Дверь в душе

Лиза наконец-то нашла эту дверь. Она была небольшая, полукруглая, деревянные доски выкрашены в зеленый цвет. Наконец-то поиски закончились. Что теперь? Она растеряно рассматривала резную железную ручку. Наверное, нужно войти. Лиза нерешительно открыла дверь, пришлось немного нагнуться, чтобы заглянуть внутрь. Там было темно. Входить в неизвестность не хотелось, поэтому она стояла, прислушиваясь к своим ощущениям. Из темноты веяло сыростью и теплом. «Как в погребе», — подумала Лиза. Вскоре ее глаза немного привыкли к темноте, и она увидела какие-то белые светящиеся точки. Почему-то их присутствие приободрило ее, и она перешагнула через порог.

«Точно погреб», — решила Лиза после того как немного освоилась на новом месте. Темно, сыро и кругом …банки. Их было много, разных размеров и калибров, стоят на полу и друг на друге. Что находится внутри – не видно. Она стала присматриваться к светящимся точкам и с удивлением обнаружила, что это живые существа, напоминающие джина из бутылки, только маленькие и с крылышками. Их было немного – кто-то летал, кто-то сидел в задумчивости на банках.

— Привет! — сказало одно из непонятных существ. – Мы – фееджины, нас тут немного осталось, большинство трансформировалось.

— Фееджины… — произнесла Лиза вслух, ее голос звучал приглушено, словно тонул в мягкой темноте. – Вы произошли от фей и джинов? – высказала она свою догадку.

— Да. Так и есть, — подтвердила фееджина. – Мы мастера парящего волшебства и радужного света.

— Ну что парящего – это я вижу, а вот света тут явно маловато, — сказал Лиза, глядя вокруг.

— Раньше здесь все было по-другому, — задумчиво продолжала фееджина. – Даже не представляешь каким радужным было это место, сколько красок, сколько любви, полета и вдохновения…

— Что же случилось?

— Банки.

— Какие банки?

— Самые обыкновенные стеклянные, трехлитровые, пятилитровые, десяти и так далее, в них еще хозяйки огурчики и помидорчики закрывают, варенье, компотики всякие, — стала пояснять фееджина.

— А причем тут банки?

— Как причем? Они заняли все пространство здешнего мира, и мир изменился для удобства жизни этих самых банок, стал сырым и темным, чтобы содержимое их не портилось, не пузырилось и не взрывалось, — сказала фееджина.

— А банки разве живые? – удивилась Лиза.

— Еще какие живые, хотя и законсервированные! Вот посмотри на эту банку, видишь что внутри, — фееджина подлетела к одной из банок небольшого размера и благодаря ее свечению, стало понятно, что внутри действительно что-то есть. Лиза подошла поближе и прильнула к стеклу, то, что она там увидела,  повергло ее ступор. Сначала было темно, но потом, словно из тумана стали вырисовываться фигуры, которые оживали и наливались красками, разыгрывая перед девушкой какой-то спектакль. В одной из фигур она признала саму себя! Ей было, наверное, лет шесть. Она стояла посреди комнаты в старом родительском доме, а старший брат, сидя на кровати, за что-то ее отчитывал. Всех слов было не разобрать, только ясно слышалось: «Ты тупая, ну ты и тупая, тупее тебя никого нет на свете…».

