Это мои тараканы

 

Джо еще сквозь сон почувствовала, как что-то щекочет ее правую руку. Замахнулась, чтобы прихлопнуть надоедливое насекомое. Но на полпути остановилась, вспомнив, что ее детская примета всегда действовала безоговорочно. Стоило ей убить таракана – пиши пропало, весь день будет неудачным. Джо не понимала, почему так происходит, а ее психоаналитик списывал все на ОКР. Девушка недовольно приоткрыла глаза, приподнялась на подушке и осторожно накрыла рыжего нахала ладонью. Встала, пошатываясь и протирая глаза свободной рукой, дошла до окна. Таракан полетел на улицу. Джо вздохнула – прусаки, как показал опыт, твари злопамятные. Вот прихлопнет она таракана, а потом другой ей в нос заползет, или в ухо.

Сегодня у нее был выходной и «ляг, поспи еще хоть пять минуточек, ты же завела будильник и точно проснешься» зудело в голове, но досыпать уже было некогда – слишком много дел на сегодня. Не успеет всё сделать – придется слушать упреки еще полгода, до следующего визита ее личного «ревизора». Джо готовилась к приезду мамы.

Девушка подошла к старому, потертому столику и начала пересчитывать деньги, откладывая те, что можно потратить. Кучка купюр, рассчитанная на встречу с мамочкой была катастрофически тонкой. На нормальный обед тут не хватит, но на десерт должно. Она решила готовить пирог с корицей и яблоками. Сода и уксус давно валялись где-то на полочках в кухне, зеленых яблок можно набрать во дворе – ничего, что они не доспели, можно пропечь их заранее или стащить бесплатного сахара в кофейне напротив. Тесто Джо возьмет в маркете – замороженное, слоеное. По крайней мере, к качеству теста мама не сможет придраться… Корицу тоже придется покупать, но на пакетик специи денег хватит.

Джо быстро надела заранее подобранную и выглаженную одежду, и побежала в магазин. На лестничной площадке она столкнулась с неопрятной теткой в бязевом халате с жирными пятнами, усердно водящей магнитом по счетчику. Тетка недружелюбно уставилась на Джо.

– Доброе утро! – пробормотала Джо.

– Твои тараканы? – тетка отвернулась к счетчику.

– Что?

– Тараканов, говорю, надо потравить. Сил нет – я уже борные шарики катала, катала… Гелями мазала… Денжищ потратила – жуткие тыщщи. Узнаю, от кого лезут – прибью…

В магазинчике Джо быстро ухватила пакетик корицы и пачку слоеного теста. Подходя к выходу, с ужасом обнаружила, что так рано из двух касс открыта только одна. И на открытой прямо сейчас мажет ногти лаком поросячьего цвета ее единственный враг – Яника. Джо, вообще, была человеком неконфликтным. Но давно поняла – с этой девушкой у нее дружбы не будет. Джо метнулась было к кассе самообслуживания, но вспомнила, что в кармане у нее только наличка. Девушка обреченно вздохнула и начала выкладывать товары на кассу Яника. Кассирша сразу же приторно улыбнулась.

Милая улыбка быстро превратилась в гримасу, а прямо перед продуктами появилась табличка «Перерыв, 30 мин.». И как бы не хотелось Джо что-то сделать, она знала правила этого магазина, так как иногда подрабатывала в нем. Кассирам можно после ночной смены брать себе длинные перерывы.

– Яника, привет!

Яника апатично размазывала по ногтю лак толстым слоем.

– Можешь меня обслужить, пожалуйста, прямо сейчас?

Яника неплотно закрутила крышечку на лаке и уставилась на свои растопыренные пальцы.

– Яника, у меня катастрофа. Я могу поменяться сменами, когда тебе будет нужно. Выйду дважды на ночные за тебя.

Яника подула на ногти.

