Цветы

 

Маленький человечек за очертаниями цикламена дрожал всем тельцем с безысходностью в лице.

— Твой цветок мёрзнет, — сообщила подруге Дина.

— Разве? – удивилась та. – Я в интернете читала, что ему нужна температура 12-15 градусов, вот и поставила у приоткрытого окна.

— Под сквозняк в тёплой кухне, — ехидно уточнила Динка, раздражаясь. – Не мучай растение, убери в другое место.

— Ладно, только не рычи.

Марина перенесла цикламен в зал на подоконник у балкона и подумала: «Во всём нормальная девчонка, но на природе слишком повёрнута. За деревья и цветочки порвать готова. А уж вредителей экологии небось отлавливает и мучает до смерти покруче средневековой инквизиции.»

 

Дина возвращалась домой излюбленным, хотя и более длинным маршрутом. По этой дороге вдоль бывшего Дома Культуры (а ныне бестолкового торгового центра) жили большие голубые ели. Четыре андрогинные красавицы одного роста держались за руки, — посажены они были тесновато, но очевидно, им это не мешало.

Сегодня трое были чем-то недовольны, а четвёртая потупила взор с выражением грусти и обиды. Дина подошла к ней и увидела причину: какой-то дегенерат нацепил пивную жестянку на изящную ветвь. Всё равно, что плюнуть на подол скромной прелестнице.

У Динки защипало в глазах.

— Вот же дерьма кусок, чтоб его камаз по асфальту размазал! – прошипела она и подпрыгнула за жестянкой.

Не ухватить никак, а ведь на свои метр, 68 девушка не жаловалась. Она подпрыгнула ещё, с тем же результатом. Покосился прохожий парень.

— Мог бы помочь, дылда, — пробормотала ему в спину Дина.

На третий раз ветка слегка дёрнулась навстречу, и девушка сняла вонючую банку. Ели одобрительно и благодарно закивали, — со стороны казалось, будто по их верхушкам пробежал ветерок. Дина улыбнулась им и выкинула мусор в ближайшую урну.

 

— Здравствуйте, мои хорошие!

«Ты с цветами, как с питомцами общаешься», — замечали подруги. «Они и есть мои питомцы», — отвечала Динка и додумывала про себя: «А радуются мне больше и искренней, чем ваши питомцы – вам».

Надо ли говорить, что её вместительная однокомнатная квартира утопала в зелени. Там, где не хватало столов, стеллажей, шкафов и полок, девушка развешивала кашпо – на люстру, гардины и везде, где можно было вбить для этого гвоздь.

Дина пробежалась взглядом по каждому маленькому человечку за силуэтами цветов. Вроде все в порядке, выглядят довольными.

— Ого, каланхоюшка, сколько у тебя деток назревает! Пора подружкам раздавать. Фиалочка, красавица, цвести собралась? Декабрист, вот это да, много новых листочков выпустил… Кактусёнок, надо же, как в рост пошёл… Хлорофитум, ну ты у нас родитель-герой, всегда многодетный… И у рэо детки вылезли?

Ничто так не радовало девушку, как жизнь её цветов со своими новостями и событиями.

 

Вначале она не связывала метельшение в глазах с растениями. Просто пожаловалась маме. И начались бесконечные походы к окулистам и невропатологам с их лекарствами и упражнениями. Тогда маленькая Дина поняла, что прекратить эту бесполезную нервотрёпку может только она сама, и только если соврёт. Девочка сказала, что метельшение пропало, и от неё отстали – не сразу, конечно. Тогда же ребёнок осознал, насколько взрослые раздувают любую мелочь и как любят всё сводить к уколам, лекарствам и врачам. Значит, чем меньше они знают, тем лучше.

Дина решила разобраться со своим явлением сама. Методом проб и ошибок она научилась смотреть под особым углом – не прямо, а буквально на сантиметр в сторону – и различать за контуром растений человекоподобных существ.

Первая мысль была о феях и эльфиках, но крылья отсутствовали, а человечки не отходили от стебля цветка ни на шаг. Да и ноги у них никогда не просматривались целиком, примерно по лодыжку уходили в почву. Вторая мысль была о душах растений. Дина убедилась в этом, разглядывая встречные деревья.

