Талисман сильфиды

Прошлое – это лишь пролог.

Уильям Шекспир

 

Глава 1. Тайна

Мрачную пустоту ночи пронзали мелодичные звуки: то была музыка пианино, которая сливалась с шумом дождя в гармоничную симфонию. Леди Эйлин виртуозно перебирала изящными длинными пальцами по клавишам, погружаясь в мир, наполненный звуками.

Она любила дождь: когда шум дождевых потоков окутывал собой все пространство, меняя ритм — то нарастая, то утихая вновь, она чувствовала себя в безопасности. И сейчас это было нечто вроде успокоительного, которое помогало ей забыть то, что находится за стенами этого уютного дома. Там был другой мир, пугающий и опасный. Там — нереальная реальность, которой нужно было найти хоть какое-то объяснение.

Ее снова начало знобить, и она встала из-за пианино. Закутавшись в теплый плед, Эйлин, словно в трансе смотрела в темноту ночи через большое окно в гостиной.

Мир ее перевернулся с ног на голову. Все стало иным за последние месяцы, и, самое странное – это необъяснимое чувство вины, которое изматывало ее душу. Вскоре должны были вернуться родители: граф Габриэль и графиня Дестини МакКензи. Они поехали навестить брата отца и племянников.

В дом дяди Эйлин пришла беда – пропала его 16-летняя дочь Нинель. Поиски не приносили успеха на протяжении двух недель, и они уже потеряли всякую надежду найти ее кузину, являющуюся к тому же ее лучшей подругой.

Леди Эйлин тяжело переживала этот случай, что негативным образом сказалось и на ее здоровье. В этот момент тягостных раздумий лишь ее любимая музыка под шум дождя хоть как-то спасала ее.

Осталось около недели до того, как в замок на берегу Лох-Шила на грандиозный бал съедутся множество людей со всех районов Шотландии и других уголков Британской Империи.

Предстоящий бал был ее сокровенной мечтой, которая вот-вот должна была исполниться, но радость от этого была омрачена трагическими событиями. Она достала из коробочки прозрачный многогранный камень: давние воспоминания захлестнули ее. Быть может, есть некая связь между этими исчезновениями и тем странным случаем, произошедшим с ней в 10 лет. Дедушка с бабушкой, друзья их семьи, теперь вот кузина… казалось, этому нет конца.

Бал приближался с каждым днем, и она пыталась настроиться на предстоящий праздник – родители очень хотели, чтобы их дочь на этом торжественном мероприятии нашла благопристойного и знатного человека, коих на балу должно быть оказаться немало…

Она ужасно переживала за родителей и брата Ленни, боясь и подумать, что на месте пропавших рано или поздно может оказаться кто-то из них. Эйлин молила Бога, чтобы череда этих случаев закончилась раз и навсегда.

С тревожными мыслями она погрузилась в сон, а за окном по-прежнему лил дождь, барабаня по крыше.

 

Глава 2. Венус: назад в прошлое

Необычные звуки наполнили ярко освещенное помещение: звучал гимн сильфов в ознаменование победы в войне. Необыкновенной красоты мужчины и женщины кружились в нескончаемом вальсе в потоках света, заполонившего великолепного вида зал.

Счастье ощущалось повсюду – казалось, оно наполнило каждую частицу этого одухотворенного пространства, но … великолепная картинка рухнула в одночасье, словно карточный домик.

Обитель Вевеи была омрачена визитом сидхе – представителя тех, кто в недавнем прошлом были угрозой для всего их мира.

— Дайна, ты получишь по заслугам! – взревел его голос, отдаваясь эхом в мрачной тишине дворца, который будто замер в ожидании неминуемой трагедии.

— Дерек, не может быть, — хрипло выдавила девушка в пышном белом платье. «Он убьет меня, сейчас…, — пронеслась стремительная мысль в голове у… Эйлин.

Она смотрела глазами той прекрасной сильфиды на то, как острие Волшебного копья смотрело точно на нее. Дайна была так рядом с ним в этот момент – со своим злейшим врагом. Все произошло слишком стремительно, чтобы успеть осознать произошедшее до конца.

Придворный мистер Бенджи, находившийся несколько поодаль от Дайны, в последний момент успел схватиться за лезвие меча и, волею коварного рока, смертельная волна ударила в самое его сердце, повалив замертво.

Сильфы схватили Дерека – они были сейчас безоружны и застигнуты врасплох, ибо и не думали о таком ужасном повороте дел. Он был невероятно силен, так, что и десяток сильфов еле могли удержать его. Вскоре он все же был брошен в темницу, откуда ему уже было не суждено выбраться никогда.

Все склонились над Бенджи, который неподвижно лежал и смотрел невидящими глазами в потолок, где переливались разноцветными огнями цветы роалии – символ их победы в долгой и страшной войне.

Вевея была мрачна, ее лицо с изящными чертами лица будто превратилось в каменное – от былой радости не осталось и следа. Она обратилась к своей приближенной, Дайне, со словами: «Нас предали», и тихо, едва слышно, шаги королевы удалились в сторону покоев.

