Земноводная история

Аннотация:

Юмористическое фэнтези, о том как юной красотке жутко не повезло, и о том, какие из этого следуют выводы (впрочем, последнее предоставляется читателю).

[свернуть]

 

Принцесса Мирабель проснулась оттого, что слопала муху. Это произошло рефлекторно – язык сам отреагировал на жужжание надоедливого насекомого. Такой способ пробуждения был для принцессы внове. По привычке принцесса хотела глянуть в серебряное зеркало, для чего ей в этот раз пришлось высоко подпрыгнуть. Обдумать все странности этого утра, и зачем кто-то перевесил зеркало выше, принцесса не успела, поскольку в отражении вместо своих премиленьких зелёных глазок увидела пучеглазую зелёную лягушку, после чего грохнулась в обморок.

— Это козни отвёргнутого вами волшебника Вортиса, будь он неладен, — проквакал сэр Гилмор, рыцарь-телохранитель принцессы, из-за клятвы верности разделивший её проклятие и превратившийся в здоровенного лягуна.

Они скакали по направлению к болотам за Ирисовым озером.

— Да что же это делается?! Какая из меня принцесса, если бы я сразу сказала ему «да»?.. Вортис вполне себе симпатичный чародей, я просто соблюдала правила для принцесс… а он – сразу в лягушку… — принцесса чуть ли не плакала.

Гилмор промолчал – в глубине души он понимал Вортиса. Ладно, принцессе, допустим, по статусу положено, а вот что строила из себя та официантка из таверны? «Гилмор, ты очень хороший парень, но давай останемся друзьями»…

— Придворный лекарь Парацельсус утверждает, что все мы утробе матери проходили стадию, когда имели облик лягушки… так что, если это вас утешит, когда-то мы уже так выглядели, — с умным видом проквакал Гилмор, дабы немного утешить свою спутницу. Ну и блеснуть перед ней эрудицией, не без этого.

— Что-что, а дежавю меня сейчас не мучает… — мрачно откликнулась принцесса.

— Кстати, это суеверия простолюдинов, что бородавки можно подцепить от жабы. Парацельсус утверждает… — Гилмор еще раз попытался придумать актуальную тему для разговора, дабы скоротать дорожку.

— Гилмор. Просто помолчи. – С неимоверной мукой в голосе квакнула принцесса.

Оставшуюся часть пути они проделали в молчании.

— Вот мы почти и добрались. Помню королевскую охоту на вальдшнепа в этих местах – комары меня тогда чуть не съели. Так что для лягушек тут просто рай, — с деланным воодушевлением сказал Гилмор, обозревая болото с кочки повыше.

— Спасибо, Гилмор. Я уже позавтракала, — с сарказмом ответила принцесса.

Жизнь на болоте оказалась вполне себе сносной. Не было царившей во дворце уставщины, можно было есть и спать, есть и спать… приходилось разве что опасаться цаплю, и следить чтобы соседи – настоящие жабы во всех смыслах — не нарушали границы территории.

А вот принцесса хандрила и вынашивала планы реванша.

Когда они поймали феечку, принцесса решила, что это её шанс.

— Помоги нам снять чары, — спеленатая паутинкой фея лежала на кувшинке, принцесса нависала над ней.

— Отпустите меня, гадкие жабы… я не пойду замуж за твоего противного сыночка, — ныла фея.

— Какой он мне сыночек, что ты мелешь, блондинка?! Я младше его на пять лет! – вспылила принцесса.

— Всё равно не выйду, вы тут только едите и спите, вон как разжирели, — не останавливалась феечка. Это она сказала зря, Гилмор сразу понял.

Принцесса еще меланхолически жевала, когда Гилмор прочистил горло и решился сказать:

— Неудобно как-то получилось с феей.

— Сама виновата, — угрюмо ответила принцесса и выплюнула паутинку.

 

 

Принцесса продолжала вынашивать, когда аист принёс им Надежду. В смысле надежду, на вынашиваемые принцессой планы освобождения от чар.

