Заклинание Земли

Поздней ночью двое джентльменов держали путь по одному из бесчисленных лесных просёлков центральной Англии.

Восемнадцатое столетие не так давно разменяло свою последнюю декаду. На английском престоле восседал король Генрих III. Отгремела война за независимость США, улеглись беспорядки в Шотландии, но до Ирландского восстания было ещё далеко, а французский лейтенант артиллерии, имени которого вскоре предстояло прогреметь на всю Европу, ещё не вступил должность бригадного генерала.

Ухабистая дорога петляла в коридоре, образованном кронами вязов, ясеней и дубов, уже готовых сменить пёстрое великолепие октябрьской листвы на куда более скромное убранство поздней осени. В кружевном сплетении ветвей над головой лишь изредка мелькала звезда. Несмотря на это, карета не тряслась на выбоинах, она бежала вперёд легко и гладко. Дорога была хорошо освещена, так что четвёрка лошадей ганноверской породы без труда находила путь в темноте.

На собрании, которое джентльмены посетили несколькими часами ранее, всем присутствующим полагалось производить впечатление друг на друга, поэтому для поездки спутники арендовали превосходный экипаж из баварской сосны. Правил им возничий – человек простого сословья, облачённый по случаю во взятый напрокат сюртук.

Работы у кучера было немного, поэтому он – не в первый уже раз за ночь – перекинул вожжи через локоть, набил трубку и закурил, прислушиваясь к беседе джентльменов, голоса которых доносились из кареты.

Те говорили о магии.

– … Ошибочно полагать, будто задача клуба, к которому мы оба имеем честь принадлежать, заключается лишь в корпении над пыльными фолиантами, докладами по истории волшебства и проведении регулярных собраний, практически неотличимых от светских вечеринок! – возбуждённо толковал тот, что помоложе. Вне всяких сомнений, юноша благородных кровей, он всё же имел вид несколько растрёпанный и неряшливый, а взгляд его был неизменно устремлён куда-то вдаль, поверх головы собеседника.

Второй джентльмен, который по виду годился юноше в деды, уже некоторое время клевал носом, утомлённый дорогой. Он рассеянно посмотрел в окно, как будто надеясь обнаружить за стеклом нечто такое, что помогло бы ему избежать беседы и хоть немного вздремнуть. Однако снаружи царила непроглядная темень, которую едва разгонял бледный свет, струившийся откуда-то сверху. Удивительное дело – ведь ночь выдалась совершенно безлунной!

Несколько разочарованный, пожилой джентльмен повернулся к своему попутчику:

– В чём же вы находите главное предназначение нашего Ордена, дорогой племянник? Кстати, в дальнейшем я попросил бы вас придерживаться именно этой формулировки. Орден. Кое-кому слово «клуб» может показаться оскорбительным. Я, как и ваша дорогая матушка – упокой Господь её душу! – являемся дальними потомками самого Ричарда Сломанная-Ветвь, а многие другие члены почтенного собрания ведут свой род от куда более могущественных и прославленных чародеев.

– Нисколько не желая оскорбить кого-либо из уважаемых джентльменов, – сдержанно сказал юноша, побарабанив пальцами по набалдашнику трости из палисандрового дерева, – я всё же вынужден заметить, что многие из них страшатся объединяющей всех нас цели не меньше, чем желают её достигнуть. Ведь если великая миссия Ордена будет исполнена, если годы исследований принесут долгожданные плоды, и магия вернётся в мир, то им не перед кем больше будет похваляться коллекциями старинных книг и дорогими экипажами!

– Говорить так не слишком учтиво с вашей стороны, мой юный друг… К тому же, мы сошлись во мнениях, что эта карета стоила каждого потраченного пенни. Наш возничий – мастер своего дела! Вы заметили, что экипаж ни разу не встряхнуло за всё время путешествия? Когда доживёте до моих лет, то научитесь ценить комфорт. Как бы вам понравилось путешествовать под проливным дождём в открытой коляске?

– Снаружи прекрасная погода. А что касается манер, то не слишком учтивым было то, как члены собрания отреагировали на недавний доклад мистера МакМиллана…

Лицо пожилого джентльмена сморщилось, как будто он разглядел половину червяка в только что надкушенном яблоке.

