МИЛЛИОН КАЖДОМУ

 

Утром в пятницу настроение у Степана Семиножко, ассистента кафедры растениеводства областного ВУЗа было, если можно так сказать, двояким. С одной стороны ему до отвращения не хотелось идти на работу, которая представлялась ему тягомотиной, с другой стороны полученная только вчера зарплата, еще не растраченная, позволяла предаться радостям жизни. Такой радостью могла быть встреча с Мариной, новой знакомой. Степан на свою беду был весьма влюбчивым молодым человеком не достигшим еще тридцатилетнего возраста. Бабушкино наследство в виде квартиры позволяло ему быть свободным от глаза родичей и приглашать последовательно знакомых девушек на чашку кофе к себе. Как правило , даже недолгое общение с любой из них выявляло их непригодность к серьезным намерениям Степана и приводило к разрыву так и не развившихся отношений.

Первое свидание с Мариной его обнадежило. Этому возможно помогло наличие у нее высшего образования и свободный разговор на многие темы, не только касавшиеся последних клипов и восторгов по поводу концертов приезжих звезд и групп.В общем, воспоминание о Марине придало Степе бодрости. Прошлепав по комнате до телеящка он услышал последние слова Президента: «Теперь каждый становится миллионером.», Степан не очень удивился. Президент всегда не скупился на обещания, какие должен исполнять кто-то.

«Интересно, как это будет в реалии. Может быть пока я спал, мне под подушку крылатый посланец от нашего верховного подложил этот самый миллион?»

Степан сел на кровать, смеясь над собой , полез рукой под подушку. Нащупав там ранее не имевшийся плотный пакет, оторопел. «Чертовщина какая — то! Никакого пакета я под подушку не клал..» Приподняв подушку он увидел увесистый сверток перетянутый упаковочным шпагатом с сургучной печатью скрепляющей ее концы. «Это чья-то шутка! Старых газет сверток, наверное…» Пакет был на ощупь твердым. Взяв в руки ножницы, Степан в сомнении задумался.

Ну кто мог подшутить над ним? Алексей? Вряд ли. Больно ленив Леша. Так, на словах, может подколоть, это у него не отнимешь, а чтобы такой пакет в отсутствии хозяина принести… Андрей, тот пошустрей. Но он так занят своей семьей и подготовкой к защите диссертации, что у него практически и времени то не найдется для шуток. Кто еще ? Яна? Она, конечно, по характеру своему может, и время у нее есть, но девушка она! И, при том , у нее очевидные виды на него. Не будет! Это люди из ближнего окружения, а из дальнего тем более никто не рискнет.

Степан разрезал шпагат и под первой оберткой обнаружил официальный документ. Он был похож на полученную им почетную грамоту от руководства за лучшего по профессии выданную к «Дню урожая», то есть листок украшенный разноцветным орнаментом и с круглой печатью на чьей – то размашистой подписи.

Текст документа был невероятный по смыслу –он стал обладателем суммы денег с миллион УЕ! Эти самые УЕ лежали внутри пакета ровными рядами четырехзначных купюр. Дыхание у Степана сперло и он с испугом оглянулся на дверь, словно ожидая визита то ли представителей власти в лице милиции, то ли не менее властных бандюков. Дверь была заперта, ни звонка , ни стука.

Приложив руку к левой стороне груди Степа пытался уменьшить бешенный скок сердца. Наконец немного успокоившись, он потрогал пачки банкнот. Не сон, реальные. Поспешно закрыв упаковку Степан отошел от кровати и сел у стола, издалека глядя на пакет.

Миллион! Единица с шестью нулями за ней. Если собирать деньги получаемые им на службе, ни на что (даже на еду!), не тратя, то за год вместе с премиальными он наберет не более пятнадцати тысяч. Но ведь ему кушать надо, за квартиру платить! За сколько лет наскребешь миллион? Что там лет – десятилетий!

Теперь все проблемы будут разом решены. Все-все и сразу! Первая проблема – отношения с Мариной. В воскресенье первый концерт столичной рок группы и хотя ни он , ни Марина не фанаты, попасть на премьеру в городе престижно! Но цена билетов такая, что два места на балконе облегчат его кошелек на одну треть. Степа уже решился на расходы –после концерта Марина согласилась придти к нему на кофе. К кофе он припасет соответствующее – это еще ударит по карману… бабушкин давно не применяемый ночной горшок под кроватью..Наконец-то!

