Гений Ветра

В Храм Воздуха вошел немолодой странник в буро-зелёном одеянии с капюшоном, с волосами, основательно изъеденными сединой и черными глазами, основательно избитыми солнцем, ветром и пылью дорог. Он вел за руку  маленького мальчика лет пяти от роду. Взъерошенные светлые волосы бросали тень на серые глазки милого дитя. То и дело малыш шмыгал прямым носом и смотрел лишь в пол. Поднявшись по короткой парадной лестнице, мальчик и старик, нашедший его в дальней деревне, попали на первый этаж огромной библиотеки. Навстречу им вышел добродушный старик с лысой головой и длинной узкой бородой, облаченный в серые бесформенные одеяния.

— Кто это, Посол? Новый воспитанник? — спросил старец.

— Этот мальчик, Бриз, разнес пустой дом, в котором прятался. Родителей мы не нашли, — проговорил Посол, держа мальчика за руку.

— Если каждого маленького саботажника мы будем пускать в храм, Посол, дела наши не поправятся, — с легким укором сказал Бриз, главный хранитель библиотеки.

— Он разнес хижину вихрем, который стер фундамент хижины в труху. Даже следов от строения не осталось. Думаю, нам нужны дарования, — терпеливо объяснил Посол.

-Пожалуй, это меняет дело. Еще одно такое дарование и, быть может, даже храм снова будет парить в небесах, — с улыбкой сказал Бриз.

— Эти ваши шуточки, хранитель, — улыбнулся Посол.

Четыре года спустя Бриз умер, не выдержав ударов судьбы, которые та посылала его народу всю его долгую жизнь. Через несколько лет мальчик, получивший имя Кай, уже овладел львиной долей приемов магии воздуха. От заклятий отказались около четырех веков назад. Главной проблемой стал порыв ветра, основной атакующий элемент воздуха, который никак не удавался ему. В отчаянии, он увлекся историей своего народа. Через семнадцать лет после ужасной войны, что едва не уничтожила магов всех элементов. И за десять лет до следующей войны, о которой пока что не написали в старых потрепанных временем учебниках.

Храм Воздуха являл собой монументальное сооружение на вершине небольшого плато недалеко от Узкого перевала, что соединяет земли Каменных Колдунов и Воздушных Волшебников. В древности этот храм был переполнен магией ветров и перемещался между владениями прочих магов, в дороге постигая новые грани владения воздухом и совершенствуя искусство полета. Как же давно это было. Еще до той войны. Так уж пошло, что называть ту войну хоть как-то отказались все без исключения историки того мира. Слишком много гениев того времени были втянуты во вполне осмысленное кровопролитие. Все понимали, что дело их народа правое, что именно их народу суждено править остальными и возвышать их надо всеми прочими магами. Цель устраивала всех, но столько одаренных магов погибло в боях того времени, что восполнить эту утрату уже не удалось. Как следствие, Каменные Колдуны ограждают свои храмы не горной грядой, а стенами ручной кладки, огненные оракулы едва ли не истребили элементалей огня потому, что те, будучи побежденными, усиливали проявления огненной магии, Водные Владыки едва ли отплывают от берега дальше, чем на версту. А Воздушные Волшебники оказались прикованными к земле. От былого величия четырех магий осталось лишь тень от тени.
Прежде Храм Воздуха был домом для сотни мудрецов и нескольких учеников. Каждый из них постигал все аспекты покорения воздуха, которые были близки ему по духу. В итоге абсолютное большинство постояльцев храма достигали невиданного другими магами равновесия. Так было до той войны.
Сейчас же конусовидная спираль храма замерла в долине, которая некогда принадлежала каменным колдунам. В этой долине располагались шахты, добывающие самые ценные материалы для колдунов, в том числе и знаменитый дикий мрамор. Надстройки, которые были сделаны за годы мира, лишь немного портили общий архитектурный стиль здания.
На самом нижнем этаже тренировали полсотни новобранцев. Раньше такое количество студентов проходило бы обучение целый век, но теперь волшебникам потребовались воины для защиты Храма. Вот только раньше храм защищал сам воздух и духовная сила мудрецов. Парящий в небесах вихрь был абсолютно неприступен для магов остальных стихий. Но те времена прошли…

В центре строя стоял парень, на вид чуть старше остальных, с очень короткими жесткими черными волосами и маленькими ушами. Ярко-оранжевые глаза осматривали всю армию магов воздуха. Полсотни бойцов. Все прочие воины, а именно последний Гений Воздуха и остатки его гвардии, стояли дозором в центре долины, чтобы в случае нападения принять на себя первый удар.
— Значит так, салаги! Покорение воздуха — сложно, долго и не пригодиться. Я обучу вас азам ведения боя с вероятными противниками. Первый взвод, на позицию. Остальные не зевайте, наблюдайте за товарищами. Итак, стойка номер четыре, Порыв ветра по цели, сила средняя. По моей команде. Давай!
Со стороны показалось бы, что в помещение ворвался ураган и разметал мишени на левом фланге. Все прочие лишь колыхнулись, едва ли получив какой-либо видимый урон. Самую праву мишень разворотило точным ударом, но она осталась стоять. Командир рванул к левому флангу.
— Кай, чтоб тебя по пустыне развеяло, опять вихрь? Сколько можно применять этот чертов вихрь, зря израсходуешь свои силы. Ты иссякнешь после трех атак! Еще раз — порыв ветра, сила средняя, стойка четыре. ТЫ СЛЫШАЛ, Ферро? СИЛА СРЕДНЯЯ!!! — он устремился к правому краю,- Ты, когда прекратишь гробить мишени? Я же сказал, средней силы! С завтрашнего дня работаешь только с малой силы порывами, идиот.
Взгляд Ферро красноречиво намекал на то, что завтра будет только хуже. Его сила росла очень быстро, и он вместо контроля занялся совершенствованием боевых приемов. Результатом стала могучая магия, но абсолютно нерегулируемой силы. Командир устало вздохнул.

