Блики на мачтах

 

Солнце, еще недавно источавшее полуденную жару, постепенно склонялось в сторону горизонта, и его лучи, отражаясь от мягко плескавшихся волн, разбрызгивали искрящиеся отблески во все стороны. Поднявшись из своей каюты на палубу, Лэрт даже слегка прищурился, но глаза эльфа быстро привыкли к дневному свету, и он не торопясь окинул взглядом пристань. Как всегда, здесь было шумно и людно. Купцы следили, как их трюмы загружались товарами, покрикивая на носильщиков; рыбаки выгружали рыбу из лодок, разгоняя круживших в поисках легкой поживы морских птиц; матросы просаживали деньги в трактирах, оглашая улицы бранью и хмельными песнями сомнительной пристойности.

Легкая улыбка пробежала по лицу Лэрта. Казалось, что за годы его отсутствия родной Иррантал совершенно не изменился. Полюбовавшись видом, юноша пересек палубу и сбежал вниз по трапу. Уже спустившись, он обернулся на оклик своего помощника, донесшийся из «вороньего гнезда»:

— Капитан, Вы допоздна?

— А я уж думал, что ты и не заметишь, Эрис. Да, так что остаешься за главного. Смотри, не пропей мой корабль, — и, рассмеявшись собственной шутке, Лэрт отправился вглубь города.

Маршрут был настолько знаком, что, казалось, лишись молодой капитан обоих глаз в очередной стычке с пиратами Ничейных Бухт, он все равно не потратил бы на дорогу больше времени, чем обычно. На ближайшей улочке свернуть направо, пройти три квартала, попутно отмахиваясь от пахнущих духами и алкоголем девушек, женщин и прочих особ прекрасного пола, готовых опустошить кошельки морских скитальцев, месяцами не знавших любви и ласки. Затем пересечь площадь, тонущую в шуме голосов, пытающихся перекричать друг друга торговцев: ткани, драгоценности, книги, ароматические масла — каждый раз порядок оставался тем же. Помня о том, что не все здесь зарабатывали деньги честным трудом, Лэрт предусмотрительно опустил руку на кошель с золотом.

Но вот площадь была пройдена, деньги остались при своем хозяине, и теперь оставалось пройти до конца длинной, плавно изгибающейся влево улицы. Дойдя до ее середины, юноша остановился и, закрыв глаза, глубоко вдохнул. Все его сознание мгновенно наполнил божественный аромат свежей выпечки, дополненный нотками различных специй и пряностей, а через несколько мгновений сквозь него начал проступать приторно-сладкое благоухание диковинных цветов, продававшихся в лавке напротив. Бесспорно, Лэрт мог простоять целую вечность, наслаждаясь тем, как эти запахи сменяют друг друга, но его ждали дела, и, сделав пару глубоких вдохов напоследок, эльф двинулся вперед.

Вскоре он остановился, глядя на здание, к которому держал путь — двери постоялого двора «Новая заря» были приветливо распахнуты, будто бы зазывая путников зайти перекусить или остаться на ночлег, а может — и то, и другое. Входя внутрь, капитан чуть сдвинул вперед свою шляпу, оттеняя лицо, а затем двинулся вглубь заведения.

— Добрый день! — молодая девушка с коротко стриженными темными волосами, разносчица блюд, практически сразу подошла к новому посетителю. — Вы желаете снять номер? Или перекусить?

— Нет, благодарю, — лишь отмахнулся от нее тот, после чего отыскал глазами не самое бросающееся в глаза свободное место и сел за стол. Теперь ему оставалось лишь подождать. К счастью, не особо долго.

— Быть может, Вы хотите что-то заказать? — обратился к капитану голос, принадлежавший уже другой разносчице. Вместо ответа он поднялся с места, снял шляпу и, посмотрев девушке прямо в глаза, произнес с мягкой полуулыбкой:

— Здравствуй, Наала. Я вернулся.