Куда деть эту кучу денег? И вообще, наличка – штука опасная. В банк сдать? Конечно! А пока надо рассовать по нескольким местам в квартире. Он засуетился ища подходящие места похоронок. В стенной шкаф ,в кухонный стол, между книгами на полку…Даже в … бабушкин давно не применяемый ночной горшок под кроватью..Наконец-то!

 

Быстро накинув на себя одежду Степан одну пачку втиснул карман джинсов. Нет, так не пойдет. Во-первых, карман отдулся до невозможности, а во вторых, в обменном пункте валюты своих деревянных дадут невероятную кучу. Степан отыскал бабушкину барсетку. Этой, пожалуй, хватит! Закрыв дверь квартиры на все замки, чего никогда не делал, довольствуясь одним, Степан вышел из подъезда оглядываясь. Двор был пуст. Солнце уже жарило во все лопатки.

На работу он ,конечно ,не пойдет. Сегодняшний прогул как ни будь декану объяснит, а потом уволится ,да и все.

Ближайший киоск обмена валюты в двух кварталах и Степан глянув на кучу народа на остановке , скорым шагом двинулся к центру. Он вскоре заметил, что в том же направлении спешно идут и другие горожане. Молодые люди и девушки почти бежали, старушки и старички тоже почему то ускоренно семенили. Увлекаемый общим потоком Степа вскоре тоже понесся, смутно предчувствуя что-то неладное в поведении народа.

Все стало ясно поблизости от киоска – его буквально штурмовала толпа людей. Плакат над окошком видный издалека извещал, что обмен прекращен. Толпа не расходилась, люди прибывали.

Степан остановился и достав мобильник сначала набрал номер декана и попытался «навесить лапшу» по поводу своего прогула, но получил какой — то бредовый ответ Игоря Сидоровича, сообщившего, что он тоже на роботу не идет. Заместителю декана по заочному обучению Степа звонить не стал, а набрал номер Марины.

– Слушаю –пропел ее мелодичный голосок.

– Мариночка! Я …я иду за билетами..То есть собираюсь идти..Может быть возьму места до шестого рядя…Есть такая возможность..

Семен изворачивался, стараясь не говорить о привалившем счастье по телефону.

— Не грузи меня, Степа. Я еще не встала, потягиваюсь. До связи. Не звони

Телефон смолк. От кассы расходились люди. Плакатик над окошком извещал что билеты проданы. Пока Степа переваривал сказанное Мариной по телефону, на фронтон театра вывесили большой плакат: «В понедельник группа дает благотворительный концерт на площадке городского парка. Вход свободный!» . Помахивая барсеткой Степан поплелся к ближайшему кафе.Кафе называлось «Театральное» из за близости к театру и повышенным расценкам всех блюд и напитков. В это кафе Степан даже не заглядывал по причине обычного безденежья, но теперь он это позволить мог. Несмотря на непривычное время—кафе начинало работать ближе к вечеру— в кафе было людно и Степа еле нашел свободное место за столиком.

— Сегодня последний день работаем, — сообщил официант. – Закрываемся.

—А что так? –удивился Степан.

— Персонал увольняется. Поголовно. Я тоже подал заявление на расчет…Хотя, какой расчет..! Хозяин , говорят, с утра умотал на своем мерседесе в сторону ближайшего кордона. Кстати, сегодня кормим бесплатно. Всего вам! – и официант убежал. На столике перед Степаном осталась стоять фирменная тарелка с макаронами по-флотски, стакан бледнорозового компота с одинокой вишенкой на дне и ломтиком хлеба сверху. Все это он не заказывал. У соседей по столику меню было тоже самое.

«Наверное такой подарок получили в городе еще кое-кто. Не сразу все только под подушку глянули. Маринка тем более.»

Очередь к театральным кассам была огромная, но она двигалась и это обнадежило Степана. Он пристроился в хвосте очереди и тот час же подошедший мужчина спросил: «Вы последний!»

