Глаз

В небе висел глаз. Огромный, круглый, с чуть опухшими веками почти без ресниц, с расширенным зрачком и красноватыми прожилками на углах. Глаз висел высоко, внимательно наблюдая за жизнью в стране. Жители в маленькой горной деревушке, рыбаки на Северном море, постовые на южной границе – все видели один и тот же глаз. В солнечную ясную погоду он был четок и особенно устрашающ, но и в самые хмурые дни его очертания проскальзывали сквозь грязно-серые тучи и потоки дождей. Глаз был, и глаз смотрел.

Астат и Араклий познакомились пять лет назад. Астат пришел в Северный храм, чтобы нанять сопровождающего для своего путешествия по стране, которое выполнял по поручению отца. Араклий же как раз заканчивал обучение и проходил церемонию посвящения в Соглядатели. Соглядатель – маг, способный заглянуть в дальние уголки мира, способный выведать секреты и умеющий рассмотреть то, что сокрыто от обычных людей. Соглядатели видели много и далеко, они предупреждали об опасности и помогали достичь успеха. Именно такой маг и был необходим Астату для многолетнего похода.

Молодой человек должен был увидеть страну со всех ее сторон, изучить и понять людей. Придя  в храм, он затребовал самого опытного или же сильного Соглядателя, каким и оказался на тот момент Араклий. На церемонии посвящения ученику храма зашили левый глаз, в котором и была сосредоточена его магия. Астат помнил, как сидел в одном ряду с учениками храма и смотрел на каменную возвышенность перед собой. Стояла ночь без луны, звезд и ветра. Факелы ровно горели на каменных колоннах, кругом опоясывавших высокий серый алтарь, на котором сидели Глава храма и молодой Араклий.

Будущий Соглядатель был лыс, одет в серый просторный костюм с изображением безглазого лица и спокоен. Он прямо и неподвижно сидел напротив Главы, медленно готовящемуся к главному действу. Каждое движение старого Главы было изящным и совершенным, Астат почти с физическим наслаждением смотрел на сморщенные иссохшие руки с длинными пальцами, накладывающие заклинание на серебряную иглу. Старик хриплым голосом читал длинные строфы, складывающиеся в светящуюся нить, которая протягивалась через игольное ушко. Когда речь его стихла, затих, кажется, и весь мир. Молчали ученики храма, молчала ночь, молчал огонь, играющийся с тенями на каменных сооружениях. Астат думал, что Глава будет зашивать глаз будущего Соглядателя такими же ровными и размеренными движениями, однако тот наклонился к Араклию и быстрыми, едва уловимыми взмахами зашил глаз молодому человеку. Все выдохнули и заулыбались; в мире появился новый Соглядатель, причем на порядок сильнее всех существующих.

Это было пять лет назад, когда Астат почти ничего не знал о стране, когда Араклий только начал свой знаменитый путь Соглядателя. В то же самое время в небе появился глаз. В один день он просто открылся и уставился на мир под собой, вникая и запоминая. Люди боялись его, молились каждый своим богам, и никто не мог с уверенностью сказать божье это явление или же людских магов промысел. Кто-то сверху изучал мир, и мир пытался к этому привыкнуть.

Выйдя из храма солнечным утром, молодые люди направились на восток, встречая на пути новое и загадочное. За первые два года маг и его наниматель успели подружиться, темы их бесед со временем становились все более глубокими и личными, однако были границы, которые никто из них не переходил. Астата, например, раздражали излишние собранность и сосредоточенность компаньона. Аскетизм и серьезность Араклия оставались неизменными, он каждое утро молился своему безглазому богу, обязательно надевал серый костюм с рисунком и предавался чтению магического сборника, который наверняка уже знал наизусть. Ел он всегда только рис с овощами, лишь изредка позволяя себе уступить уговорам приятеля съесть немного мяса. Сам же Астат наслаждался каждым прожитым днем, окунаясь в местную жизнь с головой. Все, что можно было съесть, выпить, потрогать, сделать, осуществить – все это он с воодушевлением выполнял.

На третьем году своего путешествия молодые люди лежали на корме рыбацкого корабля и смотрели в черное звездное небо. Оттуда на них равнодушно взирали луна и огромный глаз, накрытый частично ночными тенями. От их дыхания белые завитки пара поднимались вверх, путаясь и растворяясь в северном воздухе. Один из моряков, принявших их на борт, Перит, рассказывал байки о морском северном боге, способном за несколько минут заморозить все, что осмелилось спуститься на воду.