– МакМиллан! – проворчал он, передёрнув плечами. – Этот шотландишка! Вы видели его камзол? Кто вообще может так вырядиться? Конюх? Неудивительно, что ему едва дали закончить своё выступление…

Юноша на мгновение замолчал. Могло создаться впечатление, что он прислушивается к стуку лошадиных копыт по дороге, да только никакого стука слышно не было – только шёпот ветра в переплетении чёрных ветвей. Но молодой человек не обратил на эту странность внимания.

– Камзол не помешал ему приблизиться к разгадке величайшей Тайны современности, – сказал он. – Вы понимаете, о чём я, дорогой дядюшка, не делайте такое лицо! Старые книги пестрят упоминаниями о магии, которую творили учёные люди и аристократы по всей Европе. Но в какой-то момент — и никто не знает, почему! — волшебство перестало работать. Заклинания утратили силу, слова стали просто словами, а ингредиенты для зелий и снадобий – лишь кучкой мусора, равно отвратительного на вид и на запах. Однако волшебники старины имели любезность оставить нам Заклинание Земли, великое знание, способное пробудить спящую магию, которая, по словам МакМиллана, никогда не покидала этот мир. Я новичок в Ордене, но даже для меня очевидно, что члены почтенного собрания уже не первый десяток лет тщатся отыскать это Заклинание, для чего собираются вместе каждые три месяца и демонстрируют друг другу всё новые и новые книги, которые им удалось добыть за всё это время… – Тон юноши стал едким, почти саркастичным. – А вот освистанный всеми МакМиллан предлагает по-настоящему действенный путь решения стоящей перед нами задачи!

Старик окинул попутчика снисходительным взглядом и – скорее, из вежливости – спросил:

– Вы действительно так считаете?

– Его доказательства показались мне вполне убедительными.

– Сложно считать доказательствами цитаты из научных трудов, которые никто, кроме самого МакМиллана в глаза не видывал, – ухмыльнулся пожилой джентльмен.

– Вы знаете, что он беден, как церковная мышь, и просто-напросто не смог выкупить книгу у сквалыжного коллекционера из Сомерсета. Впрочем, это не имеет значения. Куда больше меня волнуют открывающиеся перспективы! Зная, что цель достижима, каждый член Ордена должен удвоить усилия по поиску Заклинания Земли. И теперь становится очевидным, куда должны быть направлены эти усилия.

– И куда же, позвольте узнать?

– Уж точно не на исследования старинных текстов! – воскликнул юноша, пытаясь вскочить на ноги, отчего экипаж зашатался на рессорах. –  Даже если древняя мудрость когда-то и содержалась на книжных страницах, то теперь, после стольких лет безуспешных попыток, только последний глупец будет продолжать поиски именно там. Всё, на что может рассчитывать исследователь магии, увлечённый посещениями архивов и библиотек – так это отёк лица, неизбежный при долгом вдыхании книжной пыли! Я убеждён, что исследование свитков и фолиантов – это просто удобный предлог не покидать свои кабинеты для того, чтобы заняться настоящим делом…

– Какое дело вы имеете в виду, мой юный друг?

– Разумеется, поиск истинного Заклинания Земли! По словам МакМиллана, главной ошибкой учредителей Ордена было буквальное истолкование этих слов. Они пытались отыскать заклинание – привычную для всех нас поэтическую формулу, которая запустит механизм пробуждения спящей магии. Но древние волшебники были куда мудрее. Они оставили свои подсказки не в книгах, которые могут быть сожжены, потеряны или испорчены, а в самой Земле, в природе, что окружала нас всё это время и окружает прямо сейчас! Разыскать их – первейшая задача для всякого, кто считает себя исследователем магии, и теперь мы, наконец, знаем, где нужно искать. Разве эта мысль не вызывает у вас волнения?

Юноша с удовлетворением отметил, что в глазах дядюшки вспыхнули знакомые азартные огоньки, а от сонной одури, сковавшей члены старика, не осталось и следа.

Молодой джентльмен решил развить этот успех. Он откинулся на спинку сиденья и сказал:

– Я считаю, что, коль скоро мы избавлены от необходимости бессмысленных поисков в архивах, настало время обратиться к передовым достижениям науки, которая могла бы оказать неоценимую помощь в пробуждении дремлющей магии. Слышали ли вы о последних успехах братьев Монгольфье, дядюшка?

– Вы говорите о воздухоплавании?

– Именно так.