– В какой валюте платят за билеты? Как вы думаете? –спросил Степан подошедшего.

-Понятия не имею! Спросите вон у того. – мужчина показал на человека с радостным лицом отошедшего от кассы.

— Извините, какие деньги в ходу?

— Какие деньги? –не снимая с лица улыбку ответил человек. –Все билеты раздают бесплатно. Правда, остались уже только балконные места.

Зазвонила мобилка. Марина.

— Степа, я обалдела! Под подушкой нашла упаковку с..УЕ. Ты не представляешь сколько! Как попали? Какое мое дело! В театр не идем. Сейчас иду в магазин за тем платьем , какое мне нравилось. Ну, помнишь, я намекала купить мне в подарок. Никаких подарков! Я тебе сама подарю. «Ролекс» например. Как у Джеймса Бонда.

В кармане затарахтела мобилка. Звонила опять Марина.

— Ты знаешь, магазин тот, где платье продавали, закрыли. Объявление? Никакого объявления. Просто закрыт…Идиотизм какой-то. Ты что делаешь?

«Что я делаю? Хотел бы я сам это знать…» , но ответил, что идет на почту за прессой , может что-то в газете было объявлено.

— Я газеты осмотрела – пусто, как всегда. Можешь не трудиться. Приезжай ко мне, подумаем, что делать..

 

«Маринка деловая девка, стоит поехать.» -Степан ускорился в сторону остановки. Народ у бордюра стоял стеной и подошедшие маршрутки брал штурмом. На автобус идущий в поселок где жила Марина , Степан не пробился. «Сяду на следующий..» подумал он и отошел от толпы – этот маршрут шел с большими перерывами. Подходили автобусы других маршрутов, народ ломился так же, Степан ждал.

— Вы на Мирный ждете? – пенсионного вида мужчина спросил его с явной надеждой получить утвердительный ответ.

— На Мирный. Что –то давно нет.

— И наверно не будет. Вы слышали, что многие под подушками утром нашли валюту?

— Ну, слышал…

— А я встал рано, в собес про пенсию узнать поехал…Под подушку не заглядывал. Может и под моей подарок. Говорят наш Президент постарался, для народа?…

—Да уж!…

Стало проясняться , что в городе, а может быть и во всей стране, у каждого под подушкой миллион. Не слушая пенсионера дальше Степан набрал номер телефона родителей.

— Слушаю…- мать еще толком не научилась говорить по мобилке. – Это ты Степан?

— Я , мама. Как вы там? Как батя?

— Отец не вставал сегодня, плохо стал. Ты бы заехал, повидался с нами. Болеет он, а так все по старому.

« Значит не заглядывали под подушки или не всем подарок?». Народ уже отходил от остановки, к которой не подъезжал транспорт. «Если каждый водила получил по «лимону», зачем ему баранку крутить?».

Степан не спеша пошел в сторону своего дома. Он устал от беготни по городу, подмокли подмышки и рубаха липла к лопаткам. Ему хотелось придти, все сбросить с себя, упасть в теплую воду ванны и не думать ни о чем, даже о миллионе, распиханном по тайникам бабушкиной квартиры.

— Лифт не работает. И вообще света в доме нет. – сообщил сосед с восьмого этажа встретившийся со Степаном на первом этаже у лифта.—Я спустился за газетами, почта почему-то не работает и свет отключили. Позвоню в аварийную службу горисполкома,пусть разберутся с безобразием…

Сосед с восьмого был отставным депутатом горсовета какого—то давнего созыва, но на его звонки откликались лучше , чем на чьи либо.

Степан не стал доверять соседу свои мысли по поводу этого «безобразия», а по молодому устремился вверх по ступенькам к своей обители. Заходя, по привычке, щелкнул выключателем . Сосед не обманул, света не было. «Ладно, помоюсь без света» -буркнул про себя Степан, как попало разбрасывая снятые вещи. Открыв кран в ванной с удовольствием слушал звук падающей воды…В плавках дойдя до холодильника, с которого уже начала подкапывать вода: «Черт, разморозится этот гроб железный. Хорошо, что запасов не имеется..» Пара яиц и поджаренная корейка будет отличной премией за переживания. Степан чиркнул спичкой, поднося огонек к включенной конфорке газовой печки…Голубой огонек не возник ,хотя легкий хлопок остатков газа явно прослушивался. «Хорошо что вчера лишнюю булку хлеба купил. Еще думал , что зачерствеет…». Зажевав сырой белок свежем хлебом с ломтиком корейки, Степан пришел в бодрое состояние. Он еще раздумывал, звонит Марине или нет, когда она позвонила сама.