Лиза на время вспомнила то свое состояние, как слезы текут из глаз от обиды, а потом пустота и яркая мысль: «Со мной что-то не так, наверное, я действительно тупая, раз брат так считает, он ведь старше и умнее, он лучше знает». Двухлитровая банка, в которой хранилось это воспоминание, словно приворожила Лизу. Она продолжала смотреть, как загипнотизированная, только сейчас она видела ситуацию всю, а не только с позиции маленькой девочки. Она видела, что брат сильно расстроен, кажется, он что-то не мог решить самостоятельно и из-за этого сильно злился. На самом деле он не считал свою сестренку тупой, просто она попалась под руку, и от собственного бессилия он просто сорвался. Это себя он считал в данный момент тупым и самым глупым на свете! А она тут вообще ни при чем. От этого понимания у Лизы перехватило дыхание, и теплая приятная волна прошла по телу. Вдруг что-то хлопнуло – это крышка банки открылась, содержимое легкой белесоватой дымкой поползло вверх и превратилось в светящийся салют, который на время осветил весь погреб. «Ура!!!» — слышались тонкие голоски с разных сторон. Это кричали фееджины. «Еще одна банка лопнула! Ура!!!» — не унимались волшебные существа. А салют постепенно затих, и на его месте осталась единственная светящаяся точка – это была новенькая фееджина, пожалуй, она ничем не отличалась от остальных, только была более светлой, и энергично кружилась, радуясь свободе. «Как хорошо, как здорово, как долго я сидела в банке без дела», — напевала она, выделывая кульбиты под потолком.

«Что же это за странные банки?», — думала Лиза, наблюдая за новенькой.

— Это ситуации, которые были в твоей жизни, и в которых ты застыла – обиделась, разозлилась, обвинила, испытала страх и так и не смогла отпустить, — словно услышала ее мысли старая знакомая фееджина.

— Они консервируются в банках в зависимости от значимости события и заполняют твое внутреннее пространство, не давая возможности появиться чему-то новому и светлому,  — присоединилась только что вернувшаяся из заточения фееджина. На ее переносице красовались очки, и вообще она производила впечатление весьма умной сущности. «Эти банки закрывают твой творческий потенциал, не дают свободно двигаться энергиям, способствуют развитию болезней и подпитывают лень», — продолжила маленькая ученая.

— Что же делать? – Лиза растеряно оглядывала пространство, состоящее из одних только банок.

— Ну, ты уже освободила меня, значит, знаешь, как это сделать, — фееджина важно поправила очки.

— Но их так много! Мне всей жизни не хватит, чтобы заглянуть в каждую банку. Вот если бы их все разом взорвать! Вот бы салют получился! – Лиза мечтательно прикрыла глаза.

— Это сложно, но возможно, — фееджина-ученая (так про себя окрестила Лиза новую знакомую) задумчиво присела на ближайшую банку. – А ты уверена, что сможешь выдержать такой салют? Выйдет сразу столько энергии! Ты уже знаешь, куда ее потратить? А то, знаешь ли, нерастраченная энергия тоже в банки консервируется, и пользы особой никому не приносит.

Лиза задумалась.

— Даже не знаю, я всегда хотела творчеством заниматься – рисовать, делать картины из войлока, сумочки всякие, украшения, только мне на это никогда ни времени, ни сил не хватало.

— Так теперь хватит! – обрадовалась фееджина. – Представляешь сколько ты сразу и всего сделаешь! Сама удивишься!

— Да, от такого предложения трудно отказаться, — Лиза почувствовала, как входит в азарт. – Что надо делать?

— Нужно найти суть, — подсказала ученая.

— Чего, чего?

— Придти к началу, — терпеливо продолжала фееджина.

— Это как? – Лиза чувствовала, что ее «айкью» явно ниже.

— Среди этих банок есть самая первая – ее и нужно найти, — ответила фееджина-ученая и взмыла вверх, там она завертелась как волчок и вокруг нее образовалась небольшая радуга. «Ух, ты!», «Мы уже и забыли, что так умеем», «Как красиво!» — слышались со всех сторон тоненькие голоски.

— Дорогие мастера парящего волшебства и радужного света, — фееджина-ученая на удивление говорила громко, так что ее было слышно во всех уголках погреба. – Наша хозяйка хочет вернуть тот мир, который был здесь раньше и взорвать все банки!

— Ура!!! – закричали остальные фееджины.

— Нужна ваша помощь, давайте поможем найти ей самую первую банку, которая здесь когда-то появилась! Вспомните свои способности! Да будет радуга!

