Я подарю вам крылья

— Отсюда не выбраться. Неужели не понял?

Фрадвиг сидел на нижней койке и сонно потирал глаза. Новичок, назвавшийся Мэлом, изучал решётку на предмет слабых мест. Голос сокамерника заставил его обернуться. Всё та же клетушка два на три шага, только луна выглянула из-за туч, и в их полуподвале стало светлее.

— Отнюдь. Решётка крепится на петли, её легко можно снять даже в одиночку.

Фрадвиг покачал головой. Его изумрудно-зелёная кожа смотрелась сейчас, в темноте, почти чёрной, а клыки нижней челюсти и вовсе были незаметны.

— Отсюда не выбраться. Мы на острове. Вокруг – море лавы. Только по воздуху, но ни ты, ни я не умеем летать. А крылатые нас обратно не вернут, сам знаешь.

Новичок знал. Он провёл тут уже неделю и прекрасно разобрался, что к чему. Ты – раб. Трудись на плантации и, возможно, крылатые переведут тебя в чуть более сносные условия. Камера попросторнее, еда повкуснее и так далее. Фрадвиг, с которым его поселили, все уши успел прожужжать. Какое-то время назад он был из привилегированных – и работа ему доставалась непыльная, и питался фруктами и мясом – но за нелепую оплошность его, как простого новичка, вышвырнули на плантацию.

— Рано или поздно тебя найдут, как ни прячься. Найдут и отрубят ноги. Я видел таких – ползают на руках и чистят клозеты. Не надо, парень.

Промолчать бы, да новичку стало жалко Фрадвига. Там, на свободе, он встречал его племя – свободолюбивое, горное, не терпящее никаких тиранов – племя храбрых воинов. Фрадвига похитили в десять лет, он почти не помнил, что значит быть самому по себе.

— Меня зовут не Мэл, — новичок присел на койку рядом с зеленокожим. – Моё настоящее имя – Звёздный Ветер.

Он начал разматывать забинтованное тряпьём предплечье. До этого ссылался, что там рана, которая никак не заживает. На деле, никакой раны не было: чистая кожа, если не считать татуировки. Звёздный поднёс её к струящемуся из окошка свету, чтобы Фрадвиг мог разглядеть рисунок.

— Бабочка?

— Солнечная бабочка. Не терпит неволи: птицы обжигаются об её горящие крылья, хищники помельче сгорают целиком, а если её накроют, например, банкой, она умирает. Превращается в горстку пепла. Потому что солнечные бабочки – самые свободолюбивые твари на свете. Знаешь, чей это символ?

Фрадвиг задумался:

— Того племени, которое нельзя обратить в рабство. Не помню, как их звали. Крылатые таких сразу убивают – работников из них не сделать. Слышал я об одном парне, давно это было. Он сбросился в лаву, когда узнал, где оказался.

Звёздный Ветер кивнул:

— Всё верно. Странники – так нас зовут другие, — он начал было забинтовывать предплечье, но потом бросил тряпку. Фрадвиг заметил, что татуировка слегка светится в темноте. – И неволи мы не терпим. Только свобода.

— Ты хочешь сброситься в лаву?

— Нет, я здесь по делу. Я сознался лишь для того, чтобы ты не стал меня отговаривать. Таких как я не остановить.

Звёздный снова подошёл к решётке. Взялся за центральные прутья, слегка приподнял – ещё чуть-чуть, и её можно будет снять с петель.

— Постой, Мэл! То есть, Звёздный Ветер…

— В чём дело?

Новичок оставил решётку в покое и снова обернулся к Фрадвигу. И тут же заметил в нём едва уловимое изменение. Взгляд, движения или просто он плечи чуть шире расправил – не важно. Наверное, вспомнил ранее детство. Когда рос в горах, среди ароматных цветов, шумных рек и бездонных обрывов. Когда отец учил его стрелять из лука, а соседская девчонка вплетала ему в косу орлиные перья. Или что-нибудь в этом роде.

Фрадвиг молчал. Желал что-то спросить, но молчал – ему просто не хватало духу открыть рот.