Прошло несколько мгновений, пока эльфийка смотрела на него, не проронив ни слова. А затем в глазах девушки блеснули веселые искры, и она кинулась на шею старому другу:

— Лэрт! Боже, это правда ты? — сквозь смех произнесла она, а затем отпустила его и сделала шаг назад, рассматривая с ног до головы. — Как ты… Изменился. У тебя же в голове ничего, кроме ветра, не было, когда ты уходил в плавание! А теперь, — девушка наклонила голову, и лучи солнца заиграли на ее огненно-рыжих волосах, заплетенных в толстую тугую косу. — Теперь одного взгляда достаточно, чтобы понять — с тобой лучше не портить отношений… Боже, как же я соскучилась! — с этими словами Наала вновь повисла на Лэрте, и тот обнял ее в ответ, вновь удивляясь уже подзабытой эмоциональности девушки.

— Наала! Чем ты занята? — проходивший мимо хозяин заведения, упитанный человек средних лет, с грохотом поставил пустой поднос на стол, привлекая к себе внимание. — Я, что ли, должен выполнять за тебя твою работу?

— Именно, — ответил Лэрт вместо девушки. — Я хочу поговорить со старым другом, которого не видел десять лет. Как Вы считаете, это достаточно весомая причина? — сделав акцент на предпоследнем слове, он снял с пояса кошель и бросил его в руки изумленного мужчины. Тот, поймав мешок, удивленно крякнул от его веса, затем заглянул внутрь и, убедившись, что тот действительно полон золота, поднял глаза на посетителя, собираясь предложить тому что-либо, но слова застряли в горле, лишь только он встретился взглядом с молодым капитаном. Нет, гость не был настроен враждебно, но где-то в глубине его сине-серых глаз, казалось, можно было различить взрывы пороха и блеск стали. Трактирщик хорошо знал, как море меняет людей. Одних оно ломает, будто бы бросив на дощатую палубу с гребня штормовой волны. Такие не всегда возвращаются на берег, а те, кто остаются в живых, либо больше никогда не ступают на борт корабля, либо топят страх в кружке. Но других, тех, кто выдержал его испытания, море преображает. Подобно тому, как прибой вымывает песок с берега, оставляя нерушимые скалы, оно превращает юнцов в решительных и уверенных в себе мужчин. Мужчин, которые не спасуют ни перед мощью стихии, ни перед морскими разбойниками, давно и крепко подружившимися с пронизывающим ветром и соленой водой. И стоявший рядом с девушкой эльф явно не был похож ни на труса, ни на матроса-пропойцу.

— Прекрасно. И принесите нам бутыль вина из высокогорных ягод. Я соскучился по этому вкусу, — Лэрт вернул трактирщика к реальности, и тот поспешил выполнить заказ. Эльф опустился обратно на стул, положив рядом шляпу и жестом пригласив Наалу, смущенно отпрянувшую от него во время разговора с хозяином заведения, сесть напротив. Та не стала возражать, и, усевшись поудобнее, облокотилась на стол, подперев голову обеими руками.

— Десять лет, — задумчиво протянула она, и на какие-то несколько мгновений ее взгляд, перестав цепляться за объекты материального мира, устремился куда-то вдаль. — Даже не верится. Казалось бы, что такое десять лет в жизни эльфа? Я ведь до сегодняшнего дня и не обращала внимания, как много времени прошло. Но слушай, мне не терпится узнать, что ты мне расскажешь о своих путешествиях. Где ты был? Что видел? Много ли было приключения? — эльфийка вновь впилась в своего собеседника полным восторга и нетерпения взглядом.

— О, уж чего, а приключений было достаточно, — усмехнулся Лэрт. — И некоторые из них, в каком-то смысле, останутся со мной надолго. — С этими словами он наклонил голову и откинул с виска свои темно-русые волосы, открывая взору Наалы шрам, проходивший чуть выше уха.

— Ох, — только и вымолвила та, невольно подавшись вперед и опустив руки на стол. Глаза девушки расширились, и сложно было сказать, чего в этом взгляде было больше — запоздалого страха за жизнь своего друга или почти ребяческого восторга перед теми опасностями, которые ему пришлось пережить.

— Пираты? — все же спросила Наала, взяв себя в руки, но на большее ее не хватило.