— Степан, ты где? Что же не приехал? Мать позвонила, что остается на предприятии. Я тебе говорила где она работает? Их возят на служебном автобусе. Оттуда ехать полчаса, а идти все три, не с ее больными ногами. Шоферы с утра уехали по домам…Приезжай! Мне одной страшно будет. Свет отключили, воду тоже…Приезжай!

« Все ясно. По всему городу одно и то же. Легко сказать приезжай! Приходи, это вернее. До поселка топать тоже часа полтора.» Степан прислушался – шума льющейся воды не было слышно. Заглянул в ванну – на дне её лужа и всё. «Помылся, в общем.»

Степан вышел во двор. Прямо у его подъезда стояли все личные машины соседей. Грохоча обувью по ступенькам с пятого этажа скатился с чемоданами в руках молодой парень. Испуганно глянув на Степана, он пробормотал Здравствуйте» и поспешно стал заталкивать чемоданы в приоткрытый багажник старого «Москвича».

— Далеко собрался, сосед? – заранее предполагая, что ничего определенного тот парень скажет, спросил Степан. Но, к его удивлению , парень даже остановился и утерев потный лоб, пожаловался:

— Не знаю даже , куда ехать .Валька моя зовет ехать к бабке. В селе у той чуть ли не гектар земли, да работать некому, а я хочу махнуть за рубеж.

— Извини друг, наверно и вы с Валькой под подушкой подарок от отца родного нашего нашли?

Парень затравленно оглянулся и вполголоса сказал:

— А что, вы тоже нашли…под подушкой? За них же ничего не купишь теперь…Вот и думаю…

— Думаешь ты правильно, но как с таможней договориться? Кто же вас с вашими лимонами в другую страну пустит? Половину себе заберут, это уж точно.

— Половина если останется, и то добре…Так что, до свидания Степан. Вам тоже надо сваливать.

Степан усмехнулся в ответ. Машины стояли у каждого подъезда и возле них суетились с пожитками люди. Надежд на транспорт не было и Степан наметив кратчайший путь двинулся пешком в сторону поселка «Мирный».На ходу достав свой мобильный телефон сделал попытку позвонить Марине . Связи не было, на экране часы равнодушно отсчитывали время.

Легковушки ехали почти все в одном направлении – в сторону самой ближней границы до сопредельного государства. Люди шли пешком в том же направлении. Шли группами, семьями, по одиночке. «Великое переселение. Исход из Египта. Не нужно ни атомной бомбардировки, ни всемирного потопа чтобы эту массу сдвинуть с места. Сбылась всего на всего мечта обывателя — иметь много, очень много денег.»

Уходя из квартиры Степан не захлопнул дверь. Оставшиеся мародеры начнут обшаривать чужое жилье, но свою добычу будут искать в холодильниках. В его холодильнике было пусто. Потом побегут из городов и они, оставшиеся – бомжи, одинокие , никому не нужные старики, беспризорные дети , обитающие на чердаках и подвалах. И все они будут сказочно богаты и невероятно голодны. Пусть берегутся от их глаз и рук теперь и « лучшие друзья человека» – бродячие и брошенные собаки и кошки, привыкшие ходить сами по себе!

В поселке «Мирный» паники отъезда не было заметно. Здесь частные домики с приусадебными участками, автономным газовым отоплением, баллонным. С подвалами и даже спутниковыми антеннами. Дом Марины некогда поставленный ее отцом, мастером на металлургическом комбинате, не выделялся между другими и был так же добротен, окружен забором из ажурных металлических полос из мелкоштамповочного цеха , где и работал до пенсии хозяин. Хозяина уже не было – стакан водки в будни, поллитра в субботу и густая атмосфера меткомбината «уложили» Маринкиного папу аккурат перед выходом на пенсию по «горячему» стажу.