— Если хочешь, можешь пойти со мной, — вздохнул Звёздный. – Только смотри – это опасно.

Фрадвиг не ответил. Видимо, он скучал – если не по вольному детству, то по недавней «роскошной» жизни, до того как попал на плантацию – и хорошо понимал, что прежнее уже не вернуть. Вряд ли его снова повысят; крылатые редко так делали. Зеленокожий молча встал и помог Звёздному Ветру снять решётку с петель.

Босиком, в чистых, но грубых робах, они вышли в ночной коридор. Дорога знакомая – каждый день, едва светало, всех рабов выводили на плантации. Звёздный Ветер устремился к выходу. По сторонам смотрел лишь мельком: почти все спали, только два или три пленника проследили их побег тупыми взглядами. Один в ужасе отшатнулся – видимо представил, как беглецам отрубают ноги.

— Тсс! – жестом приказал Звёздный, когда до выхода оставалось пара шагов.

Фрадвиг кивнул.

Короткая лестница вывела их из цокольного этажа в маленький холл. За массивным столом скучал охранник – крылатый с повязкой на глазу. Мучался с какой-то головоломкой, столь популярной у этих птицелюдей. Отлично! Звёздный приказал Фрадвигу оставаться на месте, а сам проскользнул в холл. Невидимой бесшумной тенью переместился за спину стражу. Напал.

Тут сложилось несколько обстоятельств. Во-первых, Звёздный Ветер был отличным воином – ему уже приходилось убивать, в том числе и крылатых. Во-вторых, рабов стерегли плохо: с острова не сбежишь, а поднявшему руку на хозяев эту самую руку отсекали. В-третьих, сторож был немощен – без глаза он не мог тренироваться вместе с другими, его крылья ослабели, а далеко не самая почётная служба отбивала всякую охоту к жизни.

После недолгой борьбы, опрокинутой тарелки с ананасовыми дольками и поднятой в воздух пыли вперемешку с перьями, Звёздный свернул стражу шею. Фрадвиг опасливо выглянул из укрытия:

— Как у тебя получилось?

— Слабое место – над кадыком, под основанием клюва. Они терпеть не могут, когда туда давишь. А теперь помоги убрать тело в подсобку.

Высотой в полтора человеческих роста, крылатый оказался на удивление лёгким. Полые кости, минимальный запас жира – благодаря таким природным «хитростям» птицелюдям легче подняться в воздух. Звёздный оглядел тело: блевотно-жёлтая кожа, перья вместо волос, клюв в пол-лица, когтистые пальцы на руках и босых ногах, из одежды – замызганная туника со знаками отличия. Всё это вызывало отвращение. И лишь крылья заставляли сердце Звёздного биться чаще. Крылья!

— У нас есть несколько часов, — сказал он, закрывая дверь подсобки. – Потом рассвет, и они обнаружат тело. Идём.

С собой взяли несколько вещей. Лежавший на столе клинок – для человека он был великоват, почти как меч. А ещё лампу-шар, со светящими внутри магическими огоньками и висящий рядом плащ, чтобы прятать негасимый свет фонаря. Решив, что этого хватит, Звёздный направился к выходу.

Их встретила ночная плантация. Несколько таких же домиков с рабами, здание кормёжки, вышки наблюдателей (сейчас пустые), плаха, на которой изредка проводили показательные казни – всё тёмное, спящее, непривычное. Слева чернел манго-персиковый лес, прямо простирались куцые ананасовые грядки, правее шли высокие заросли кукурузы; за ними возвышалась скала Верхнего Города. Вокруг его облачной структуры кружило несколько огоньков – пегасьи колесницы. Всё это обильно освещалось почти полной луной. Двигаться легко, но и тебя видно – при случае мгновенно схватят. Звёзды остались только самые яркие, навроде небесного ракоскорпиона; над горизонтом светились тёмно-алые от окружавшей остров лавы облака.

— Идём, — поманил Звёздный Ветер, — у меня есть план. – Ничего больше не сказав, он двинулся к высокой кукурузе.