Стройные тополи были приветливые мужчины или улыбчивые женщины в серо-зелёных одеждах. А берёзы почему-то выглядели, как подиумные модели, по которым не поймёшь – грубоватые тётеньки это или женственные дяденьки. Сверху зелёные пиджачки, снизу белые в чёрную полоску то ли юбки, то ли широкие брюки-клёш. Позже девочка узнала про однодомные и двудомные растения, чему очень удивилась.

В цветочном магазине, где мама выбирала букет кому-то на свадьбу, Дина закатила истерику. Со слезами и криками остолбеневшей продавщице «Не надо! Не надо их резать!!!» Мать вывела Дину и стала допытываться, в чём дело, а у девочки перед глазами мелькали толпы умирающих, обрезанных по пояс тел, которые обернули в нарядный целлофан и воткнули в воду, – вроде как подключили к аппарату искусственного жизнеобеспечения на несколько дней.

После этого страшного открытия Динка отпросилась к бабушке на дачу. Ей срочно надо было уяснить, как появляются плоды и овощи, которые она ест.

К её великому облегчению, в корнеплодах она никого не разглядела, как не всматривалась, хотя зачатки энергий в них всё же светились. Плоды ягодных и деревьев как жизненно важные части тела не выглядели, сбор ассоциировался со стрижкой ногтей. Многие растения при каких-то неудобствах сами сбрасывают зачатки плодов, так же как и перезревшие. Дина успокоилась.

 

Девушка просматривала объявления о продаже деревенского домика в одном окне, о продаже тепличного бизнеса – в другом. Ей хотелось дом с баней на большом участке. В деревне на отшибе. И в то же время, свою теплицу или, может, дендропарк? Как бы всё это уложить в стоимость её квартиры?..

Была мысль уехать в эко-поселение, но… Редко где берут одиноких девушек, да и там вряд ли придётся по вкусу неуживчивый агрессивный характер Дины. Не говоря уже о том, что большинство поселенцев для неё были похожи на сектантов, с их хороводами вокруг костра и заросшими по самые глаза мужиками. Так что девушка остановилась на деревне.

Сдуру проговорилась о планах Марине. Та ужаснулась:

— К пьяницам? И мужа среди них искать будешь?

— Мариш, какого мужа? – скривилась Дина. – Надо будет, сам найдёт.

Марина хмыкнула:

— А как ты одна весь дом тянуть будешь? Мало ли, где потечёт или что развалится.

— Местный дядя Ваня за пузырь всё починит, — отмахнулась Дина.

 

Подружки активно сватали очередного «хорошего порядочного парня» уже лет эдак пять. Все эти первые и последние свидания сливались воедино. Но одно она всё же запомнила.

У Евгения было мужественное привлекательное лицо. Осмотрев Дину с ног до головы, явно остался доволен. С этого момента она уже знала, что «и этот выстрел – холостой». Она и слова не сказала, а он уже на части тела пялится, вот опять на грудь посмотрел. Хотя платье было приличное, до колен, без декольте и не в обтяжку.

— Куда пойдём?

— Мне без разницы, — равнодушно ответила Дина.

Евгений предложил пиццерию неподалёку, и они направились туда.

— Я путешествовать люблю, — сказал он. – Хотел бы вдвоём с девушкой весь мир объездить.

— А.

— Жаль, машины нет пока, но я хочу. Спортивную какую-нибудь. Я водить умею, меня один экстремальщик научил, аж сам мне удивлялся, — ну, как я вожу. Всё думал, я его надул, что без опыта, а я и правда…

— Что? – перебила Динка.

— Я говорю, экстремальщик думал…

«Нет, я не ослышалась, — она сдерживалась, чтобы не рассмеяться. – Светка же сказала, ему двадцать два? А по манере речи максимум, тринадцать.»

С этого момента девушка не вслушивалась в монолог парня, лишь временами неопределённо хмыкала.

— А я ему говорю: «Слышь, ты…»

— Мм.

— А потом я…

— Ага.

В пиццерии не было свободных мест. Дина расстроилась. Может, пицца бы ему рот заткнула. Если он, конечно, не начнёт шамкать с набитым ртом про свои подвиги.

— Давай просто по парку погуляем?

— Угу.