Через час непрерывных порывов ветра и постоянного крика Командира, тренировка для первого взвода закончилась.
— Первый взвод свободен. Теперь вы, доходяги. Ну, не пугайтесь, ударьте хоть чем-нибудь вон туда. Вперед.
Второй взвод состоял из детей лет десяти от роду.
Одной из надстроек, что так деликатно гробила архитектурный стиль древнего Храма, были казармы. Из себя она представляли огромную чаше подобную площадку с небольшими домиками для двух-трех человек. Некогда в похожей чаше жили все постояльцы храма, на самой вершине огромного торнадо, что нес их храм туда, куда желал самый просвещенный из них. Сейчас же для жилья пристроили эту нелепицу кругловатой формы.

По прибытии в которую разгорелся небольшой конфликт.

— Кай, я не понимаю, зачем ты возишься с этими вихрями! Они же очень громоздкие и совершенно не пригодны для атаки. – сказал Ферро.

— Ты не прав, Ферро. У каждого свой путь к равновесию, и кто-то должен идти по нему, совершенствуя контроль над своей силой, кто-то – управляя воздушными течениями, а кто-то – формируя вместо прямого потока воздуха лишь слабенький вихрь. Но этот вихрь гораздо сильнее ваших ударов. Спорю, вы даже не сдуете волосок с моего плеча, если я встану один против всех! – сказал Кай.

— Мальчики, ну хватит! Я устала, а вы опять ругаетесь – хныкнула Фиам, сама младшая в группе.

Кай никогда не отличался спартанской лаконичностью. Воспитание в остатках храмовой библиотеки давало о себе знать, пусть и весьма неоднозначным образом.

— Ты же понимаешь, что вихри, которые защищали от атак, давно в прошлом? Твои вихри не сравнятся с вихрями Северного Урагана или даже Ветерка, – сказала Ева. Она не воспитывалась в храмовой библиотеке, но имена героев прошлого знала отлично, хотя бы потому, что эти имена были на слуху во всем мире.

— Дело не в силе, Ева. Если бы сила все решала, Ферро давно бы уже воспарил бы сам и весь храм поднял бы в воздух… – Кай неловко замолчал.

Ферро иногда мог, конечно, сдерживать свой буйный нрав, но делал это редко и неохотно. Что поделать, армия воздуха набиралась не в казармах отпетых наемников.

— Ну-ка становись в стойку, щегол! Оскорблений я не спускаю. – Ферро вышел в центр площадки и приготовился к бою.

— Ферро, успокойся, я же не хотел тебя обидеть! Зачем ты так? Давай все обсудим в диалоге…

Глазами сложно уследить за ветром, но этот порыв был едва ли менее плотным, чем удар мечом. Порезом плеча Кай расплатился со смертью и все же встал в стойку, тем не менее не чувствовал боли или злости. Первые минуты после ранения, в результате огромной скорости воздуха, раны от порыва ветра высыхали, а иногда и обугливались. Поэтому на долю Кая оставалась лишь обида.

Он начал вращение воздуха прямо перед собой, все быстрее и быстрее разгоняя вихрь перед собой, создав прямо посреди площадки ужасающих размеров воронку. Ферро немного отступил от центра площадки, дабы не попасть в этот филиал Водоворота Дьявола на земле.  Закрутив воздух очень быстро, Кай, на миг едва не потеряв контроль, стабилизировал вращение и … шагнул в око вихря.

— Ты же самых сильных потомок, Ферро. А я едва ли могу считаться даже слабым. Так пробей же его, злобный безумец! Вперед, идиот. Начинай, – крикнул Кай.

Ферро уже был готов. Но убивать товарища, да еще и по таким пустякам, он не хотел. Но лавры сильнейшего стоило отстоять.

-Ты сам этого хотел, Кай! – перекрывая шум ветра, кричал Ферро, а его малый порыв ветра уже летел в Кая.

Но контроль не давался ему уже очень давно. В порыв ветра, рассчитанный на оглушение Кая, Ферро вложил слишком много силы.

Вихрь Кая принял на себя удар столь неистовый, что стоящие сзади товарищи молодых глупцов попадали на камень, покрывавший площадку мелкой неровной мозаикой. Но Кай не зря сказал, что не важна сила вихря. Важно само вращение. Столь сильный удар ушел в пустоту по касательной к вихрю. А Кай остался в центре.

— Вот видите, — сказал он, поворачиваясь к «сослуживцам», — сила ветра не важна. Контроль гораздо важнее…

Второй порыв ветра Ферро контролировать вообще не захотел. Ярость проснулась в его сознании, ярость всепоглощающая и бескомпромиссная. В этот порыв он вложил столько силы, что рухнул без чувств, едва заклятие слетело с кончиков его пальцев. А вихрь Кая меж тем ослаб, оставив его практически без защиты. Но не важна сила вихря, важен факт вращения. Если только мы не имеем дело со столь сильными порывами ветра. Этот с легкостью мог бы претендовать на звание «ураган». Что он и доказал, отразившись от Кая во все стороны и учинив разгром невиданных масштабов. Весь первый взвод, за исключением Кая, получил ужасающие рваные раны. Ну, и, разумеется, выговор от командира. К несчастью, устный. Для сохранения рамок приличия, буду досконально описывать его речь.