Зареванная Маринка бросилась Степану на шею, ткнулась мокрыми губам ему в щеку.

— Степа! Что делать? Денег куча, у других тоже…Машина нужна, вот что. Бросить все и с деньгами за границу. С миллионом можно устроиться хоть где. Мать пришла еле живая, не поедет, уже сказала, половину своих мне отдаст. Степа! Что молчишь? Решать нужно…Степан!

—Решать нужно. Машины уехать только не найдешь, это факт .За границу к тому же, с деньгами не пустят ни наши, ни с той стороны…

— Так что, оставаться здесь что ли? Зря я что ли пять лет зубрила муру всякую, чтобы опять картошку копать? Не хочу! Я пешком пойду…Оставайся, если хочешь!

Маринка отвернулась, вытирая слезы ладошкой.

— Маринка! Ну, народ взбесился от кучи денег, а мы-то нормальные люди…Спокойно обсудим. Вот и твоя матушка не хочет куда- то бежать.

— Мать привыкла ковыряться в земле, вот и остается. А я не хочу. Ну, Степан, давай в новую жизнь, вместе! Ты ведь кандидат наук, аспирант в Универе…Тебя и за границей возьмут на работу…Дом там можно купить.

Степан задумался, но за забором прозвучал сигнал авто и голос басовито известил:

— Марина, ты уже собралась?

Круглая личность парня выглянула в открытую калитку. Увидев Степана парень поднял брови и приоткрыл рот, от чего лицо стало совершенно идиотским. Однако Марина радостно заулыбалась и не обращая внимание на Степана,пропела:

— Все, все Валера! Я готова..-и скрылась в доме. Валера прищурив глазки с откровенным презрением уставился на Степана.

— Шо братан, попрощаться заскочил? С собой прихватить не могу, места ровно на двоих.

Маринка, перегнувшись от тяжести огромного чемодана, тяжело дыша, прошла мимо Степана даже не глянув в его сторону.

Степан вышел на улицу вслед за ней. В «Москвиче» действительно места для еще одного пассажира не нашлось бы – барахлом было забито заднее сидение. Кое — как Валера запихнул и чемодан.

— Ну, бывай здоров, миллионер! – и, натужно зарычав дряхлым нутром, машина тронулась. Маринка даже не взглянула на Степана в окошко.

Степан остался стоять у открытой калитки подворья Маринки.

— Проводил мою дочку парень? А сам куда?

Степан оглянулся. Мать Маринки он не знал, но эта женщина была несомненно ее мать. Сухонькая, сгорбленная, с темным морщинистым лицом, она все же напоминала Маринку. Она с горькой усмешкой смотрела на Степана ничего не добавляя к сказанному.

— Не знаю…Не придумал еще…—честно признался Степан этой женщине, которая вызвало в нем чувство доверия.—Родители мои тоже никуда не уедут…Наверно останусь в городе. Если бы участок земли был такой , как у вас, можно было бы перебиться до того, как станет все на свое место…Извините, как вас звать?

— Анна Петровна… А ты, если надумал остаться, привози своих ко мне. Хата большая, места всем хватит, вместе и перезимуем. Картошка в этом году уродилась, кабаки, лук… Мне одной все одно не справиться с хозяйством. Вот доплелась кое — как с работы.

« Ну вот, круг замкнулся. Дед мой был колхозником, хлеборобом, прадеда раскулачивали…Теперь моя очередь землей заняться. По другому не выживешь. Маринка наверняка с миллионами пробьется за кордоном, Валеру этого кинет еще так и сюда если когда ни будь и вернется, то на иномарке. Только это будет не так скоро, очень не скоро, а пока надо как то перебиться.»

— Ну что ж , тетя Аня. Если родители согласятся, то жди нас в гости. До свидания!

Он пошел в город, а навстречу все шли растерянные , озабоченные люди, те у кого не было транспорта, хотя все они были миллионерами.

 

 

читателей   2146   сегодня 3
2146 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 20. Оценка: 2,85 из 5)
Загрузка...