Фрадвигу ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Правда, он ещё мог вернуться – спуститься в камеру, лечь на нижнюю койку, уткнувшись лицом в стену, и ждать рассвета. А потом доказывать прибывшим из Верхнего города крылатым, что он тут ни при чём. Мог бы – но почему-то этого не сделал.

Они начали долгий путь сквозь ночную кукурузу. Каждый думал о своём.

Остров располагался в самом центре лавового моря – с берега, при хорошей погоде, было видно лишь вершину. Птицелюди не зря выбрали его в качестве своего прибежища. Мало кто умел летать, а иначе как по воздуху сюда не добраться. Непреступная крепость, неосаждённая твердыня – веками она внушала ужас прибрежным народам. Крылатые нередко устраивали рейды. Когда на колесницах, когда верхом на пегасах, а то и вовсе с одними лишь луками и стрелами, они терроризировали крестьян, рушили города, грабили, убивали, крали в рабство и одним лишь своим появлением вызывали трепет. Редко когда удавалось дать им отпор. Птицелюди селились либо среди непроходимых скал, либо на таких вот островах, окружённых жидкой магмой.

Этот был самым крупным. По виду он напоминал исполинский гриб. Чёрная, опалённая лавой «ножка» поднимала широкую «шляпку» на высоту птичьего полёта. Жар доходил сюда в виде приятного тепла, не мешая облакам нести живительную влагу. Чтобы пересечь остров от края до края требовалось около часа. Две его трети занимали плантации: различные фруктовые культуры, шедшие в дело, когда грабёж не ладился. Было также несколько свинарников, загоны с нелетающей птицей и рыбный пруд. На оставшейся трети возвышался Верхний город. Рабов туда не пускали – это место принадлежало исключительно крылатым. Напоминало оно скалу, окутанную облаками. Или не облаками, а чем-то похожим – мягким, но упругим, по чему можно ходить и из чего можно строить здания.

Именно там и гнездились пегасы – существа, которыми так интересовался народ Звёздного Ветра.

— Стой, — скомандовал беглец.

Фрадвиг застыл. Сквозь поредевшую кукурузу пробивалось красное свечение.

Убедившись, что рядом никого нет, Звёздный Ветер вышел из зарослей. Пересёк узкий скалистый промежуток и оказался у края обрыва. Позвал Фрадвига. Тот подошёл; его зелёное лицо, поражённое открывшемуся виду, ярко освещалось красно-оранжевым.

Почти до самого горизонта простиралась бурлящая лава. Только где-то вдали, окутанный дрожащим маревом, чернел берег – земли свободы. То тут то там возвышались крохотные островки: уродливые тёмные скалы, раскалённые и испещрённые красными от жара трещинами. Кое-где взлетали в небо огненные фонтаны и вулканические бомбы, а один раз даже показалась шипастая спина лавового змея.

— Это… это…

Невероятно. Звёздный Ветер посмотрел на Фрадвига, однако увидел в его взгляде обречённость. Неудивительно, что он лишился дара речи.

— Посмотри туда, — указал новичок куда-то вниз.

Из скалы торчал обрывок акведука. Струящаяся по нему жидкость лилась вниз и испарялась где-то на полпути к лаве.

— Наш путь к свободе, — сказал Звёздный Ветер. — Когда меня, вместе с другими похищенными, везли сюда по воздуху, я обратил внимание на этот слив.

— Куда он ведёт? — непонимающе пробормотал Фрадвиг.

— А вот сейчас мы это и выясним.

Звёздный Ветер не стал хвастаться отличной памятью и великолепной ориентацией в пространстве. Именно благодаря им он и вышел с первого раза к акведуку. Именно благодаря им он и догадался, куда может вести этот водосток. Но хвастаться? Быть может, потом, сидя у костра и нянча внуков – а пока Фрадвиг ему и так верит.

Он отыскал древние ступени и начал спуск. Зеленокожий и не думал отставать.

Через пару минут они были у слива. Канава, глубиной по колено, по краям две узких дорожки – и высокий тоннель, уходящий внутрь скалы. Воняло – по жёлобу текли нечистоты. Снизу доносился гул лавы.

— Мы пройдём здесь? Он достаточно широкий?