— (Нецензурная брань. Упоминает, как водится, гениталии, степень родства с различными нелицеприятными созданиями, а также степень умственного развития всех причастных к происшествию, что заставило его изначально начать браниться.) Кто все это устроил, боец? – вопрос был задан вкупе с различными выражениями, которые вырезать невозможно. Поэтому сделаю вид, что их и не было.

— Стычка, командир. Ферро не рассчитал силу. Я рано ослабил вихрь. Его удар разметало по всей площадке. Не факт, что хоть кто-то выжил. – Кай не выражал лицом всей гаммы эмоций так присущих людям. Он вообще больше не выражал эмоций. Просвещение начало свой жестокий путь.

— Ладно, не будем их искать. ВТОРОЙ ВЗВОД!!! Разобрать завалы, выживших к знахарю, мертвых похоронить. Тех, кто в строю, отправите к нам в штаб. А мы выдвинемся сейчас. Пошли, Кай, – странное лицо командира наводило на нехорошие мысли.

— Что случилось? Куда мы выдвигаемся? Я так понимаю, что-то все-таки случилось? – лаконичность Кай все же не обрел. Но его современники все как один сошлись во мнении, что после того случая Кай стал весьма немногословным.

— Ко мне добрался один старый приятель, торговец из страны магов земли. Не ты один стал гением, Кай. Так уж случилось, что у Каменных Колдунов объявился отменный алхимик. А каждый алхимик отменно умеет творить големов. Как итог, на нас идет сейчас несколько сотен чертовых оживших камней. В качестве воинов они не лучшее, что есть у колдунов, но их несколько сотен. Теперь у нас осталось едва ли десять живых магов, способных тягаться на равных с их армией. Вдобавок с ними идет сам алхимик. А ваш идиотизм обескровил мою и так не самую многочисленную армию! Что прикажешь мне делать?! – командир сорвался на крик.

— Насколько широк Узкий перевал? – Кай был достаточно собран для наглости и вопрос прозвучал.

— И не думай перекрыть его вихрем, идиот. Он шире нашей жилой площадки в несколько раз. Думаю, даже Северный Ветер не перекрыл бы его своим вихрем, не то, что ты, – не смотря на спешку, оба мальчишки шли довольно медленно.

Кай с головой ушел в раздумья. Командир с интересом наблюдал за ним, не забывая шагать по старой дороге.

— Кажется, ты что-то придумал, — спросил Командир через некоторое время.

— Хм, кажется, есть место, где я мог бы остановить их даже своим вихрем. Чуть ниже перевала есть долина с множеством гейзеров. Там узкая тропа для перехода через долину, — задумчиво проговорил Кай.

— Это же големы, что им гейзер, пройдут и не заметят, — сказал Командир.

— Нет, если они долго их не изготавливали, то големы не смогут быть на прежнем уровне прочности. Опять же, неизвестно, чем он заклинал камень. Если рунами, то големы пойдут по тропе. Об остальных и говорить нечего. Там-то мы их и остановим, — уверенно сказал Кай.

— Кто их остановит? Нас восемь человек, двое еще не готовы к бою! – перешел на крик Командир.

— Мы и остановим. Я сделаю вихрь, ты поможешь внутри, остальные прикроют с флангов. В идеале, все там полягут. При самом неблагоприятном исходе некому будет разграблять наш храм, — тихо сказал Кай.

Командир долго думал. Уже показались те три палатки, что теперь служили им военным лагерем. Все же лучше было бы воспарить вместе с храмом, думал Кай. Но это будет еще не скоро. Пока что допотопный старый добрый мордобой.

— Все равно план так себе. Но другого вменяемого способа погибнуть у нас нет. Прибавь скорости, боец, – Командир немного сбавил шаг.

— Давно хочу спросить, как тебя зовут? – вдруг спросил Кай.

— Командир меня зовут. Мать из народа, особо много имен и не знает. Отца не видел ни разу. Смешное имя? – он подозрительно посмотрел на Кая.

— Не особо. Но отныне я буду звать тебя Комо. Так лаконичнее, — с невинным выражением лица сказал Кай.

— Уж кто бы говорил, тараторка, — пробурчал Комо.

Путь до лагеря занял больше половины дня, даже с учетом того, что никакого груза у Кая или Комо не было. Пустынные пейзажи предгорий разбавлялся густой зеленью хвойного леса на западе, едва различимым салатовым оттенком небольших холмов на востоке.

— Ты видишь, Кай, всю красоту нашей долины? Все, что здесь есть, мне дорого. Я вырос здесь, в деревеньке,  далеко за храмом. И долину я так просто не отдам, — сказал Комо.

— Мы должны защитить долину, Комо. Но и ты пойми: я рос в храме и все, что помню хорошего, я помню про храм. Я люблю долину, но если придется заставить храм летать, чтобы спасти его, я сделаю это несмотря на то, что и долина мне дорога… Ты понимаешь меня? – спросил Кай.

— Если ты сможешь заставить храм летать – прекрасно. С высоты будет проще атаковать этих каменных колдунов, – улыбнувшись, сказал Комо.

Дорога вышла тихой: Комо обиделся на свое новое имя и решил проучить Кая, не вымолвив за весь путь и дюжины слов. Кай был бы едва ли не в бешенстве, если бы не более насущные эмоции.

