Так и знала! Ну что за родители? А как же школа? Ты умеешь читать и писать? – спросила она.

– Умею, – угрюмо ответил я.

– Домашнее обучение?

– Ага, – соврал я.

– Сочувствую…

Аи взяла меня за руку и потянула за собой.

– Идем! Сегодня ты будешь изучать географию не по учебнику, а наглядно! – с энтузиазмом сказала она.

Город, в направлении которого мы побежали, лежал как на ладони.

– Постой! Не так быстро! – вскрикнул я.

Аи остановилась и, взглянув на раскинувшееся перед нами полотно бесчисленных цветных крыш, окунулась в раздумья.

– Где же?

Девушка водила пальцами так, словно отсчитывала улицы относительно какого-то ориентира.

– Вот он! Дом, в котором я живу! – довольно выдала она. – Двухэтажный… С зеленой крышей.

– Не вижу!

Аи потянула меня за руку и, поставив перед собой, положила голову на мое плечо.

– Первая, вторая, третья улица от южных ворот, – отсчитала она.

Мне пришлось долго вглядываться в яркие пятна, что сбились в одну большую кучу где-то вдали.

– Те руины за деревьями и есть ворота?

– Да! – ответила Аи. – А теперь подними глаза чуть повыше. Видишь?

– О! – удивился я. – Он довольно близко!

– Не радуйся раньше времени. До него три часа пешком.

– Ничего!

– И полчаса на поезде, – добавила она.

– Это у вас общественный транспорт такой? – спросил я. – Почему жители не передвигаются по воздуху? Думаю, это было бы нетрудно.

Аи решительно отмела мое предложение.

– У нас есть воздушный транспорт, а вот желающих полетать над пропастью – нет!

Как оказалось, в центре воздушного пространства, где по идее могли находиться только облака, лежала бесконечность, которая и освещала этот замкнутый мир скоплением всех звезд и галактик.

«Все верно, иначе как бы здесь появилась жизнь?» – подумал я, сопоставив наши миры.

– Астрономию тоже будем учить сегодня! – покачав головой, сказала Аи. – Как можно жить и не иметь элементарных знаний о своей собственной планете? Такие, как ты, не живут долго!

– Почему? – испугался я.

– Потому что пропадают без вести.

Она указала на мягкий белый свет в центре.

– Кто будет искать тебя во всей вселенной?

– Я пожал плечами.

– Как же вы добираетесь на другие континенты, что над головой? – спросил я.

– На поезде, конечно!

– Но самый короткий путь в этом случае – по прямой!

– Ты прав, но так ты упадешь в бесконечность. И вообще, прекрати задавать глупые вопросы! – не выдержала Аи.

Поле осталось позади. Мы вышли на широкую и ровную дорогу. С каждым шагом я беспокоил серую пыль и она, поднимаясь в воздух, сантиметров на пять, снова послушно опускалась. Вспомнив о ягоде и жуке, я пришел к выводу, что пыль тоже живая. Из-за этого моя походка слегка изменилась и стала неестественной.

Количество вопросов в голове росло с каждой секундой.

– Если я вдруг умру…

– С тобой произойдет то же, что и с жуком! – незамедлительно ответила Аи.

Я задумался.

– Если срубить дерево?

– Улетит.

– Как же ягоды спокойно лежат в твоей корзине?

Аи вздохнула.

– Потому что меньшее притягивается к большему, но это мы будем изучать позже.

Я поднял взгляд и, засмотревшись на расчерченный небосвод, споткнулся о большой камень на дороге.

– И сколько у вас континентов? – спросил я.

– Восемнадцать, – ответила Аи.

– Невероятно!

Мои глаза округлились, и она засмеялась.

– Вот никогда не думала, что кто-то будет так удивляться этому!

Она была первым человеком, разговор с которым показался мне захватывающим и необычайно легким. Время в пути пролетело незаметно. Мы вышли к станции и, остановившись на платформе, посмотрели друг на друга.

– Что не так? – смутившись, спросила Аи.

Ее вопрос не нуждался в ответе, так как я без разрешения заправил ее своенравные волосы.

«Наверное, у них не принято ходить со стоячими волосами», – подумал я, и, через пару секунд получил опровержение.

На платформе, как ни в чем не бывало, стояла молодая женщина. Волосы ее колосились на два метра в высоту.