— Ну не мыши же его рыли! Конечно пройдём.

Звёздный Ветер раскутал спрятанную в плащ лампу. Яркий тёплый свет казался подарком для глаз, особенно после кроваво-красного свечения лавы. Огоньки внутри шара плавно скользили, напоминая рыбок в аквариуме. Не медля больше ни секунды, Звёздный Ветер шагнул внутрь тоннеля.

Дорожки по краям были узкими и скользкими. Канава посередине тоже не отличалась шириной – при желании, можно было упереться ногами в стены, пропуская поток нечистот под собой. Потолок оказался высоким: видимо, крайне редко сюда спускались и сами крылатые. Кое-где свисали лохмотья водорослей, стояла влажность, её дополняли духота и мерзкий запах.

После долгого молчания Фрадвиг рискнул спросить:

— Как вышло так, что ты попал в плен? Я слышал о вас. Вы, странники, не сдаётесь без драки. А крылатые редко нападают на вас, потому что им тоже жизнь дорога. А?

— Это долгая история, — без капли смущения ответил Звёздный Ветер. – Я отбился от своих. Оказался с караваном – около сотни человек, ехали с севера на юг. Везли всякое дорогое барахло. Я нанялся простым носильщиком. Знал, что путь лежит возле лавового моря, и на нас обязательно нападут крылатые.

Он надолго замолчал. Где-то вдали журчала вода; несколько раз проход расширялся до комнат, а однажды стал таким узким, что пришлось протискиваться боком, по пояс в нечистотах. Но Звёздный Ветер делал это с таким видом, словно идти по дерьмовому тоннелю куда лучше, чем находиться в неволе.

Впрочем, для него оно так и было.

— Ты сделал это специально, — сказал вдруг Фрадвиг. – Нарочно сдался в рабство.

— Верно, — кивнул Звёздный Ветер. – Всё, начиная с того момента, как покинул своих, я делал нарочно. Когда на караван напали, я сжался в комок, прикрыв голову руками. Так делают трусы, но именно поэтому я и выжил. Те, кто сражались, погибли. Нас похватали крылатые и понесли сюда – чтобы мы остаток вечности ковырялись на их плантациях.

— Но зачем?

— Понимаешь… – Звёздный Ветер перешагнул выпавший с потолка камень, скользкий и поросший плесенью, — крылатые всегда привлекали меня своей таинственностью. Способностью летать. Полёт и свобода – они как брат и сестра. Мы, странники, очень свободолюбивы, но мы не можем летать. Нет у нас такого дара.

— И что? – Фрадвиг по-прежнему не понимал, куда клонит его друг.

— Как-то я шпионил за их лагерем. Сидел в кустах и смотрел, рискуя жизнью. Они устраивали поединки на мечах. Жарили на вертеле крупное животное, вроде как, барана или козла. Мамаши учили малышню летать – те ещё плохо справлялись с собственными крыльями и постоянно падали. Их возили в колесницах. А ещё, там были крылатые кони.

— Пегасы?

— Да. Я видел их вблизи. Ну, не совсем вблизи, а как смотрители видели нас, когда мы гнули спину на грядках. Тебе это сравнение ближе. Знаешь, я люблю лошадей, наездник я неплохой, да и вообще, у нас это в порядке вещей – ездить верхом. Поэтому внимание моё было сосредоточено на пегасах. Именно тогда я и видел, как эти лошади с крыльями…

Он замолчал. Остановился.

— Что?

— Тссс!

Звёздный Ветер накрыл фонарь плащом. Тем не менее, они оба всё видели. Свет шёл спереди, оттуда, где коллектор резко расширялся, переходя в зал, превышающий размерами их рабский барак.

— Сейчас ночь, почти все должны спать, — сказал Звёздный Ветер шёпотом. Впереди журчала вода, но он всё равно старался говорить как можно тише. – Однако мы можем встретить людей. Птицелюдей. Помни, на нашей стороне неожиданность. Труп, я надеюсь, пока не нашли. Но на их стороне знание местности, а ещё – время. У нас его мало.

— Ты знаешь, куда идти?

— Да, — заявил Звёздный Ветер. – Знаю.