Палатки едва ли могли напоминать хоть кому-то военный лагерь. Те четыре пирамидки, что служили дозорным домом, были хороши лишь в одном: они были беспрецедентно незаметными для военного лагеря. Болотного цвета ткань едва заметно контрастировала с окружающими камнями. Их встретил бородатый старик в бесцветном старом балахоне. Он опирался на древний посох, служивший еще Ветерку в его последнем бою. К нему подошел Комо (хи-хи) и принялся что-то ему рассказывать, не повышая голоса. В ходе диалога старик обронил несколько слов, пару раз горько усмехнулся и однажды недоверчиво посмотрел на Кая. После оба собеседника подошли к нему.

— Ты правда овладел вихрем? – сказал старец текучим баритоном, — Я имею ввиду истинный вихрь, способный хоть что-то отразить, не распавшись на отдельные струйки воздуха. Ты сможешь такой создать?

— Я уже создавал такие вихри. Думаю, смогу продержаться достаточно долго. Однако уверенности в этом никакой нет, – сказал Кай.

— Если появятся соображения по поводу других решений, я с радостью выслушаю вас. А пока давайте подготовимся к тому, что нас ждет, – раздраженно пробурчал Комо.

— Тут ты прав, Комо, – Комо побагровел, Кай улыбнулся. – Пойдем, остальные вас заждались, – промолвил старик, и они пошли в лагерь.

Они прошли в главную палатку, где без огня, котла и специй, кипел нешуточный спор. Пять столь же старых старцев страшно крича и багровея, словно закат в самом его апофеозе, обсуждали, куда разместить весь первый взвод и какие позиции лучше удержать в первую очередь. Как уже было сказано, все они были единственными дозорными в долине, а также они были последними из тех, кто развивал магию воздуха в себе по старым методам. Это было поколение творцов, поколение магов способных не только сражаться, но и делать многие другие вещи, нынешним волшебникам недоступные. Но главное, что эти старцы умели делать – это маскировать свое присутствие на местности. Поэтому ни Кай, ни Комо не знали, пока не вошли, какая буря идет в этом адском шатре.

Сидящий в центре дед с огромной седой бородой и в старой форме солдат воздуха обратился к старику, ведущему Кая и Комо:

— Эй, Небесный Посол, кто это там? Когда вы уже приведете к нам ваш хваленый первый взвод? – сказал он с едва заметной хрипотцой.

— Я не знаю, как мне следует вас называть, — Кай едва заметно дрогнул голосом и продолжил, — но я могу пролить свет на эту загадку. Первый взвод нейтрализован из-за столкновения порыва ветра максимальной силы, которую я видел, и вихря минимальной силы, которую я создавал. Поскольку силы вихря для отражения удара было недостаточно, порыв рассеялся по площадке, уничтожая наши жилища. Весь первый взвод, кроме меня, пока что не может принимать участия в бою, – Кай остановился, тяжело дыша.

— Ты и правда можешь вращать, сынок? – промолвил абсолютно лысый старик с левого края стола, — Если так, то взвод может и не понадобиться.

— Давайте я изложу план этого демагога, а потом вы решите, достоин ли он реализации? – Комо все еще был раздражен, но сдерживался при этих стариках. «Интересно, кто они?» — подумал Кай.

После того, как план был изложен (Комо ухитрился уложиться всего за минуту, как у него это получается?), члены Совет Памяти, как они себя называли, начали рассказывать о своем видении событий. Как оказалось, они весьма единодушны. Никто не высказался «за». Авантюру посчитали недостойной реализации. Но не запретили ее реализовать «доблестным остаткам славного первого взвода». А также «старым добровольцам».

Долина гейзеров за долгие годы своего существования так и не смогла обзавестись достойным названием. Те немногие люди, что пересекали эту мерзкую местность так и не смогли придумать хоть какое-то имя для этой долины, которое можно было бы произнести при собственных детях. Никак не приживались поэтические названия к данной долине, хотя бы потому, что слишком множество людей расстались с жизнью в этой безымянной долине. В итоге она так и осталось долиной гейзеров, без заглавных букв и какого-либо уважения к опасной когда-то долине.

Около сотни лет назад один мудрец определил самый безопасный путь через долину. Обозначив дорогу, чем получилось, он испустил дух в конце пути, чем дал пищу для ума многих философов. Не то, чтобы они голодали в мире, где гениев магии когда-то было едва ли не больше, чем обычных наемников. Но тем не менее.

У тропы собрались трое «добровольцев» и их взору предстала серая гладь долины. То тут, то там вспыхивали маленькие струйки воды, заставляя вспомнить судьбы тех безумцев, что решались войти в долину этим путем. «Этим путем…» мелькнула мысль в голове у Кая.

— А что с тайными тропами? Помнится, недостатка в контрабанде у нас никогда не ощущалось. Колдуны не смогут пройти по ним? – спросил Комо.

— Надеюсь, что нет, — промолвил Небесный Посол.

— Что значит «надеюсь»? Тут как бы судьба народа на кону! – возмутился Комо.

— Неважно, Комо. Думаю, Посол имеет ввиду, что наш народ сейчас в руках Ферро и остальных. Особенно, если мы не справимся и погибнем тут почем зря, – с некоторым усилием проговорил Кай.

— Сохрани спокойствие для боя, Кай. Тебе оно понадобится.

— Да, я знаю. Но вы хоть раз обрекали свой народ на забвение и гибель лишь только по глупости и ребячеству?! – Кай уже почти кричал на грустно улыбающегося старца.