— Своими глазами видел, как огромная белая волна окутывает их корабль, а после исчезает прямо в воздухе! И что? Вместо их рыбацкого судна лежит на воде большущая глыба льда, а внутри виднеется их кораблик, — тут моряк Перит хмыкнул и качнул головой, вспоминая эту картину, — прямо как замороженная рыба. Представляете?

Астат представил эту огромную ледяную волну и подумал, что выглядеть она должна невероятно красиво. Вот если бы посмотреть на нее своими глазами. А почему бы…

— Эй, Араклий, — позвал он мага, и маленький клубок пара закружился у него над головой. – Морской бог существует?

— Существует, — размеренным тоном ответил тот. Он всегда говорил спокойно, без повышения и понижения голоса, без теплоты, гнева или намечающегося смеха.

— А найди его? Прямо сейчас? – Астат перевернулся на бок и уставился в непроницаемое лицо своего напарника. – Я хочу посмотреть на него.

— Эй, парни, — настороженно заговорил моряк, переводя взгляд с одного на другого, — нам тут не нужны неприятности! Ищите бога на другом корабле, вон хотя бы на корабле Ихтинга, их компашка всегда нам покоя не давала.

— Нет времени искать Ихтинга, — махнул рукой Астат и снова уставился на Араклия. Серые невзрачные ресницы, почти незаметные брови, серые глаза и тонкие губы – лицо мага было невыразительным и незапоминающимся, однако за долгий срок совместного путешествия и наниматель начал кое-то понимать в мельчайших его изменениях. – Ищи, — сказал Астат, и маг послушно закрыл второй глаз.

Моряк затих и с благоговением уставился на Соглядателя, которого вообще встречал впервые в жизни. Глаза мага метались под закрытыми веками, все лицо его напряглось и чуть вытянулось. Астат и сам напрягся, сел и начал осматривать черное беспросветное море вокруг корабля. Казалось, что море сжималось и пряталось под его взглядами, не желая раскрывать свои секреты. Весь мир затих и прислушивался, стараясь услышать шаги бога, даже глаз в небе что-то судорожно высматривал, бросая свой взор то на север, то на юг.

— Бог здесь, — через несколько минут ожидания ответил Араклий. – Нам повезло, он уже давно наблюдает за нами.

Астат довольно улыбнулся, понимая, что наверняка произойдет интересная встреча. Моряк Перит только сжался, подобрав под себя ноги.

— Где он?

Соглядатель медленно встал, осмотрелся и, выбрав направление, подошел к борту корабля.

— Вон он.

Астат вскочил и подбежал к товарищу, всматриваясь во тьму.

— Нет, братцы, — глухо сетовал позади них Перит, — я на такое не подписывался.

Астат внимательно всматривался в ночь, но не видел ничего, кроме непроглядной тьмы. Небо и море сцепились друг с другом, не давая ни малейшего шанса разобраться, где начинается горизонт.

— Где? Где? – нетерпеливо спрашивал молодой человек. Бледная рука мага аккуратно повернула его голову и показала на маленькое, почти незаметное светящееся пятно на воде.

— Это бог? – почти шепотом спросил наниматель Соглядателя, стараясь рассмотреть пятно.

— И да, и нет, — загадочно протянул тот в ответ.

Несколько минут ничего не происходило, пока, словно поняв, что его раскусили, бог не вылез наружу. Сначала появилась светлая макушка, затем лоб, глаза и нос. Симпатичное женское лицо взирало на их корабль.

— А я всегда думал, что это мужчина, — пробасил Перит, неизвестно когда подошедший к молодым людям. – Я ж своими глазами видел у него бороду!

Светящаяся девушка снова ушла под воду, и на черной поверхности виднелось светлое светящееся пятно, которое быстро начало двигаться в их сторону. Несколько секунд, и вот из воды прямо перед Астатом появилась обнаженная девушка, которая поднялась и облокотилась на борт напротив молодого человека.

— Здравствуй, — только и мог ответить тот, заворожено смотря на красавицу. Руки его непроизвольно тянулись к этому созданию, будто сотканному из легкого лунного света.

— Нет! – крикнул Аралий, но не предотвратить падение друга не смог.

Рука Астата прошла сквозь девушку, и та, засмеявшись, рассыпалась множеством маленьких светящихся точек, упавших в воду вместе с молодым человеком. Кожу немедленно обдало ледяным холодом, руки и ноги невыносимо тянуло, а лицо, казалось, обдали кипятком, стоило высунуть его на поверхность.

— Поднимите меня! – крикнул Астат, и Перит бросился за спасательным кругом.