— Ну вот. Я тогда…

«А я-то думала, такие только в тупых комедиях бывают. Или в дебильных сериалах».

Пиццерия подразнила  запахами, болтун зудел над ухом, а бесцельные прогулки ей никогда не нравились. Она покосилась на Евгения: «Настоящий павлин. Приятно смотреть, но невыносимо слушать».

Дина в кармане включила на телефоне музыку. Выхватила сотовый с громким:

— Ой, мне звонят! – приложила к уху. – Да. Что? Да, конечно. Уже бегу!

— Что-то случилось?

— Да, слушай… — «Блин, только бы не рассмеяться!» — Подружка позвонила, ей надо в аптеку срочно, а с ребенком некому сидеть. Я пойду.

— Давай, я тебя провожу, — предложил Евгений. – Тебе куда?

— Да нет, спасибо, я бегом через парк.

«Не надо меня провожать, твоя болтовня достала, аж голос уже бесит!»

— Ох… ну ладно, было приятно повидаться…

— Да-да, созвонимся! – крикнула на ходу Динка, удаляя его номер с телефона.

 

— И так всегда, — сказала она вслух, наливая в кружку кофе. Цветочные человечки с интересом прислушались. – Если не курит и не пьёт, тело в форме держит, то либо павлин напыщенный, либо дурак дураком, книжек сроду не читавший. Это не считая всяких задротов и извращенцев. В интернете хотела себе вегетарианца найти, — какие-то буддисты левые и фанатики религиозные лезут. Этих-то уже ничем не исправить. А брать подручное быдло и лепить из него человека, пардон, мне ни терпения не хватит, ни желания. Этим родители должны были заниматься.

Цветы забеспокоились; эмоциональный фон от хозяйки пошёл негативный. Динка осеклась.

— Извините, мои хорошие, вы-то тут точно не при чём. И вообще, чего это я. Через неделю у нас посадка леса намечается, может, там познакомлюсь с симпатичным эко-активистом?

 

Забавно-жутковато выглядело размножение растений листом или частью листа. Словно оторванная рука постепенно наращивает остальное тело. При этом тело, у которого эту руку оторвали, так же отрастит себе новую.

Дина ожидала, что в семечках она будет видеть эмбрионы, но получилось не так. Души в виде спящих младенчиков появлялись в семечках, начинающих прорастать. Поэтому пророщенные семена Дина не ела.

 

— Узор этот сложный, — пробурчала девушка. Сидя с ногами в кресле, она плела из проволоки подвеску-украшение кельтской тематики. – И бусина в центре ровно не сидит… Ну-ка, а если мы её вот так закрепим?..

Цветы смотрели с любопытством.

 

— Класс! Где купила?

— Ну ты прям суперзвезда вообще!

Бабское кудахтанье ворвалось в промежуток между песнями. Динка остановила плеер и отвернулась от окна. В рабочий пазик-развозку вошла Лариса в новом платье. Обтягивающее бюстье в блёстках, длиной  на миллиметр ниже задницы. Повертевшись во все стороны, женщина игриво спросила у парня-разнорабочего:

— А ты что скажешь, Коль?

Тот усмехнулся:

— Как ты этот презерватив блестючий на себя напялила? С мылом, что ли? А в теплице он тебе на кой? После работы на подработку поедешь?

Дина рассмеялась со всеми. Обиженное верещание Лариски слушать не стала, включила музыку.

 

— Бирюк он и есть бирюк, — злопыхала Лариса днём, проверяя поливочные распылители. – Небось, импотент.

Цветочные люди кривились от её озлобленности.

— Что, если на твой зад слюни не пускает, то сразу импотент? – съязвила Юля.

Дина убирала засохшие листочки. Посмотрела на Колю, который на погрузчике развозил стопку деревянных поддонов. Хмурый и грубоватый, не рассказывающий ни о себе, ни о других, не участвующий в пьянках-корпоративах…

«Тогда и я – бирюк, — подумала Динка. – Хмм… не курит и, вроде, не пьёт?»

Она подошла к погрузчику, якобы за поддоном, на самом деле – подальше от чужих ушей. Спросила мимоходом:

— А почему ты в теплицу работать пошёл?