— Все, кто сейчас сидят в шатре разведчиков, а также я, в своей молодости были личной гвардией Ветерка. В тот день девушка, которую он любил больше жизни, погибла, пытаясь покорить силу молнии. Я видел, как он потерял все, чем дорожил, и все мы видели, но ничего не предприняли, чтобы помочь ему. Он учил нас быть сильнее, чем мы есть на самом деле, но мы и подумать не могли, что он может быть слабым, что и ему может понадобиться помощь. А после, когда он обезумел, ни я, ни мои товарищи не смогли остановить его, потому что нам не хватило духа убить его в спину. Как ты помнишь, упадок нашего народа начался как раз после того дня, когда Ветерок едва не уничтожил Храм Воздуха. И все это произошло потому, что я думал, что меня назовут убийцей гения и изгонят из Храма. Мои сомнения и моя глупость погубила однажды уже весь наш народ. Но мне не давали шанса исправить то, что я натворил. У тебя же есть шанс и есть силы все исправить. Единственное, что тебе нужно – это терпение и спокойствие. Не так уж и много, если подумать, – Посол замолчал.

— А что случилось с Ветерком? Ну, после того погрома, что он учинил? – спросил Кай.

— Он отказался использовать силу ветра и теперь помогает нам в разведке. Тот лысый волшебник, что сидел самым правым, и есть Ветерок. Строго говоря, он и приземлил наш храм на его нынешнее место…

— Что ж, беседа наша, конечно, весьма притягательна, да только на той стороне уже големы ходят, а вы тут стоите столбом. По местам! – крикнул Комо.

Кай ступил на тропу шириной примерно в три-четыре роста Кая. Бурая с легким зеленоватым оттенком почва охотно приняла шаги Кая и его ноги вступили в схватку с твердой поверхностью дороги и проиграли ее вчистую. За годы, прошедшие со дня смерти мудреца, что так любезно проложил эту дорогу, невзрачная тропа расширилась под ногами идущих по ней путешественников и торговцев. Теперь она являла собой обычную дорогу по обычной долине в предгорьях Семи Камней. За той лишь деталью, что шаг в сторону с этой дороги являл собой самый рискованный способ добавить в вашу жизнь красок.

«Главное – спокойствие. Кроме меня некому держать баланс в Оке Вихря. А значит, нет смысла думать, что я не справлюсь. Если не справлюсь, то и оценивать мой вихрь будет некому» — думал Кай, шагая вперед с какой-то страной зыбкой уверенностью. Тем не менее сомневаться уже времени не было, ибо первые ряды големов стройной колонной уже вышагивали в самом начале тропы. Как оказалось, гений нового алхимика из каменных колдунов основательно недооценили. Он не стал заморачиваться с выбором определенной формы для своих големов и стал клепать их как ему было угодно и удобно.

Первые ряды явили собой обычных человекоподобных истуканов, метра четыре ростом, которые, видимо, должны были проверить тропу на предмет устойчивости к военным действиям. Вместо лиц у этих великанов были зыбкие песчаные физиономии, которые повторяли эмоции и желания их управляющего, что вызывало легкий суеверный ужас.

Далее гений алхимика с головой  ушел в догму «Огонь победим огнем» и создал массивные каменные вихри, примерно в полтора человеческих роста в силу тяжести материала, который пошел на этот тип големов. Это был дикий мрамор, прочнейший минерал из Первой шахты. Когда-то давно, еще до разделения магов, данный минерал использовали в качестве сырья для оружия. Теперь его уже не добывали и использовали тот камень, что остался на полях древних сражений.

После, видимо, утратив вдохновение, алхимик отправил в строй безрукие уменьшенные копии своих первых творений, со странными кольцами на груди. Если присмотреться, то можно было увидеть отдельные камни, составляющие эти кольца. Действительно, это был гибрид его предыдущих творений. Кай сдержал улыбку. Небесный Посол сдержал смех. Комо решил не славиться сдержанностью и смеялся в голос. Пока не вышла последняя дюжина каменных созданий. А их приход предсказала дрожь земли, которую они несли с собой.

Гигантские копии человека, без намека на половые признаки, однако имели мужские, в определенных пределах, тела. Видимо, на этих монстров и было потрачено основные ресурсы. Они более остальных были похожи на людей. Их осадный потенциал был виден еще до их прихода в долину. Внезапно, сдерживать смех стало довольно легко даже для Комо.

Тем временем изваяния остановились, словно ожидая кого-то. И ожидаемый не заставил себя ждать, въехав между двумя осадными големами на слегка ужасающем двуногом ящере. На вид ему было лет десять, что было тут же подтверждено его речью:

— С вами говорит первый в этом столетии гений магии земли, алхимик его святейшества Зеумитар. Предлагаю вам сдаться и проследовать в отведенную для вас резервацию. – его голос звучал максимально неуверенно для человека с полутысячею големов под его руководством.

— Уж извините, о гений магии земли, но мы не можем сдаться вам. Так уж случилось, что я в курсе отсутствия резерваций для магов воздуха. Нас разберут на источники энергии и личных рабов, а оставшихся магов истребят, – Кай сохранил все то спокойствие, что так долго копил в себе.

— Ха, и как же вы намерены истребить все мое войско? Или вы прячете свою армию за этими скалами? – спросил Зеувитар.

— О, что вы! Как можно спрятать за теми скалами всю нашу армию? Там прячется лишь половина нашего войска. Оставшуюся часть представляю я, – Кай все еще был спокойнее всех собравшихся в той милой долине.

— Эй, а как же я? – возмутился Комо из-за другой гряды скал.

— Точно, еще есть генерал нашей армии, Комо. Теперь точно все.

— Не смей смеяться надо мной, щегол! Я сотру вас в пыль, а после и ваш многострадальный храм тоже! – Зеувитар перешел на крик.

— Я и не думал смеяться, умудренный веками ребенок. Если я не ошибаюсь, я в каком-то роде ваш коллега. Я – гений магии воздуха. Наверное.