— Как водица? – равнодушным тоном поинтересовался маг, и Астат готов был поклясться, что издевка прозвучала в его голосе.

— Терпимо, — буркнул он.

Руки и ноги начало сводить, поэтому брошенный круг оказался как нельзя кстати. Перит усердно тянул выпрыгнувшего к кораблю, пока маг рассматривал что-то вокруг нанимателя. Что-то прошлось по руке Астата снизу вверх, и он вздрогнул. Посмотрел вниз и увидел всплывшую перед ним маленькую светящуюся бусинку. Взяв ее в руки и осмотрев, спросил у мага:

— И это бог?

— Можно и так сказать, — загадочно ответил тот, не отрывая взгляда от Астата.

Молодой человек держал маленький комочек света и чувствовал его тепло. Даже ледяная вода на время прекратила мучить его тело, пока он был поглощен маленьким богом. Астат не слышал и не видел ничего вокруг себя, только маленькое существо, которое должно править безумным и бескрайним морем. Это никак не складывалось в то, во что можно поверить. Море затихло, как и небо с луной, звездами и висящим в нем глазом. Что-то поднималось из глубин черных вод, Астат чувствовал это всем промерзшим телом. Вздрогнул Перит, и достаточно громко вздохнул Араклий. Молодой человек осмотрелся вокруг: сотни, тысячи маленьких светящихся бусинок всплывали вокруг него. Они грели тело, напирали, стягивались вокруг во что-то плотное и затягивали в себя.

— Тяни! – крикнул Соглядатель, и моряк что есть силы потянул веревку с кругом.

Астат откашливался на борту, мелкая дрожь проходила по его телу, но, казалось, он этого не замечал. Море вокруг светилось, бурлило и поднималось все выше. Светящиеся создания словно пели, но песня их звучала в самом сердце слушателя. Медленно из воды поднялась огромная светящаяся рука, перебрав пальцами, словно пробуя воздух, она качнулась, и вот уже вторая такая же возвышалась над кораблем. Кто-то огромный прикрыл ладонями корабль, окутав его светом, как ладони ребенка аккуратно прикрывают пойманную бабочку. Впечатлительный Перит молился, вспоминая семью и обещая бросить пить. Астат и Араклий смотрели на испускающий свет и тепло купол и старались запомнить все до мельчайших подробностей.

Наверху появилась небольшая щель, и большой сиреневый глаз заглянул внутрь, изучая пойманных людей. Несколько секунд, и сияние исчезло, опускаясь обратно под воду.

— А это был бог? – спросил Астат у Соглядателя, на что получил все тот же престранный ответ:

— И да, и нет.

— Так какой он, этот бог? – не выдержал Астат. – Скажи нормально, учитывая, что у меня нет волшебного глаза, чтобы рассмотреть все самому!

Маг обвел рукой черное тихое море и спокойно сказал:

— Море и есть бог.

— А я правда мужика с бородой видел, — ни к месту вставил Перит, пораженный ночной встречей. – Смотрите! – вскрикнул он, показывая куда-то в сторону.

Далеко от корабля сверкнуло что-то во тьме, вздулось, и большая женская фигура поднялась из водных глубин. Та самая, что чуть не утопила Астата. Она медленно пошла куда-то в сторону звезд, уменьшаясь постепенно и скрываясь из виду. Тьма и тишина снова накрыли рыбацкий корабль.

— Плывите в следующий раз с Ихтингом, — пробасил моряк Перит.

Такими волшебными встречами и приключениями были наполнены все пять лет путешествия. Возвращаясь в храм Соглядателей, молодые люди с удовольствием обсуждали самые яркие события. За пять лет Араклий чуть смягчился, научился улыбаться и повышать в раздражении голос. Астат с удовлетворением клал ему в рис с овощами мясо и не получал отказов.

— Удивительная все же страна, — вяло восторгался Астат, перебирая в памяти самые яркие встречи.

— А почему все же наша? – спросил маг, помогая товарищу взобраться на холм, отделяющий храм от них.

— Ваша страна простирается далеко на север и юг, занимая большую часть материка. Разумеется, мне, просидевшему в замке отца значительное время, захотелось изучить что-то большое и почти безграничное. Посмотреть людей, их жизнь, привычки. Узнать, о чем они думают и молят.

На верхушке холма молодые люди отдохнули, взирая на раскинувшиеся виды. Перед ними стоял высокий храм Соглядателей, впечатляя своими размерами и огромной статуей безглазого бога, который согласно их представлениям, дарил им силу заглядывать во все уголки мира. Позади раскинулся небольшой городок с острыми конусообразными шпилями, блестящими золотом на солнце. Ветер гнал свежую зеленую траву вдоль холма и подскакивал ввысь, где на протяжении последних пяти лет висел глаз.