– Никчёмное занятие для джентльмена! Только французам могло прийти в голову нечто подобное.

– Ваше право считать именно так. Однако я призываю вас задуматься вот о чём. Будучи лишь частями одной большой картины, мы не способны хоть сколько-нибудь широко её охватить. Чего не хватает нам всем — так это целостности, комплексного подхода! При помощи изобретения братьев любой исследователь мог бы подняться над землёй, чтобы прочесть магические послания, начертанные самой Природой. Только представьте… – Юноша устремил пылающий взгляд в одному ему известные дали. – Леса, и холмы стали бы нашими учителями и проводниками. Луга и вересковые пустоши превратились бы в листы пергамента, а реки, озёра и ручейки – в письмена, начертанные десницами великих чародеев древности! Я искренне верю в то, что будущее магии – за воздухоплаванием. Именно в эту отрасль я планирую направить все усилия, задействовав все имеющиеся в моём распоряжении средства…

– И это было бы в высшей степени безрассудной попыткой распорядиться наследством вашей дорогой матушки! — перебил юношу пожилой джентльмен. — Не стану утверждать, будто доклад мистера МакМиллана не натолкнул меня на определённые мысли, вот только эти мысли куда более прагматичного толка. Я склонен согласиться с тезисом о том, что все нужные ответы может подсказать нам природа – та самая древняя земля, по которой мы сейчас едем. Вот только рассматривать её с высоты птичьего полёта – пустое занятие. Учёный не должен стремится к приключениям тела. Он обязан проникать пытливым взором в самую суть вещей. И опыты Антони ван Левенгука могут быть весьма полезными в этом деле…

– Левенгук? – ехидно ввернул юноша. – Этот голландишка?

Пожилой джентльмен обжёг ухмыляющегося спутника взглядом и невозмутимо продолжил:

– Благодаря усовершенствованному им микроскопу любой исследователь магии мог бы заглянут за завесу зримого мира и постигнуть заложенный в Природе порядок вещей. Тайны микроорганизмов могли бы куда больше сказать нам о работе замысла Творца, нежели полёты на шарах, наполненных электрическим дымом, которые есть ничто иное, как опасная форма досуга для праздных умов. Настоящему исследователю причитается проводить свои опыты в лаборатории. Там и только там следует искать корни древней магии! Если микромир не откроет нам истинную суть Заклинания Земли, то оно будет утеряно навеки….

– Вздор! Это тупиковый путь, который ничем не отличается от просиживания штанов в библиотеках. Опытам Левенгука уже более сотни лет, и помимо увеличенных изображений дрожжей и тараканьих глаз, никаких результатов он так и не получил. Вы ретроград, дядюшка, и совсем не смотрите вперёд. Копошась в грязи, невозможно оценить истинное величие всего, что нас окружает, невозможно обрисовать целостную картину мира и отыскать то место, которое в этом мире занимает волшебство!

– Я веду речь о подходе, приличествующем настоящему учёному и джентльмену! — воскликнул пожилой джентльмен. — Вы же, мой юный друг, пребываете в плену восторженных мечтаний и романтических порывов. Если бы я не знал о полученном вами воспитании, то заподозрил бы вас о пристрастии к романам и иным низкопробным развлечениям!

– Возможно, именно из-за чрезмерной обстоятельности и чопорности членов Ордена, которые предпочитают хвастаться друг перед другом породистыми лошадьми и потягивать подогретое вино с травами в тёплых кабинетах, великая Цель так и не была достигнута! – вскричал юноша, распаляясь всё сильнее. – Попомните мои слова – только воспарив над сей скорбной юдолью мы сможем познать истинную, первозданную магию, такую, какой она была в пору своего расцвета!

– Дозволено ли будет мне возразить вам, дорогой племянник, и сказать что…

– Нет, дядюшка, это вы послушайте!..

Кучер с интересом прислушивался к беседе, попыхивая трубкой. Как нам уже известно, ему не приходилось так уж тщательно следить за дорогой.

Карета скользила вперёд легко и бесшумно, ведь её колёса далеко не всегда касались земли. Сбитые с толку лошади то и дело фыркали и прядали ушами, попирая копытами воздух в паре футов над дорогой.

А под чёрным пологом леса летела, освещая путь, огненная птица.

 
 
 

   

читателей   888   сегодня 1
888 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,71 из 5)
Загрузка...