— Вы не уверены и все равно пришли сюда. Глупцы. – проговорил Зеувитар и что-то шепнул в свой огромный амулет, висящий на груди.

— Мда, а раньше их прятали. Что за маги пошли. Кай, это амулет власти. Зеувитар управляет големами с его помощью. Нужно только разбить его и големы перестанут ему повиноваться, – крикнул Посол.

— О, это сильно упрощает дело. Всего-то надо у него амулет добыть! – едко буркнул Комо.

Но  Кай их уже не слушал, он начал вращать. Со стороны казалось, что он просто идет по тропе неспешным шагом, но вокруг него уже оформился контур будущего вихря. Как ни странно, никаких особенных пасов руками или диких первобытных заклинаний от мага воздуха не требовалось. Он был в прямом контакте со своей стихией все время, каждый вдох наполнял его силой, которую он призывал к себе в помощь. Оставалось лишь сохранить эту связь во время боя – и победа неизбежна. Кай вращал воздух вокруг себя, усиливал те потоки, что уже гуляли по долине ветром своего творения. Смешиваясь, потоки разной скорости и силы дали именно то, чего хотел Кай. Дикий Хаос, который был ограничен лишь волей Кая, и точка абсолютного покоя, которую в данный момент изображал молодой маг воздуха, первый гений за долгие годы.

Зеувитар не стал ждать окончательной формы вихря. Големы зашагали вперед, намереваясь расправиться с наглецом мгновенно. А Кай все шагал, и вихрь двигался вместе с ним, разрастаясь все больше. Первые ряды големов уже вплотную приблизились к громадному торнадо, что сотворил Кай, и шагнули ему навстречу. Первый ряд рассыпался в пыль, припорошив древнюю тропу новым для нее песком. Зеувитар что-то яростно шептал в амулет, и громадные истуканы рванулись в бой. Больше никого особо не распыляло, но и до Кая ни один голем не добрался. Ветер вихря хранил око в недосягаемости, чтя древний негласный договор.

Кай более не шел вперед, големы сами бежали прямо в его вихрь, который покрывал дорогу полностью, и захватывал немного долины на всякий случай. Вот уже в ход пошли гибриды, а каменные вихри пока оставались на месте, видимо, ими Зеувитар дорожил более всего. Кстати о Зеувитаре. А точнее о всепоглощающей ярости, которая обрела власть над бедным алхимиком. О, он, разумеется, не бился головой в припадке, не приказал голему убить его ящера и, конечно же, не кидал камни в сторону моих товарищей. Но как он хотел этого…

Големы сыпались во все стороны, некоторые падали на могучие груди осадных верзил, но ощутимого урона не наносили, что огорчало всю армию магов воздуха, включая генерала. Разумеется, Комо и Небесный Посол тоже атаковали из своих укрытий, но делали это редко, сберегая силы на непредвиденные ситуации. Ну как в воду глядели.

Наконец, Зеувитар не выдержал и выслал свои вихри. Но не на Кая, а через долину. Кай уже предвидел страшные струи кипящей воды, которая сметет эти недовихри и уничтожит остатки армии големов. Но эти вихри не давили на податливую землю долины и гейзеры им были не страшны. Кай глубоко вздохнул и закрыл глаза. Вихрь, который окружал его, стал уменьшаться, а сам Кай поднялся на самую его вершину. И призвал еще сотню вихрей внизу, сотворив бурю, достойную Северного Урагана. Вихреголемы рассыпались еще быстрее остальных, а дикий мрамор, из которого они состояли, потянулся к тому огромному торнадо, которое венчал собою Кай. Огромный, едва ли не в два осадных голема высотой, смерч медленно поплыл к остаткам огромного воинства. Зеувитар в порыве ярости и приступе отчаяния отправил оставшихся големов в бой, в сам решил, что тактическое отступление применить никогда не поздно. Прицельный порыв ветра укоротил и без того маленькую руку аккурат по самое плечо.

-Эй, ты чего он же ребенок! – возмутился Комо.

— Да не ребенок он. Просто ростом не вышел. Я его еще во время войны запомнил, мерзкий карлик. Натравил выводок каменных великанов на заставу огненных оракулов. Сволочь, – ответил Посол.

— Ну ладно, тогда вроде можно… – проговорил Комо, погружаясь в беспросветные думы о морали.

А осадные големы тем временем обступили вихрь и начали останавливать потоки ветра в вихре. Вместе с этим, они начали таять на глазах, истачиваемые осколками дикого мрамора и неконтролируемыми порывами ветра, которые метал в них Кай, Комо и сам Небесный Посол. Наконец, и последний голем пал, что не помешало списку проблем дня только увеличиться.

— Кай, сворачивай свой вихрь! Пора в храм бежать! – кричал Комо.

— Сомнительно, чтобы он смог это провернуть. Слишком сильный смерч он создал, – задумчиво проговорил Посол.

Но Кай не слышал их. Он вел свой диалог, он говорил с ветром. «Можно я поглощу силу этого смерча? Ведь иначе мой народ погибнет!» — спрашивал Кай. Но ветер молчал. «Ну прошу тебя, можно я поглощу его?» — едва ли не кричал Кай. Но ветер молчал. « Ладно. Видимо, ветер не умеет говорить» — подумал Кай. «Конечно, где уж мне с моим-то голосом твой смерч перекричать, — прозвучал в голове голос – Забирай спокойно, что мне тот смерч, я такой ветер красивый по морю вожу – ты бы видел!». « Может еще увижу, — подумал Кай – Наверняка увижу». Он начал впитывать в себя потоки воздуха, что составляли этот громадный вращающийся столб ветра.    Постепенно вихрь начал уменьшаться, а глаза Кая налились неестественный ядовито-серым светом, который лился невероятно мягко из некогда оранжевых глаз. Смерч уже был едва ли больше роста четырехметрового голема, когда Кай вдруг осознал, что больше силы он вместить в себе не сможет. И тогда он просто разорвал вихрь, который был лишь отголоском себя в недавнем прошлом.