Я не смог сдержать удивления.

– Вот это да! Бунтарка?

– Скорее, экстремалка, – вздохнув, ответила Аи.

То, что она имела в виду, я понял только тогда, когда незнакомка со слезами на глазах попросила о помощи, запутавшись своим богатством в решетке вентиляционного люка поезда.

– Не подчиняться правилам – опасно для здоровья, – добавила Аи.

Улыбнувшись, я кивнул ей в ответ, выражая согласие.

Сколько тайн было еще сокрыто от меня в этом мире, я не знал, но зато был уверен в том, что предвкушение будет ходить за мной изо дня в день, до тех пор, пока я не изучу то место, в котором оказался.

Аи молча смотрела в окно. Когда несколько небольших населенных пунктов осталось позади, и перед ее взором замаячили рекламные щиты, она оживилась. В чем-то все-таки наши миры были похожи.

– Идем!

Аи поднялась и торопливо направилась к выходу.

Я поднял корзину, которую она позабыла под скамьей, и удивился тому, насколько она была легкой.

– Прежде, чем мы войдем в дом, я должна тебя морально подготовить.

– К чему? – спросил я.

– Моя семья очень шумная, – с отчаянием ответила она.

Эта «великая тайна» не на шутку рассмешила меня, и я замахал руками.

– Ты зря переживаешь!

Аи остановилась у входа и, взглянув на меня, заразила меня своим волнением.

– Тогда не жалуйся на головную боль…

Она открыла дверь, и я сразу оказался связан по рукам и ногам.

– Нет, Ару! – вскрикнула Аи. – Это мой гость! Не смей с ним так обращаться!

Я замер на месте, совершенно не понимая, как должен вести себя в обстановке полнейшего хаоса.

Аи вырвала из рук младшей сестренки липкую ленту.

– Скорее, беги на второй этаж! – сказала она. – Где же ножницы?

Она осмотрелась по сторонам и, сбросив на ходу обувь, поднялась по лестнице. Девочка с хвостиками недовольно надула губы и, высунув язык мне на прощание, скрылась в гостиной.

Я попытался освободить хотя бы одну руку, но ничего не вышло. Лента слиплась и еще крепче сжала меня.

– Кто ты? – удивившись и испугавшись одновременно, спросила девушка постарше.

Она остановилась в нескольких шагах от меня и неожиданно схватилась за голову.

– Боже мой! Чайник!

Как и ожидалось, даже этот член семи Аи оставил меня в неудобном положении. Я засеменил к лестнице, расчищая себе дорогу через горы игрушек, разбросанных по полу. В попытках найти для себя в доме безопасное место, я просчитался, так как подняться ни на одну ступень не смог и, смирившись с обстоятельствами, просто отошел к стене, чтобы никому не мешать.

Я хотел позвать Аи, но из-за громкой музыки, что временами ударяла в грудь, не стал этого делать.

Входная дверь хлопнула. На пороге появился хозяин этого дома.

– Только этого мне не хватало! – закатив глаза, подумал я, разрешая себе остаться неподвижным ровно настолько, насколько позволила бы внимательность ее отца.

В эту секунду Аи спустилась по лестнице и прошла мимо меня.

– Что же это такое?! – возмущалась она.

Перекинувшись с отцом парой фраз, девушка скрылась в столовой.

– Какие планы на вечер? – спросил ее отец.

– Как видишь… – кивнув в мою сторону, сказала она.

Перед моим взором сверкнуло острие ножа. Я зажмурился от страха, но в эту же секунду возрадовался свободе.

– Кто это?

Отец Аи, наконец, заметил меня.

– Это мой гость, Костя! Ару поиграла с ним немножко, поэтому он слегка испуганный!

Я виновато улыбнулся и совсем забыл о приветственных словах.

– Можно взять твой телескоп? – с нетерпением спросила она.

Отец кивнул.

Он был так же, как и Аи, немногословен и задумчив.

– А вы похожи! – заметил я.

– Да, так все говорят.

Оказавшись в чистоте и тишине ее комнаты, я вздохнул с облегчением. Аи открыла балконную дверь и посмотрела по сторонам.

– Отлично! Сегодня – ни облачка! Жди меня здесь!

Она вышла из комнаты, а я, устало опустившись на стул, закрыл от удовольствия глаза.