— Интересно все же, как работает ваша магия, — медленно протянул Астат, сладко потягиваясь под солнечными лучами. Соглядатель не ответил, как не отвечал на это все время.

При подходе к храму их уже встречали монахи. Все лысые, в серых костюмах и с зашитыми левыми глазами.

— Мы наблюдали ваше путешествие, — поприветствовал их Глава, склоняя сморщенную голову. – Надеюсь, вам понравилась наша страна, и вы узнали все, что хотели.

— По крайней большую часть из запланированного я сделал, — кивнул в ответ Астат, еле ворочая языком.

— Вы уже не так бодры, как раньше, — заметил Глава и пропустил молодого человека вперед. Тот позволил двум монахам подхватить себя и почти внести в храм.

— Это все издержки моей магии, — вяло ответил он, с радостью усаживаясь на алтарь, на котором когда-то зашивали глаз Араклия. Старый Глава присел рядом и уставился на молодого человека единственным своим глазом. Астат осунулся и сильно похудел за последнее время, кожа его была невероятно бледной, а на ощупь очень холодной.

— Немного вам осталось тесниться в этом теле, господин Астат, — заметил Глава, аккуратно поправляя завалившегося чуть вперед молодого человека.

— Да, и от этого как-то грустно. Привязался я к местным, — говорил он тихо, от усталости и потраченных сил на подъем и спуск по холму глаза закрывались, и тянуло спать.

— Зато сколько информации о нашем мире вы предоставите отцу, утешьтесь этим!

Астат на мгновение улыбнулся, встречаясь взглядом со стариком:

— Уверен, что вы и сами пытались многое изучить, пока я тут был. Люди очень любопытные создания, не менее любопытные, чем боги. Однако я уверен, что даже глаз в небе вам не помог.

— Нисколько, — сознался Глава, и веер морщинок прошелся в уголках его глаз.

Астат сидел на каменном алтаре, поддерживаемый стариком и ожидал смерти своего тела. Позаимствованное пять лет назад, оно прекращало функционировать, не выдерживая магическую мощь носителя. Одноглазые монахи храма столпились вокруг и с почтением взирали на гостя, пришедшего к ним из Верхнего мира.

— Почему же только один глаз? – поинтересовался Глава храма у Астата, уже почти уснувшего.

— Я хотел подсмотреть в Нижний мир двумя своими глазами, но щель меж мирами оказалась столь маленькой, что только один глаз смог протиснуться. Вот я и уставился на вас, как через замочную скважину. У меня достаточно сил, чтобы захватить человеческое тело и сделать его продолжением своего глаза, но, к сожалению, сил недостаточно у тела. Очень жаль.

— А зачем наблюдение понадобилось вашему отцу? – тянул старик, убаюкивая своим голосом гостя.

— Надо же знать миры, которыми правишь и за которые отвечаешь. За всех этих людей, магических созданий, местных божков…

Веки Астата сомкнулись, и он замолчал, не закончив предложения. Несколько минут монахи взирали на мертвое тело, затем как один подняли головы, наблюдая, как в небе медленно закрывается и исчезает гигантский глаз.

Час спустя Глава храма и Араклий сидели на все том же алтаре и смотрели на труп молодого человека, захваченного пять лет назад богом, спустившимся к ним с небес.

— Мы за все это время так и не смогли проникнуть в Верхний мир и узнать, что он из себя представляет, — говорил Глава. – Это пугает и удручает, ведь о его существовании мы даже не подозревали. Император вложил огромные средства в нас и других магов, способных собрать знания, я даже слышал, что были наняты шпионы, следившие за вашим походом. Разумеется, ничего не вышло, этот Астат слишком хитер и обтекаем, не дал нам и шанса узнать про свой мир. Однако, — голос Главы дрогнул, — я уверен, что наш лучший Соглядатель смог многое высмотреть, тем более находясь столь близко к пришельцу, — он с нескрываемой надеждой уставился на Араклия, неподвижно сидящего и смотрящего перед собой.

— Как и сказал Астат, люди слишком любопытны. Мне понадобится несколько лет, — равнодушным тоном ответил он, — чтобы описать все то, что я там увидел.

Старик улыбнулся, смотря почти любовно на магический глаз своего ученика.

 

 

читателей   1731   сегодня 2
1731 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 11. Оценка: 3,27 из 5)
Загрузка...