Кай опустился на землю и стоял в небезуспешных попытках отдышаться. Он смотрел на груду камней еще не так давно угрожавших его храму, на те творения рук гения Каменных колдунов, которые должны были стереть с лица земли последнее свидетельство существования магии воздуха и в глазах его не было злобы или гнева. Лишь только легкая задумчивость. «Обломки засыпали большую часть долины и теперь тропа едва различима здесь. Значит, основной отряд пройдет не здесь». Он повернулся и пошел к оставшейся армии магов воздуха, едва ли не самой малочисленной армии за всю историю магов воздуха.

Комо и Небесный Посол уже стояли в самом начале тропы, и изумление завладело их лицами всерьез и надолго. Наконец, Посол склонился в церемониальном поклоне магов воздуха: не касающиеся друг друга ладони перед грудью почти вплотную и полупоклон. Комо неловко повторил поклон Небесного Посла.

— Рановато кланяетесь. Здесь не было боевых магов, как вы заметили. Значит, они ушли тропами контрабандистов. Нужно бежать к храму, – сказал Кай.

— Как скажешь, гений, – сказал посол.

— Да, как скажешь, гений, — сказал Комо – но до нашего храма едва ли не сутки пешего перехода, да еще и восстановиться ни ты, ни мы не успеем. А если туда действительно движутся боевые колдуны, то силы нам ой как понадобятся.

— С гением не спорят, щенок! – едва ли не вскрикнул Небесный Посол.

— И вспомните, к чему это привело, Посол, — возразил Кай. — Я не запрещаю оспаривать мои решения. Но есть пара замечаний. Во-первых, я-то как раз восстановился сверх меры, вы это и сами видите. А во-вторых, путь до храма много времени не займет. Мы долетим до него.

— Фантазии не поощряются даже у гениев, Кай, — сказал Посол.- Уже много лет ни один маг воздуха не решается подняться в воздух.

— О, ну это меняет дело, господин Небесный Посол. У вас есть решение для спасения нашего народа? Я с радостью его выслушаю! – с чувством сказал Кай.

— Если для спасения народа нужно пожертвовать проходимцами и кучей старых книг, то стоит хотя бы обдумать это, — тихо проговорил Посол.

— Тут и думать нечего, Комо, — грустно сказал Кай, — Наша библиотека и есть основа нашего народа. А сможем ли мы найти новых магов воздуха, и дадут ли нам вообще их искать – это еще большой вопрос. Тем более, что шансы спокойно долететь до храма у нас довольно высоки.

— А можно ли услышать точные цифры, господин гений? – ехидно осведомился Комо.

— Да что ты, цифр, что ли, никогда не слышал? Полетели уже.

Кай призвал огромный прямой лепесток урагана, который имел очень призрачные очертания и огромную скорость. Внезапный порыв ветра подхватил наших героев и унес в сторону многострадального храма.

Путешествие на фрагменте урагана наглядно показало всем присутствующим, по каким причинам никто уже много лет не применял магию воздуха для полета. Для Кая было подвигом сохранить мысленное равновесие из-за впервые испытанной радости полета. Из-за той же радости рисковали разбиться и остальные пассажиры этого рейса. Весь путь до храма занял чуть больше часа. Первое, что сказали Комо и Посол по прибытию, было «Кай, ты, конечно, гений…». Чтобы больше не повторяться, речь было решено оставить на потом.

А храм уже обстреливали градом камней основные силы магов земли. Около сотни каменных колдунов, прикрывшись свежесотворенными скалами, забрасывали храм огромными глыбами камней. От внешних надстроек храма не осталось практически ничего, лишь основа храма, конусовидная башня со странной крышей, еще подавала признаки жизни. Кай как-то странно улыбнулся и сказал:

— А, так вот в чем дело… Это даже хорошо, что они уже начали обстрел. Меньше сил …

— Ты о чем, Кай? А как же колдуны? Их нужно уничтожить! – возмутился Комо.

— Да, нужно, но тогда мы отсюда уже никогда не улетим. Мне либо сил не хватит,  либо сосредоточенности. Ты же мне предлагаешь массовое убийство, не так ли? – тихо проговорил Кай.

— Кай, ну ты сам посмотри, они сейчас уничтожат храм своими гребаными булыжниками! Нужно атаковать их, защитить нашу долину… – Комо запнулся.

— Да, ты и сам все понял. Мы оставим долину. Наш дом – это небо. И храм, – промолвил Кай, — Поэтому прикрой наш отход и не забудь удивленно посмотреть на меня, когда я подниму Храм Воздуха в небо.

Комо с горечью взглянул на Кая, отвернулся и побежал к позициям первого взвода у самого основания храма.

— Небесный Посол, сделай для меня кое-что… – Кай запнулся.

— Приказывай, гений, – Посол вновь склонился, согласно церемониальным традициям. Кай тихо проговорил свою просьбу, не поднимая взгляда от земли.

Всего четырнадцать магов осталось на позициях, но их вялые порывы ветра ясно давали понять, что сил у них уже не осталось. Лишь Ферро пытался отклонять каменные глыбы своими ураганами, которые у него получались вместо обычного ветра.