Ветер лениво полз по стене дома и, заглянув на балкон, прошелся по моему лицу прохладой. Временами поток замирал. В отличие от нашего, он не был вольным и вел неторопливые будни, трогая все, что попадалось ему на пути.

«Как знать, может через полгода он доползет до противоположной стороны земли», – подумал я, но мои раздумья были прерваны.

– Вот то, что сделает обучение интересным и увлекательным! – вскрикнула Аи, протягивая мне телескоп. – Помоги закрепить его на держателе!

– Всегда думал, что телескопы больше по размеру, – удивился я.

– Ты что?

Аи замахала руками.

– Большие запрещены законом! – сказала она и, сложив ладони, продолжила: – Итак, что бы ты хотел посмотреть в первую очередь?

Я вонзил взгляд в небольшое серо-зеленое пятно, которое больше походило на цветное облако, зависшее над городом прямо на уровне моих глаз.

– Хочу увидеть место срастания этого континента с землей. Иначе я не поверю.

Я в шутку нахмурился.

– Хм… Так и быть…

Аи настроила аппарат.

– Прошу! Этот континент называется «зеленым», а почему – не трудно догадаться. Именно оттуда мы получаем древесину для строительства.

Перед моим взором в объективе действительно предстали бесконечные заросли лесов, что спускаясь все ниже и ниже, резко обрывались на границе с океаном. Синие воды, изогнувшись дугой, упирались в континент, на котором были мы.

– Ну как? – спросила она.

– Невероятно пугающе… – с восхищением сказал я. – Но мне никто не поверит!

Я сел на место и схватился за голову. Аи пристально посмотрела на меня.

– Так, постой! Что значит, никто не поверит?

Мне показалось, что если я расскажу ей о своей планете, она сразу посчитает меня психом, поэтому, взяв ее за руку, ответил вопросом на вопрос.

– Ты говорила о скоплении звезд и галактик в центре вашего мира?

Аи кивнула.

– Какие они с виду?

– Круглые… – выдохнула она и от страха задержала дыхание.

– Моя планета – круглая, Аи, там есть линия горизонта…

Теперь настал ее черед удивляться.

– Что такое линия горизонта?

– Представь, что ты стоишь на одном большом шаре… Это то место, где заканчиваются его видимые края.

Она сильно напряглась.

– Я же упаду с него! – недоумевала она.

– Хорошо, я нарисую тебе его в следующий раз, – сказал я и снова подошел к телескопу.

Примерно на сорок пятом градусе континенты исчезали из видимости, и, превращаясь в серую дымку, которая сливалась с голубым воздушным пространством, уходили на противоположную сторону «слепого пятна», переливающегося россыпью всех собранных в одну кучу звезд вселенной.

– Я тоже не могу понять то, что вижу… – прошептал я. – Как только вода из океанов не обрушилась вам на голову?

– Как тогда ты здесь оказался?

– Хочешь, чтобы я показал тебе?

– Да, прямо здесь и сейчас! – требовательно сказала она.

– Хорошо. Стой здесь.

Мне пришлось выйти на улицу и лечь на землю, абсолютно так же, как у себя дома. Но когда я закрыл глаза, понял, что позабыл чувство, которое было знакомо мне там.

«Получается, я должен представить, что лежу не внутри шара спиной к поверхности, а на нем», – подумал я, но ничего не вышло.

Открыв один глаз, я подсмотрел за Аи. Она терпеливо ждала доказательство и смотрела так пристально, словно верила в меня больше, чем я сам. Мои глаза заслезились и, затопив картину этого мира, исказили ее, дав то, чего я и добивался: ощущение переворота.

 

***

Я оказался на холодном полу в кромешной тьме с невыносимо сильным головокружением и без ботинок.

Голод, что встретил меня, привел в чувства и заставил подняться. Холодильник был пуст. В открытое окно смотрел все тот же желтый месяц.

«Сколько же меня не было? День? Два?» – спросил я сам себя.

Не думаю, что родители в этот раз заметили мое отсутствие. Я ведь и раньше уходил из дома.

Ветер принес в квартиру запах шашлыка и сигарет.

Я надел свои старые рваные сандалии и вышел на улицу. Сосед Мишка как всегда, увидев меня, небрежно бросил велосипед в кусты и подбежал ко мне все с той же просьбой.