Джо на секунду задумалась предложить ей свое кольцо. Яника уже давно выпрашивала его и периодически предлагала купить за бесценок. Обычное серебряное колечко с гравировкой какого-то жука. Джо нашла его, копаясь в песке, когда была совсем малышкой. И, как только, оно перестало спадать с пальцев, носила не снимая. Мысль отдать кольцо девушка отбросила быстро. Нет, мамочкина прихоть того не стоит. В конце концов, это единственная вещь, которая напоминала ей о счастливом детстве до переезда.

– Пожалуйста, Яника. Я выйду бесплатно за тебя в любые три смены, только пробей мне это чертово тесто!

Яника начала откручивать крышечку лака, чтобы приняться за ногти левой руки, как вдруг

резко и дико запищала. Охранник, спавший на посту у входа, подскочил и, потирая глаза, побежал к кассе.

– Чье это?! – Яника повернулась к Джо. – Это твои! Я всё скажу Анде, и он тебя уволит! Ноги здесь больше твоей не будет… Ты заразу разносишь, после тебя придется вызывать дезинсекторов!

Охраннику тоже досталось – Яника требовала, чтобы он разобрался «что это» и «откуда оно здесь взялось», периодически истерично вопя, что нужно срочно уволить Джо.

Джо непонимающе смотрела на кассиршу, пока не додумалась перевести взгляд пониже – на крышечке от лака задорно шевелил усиками маленький таракан. Джо злорадно улыбнулась – и как она сама не додумалась подкинуть таракана мерзкой сотруднице? Надо же, смышленый малыш… Ради этой сцены Джо даже согласилась бы пропустить приезд деспотичной мамочки. Мать всегда обвиняла Джо, что с ее рождения в квартире завелись полчища прусаков. И сколько они не травили их, не переезжали — тараканы всегда следовали за ними.

Пока единственная на весь магазин кассирша носилась по торговому залу с криками, что вызовет полицию, собралась очередь в десяток человек. А Джо, посмотрев на часы, резко поменялась в лице. Времени до приезда мамы осталось очень и очень мало. Она бросила продукты на кассе и выскочила из магазина. Все-таки без еды не обойтись. Придется забежать в кафе и потратиться на готовый пирог. Это будет огромным ударом по ее бюджету, и скорее всего, ближайшие несколько дней Джо придется есть остатки овсянки, сваренной на воде. Единственное, что грело душу – яблоня во дворе все еще радовала кислыми зелеными яблоками. Самое обидное, что даже после такой мерзкой сцены Джо не сможет уволиться из магазина. Тех денег, что она зарабатывает, подрабатывая не только кассиршей, а еще и уборщицей у некоторых соседей, хватит разве что на коммуналку.

Джо стояла за прилавком кофейни и думала, стоит ли стащить немного сахара в стиках, пока продавщица подыскивает ей пирог по карману. Хватало только на пирог с клюквой. Ну, что ж, пусть будет он – съедобно, – и славненько. Пирог упаковали, и только Джо выложила на стойку почти всю наличку, как заметила прогуливающегося по кромке баночки для чаевых прусака. И видимо, заметила одновременно с продавщицей, потому как та начала кричать еще громче Яники: «У нас?! Тараканы?! Да откуда им здесь взяться! Быть такого не может! Не может, говорю! Чье это? Кто это сюда подкинул?»

Джо собралась ретироваться, но в рукав ее пиджачка цепкой хваткой вцепилась женщина, стоявшая за ней в очереди.

– Он из ее сумки выполз! – прогнусавила внимательная покупательница.

У продавщицы от злости покраснели щеки, и теперь кричала она уже на Джо:

– Либо вали сейчас же, либо плати за пирог сто пятьдесят процентов стоимости!

– С чего это? – неуверенно начала Джо, но разгневанная продавщица ее тут же перебила:

– А ты нам всех клиентов распугала своей заразой!