— Солдаты, чего уснули? – крикнул Комо, — Отстрелялись и быстро к Каю, прикрывать его от огня, то есть земли, противника! Блин, земля противника звучит странно…

Внезапно один маг из войска колдунов обратил внимание на крики в окопах противника и решил, что с командующим эта горстка магов может принести определенный вред. Он что-то прошептал в свои причудливые пассы руками и, почти вплотную к окопам магов воздуха, из земли выросла громадная острая скала в три-четыре человеческих роста. Скала без нижней своей части, которая и обеспечивала бы ее устойчивость в природе, обрушилась на окопы, открывая застарелую бездну гигантской трещины в горном массиве, к которому и принадлежала вся долина. Маги воздуха едва успели покинуть окопы. Некоторые не успели даже едва…

Кай глубоко вздохнул, потом еще раз и еще… Каждый его вздох рождал новый порыв ветра, каждый из которых устремлялся к причудливой башне, к башне совершенно невообразимой для других народов. Башне совершенно не логичной для земли, но вполне подходящей для полетов. Порывов ветра становилось все больше, вихрь уже вполне сформировался, башня оказалась в легкой дымке новорожденного смерча, которому суждено впервые за долгие годы поднять ее в воздух. Все больше и больше маленьких кусочков смерча вставали в этот хаотичный строй и начинали свое движение в абсолютном беспорядке. Кай перестал глупо вздыхать и призвал два мощных урагана, по одному в каждую из рук. Одновременно, один из них отправил Кая на вершину башни, другой ускорил вращение смерча. Башня содрогнулась и приподнялась на десяток метров. Что-то мешало ветру нести ее. « Какой-то неправильный у тебя смерч, Кай. – пронесся знакомый шепот в голове, — вверх ногами ты его зачем повернул? Он же так никуда не полетит!». «Ты просто гений воздуха!» – подумал Кай. « А вот сейчас обидно было!» — буркнул ветер и замолчал. Кай собрался с силами и выпустил маленький ветерок, который отправился к основанию и направил вращение в нужное русло. Башня, поскрипывая сочленениями, начала менять свою форму. Крыша, на которой Кай изображал око смерча, расширилась, основание, у которого остатки армии магов воздуха изображали армию, сузилось. Конус башни, который теперь еще сильнее изображал огромный вихрь воздуха, встал в свое изначальное положение. Вихрь поднял громадину башни еще на сотню метров ввысь. Кай остановил полет.

Небесный посол отводил последних магов к месту, в котором Кай просил его ожидать с выжившими. Он опустил башню к самой земле, оставляя зазор едва ли в полметра между башней и землей. Посол погрузил выживших в башню, взобрался сам и побежал на крышу. Благо, Кай перестроил немного лестницу и помог ему взобраться быстрее.

— Как там наши маги, Посол? – Кай сидел в центре теперь уже плоской крыши и наблюдал за боем внизу.

— Почти все тут. Чин, Киаро, Саина и Мико погибли под той скалой. Комо лишился ног, скала отхватила ему обе до самого колена. Ева едва не погибла от истощения, отдала все, что у нее было. Нужно будет выучить ее управлять силой ветра извне. Ферро жив, кажется. Дышит, несомненно, но вот очнется ли, не знаю. И еще… – Посол запнулся.

— Да, я вижу их. Вот, почему они не отправились с нами. Надо же, даже Ветерок там, – голос Кая дрогнул, — Ты же знаешь, я  не могу им помочь. Теперь все мои силы несут Храм. Но я бы очень хотел иметь еще хоть немного силы…

— Я отправлюсь к ним сейчас же. Я уже ошибся однажды, и это дорого  стоило нашему народу. Больше я не хочу ошибаться, – проговорил Посол.

— А кто будет учить молодых? Второй взвод уцелел, их нужно подготовить, учить управлять собой и воздухом вокруг. Кто этим займется? – спросил Кай.

— Вы что-нибудь придумаете. Есть библиотека со всеми нашими знаниями. Есть молодая кровь, готовая эти знания впитывать. Что вам еще нужно? – с грустной улыбкой спросил Небесный Посол.

— Ничего, в общем-то. Я просто боюсь ошибиться,- Кай улыбнулся.

Посол подошел к краю крыши. Внизу кипел бой с сотней каменных колдунов. Ветерок сражался столь яростно, что даже его гвардия прикрывала его сильно издалека. Посол спрыгнул в гущу колдунов с древними «лезвиями ветра» — заклинанием еще из рунной эпохи, столь вычурным и прямолинейным, что никто уже две сотни лет не применял его. Внезапно на поле боя стало на один хаос больше.

 

*          *          *

— Как вы помните, дети, несмотря на превосходство сил более чем в двенадцать раз, армия каменных колдунов не смогла одержать верх в битве у холма Ветерок. Но армия колдунов смогла уничтожить остатки гвардии великого ветерка и едва не убили его самого, но при этом полегла там в полном составе. Дальнейшая судьба алхимика, который вел отвлекающий отряд големов через Прекрасную Долину, достоверно неизвестна.

— Гений Кай, а что же случилось с Ветерком? – спросила маленькая светловолосая девочка.

— Он, Фева, умер после битвы. Его клятва, которую он дал много лет назад, запрещала ему пользоваться магией воздуха. И, призвав эту магию на защиту нашей долины, он обрек себя на смерть. Поэтому мы помним его до сих пор, – Кай замолчал, слепые слезы коснулись его глаз.

Башня летела над землями огненных оракулов. Число магов воздуха множилось за счет тех дарований, что собирал Кай во всех уголках мира. А ветер, который летал над океаном, действительно был прекрасен.

читателей   407   сегодня 2
407 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 4. Оценка: 2,25 из 5)
Loading ... Loading ...