Он не соврал. По ориентации в трёхмерном пространстве равных ему не было. Парень мог с закрытыми глазами выбраться из лабиринта, угоди он туда по какой-либо причине. И поэтому хорошо ощущал, под какой частью Верхнего города они сейчас находятся. Остаётся лишь подняться наверх, к тому самому месту, откуда…

— Идём, — приказал Звёздный, отдав затемнённый фонарь Фрадвигу, а сам крепко сжав в руке клинок. – Мы должны торопиться.

И беглые рабы вышли в просторный зал. Пустой. В центре находился чёрный бассейн, откуда с множества канавок, труб и углублений текла грязная жижа. Им повезло, что сейчас ночь, иначе воды было бы больше, а тоннель, наверное, заполнился бы до самого верха.

По скользкой каменной лестницы они выбрались из центрального углубления, оказавшись на верхнем, сухом, уровне зала. До сюда вода не поднималась никогда, здесь горели фонари с живыми огоньками (точно такие, какой Звёздный позаимствовал у стража, только тусклее), тут же располагался и выход – их путь к свободе.

Дальнейшее путешествие по катакомбам подгонялось двумя противоположными силами. С одной стороны – страхом, животным ужасом, опускавшимся на тебя, когда ты понимал, что сделают с тобой крылатые, когда обнаружат в запрещённом для рабов городе. Убьют – только в лучшем случае. Поэтому даже обладавший стальными нервами Звёздный то и дело вздрагивал от любого неожиданного звука. А с другой стороны, его гнала вперёд неудержимая страсть к свободе. Обрести крылья, быть самому себе хозяином – вот, что вело беглеца вперёд. Слишком долго для странника провёл он в неволе, слишком многое позволил птицелюдям с собой сделать. Руководствуясь феноменальным чутьём, той самой способностью к ориентированию в замкнутом пространстве, Звёздный Ветер безошибочно выбирал нужную лестницу, нужный проход, нужный коридор. Ещё не взойдёт солнце, а они будут на свободе – так думал странник.

Миновав с дюжину этажей, оказавшись выше уровня плантаций, они впервые увидели «облака». Поскольку никто им так и не повстречался – коридоры были заполнены лишь мягким светом огоньковых фонарей – Звёздный Ветер рискнул на беглый осмотр.

— Плотная, — сказал он, трогая упругую «облачную» стену. – Интересно, что это за материал такой.

Издали вещество напоминало кучевую тучу. Только не менялось со временем, как меняются простые тучи. В любую погоду, в любое время суток, эта субстанция сохраняла форму. Звёздный думал, что встретит нечто вроде овечьей шерсти, укрывающей твёрдый каркас и, тем самым, создающей ощущение воздушности постройки. Однако материал оказался плотным сам по себе. Мягкий, упругий, твёрдый – что-то типа туго сплетённой паутины, практически не имеющей веса.

— Что это? – спросил Фрадвиг.

— Если бы я знал, — покачал головой Звёздный Ветер. – Идём, скоро рассвет.

Несколько уровней вверх, и каменные стены исчезли. А со следующей лестницей исчез и пол – и сами ступени, и всё остальное здесь состояло из облачного материала. Звёздный ни секунды не колебался – он знал, что любое промедление может убить его и его спутника.

Чуть выше архитектура постройки заметно изменилась. Помимо вездесущей облачности (здесь даже подставки для ламп были сделаны из облаков), появились вытянутые готические окна – с предрассветными видами плантаций и раскинувшегося за ними моря лавы. А ещё – трехмерность. Серьёзно, существам с крыльями незачем зависеть от лестниц: спиральных, прямоугольных или верёвочных. Стали попадаться высокие залы с несколькими уровнями, двери и места, куда можно попасть только имея крылья.

К счастью, птенцы крылатых летать не умели. Именно ради них – как полагал Звёздный Ветер – и были сохранены лестницы, эти ступенчатые архитектурные рудименты.