— Слышал я про Ивана, тоже принц между прочим… — аист подмигнул и продолжил, — в общем, спец он по вашей части, бродит по болотам, стрелу ищет.

Принцесса восторженно взвизгнула и дрыгнула задними лапками.

— Не высовывайтесь, Ваша светлость, — угрюмо предупредил Гилмор, не особо доверявший аисту. В капусте он тоже старался по возможности ничего не терять.

Лучник пришёл на болото через пару дней.

— Вы Иван? – c придыханием спросила принцесса.

— Ви, я Жан… о, пардон, моего тёзку и коллегу Ивана объявили нон грата, за крайне мутную историю с ракетным комплексом «Стрела», — ответил лучник, забавно говоря в нос.

Политика принцессе всегда была скучна, и она гнула свою линию.

— Я так долго ждала этой встречи, и, наконец, вы пришли… зачем же вы целитесь в меня, ведь это уже делает проказник Амур, — игриво проквакала принцесса.

— Настоящий деликатес для моей ресторации… — успел сказать лучник, прежде чем Гилмор прыгнул на него, пытаясь защитить своим телом принцессу.

Лучник от неожиданности оступился и грохнулся в болотную трясину.

— Вот только утопленников нам тут и не хватало, — вздохнула принцесса, рассматривая забавные пузырьки, поднимающиеся со дна.

Очередные гости не заставили себя ждать.

Два мальчика и девочка перебирались с кочки на кочку, шёпотом переговариваясь между собой.

— Гермиона, зачем ты нас сюда притащила? – спросил рыжий паренёк.

— Для зелья нужна слюна лягушки, — авторитетно заявила девочка. – А мне нужна пятёрка на экзамене по зельеварению!

Другой мальчик, худенький очкарик со шрамом да лбу, первым заметил лягушек.

— Вон там двое! – сказал он спутникам.

— Жирнющие, — протянул рыжий, смотря почему-то больше на принцессу.

— Принцесса, проявите хоть сейчас терпимость, — вздрогнув, поспешно зашептал Гилмор.

— Успокойся, Гилмор, — устало вздохнула принцесса. – Я не буду топить детей. Также как и котят. Даже не знаю, кого я не буду топить больше.

— Больше? Вы уже кого-то топили, не считая Жана? – изумился Гилмор.

— Нет! Гилмор, не будь кретином. Я хотела сказать… всё. Отстань от меня, зануда, — заявила принцесса. Терпимость не была её сильной чертой и в лучшие времена.

Принцесса решительно зашагала — то есть, разумеется, запрыгала — навстречу детям. Оттолкнувшись задними лапками и высоко подпрыгнув, принцесса смачно плюнула в лицо девочке.

— Вот тебе, подавись, заучка, — квакнула она.

Он неожиданности девочка взвизгнула и с еще более смачным звуком шлёпнулась попой в трясину.

— Принцесса! Вы же обещали, — укоризненно квакнул Гилмор.

Но на этот раз обошлось без жертв. Мальчики поспешно выудили свою наглотавшуюся болотной тины подружку и ретировались.

Настоящий Иван всё же явился позже. Видать упрямый, уважительно подумал Гилмор.

— Явился, не запылился. Только в тине замызгался, — пробурчала принцесса. Иван этого не расслышал и был преисполнен энтузиазма, с полным соблюдением ритуала предложив лягушке руку и сердце. Гилмор мысленно даже пожалел новоявленного жениха.

Отец Ивана, сразу видно большой затейник, устроил конкурс тортов среди новоявленных невест, сосватанных его тремя сыновьями.

— Гилмор, займись этим, — делегировала полномочия принцесса, — я занята, подбираю свадебное платье.

Гилмор тяжело вздохнул. Готовить он не умел, но сохранил кое-какие связи. Торт вышел на славу. Гилмору даже предлагали запрятать танцовщицу внутрь торта, дабы окончательно сразить тестя. Но это Гилмор, убеждённый консерватор, счёл уже перебором.