— О, да, — откинувшись на спинку стула, Лэрт довольно рассмеялся, глядя на реакцию подруги. — Славная была битва. Представь себе, — юноша вновь подался вперед, оперевшись руками о стол. — Мы идем под полными парусами. Одни на всей водной глади, светит солнце, волны плещут. И тут вокруг корабля начинает сгущаться туман. Это излюбленный трюк пиратских капитанов, которым удалось заполучить в команду мага. Все, конечно же, стали готовиться к абордажу, но ведь абсолютно неясно, с какой стороны ждать нападения, ведь сами разбойники, судя по всему, скрывались за чарами невидимости, иначе мы бы заметили их. Но видать чародей на борту был неопытный — он или не знал о том, что они напали на эльфийский корабль, или не учел остроту нашего слуха. Одним словом, когда они подошли ближе, их выдали волны, плещущиеся о борта корабля и скрип снастей. Наши матросы не заставили себя ждать и, когда сквозь туман стали прорисовываться очертания мачт, по моей команде выдали залп из орудий по правому борту. Видимо, удача была на нашей стороне, поскольку за треском обшивки и криками раненых не последовало ответного огня. Зато полетели абордажные крюки.

— Ваше вино, господин, — трактирщик вернулся очень вовремя, как раз когда Лэрт сделал небольшую паузу в своем рассказе.

— Благодарю, — отозвался он, принял поднос бутылью и двумя кубками и, вынув пробку, налил напиток себе и своей собеседнице, наблюдая, с каким нетерпением та ждет продолжения рассказа. Сделав большой глоток, он продолжил.

— Следом за крюками на палубе оказались пираты. Биться было трудно, ведь кругом был этот треклятый туман. Но именно он в итоге и спас мне жизнь. В пылу схватки я споткнулся о труп одного из бандитов и упал. И только поэтому просвистевшая над ухом сабля лишь слегка зацепила меня, а не снесла полголовы.

Наала закашлялась, подавившись вином, и Лэрт обеспокоенно посмотрел на подругу. Та лишь смахнула с губ сладко-терпкий напиток:

— Все хорошо. Так что было дальше?

— К моему счастью, рядом с пиратом, об которого я споткнулся, валялся неразряженный пистолет, и, схватив его, я пальнул туда, откуда пришел удар. Короткий крик, а затем стук тела о палубу дал мне знать, что я не промахнулся. К тому моменту туман постепенно стал рассеиваться, что решительно облегчило нам задачу. Как выяснилось позже, вражеского мага зацепило шальной пулей. Когда сомнений в нашей победе не осталось, пираты, кроме самых отчаянных, решили сдаться. Мы связали их и отправили в трюм, чтобы в ближайшем порту отдать их в руки городской стражи. С полуразрушенного корабля мы забрали всю их добычу, а также освободили рабов, позволив им оставаться на нашем корабле до тех пор, пока мы не окажемся рядом с их родными берегами. Часть из них, между прочим, до сих пор с нами.

— Ничего себе, — только и выдохнула эльфийка. — Конечно, это страшно, но так захватывающе…

Лэрт лишь усмехнулся:

— О, ты бы изменила свое мнение, окажись ты на залитой кровью палубе и надышавшись пропахшим порохом воздухом. Да и согласись — то, что я выжил в тот раз, в большей степени везенье, чем моя заслуга. Но зато после этого сражения я сумел купить кое-что для тебя.

С этими словами капитан опустил руку в поясную сумку и извлек оттуда небольшую фигурку феникса, отлитую из алого металла, который добывали лишь на одном из островов в глубине океана, а потому очень высоко ценившегося. Щеки Наалы налились краской, и она восхищенно прикрыла рот руками.

— Лэрт… Боги, зачем? — девушка не могла решится взять подарок в руки, но ее глаза уже пристально изучали каждый изгиб прекрасной статуэтки. Поборов смущение, разнощица все же взяла ее в руки и принялась вертеть, рассматривая со всех сторон. — Она же стоит огромных денег…

— Нэл, я пропустил десять твоих дней рождения. Должен же я был как-то искупить свою вину. К тому же, я не забыл о твоей любви ко всяким волшебным существам. Забирай, — капитан посмотрел подруге прямо в глаза. — Она твоя.

— Спасибо огромное, — потупив взгляд, ответила Наала, слегка подрагивающими пальцами убирая фигурку в кожаный мешочек на ремне.