— Уже близко, — прошептал он, взбираясь по узкому наклонному коридору. – Уже рядом – я чувствую это…

Завернув за угол, Звёздный лицом к лицу столкнулся с крылатым. Это был подросток, совсем ещё птенец – ростом всего-навсего на голову выше человека. Тот даже крикнуть не успел. Беглец ловким движением рассёк ему живот, а когда он рухнул на пол, отрубил голову.

— Там, — сказал Звёздный Ветер, указывая наверх. На посмертные конвульсии птицечеловека он не обращал внимания. С клинка капала густая кровь, впитываясь в ткань облака.

— Что? – Фрадвиг, заворожённый видом смерти, не сразу понял, что тот имеет в виду.

— Наверху, — пояснил Звёздный. – Видишь, тут нет лестницы. Похоже, детей они туда не пускают. Не положено или ещё что.

Перед ними возвышалась облачная стена. Четыре-пять человек, встав друг другу на плечи, возможно, смогли бы дотянуться до верха. Там, дальше, начиналось следующее помещение. То, куда и требовалось попасть.

— Что там? – спросил Фрадвиг.

Звёздный Ветер вдохнул полной грудью.

— Чувствуешь запах?

От них самих разило не слабо – всё-таки, пришлось прогуляться по канализации – однако Фрадвиг различил что-то новое. Запах какого-то животного, не сказать, что неприятный, скорее, непривычный.

Неделя на плантации прошла для Звёздного Ветра не даром. Времени он зря не терял. Имея великолепное зрение и отличную память, он то и дело бросал взгляд на Верхний город. И заметил место, откуда стартуют колесницы. Пегасы, иногда пасшиеся у подножия Верхнего города, тоже вылетали оттуда. А значит…

— Там конюшня или что-то типа того, — сказал Звёздный Ветер. – Сможешь забраться?

— Попробую.

Структура стены напоминала настоящее облако. Завитки, вихри, упругие выступы – вроде мелкие, а залезть по ним было не так уж трудно. Звёздный Ветер проделал это в пару мгновений. Фрадвиг, бросив бесполезную уже лампу, поспешил следом.

Их встретило длинное помещение, вместо дальней стены у которого было окно. По-видимому, стартовая площадка. Зал дробился пополам: слева, разделённые перегородками, размещались стойла крылатых коней, а справа — военные повозки и оружие. Боевые колесницы, телеги для грузов, крытые коляски — некоторые даже колёс не имели. Из оружия Звёздный приметил луки, бумеранги, охотничьи сети (их накидывали сверху на удирающего врага) и бесчисленное множество клинков разных форм, длин и расцветок. Стены украшали замысловатые рисунки: сцены битв, пленение рабов, разборки между кланами и так далее. На одном из самых красочных была изображена грозовая туча. Сверху восседал птицечеловек-мудрец, окружённый радугой, снизу били молнии и свирепствовали торнадо, разгоняя перепуганных человечков. Какое-то местное божество, не иначе.

Засмотревшись на всё это, Звёздный Ветер едва не пропустил дремавшего неподалёку крылатого. Птицечеловек, по-видимому, отвечал за выдачу инвентаря, а не служил охранником – рабы сюда всё равно не поднимались. Поэтому убить его было легче лёгкого.

— Мы полетим на колеснице? – спросил Фрадвиг, вздрогнув от жестокости напарника.

— Нет. Я с ней не управлюсь. Полетим верхом. Но сначала я должен кое-что найти.

Звёздный Ветер обошёл каждое стойло, проверяя их на наличие того, что искал. Тщетно. Всюду были пегасы: молодые и старые, жеребцы и кобылы, белые и в яблоках; большинство спало, другие поднимали головы и сонно фыркали. В воздухе стоял запах навоза, от взмаха чьего-то крыла закружили пуховые перья. Звёздный Ветер чихнул, но продолжил поиски.

Почти рассвело. Небо из лунно-ночного превращалось в серо-синее, предрассветное. Только алые от лавы облака оставались верны цвету.

Нужно спешить.

— Ну где же вы, родимые! – молил Звёздный Ветер. – Неужели я ошибся? Мы не можем торчать тут вечно!