— Потому что цветы тупых вопросов не задают, — фыркнул парень.

У Дины жар к щекам прилил.

— Шёл бы в морг работать, трупы тоже не болтают!

— Ага, — кивнул Коля, проверяя устойчивость стопки. – Но их раздевать и обмывать надо, а местами – зашивать. К тому же люди после смерти писаются, какаются и пускают газы. Цветы всё же поприятнее будут.

— Поприятнее, — согласилась Динка. – В том числе, и тебя.

 

— Так и живём,  — пожаловалась она своим цветам дома, — в ожидании чуда.

Маленькие личики переглянулись с неодобрением.

— А что я поделаю? – вздохнула девушка. – По романтическим слётам ездить не вижу смысла, да и не зарабатываю я столько. Буду жить одна. Ну, то есть, у меня есть все вы, в деревенском доме появятся и кошка-собака-куры, возможно, коза… Деревья в саду. А ребёнка из Дома малютки взять можно. Как-нибудь потом.

Цветы неопределённо покачали головами.

В детстве Дина всё ждала, когда же они с ней заговорят. В конечном итоге пришла к выводу, что человеческой речи, как в сказках, от них не дождётся. Зато на уровне эмпатии-симпатии, оказывается, можно общаться не хуже.

 

— Ты высокомерная просто. И к людям злая. Не обижайся, — напечатала Марина.

«Вот ведь, а в лицо-то побоялась сказать», — усмехнулась Динка.

Подруга продолжила:

— Все, кто мясо ест – для тебя трупоеды, выпивающие – алкаши, курящих ты бычкососами зовёшь… Кто, не дай бог, мусор мимо урны бросит – сразу же дегенерат и кусок дерьма. Женщина/девушка в мини – потаскуха. Мужчина/парень, посмотревший на такую – безмозглый кобель. Даже слов не надо, у тебя всё это на лбу написано.

— Но это же правда, — отпечаталась Дина и хихикнула.

— Ну и кому охота подобное о себе выслушивать и на твоём лице высматривать?

— Пф. Нечего на правду обижаться!

— Вот ты с этой правдой одна и сидишь. Без обид.

— Да лучше я одна и буду сидеть, чем с подобным деградантом встречаться! – вспылила Дина. – Идеальных не бывает, но это никому не оправдание, чтобы курить, бухать, гадить вокруг и вести себя как проститутки обоих полов. И я не вижу ни одной причины снисходительно к таким относиться.

Марина ничего не ответила, дабы не рассориться с подружкой. Дина подождала пять минут и вышла из социальной сети.

Поставила чайник и взялась за вязание. От него она успокаивалась, если вязать садилась взвинченной, как сейчас. А если спокойной, то наоборот, начинала заводиться, петли расползались кто куда, Динка путалась в изнаночных и лицевых, и чтобы не порвать всё к чертям, убирала рукоделие…

— Хм, — она выпрямилась и отложила спицы. – А если обустроить теплицу на своём участке с домом? Взять участок побольше… И выращивать там клубнику, виноград или овощи… А то и всё сразу, просто понемногу?

Девушка подорвалась к компьютеру, чтобы подробно узнать об осуществлении этой идеи.

— С рабочими в деревне проблем не вижу… пары девчонок и одного парнишки мне хватит, привлекательная для них плата заоблачной не будет… Так, а что там с пособиями – или как их? – от государства на развитие своего бизнеса? Ведь есть такие?.. Надо так всё рассчитать, чтобы у меня после продажи квартиры и переезда остались деньги на первое время, доходы-то не сразу пойдут…

Цветы взволновались заискрившейся энергетикой хозяйки, но быстро успокоились, не ощущая отрицательных эмоций.

Кофе давно остыл.

— Гектара хватит… или полтора… Туалет чтоб в доме был, а сам домик не слишком старый… Полив лучше из бочки или систему провести?.. Стёкла или пластик?.. Так, теперь объявления продаж… Соседнюю область тоже можно посмотреть… Вот вроде участок подходящий…

 

Лишь под утро Дина погрузилась в сон; поодаль от теплицы на большом участке среди зелени стояли домик с баней и цветущий дивный сад…

 

читателей   366   сегодня 1
366 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 3,33 из 5)
Loading ... Loading ...