– Ну, так что? Нарисуешь, а?

– Когда вы приехали? – спросил я.

– Сегодня, – ответил он.

– Как море?

– На том же месте. Что с ним станется? А ты почему только сейчас вышел?

Я хотел получить от него развернутый рассказ о поездке, поэтому испытал легкое разочарование.

– Накормишь – нарисую, – сдался я.

– Не вопрос! – сказал Мишка и, не сказав ни слова, потащил меня к беседке во дворе.

 

***

Отца я нашел в гараже Виктора Павловича, уже после того, как Мишка, получив то, что хотел, побежал по двору, собирая восхищение и похвалу у сонных соседей, которые, несмотря на столь поздний час, все еще вносили оживление под окнами старого обшарпанного дома.

К моему удивлению, самого хозяина гаража я не нашел.

– Ты кто?

Шатаясь, отец встал из-за стола и, махнув рукой, опрокинул свою последнюю рюмку. Вслед покатились соленые огурцы, вместе с тарелкой, которая, разбившись о бетонный пол, неприятно заскрипела под его ногами.

Никогда не думал, что услышу от него этот вопрос.

– Колян, ты чего? – спросил сидящий рядом пожилой человек, имени которого я не знал. – Это же твой сын, Костя.

– Мой сын? – переспросил он, до последнего отказываясь верить своему собеседнику.

Отец навалился на меня, и я почувствовал стойкий запах перегара.

– А чего рожу скорчил-то?

Он, по всей видимости, узнал меня, и, схватив за воротник, помотал меня из стороны в сторону.

– Я пойду… – чуть слышно сказал я.

Моя неуверенность почему-то вызвала в нем очередную вспышку гнева. Вырвавшись, я торопливо пошел к дому. Оглядываться мне совсем не хотелось. Да, наверное, потому, что я боялся его. В такие моменты отец неуправляем.

Лампа в моей комнате перегорела, несмотря на это, я закрылся изнутри и бросил свое уставшее тело на кровать. Сон пришел ко мне со всеми пережитыми за этот день впечатлениями.

Я все еще помнил черты лица Аи, которая ждала меня на том месте, где я оставил ее. Слышал каждый вздох… Чувствовал ее разочарование, которое каким-то невероятным образом отражалось на мне, ввергая в беспокойство.

Ее фигура стала четче.

Я бросился ей на встречу, входя в чужой дом без стука. Чтобы добраться до балкона, мне пришлось обогнуть все «ловушки» Ару. Отсчитав ступени, я уже хотел крикнуть: «вот и я!», но Аи в эту самую секунду оторвалась от пола и плавно полетела в небо, как жук, которого я прихлопнул в поле во время нашей первой встречи.

– Почему ты не дождалась меня? – сквозь слезы прокричал я и, открыв глаза, потерялся в пространстве.

Темнота, что встретила меня, привела к успокоению. Рука, на которой я лежал без движения несколько часов, онемела. Сквозь щель под дверью пробивался тусклый синий свет. Мне захотелось вернуться в мир Аи, но через час нескольких тщетных попыток я издал отчаянный вопль в подушку. То была усталость и злость. Я был эмоционально вымотан.

Не думаю, что мне смогли бы помочь сосредоточиться воспоминания о континентах, нависших над головой, но я, вопреки подорванной вере, решил перенести их на бумагу, после чего долго смотрел на оставленный где-то там мир.

Мама вернулась в полдень. От нее исходил едва уловимый запах, который прилипает обычно ко всем, кто довольно долго остается в больничных стенах.

– Ты болеешь? Тебе плохо? – подскочив с места, спросил я.

Но она, таинственно улыбнувшись, опустила руки на живот.

– Нет, теперь все в порядке, – спокойно ответила она.

– Не понимаю…

Я в недоумении замотал головой, требуя объяснений.

– В нашей семье будет пополнение, – сказала мама.

– Вот как? – удивился я.

Это все, что я смог выдавить из себя, так как в этот момент пытался придушить рвущееся из себя чувство справедливости. Помниться, совсем недавно она закатывала рукава, чтобы показать синяки, что оставил отец в пьяном угаре, а теперь она собиралась родить еще одного ребенка человеку, который не в полной мере понимает слово «семья».