Что лучше – голодать уже не три дня, а неделю или выслушивать упреки целых полгода? Джо вздохнула, и выложила на прилавок оставшиеся деньги…

Дома Джо аккуратно выложила пирог на самую красивую тарелку из всех тех, что у нее были. Накрыла стол, окинула взглядом комнатушку – все должно быть идеально чистым. Джо вздрогнула от звонка в дверь, хоть и готовила себя к неизбежной встрече с того самого момента, как позвонила мама. В прихожую, брезгливо глядя по сторонам, вошла высокая худощавая блондинка. Не разувшись и не поприветствовав дочь, она прошлась по квартире, проводя пальцем по всем поверхностям в поисках грязи. Молча обойдя все помещение, мама села за стол и кивнула Джо. Она села напротив матери.

– Ты же знаешь, что я ненавижу клюкву…

В каждый свой приезд мамочка ненавидела что-то новое, обычно, именно то, что готовила для нее Джо. Почему-то рядом с матерью, вместо теплоты и нежности, ее не покидало щемящее чувство собственной вины.

Мама молча с отвращением ела пирог. Джо сидела, уставившись в пол. Напряженное молчание прервала резкая трель дверного звонка. На пороге стояла соседка, пытавшаяся утром скрутить показания счетчика с помощью магнита. За спиной тетки маячил тщедушный усатый мужчинка – ее муж. Мама с любопытством рассматривала соседей Джо, а та уже прокручивала варианты, в чем могла провиниться еще и перед ними.

– Ты! – ткнула в нее толстым пальцем соседка.

– Извините, пожалуйста, – вдруг елейно пропела мамочка, – моя дочь… Понимаете, моя дочь – ну, она совсем не в мою породу пошла… Сама не понимаю, как в моей семье могло такое родиться. Иногда мы с мужем, царство ему небесное, шутили, что нашего ребенка подменили в роддоме.

Мама заговорщически хихикнула.

– Если вы объясните, что случилось, мы решим проблему вместе, – добавила она, хищно поглядывая на Джо.

Соседка оттолкнула Джо, и, сметая все на своем пути, вошла в кухню. Ее молчаливый муж просеменил следом.

– Вот!

Джо непонимающе посмотрела на стену, куда указывала соседка. По стене резво бежал таракан.

Мама торжествующе захохотала.

– Никогда бы не подумала, что моя дочь такая грязнуля!

– Это… Это… – Джо поняла, что ей тяжело дышать. Она попыталась ущипнуть себя за ладонь, чтобы поскорее проснуться и забыть этот кошмарный сон. Пальцы прикоснулись к чему-то холодному…

Соседка, брызжа слюной, распалялась все сильнее:

– Что это?! Чьё это тараканьё?

Джо тряхнула головой.

– Это мои тараканы, – наконец, холодно отчеканила она.

Мама удивленно и даже, кажется, испуганно посмотрела на Джо. Соседка продолжала визжать, и слов Джо было почти не слышно от ее крика.

– Это. Мои. Тараканы. – Повторила Джо.

Первый таракан упал с потолка прямо на голову матери. Та истерично принялась вытаскивать его из своей сложной прически. Следующие двое быстро скатились на пол по блестящей лысине мужа соседки. Джо успела оттолкнуть соседа, поднявшего ногу, чтобы раздавить прусаков.

– Это мои тараканы, – прошипела она.

Со всех щелей – из-за старенького холодильника, из-за отваливающегося плинтуса, из-за газовой плиты, из-за плохо приклеенного куска обоев, из стока раковины, из сгоревшего тостера, из деревянной хлебницы со сломанной дверцей, лезли полчища прусаков.

Тараканья волна в мгновение захлестнула соседей и маму Джо по щиколотки, живым потоком сбила с ног и вынесла за дверь.

Когда Джо пришла в себя – за окном уже стемнело, а в квартире стояла звенящая тишина. Девушка, вздохнув, села за стол. На столешницу выбежал молодой таракан и заискивающе пошевелил усиками.

Джо, тепло улыбнувшись, подвинула ему тарелку с недоеденным куском клюквенного пирога.

читателей   364   сегодня 2
364 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 11. Оценка: 4,18 из 5)
Loading ... Loading ...