И тут случилось то, что забыть уже будет невозможно – все фееджины, которые жили  в этом погребе, поднялись вверх, завертелись словно волчки, и около каждой появилась маленькая радуга. Мастера все продолжали кружиться и маленькие радуги стали соединяться в одну большую ленту, которая приобретала самые различные формы, но сохраняла семь цветов. Это было настоящее волшебство! Такое красивое и неподдельное, что в глазах у Лизы защипало, и по щекам покатились слезы. Вскоре в воздухе образовалась радужная дорога, один конец которой оказался  у ног Лизы, а второй уходил куда-то в темноту.

— Иди, — кто-то шепнул ей на ухо.

И она пошла. Она шла по воздушной радужной дороге и понимала, что погреб уже вовсе и не погреб, а какое-то очень большое пространство, пусть пока и темное, но совсем не пугающее. Тем более в ночи ей светили маленькие звезды – фееджины удивительно походили на них. Банки остались где-то далеко внизу, растворившись в темноте. Исчез и запах погреба, стало свежо и даже немного прохладно. Подул легкий ветерок. Казалось, она шла по дороге, ведущей сквозь ночное небо, и дух захватывало от этих ощущений, а также от предвкушения того, что ждало ее впереди. Вскоре радужная дорога закончилась, у ее подножия стояла небольшая банка. Она была не похожа на другие. «Странная банка», — подумала Лиза. Маленькая и приплюснутая. Внутри сквозь сероватый туман пробивалось какое-то свечение, казалось, оно хотело выйти наружу, но туман обволакивал и не давал свету вырваться из заточения. Лиза прильнула к банке, наблюдая за ускользающим светом и увидела… себя… маленькой девочкой… она спала в  гамаке под огромным раскидистым деревом… и  ей было хорошо и спокойно как никогда… тепло и уютно так, как младенцу на руках у матери… Это было реальное воспоминание из ее детства. Она очень любила это место и часто проводила тут время. Здесь ей всегда было хорошо. Только в этот раз все было немного по-другому. Лиза не сразу поняла, что именно не так. А когда поняла в чем дело, на глаза вновь навернулись слезы. Все дело в  дереве – раскидистая ива закрывала ее своими ветвями от яркого солнца и пела песню. Это были не те звуки, что издают люди, это была безмолвная песня, песня Души – именно она убаюкивала и успокаивала, давала ощущение покоя и безмятежного счастья. Дерево заботилось о ней, словно родная мама. Тогда в детстве она чувствовала эту непонятную любовь, но, повзрослев, совсем об этом забыла. И тут дерево откинуло свои ветви, словно волосы, и в его кроне Лиза увидела свое собственное лицо.

— Вспомни… Ты одна из нас,  — услышала она свой шелестящий голос. – Вспомни и ты все поймешь… Вспомни кто ты… Вспомни для чего ты здесь… Вспомни…

…Лиза проснулась. Будильник уже валялся на полу, метко сбитый со столика подушкой. Досталось все-таки за то, что пытался разбудить свою хозяйку. Лиза лихорадочно пыталась сообразить, какой сегодня день недели, надо ли идти на работу и что вообще надо делать, и надо ли? Мысли толкались в голове, как народ в переполненном трамвае. И зацепиться ни за одну не представлялось возможным. Сердце почему-то сильно стучало, как будто она только пробежала стометровку. Наконец из всего это потока вырвалось главное – сон, дверь, фееджины, банки, дорога, дерево и последняя фраза: «Вспомни! Ты одна из нас…».  Почему-то она ее успокоила. Лиза взяла зеркало и улыбнулась своему отражению:

— Ну, здравствуй, дерево, рада тебя видеть, — ехидно поздоровалась она. Настроение почему-то было, как ни когда хорошее, энергия бурлила и сразу хотелось сделать миллионы дел. «Сделай сегодня все, что хотела сделать завра и послезавтра», — сказала она себе, доставая давно припрятанный войлок и различные нужные штучки.

— Ну, Мир, держись! Начинаю творить! – крикнула Лиза и руки, словно заговоренные, начали творить волшебство…

читателей   262   сегодня 1
262 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,57 из 5)
Loading ... Loading ...