 

Время, растворяясь в вине, текло все быстрее и все незаметнее. Лэрт рассказывал о морских сражениях, о дальних берегах, о невиданных странах и неизвестных легендах, заставляя свою слушательницу то смеяться, то восторженно замирать, а пару раз — даже прослезиться. Давясь от смеха, он как раз заканчивал историю о том, как один из его матросов, на спор напившийся до бесчувственного состояния, явился на следующее утро на корабль шатающийся и весь облепленный перьями, поскольку заботливые друзья его собутыльника оттащили выпивоху на ночь в курятник, предварительно обмазав какой-то клейкой смесью, когда к их столу вновь подошел владелец заведения. Дождавшись, пока друзья отсмеются, он обратился к эльфийке:

— Наала, ты просила, чтобы я отпустил тебя сегодня раньше, поскольку ты усердно трудилась, и напомнил, когда тебе надо будет уйти. Теперь, когда твой приятель весьма неплохо пополнил мой доход за день, я могу даже позволить тебе отдохнуть пару дней. Имей в виду — солнце уже миновало башню Совета.

Девушка бросила короткий взгляд в окно. Башню отсюда, конечно же, видно не было, но людей на улицах было уже меньше, да и все вокруг приобрело ту самую сочность цвета, какая ненадолго возникает в Иррантале перед тем, как подступающий вечер постепенно начнет окрашивать город в темные тона. Эльфийка повернулась обратно к своему собеседнику.

— Лэрт, ты прости, но мне пора. Я правда была очень, очень рада тебя увидеть, но Тэраелл просил меня сегодня вернуться домой пораньше.

— Домой? Так вы?.. — Лэрт чуть удивленно поднял брови, давая девушке возможность договорить за него.

— Да, — Наала вновь чуть смутилась, но видно было, как в ее глазах заблестели искорки счастья. — У нас как раз первая годовщина. Я бы пригласила тебя, но Тэр очень просил, чтобы это был только наш с ним маленький семейный праздник.

— Ну что ты, — лишь отмахнулся капитан. — Я все понимаю. Беги, я не хочу тебя задерживать, ведь я и так отнял у тебя целый вечер. И передавай ему привет, что ли.

— Обязательно. Надеюсь, ты надолго к нам? Я думаю, он будет рад тебя видеть.

— К сожалению, мы отплываем с рассветом, — покачал головой Лэрт. — Но не бойся, в этот раз я вернусь скоро и не стану бороздить океан годами.

Они оба встали из-за стола, обнялись, улыбнулись друг другу на прощание, и Наала поспешила к выходу, пару раз обернувшись и помахав Лэрту рукой. И только лишь когда девушка исчезла в дверном проеме, а ее рыжие волосы последний раз блеснули огнем под солнечными лучами, улыбка медленно растаяла сначала во взгляде, а затем и на лице капитана. Да, он знал, что она никогда не будет принадлежать ему. Трудяга Тэр, сын резчика по дереву, его друг детства полюбил ее с первого взгляда, и, на его счастье, эти чувства оказались взаимны. И Лэрт никогда бы не пошел против счастья своих лучших друзей. Да и кем он был тогда? Бездельник, прожигавший родительские деньги, что он мог противопоставить одному из лучших молодых мастеров города? Да, сейчас он капитан корабля, его уважает команда, да и денег, добытых им в путешествиях хватит, чтобы с лихвой перекрыть растраты его юных лет. Да, многие девушки бы забыли обо всех клятвах, появись он в их жизни. Многие, но не Наала. И Лэрт знал это, и за это он любил ее еще сильнее.

До корабля он дошел быстро, почти не глядя по сторонам, взбежал по трапу и отправился прямиком в каюту, где рухнул без сил на кровать и провалился в сон, а утром, когда корабль уже мчался вперед, навстречу новым приключениям и испытаниям, Лэрт стоял на палубе, вглядываясь в даль, а лучи солнца, медленно поднимавшегося над горизонтом, отражались в плещущихся за бортом волнах, и блики от них весело плясали на мачтах, вместе со скрипом снастей и шумом парусов заставляя капитана забыть, пусть и на время, о том, о чем тот хотел забыть.

 

читателей   1538   сегодня 1
1538 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 12. Оценка: 2,75 из 5)
Загрузка...