Фрадвиг, тем временем, рассматривал луки. Нахлынули детские воспоминания. Зеленокожий и лук – это как солнце и свет, как водопад и брызги, как трава и насекомые – настолько же неразделимые вещи. Он взял один, повертел в руках. Натянул тетиву, словно прицеливаясь. Подобрал стоящий рядом колчан, вынул стрелу.

— Мы скоро? – спросил он. – Честно говоря, мне тут не по себе.

— Скоро, — бросил Звёздный из другого конца зала. – Я почти нашёл. Ещё немного.

Зеленокожий не стал спрашивать, что ищет его друг. Он дрожал. Предстоял полёт – что-то доселе неизвестное, если не считать похищения. Но ведь тогда ему было десять. Сколько же лет прошло! А ещё раньше мальчик был горцем – свободолюбивым воином. Фрадвиг вставил стрелу в тетиву – дрожь исчезла, сменившись каменным спокойствием – и выстрелил. Угодил точно в глаз нарисованному на стене божеству; стрела вошла в облачную материю по самое оперение. Фрадвиг взял вторую, чувствуя, как к нему возвращается некая давно забытая сила…

Звёздный Ветер почти отчаялся, как ему улыбнулась удача. Корзина, которую странник принял сначала за мусорный контейнер, куда конюх сгребает опавшие перья, оказалась тем, что он искал. Гнездо! Внутри, укутанные тёплыми пушистыми перьями, лежали эмбрионы. Зародыши. Тёмные мягкие облачка, с клубящейся внутри них фиолетовой энергией, наподобие молний. Та история, которую он так и недорассказал Фрадвигу – о наблюдениях за лагерем крылатых – она была о рождении пегасов. В отличие от обычных лошадей, они не принадлежат к живородящим. Пегасьи кобылы откладывают яйца – если так можно назвать эти невесомые искрящиеся комочки. Уже позже из них появляются маленькие пегасики: неспособные к полёту, не тяжелее колибри, с пушком вместо перьев, но уже с гордой осанкой и светящимися энергией глазами.

Послышались крики – снизу, с того места, откуда беглецы сюда попали. Кто-то заметил труп подростка.

— Мэл! Звёздный Ветер! – громко прошептал Фрадвиг. Он застыл, дрожь вернулась в руки. – Там кто-то есть.

— Слышу, — процедил сквозь зубы Звёздный.

В отличие от зеленокожего, он не оцепенел. Схватил ближайшую охотничью сеть и стал аккуратно собирать «яйца». Чем больше он возьмёт сейчас, тем больше шанс, что хоть кто-нибудь из зародышей выживет. В правой руке, помимо сети, Звёздный по прежнему держал клинок.

Крики стали ближе. В зал влетели двое – это были молодые парни, едва ставшие солдатами. Щебетали на своём птичьем языке (человеческий птицелюди использовали только при общении с рабами, он давался им с трудом) – почти кричали.

Первая стрела сорвалась не нарочно. Застывший от ужаса Фрадвиг сам не понял, как это произошло. Он замер в тот момент, как натянул тетиву: и, может, так и стоял бы, не в силах ничего поделать, но пальцы сами собой разжались. Стрела поразила летуна в сердце, тот рухнул обратно в коридор – туда, к мёртвому подростку. Его товарищ нырнул следом.

— Мэ-э-эл!.. – только и сумел произнести Фрадвиг.

— Уже всё. Почти всё.

В зал влетел всадник. На этот раз с другой стороны – с той, которая выходила наружу. Поскольку Звёздный Ветер был ближе Фрадвига, действовать пришлось ему.

Всадник не успел ничего понять. Клинок, брошенный человеком чисто инстинктивно, без надежды на победу, воткнулся крылатому в живот. Он выпал из седла, крылья судорожно забились, поднимая в воздух пыль.

— Фрадвиг! – крикнул Звёздный. – Бегом! Иначе не успеем!..

Зеленокожий выстрелил снова. Жертвой стал второй парень-крылатый. Он ринулся вниз, видимо, поддержать рухнувшего друга или разобраться, что с ним произошло. Сейчас же воин был настроен решительно. Однако рефлексы Фрадвига сработали безупречно. Стрела прошила крылатому шею.