Я запутался…

Карандаш вел кривые и несуразные линии, отказываясь подчиняться моей трясущейся руке. От такой новости я замер, склонившись над чистым листом бумаги. Шум пришел так не вовремя… Я даже не услышал, как вошел отец, и пришел в себя только тогда, когда его тяжелая рука легла на мое плечо.

– Рисуешь? – спросил он.

Я тянул с ответом, пытаясь определить, какая именно фраза меньше всего вызовет у него гнев.

– Язык проглотил? – не выдержал он и, повысив голос, продолжил: – Искусством решил заняться? А вот тебе!

Он сложил пальцы в фигу, и я понял, что с поступлением после девятого класса, лучше повременить.

– Ты это брось! Как баба, ей Богу!

Отец скомкал несколько моих работ и бросил на пол.

Может в его словах была доля истины, но они для меня не значили ровным счетом ничего. Хорошо, что в этот раз он не спрашивал меня: кто я. Я не слышал от отца ни единого слова, пока он был трезв, не услышал и в этот раз, во хмелю.

Карандаш обломился.

Я собрал всю волю в кулак и, поймав тот момент, пока он еще был расположен к разговору, заглянул в комнату родителей. Мне много чего хотелось сказать ему, но заметив, как отец, переодевшись в домашнюю одежду, умудрился всунуть обе ноги в одну штанину, передумал.

Я закрылся в своей комнате и лег на пол. Обида и злость подстегнули меня. Шум из едва заметного, стал невыносимо громким за слишком короткий промежуток времени. Он, растянув меня за секунду от горизонта до горизонта, так же стремительно опрокинул, оставляя на том самом поле. Мне снова посчастливилось почувствовать вселенскую пропасть над своей головой. Я поднялся и, неторопливо передвигая потяжелевшими ногами, вышел на широкую дорогу.

Мысли исчезли.

С пустой головой я дошел до города.

Мне захотелось сесть на тот же поезд, более того, на то же место, где сидела Аи. Совершив над собой усилие, я все-таки нашел повод для встречи.

Дверь мне открыл ее отец. Самой Аи не было. На секунду мне показалось, что я вот-вот услышу от него ту же фразу, что и от своего. Но мои ожидания не оправдались. Он смерил меня изучающим взглядом и, остановившись на моих босых ногах, нарушил наше затянувшееся молчание.

– Так это твои? – спросил он, кивнув на потрепанную обувь, что скромно лежала в углу.

– Да, я забыл…

Опустив голову, я протянул руку, чтобы забрать их. Своей необдуманной фразой я загнал себя в угол. Получилось, что я просто пришел забрать свои ботинки.

Наверное, моя печаль была слишком заметной.

– Ты с соседней улицы? – спросил он, но в ответ получил лишь мое угрюмое молчание.

Отец Аи покачал головой.

«Сейчас он закроет перед моим носом дверь и отправит на все четыре стороны», – подумал я, но он чего-то ждал.

Я достал из кармана смятый лист бумаги.

– Что это? – в недоумении спросил он.

– Мой адрес, – не меняя интонации, ответил я.

Отец Аи расправил рисунок и, долго всматриваясь в его линии, в конце концов, пришел к пониманию.

– Эй, Виль! Это по твоей части! – крикнул он в глубину дома.

Вскоре через его плечо выглянул мужчина средних лет. Поправив очки, он посмотрел на бумагу, потом на меня. Весь его внешний вид выдавал в нем профессора.

– Где ты это взял? – спросил он и, положив мне руку на плечо, втолкнул в дом.

– Ты что-то знаешь о выпуклых планетах?

Виль просверлил меня взглядом.

– Многое!

Я прошел в гостиную и, сложив руки, сел на стул.

Мое поведение явно удивило его. Профессор озадаченно посмотрел на хозяина дома, но тот, пожав плечами, развел руками.

– Просто бездомный мальчишка. Не будь с ним слишком суров.

Виль смягчился.

– Могу предложить трехразовое питание и комнату на чердаке, – сказал он и, словно извиняясь за скромный аванс, продолжил: – Мой дом не такой большой… Зато атмосфера спокойнее…

Профессор протянул мне руку.

– Виль.

– Костя, – выдохнул я.

Мне очень хотелось показать Аи планету, на которой я жил.

 

читателей   476   сегодня 2
476 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 1,83 из 5)
Loading ... Loading ...