И наконец, в ночь перед свадьбой колдовские чары развеялись. Гилмор в это время сидел под столом, вычитывая по поручению принцессы списки приглашённых гостей, и пребольно стукнулся затылком, резко увеличившись в размерах. Из соседней комнаты раздался восторженный визг принцессы. Но вскоре обнаружилось, что принцесса во время жизни на болоте набрала несколько лишних фунтов, и не влезла в выбранное свадебное платье. Восторженные визги сменились другими звуками, нисколько не уступавшими, впрочем, количеством децибел. За эту ночь на голове Гилмора прибавилось несколько седых волосков.

Но на свадебной церемонии принцесса произвела фурор. Юная Мирабель выглядела прелестно, и взгляды гостей, особенно мужчин, были прикованы к её хорошенькому личику и чудной фигурке, словно взгляды змей к дудочке заклинателя. Даже Гилмор немного умилился, вздохнув с облегчением, что всё позади.

Лишь где то в глубине души у Гилмора шевельнулось подобие ностальгии по долгим болотным вечерам, когда они были вдвоем, а тучи аппетитной мошкары выводили пируэты загадочного танца в лучах заходящего солнца…

И стал Гилмор жить-служить как прежде, может даже лучше. Зловредный колдун Вортис ударился в бега, покинув королевство. С принцессой Гилмор виделся редко — похоже, что Мирабель стало не до него. Гилмор старался относиться к этому с пониманием – молодая и красивая жена, у неё так сказать масса новых ощущений… вероятно, более приятных, чем её опыт пребывания в теле жабы и в обществе Гилмора. Во время случайных встреч принцесса всегда учтиво интересовалась делами Гилмора, впрочем, дистанцию коронованная особа сохраняла, а разговор надолго не затягивала.

Дальше бы и сказке конец, ибо, как известно, все счастливые семьи счастливы одинаково, а значит, и рассказывать тут особо нечего. Какая история без конфликта? Но история всё же имела продолжение.

Гилмор проснулся от квакающих звуков у кровати. Принцесса Мирабель снова предстала перед ним в облике жабы.

— Принцесса?! Почему вы снова лягушка? – изумлённо воскликнул Гилмор.

— Гилмор?! Почему ты еще человек? – возмущенно квакнула принцесса.

Как выяснилось, Иван подал на развод. И свадебные чары, которые рассеяли ранее наложенные Вортисом чары, в свою очередь рассеялись, вернув, таким образом, к силе чары Вортиса. Столь длинные выстраивания логических цепочек утомили принцессу, и она решительно сменила тему.

— Гилмор. Немедленно. Превращайся. В лягушку. – Требовательно квакнула принцесса.

Гилмор почесал в затылке.

— Нет. – Наконец сказал он. – Но я помогу вам добраться до болота, принцесса.

Принцесса молча надулась. Чувствуя себя неловко под её укоризненным взглядом, Гилмор поспешно сунул принцессу в корзинку для пикников, где она молчала всю дорогу до болота.

Пахло тиной. В свете заходящего солнца ритмично кружилась мошкара. Где-то вдалеке на болотах завыла собака.

— Столько общих воспоминаний об этом месте… — вздохнул Гилмор. – Ну что же, прощайте, принцесса.

— Гилмор, — окликнула его принцесса особым чувственным грудным кваканьем, когда Гилмор уже уходил. – Гилмор, в глубине души мне всегда нравился только ты. Может быть, мы…

Гилмор замедлил шаг. Если принцесса будет знать, что в случае развода снова станет жабой… это приукротит её строптивый нрав и заставит поменьше задирать свой носик. А фигурка у неё и правда была весьма аппетитная…

Но тут, по ассоциации с последней мыслью, Гилмор сообразил, что порядком проголодался, нагуляв аппетит на свежем, пусть и воняющем тиной, воздухе.

— Не стоит торопить события, моя принцесса. Вы ведь помните правила для принцесс? Я хоть и не принцесса, и даже не принц, но тоже подумаю над ответом. А до тех пор берегитесь аиста, — и Гилмор решительно зашагал дальше.

В замке ждал горячий ужин.

 

читателей   1662   сегодня 1
1662 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 24. Оценка: 3,79 из 5)
Загрузка...