— Фрадвиг!

Тот схватил лук и колчан. Никогда он больше с ними не расстанется!

Звёздный Ветер уже сидел верхом – оседлал того самого пегаса, влетевшего в зал минуту назад. Прежний наездник уже испустил дух. В одной руке беглец сжимал поводья, другая придерживала сеть с зародышами. Он помог Фрадвигу взобраться на спину пегаса, почти на самый круп.

— Держись! За что-нибудь – просто держись!..

Где-то внизу забил колокол. Далеко, на пределе различимого ухом, слышались птичьи крики крылатых. Но паника не продлится долго – хорошие воины сохраняют хладнокровие даже в момент внезапной атаки. А крылатые были лучшими.

Звёздный Ветер пришпорил коня. Тот понёс наездников к выходу. Прыжок! Широкие крылья расправились, башни облачного города остались позади. Внизу замелькали плантации, деревья с быстрорастущими фруктами, бараки рабов и пастбища.

Прощай, невольничий остров!

— Мэл, они догоняют…

Рискуя свалиться, Фрадвиг оборачивался назад. И при каждом таком обороте, колесница становилась всё ближе и ближе.

Звёздный тоже обернулся. Потом ещё. А в самый последний момент натянул поводья, и конь влетел вверх. Колесница промчалась под ними.

— Стреляй!

Фрадвиг выстрелил. И опять попадание – противник рухнул вниз, пытаясь одновременно махать крыльями и вытащить руками стрелу.

Звёздный Ветер не стал дожидаться, когда тот достигнет земли. Вперёд, только вперёд! Пара взмахов больших пегасьих крыльев, и они оставили остров позади. Там летуна подхватили восходящие потоки, идущие вверх от тысячеградусной лавы, и их подняло вверх. Преследования не было. По крайней мере пока.

— Мы победили, — прошептал Звёздный Ветер.

Его слова потонули в свисте воздуха. Да и какая разница, слышал ли их кто-нибудь? Они победили – это главное. Дальше будет легче. Огненное море закончится; после недолгой пустыни их встретит племя странников. Родные и близкие, которые с болью в сердце отговаривали Звёздного от задуманной им авантюры. «Ты не сможешь» – говорили они. «Погибнешь» – заключали с уверенностью. Почти никто не верил. Только жена, вождь племени и ещё пара человек.

Они встретят его как героя. Каждый с оружием – и пусть только попробуют крылатые к ним сунуться!

Интересно, не ошарашит их его вид? Звёздный попробовал представить, как он выглядит со стороны. По пояс в засохших нечистотах, в рабской робе из мешковины, с босыми ногами в рассчитанных на птичью лапу стременах. Зато с гордым взглядом, ярко светящейся татуировкой бабочки на предплечье и полной сетью пегасьих зародышей. Эта добыча стоила риска. Даже временное рабство не сравнится с той свободой, которую подарят крылья!

— Почему ты пошёл за мной? – спросил Звёздный Ветер после долгого молчания.

Фрадвиг ответил не сразу. Он кричал громко – ему было трудно привыкнуть к бьющему в лицо ветру:

— Не знаю! Прости, но не знаю!

— Но ведь это было рискованно! С острова просто так не убежишь, а я даже словом не обмолвился, что собираюсь похитить пегаса. Ты не знал, на что идёшь. Только знал, что в случае неудачи тебе отрубят ноги. Или сделают что похуже. Чем ты вообще думал?

Зеленокожий опять долго медлил с ответом. Он и в самом деле не знал, что сказать. После нескольких минут неловкого молчания всё же произнёс:

— А я и не думал вовсе. Просто… просто за тобой невозможно не пойти. Есть в тебе… какой-то огонь, что ли. Какая-то внутренняя сила. Как видишь, я не ошибся в своём выборе!

— Ага, — просто и коротко ответил Звёздный Ветер.

Его вполне это устраивало такое мнение. Очень устраивало.

А за их спинами в этот момент взошло солнце. Новый день начался.

 
 
 

   

читателей   829   сегодня 1
829 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 8. Оценка: 3,13 из 5)
Загрузка...