Невыносимое чувство вины сковало Дайну, она понимала – Бенджи погиб по ее вине. Проникновение во дворец сидхе означало не только личную месть врага сильфов, но и то, что война на самом деле не была окончена – все оказалось бесплодной иллюзией.

 

 

Глава 3. Замок Пейнвуд

 

Она очнулась ото сна … Точнее она была разбужена кем-то, но никак не могла прийти в себя и чувствовала свое бездыханное тело. Было ощущение, что она застряла где-то между двумя мирами, и та сторона неистово тянула ее обратно.

— Эйлин, черт бы тебя побрал, просыпайся! – брат изо всех сил старался разбудить ее.

— Что… что случилось? – слабым голосом произнесла она, постепенно приходя в себя. Она никак не могла избавиться от этого наваждения – тот мир сейчас казался ей еще более реальным, нежели этот.

— Я думал, ты умерла, — тяжело выдохнул Ленни. – Что с тобой?

— А что со мной? – она глупо уставилась на брата, и в ее синих глазах застыл ужас.

— Я тебя пытался разбудить в течение минут 15, — скрывая слезы, выпалил он дрожащим от испуга голосом.

— Не знаю, видимо крепко уснула, — она тяжело встала и спустила ноги на пол.

— Крепко? – изумленно помотал головой брат.

— Я пока не собираюсь умирать, мистер Ленни, — беспечно фыркнула Эйлин.

Она вспомнила, что сегодня с братом они должны были направиться к замку, находившемуся на берегу озера Лох-Шил. Там уже находились их родители, встречавшие друзей графа Габриэля, которые явились в замок заранее для решения некоторых дел.

 

В замке Пейнвуд они должны были прожить 4 дня в ожидании торжества. Ей понравился этот дворец, от которого веяло величием и средневековой красотой. Замок был окружен густыми лесами, а озеро великолепно дополняло шотландские пейзажи. Они будто оказались в другом мире, напоенном загадками и тайной. Первый день пребывания на новом месте доставил им позитивные эмоции, и Эйлин старалась не думать о плохом, загнав гнетущую тревогу в потаенные уголки своей души.

Ночь спустилась на замок и наступила мертвая тишина.

 

Это было уже знакомое ей место. До боли знакомое. Она спустилась в темницу – она знала, что он хочет ее видеть, хотя бы затем, чтобы осыпать ее проклятиями. Сильфида плакала, ей уже было все равно – пусть проклинает…

— Дайна, — прохрипел он, увидев ее. В неволе он совсем заболел, не выдерживая заточения. И он, и она понимали, что ему осталось недолго. Такова природа сидхе – они не могут жить долго в неволе.

Она с жалостью смотрела на него.

— Не смотри на меня так, — взревел он, собрав последние силы. – Ты забрала у меня все… И ты понимаешь, что час расплаты неминуем…, — обрывисто произнес он.

— Прости…, — едва слышно прошептала Дайна. – Но вы тоже забрали у меня многое…

— Калиса не забирала у тебя ничего, — вскочил он. – Зато ты забрала ее у меня, — прошипел сидхе, исподлобья смотря на нее.

— Я… потеряла на тот момент близкого мне человека… ты понимаешь как это тяжело, — начала было она.

— Да, благодаря тебе…, — схватился он с силой за решетку, отгораживающую его от сильфиды.

Она не знала, что еще могла сказать ему.

— Ну скажи же хоть что-то еще в свое оправдание, — его тяжелый взгляд одновременно пугал и притягивал.

— Я потеряла сестру, я была тогда не в себе, и да, я решила отомстить… Я отомстила, но теперь я понимаю, что сделала нечто ужасное…

— Понимаешь? — ухмыльнулся он. – Ты поймешь это тогда, когда проклятие настигнет тебя. – Его лицо в этот момент выражало крайнее отчаяние и злобу.

Дайна отпрянула и схватилась за голову. Ужас сковал ее сознание – она понимала в этот момент, что его слова – не просто бред обезумевшего сидхе, мечтающего о расправе. Она стремглав убежала оттуда, от этого места, где затаилось зло, которое, в конечном счете, нанесет ответный удар.

 

— Он говорил ужасные вещи, — ее трясло, а по щекам катились слезы. – Мама, если бы я знала тогда, что все повернется таким образом. Ведь я не думала, что Калиса погибнет… да по моей вине.

Мей молча слушала дочь, не в силах сказать ни слова. Она вспоминала долгое время заточения у сидхе, когда она оказалась в рабстве, как ее другую дочь, Одетту, убили, несмотря на то, что она обладала неприкосновенностью как мирный переговорщик. Вспоминала, как они так и не дождались ее, с последнего задания – Одетта рьяно боролась за восстановление мира, но эта борьба ее и погубила. А теперь все оказалось напрасным – вновь забушевала война в их мире, в котором некогда царило благополучие. Дерек приложил все силы, чтобы зло вновь спустилось на их планету.

Мей видела, как оставшаяся ее единственная дочь Дайна, медленно угасает от вины за то, что некогда совершила.

— Я не виновата, ну скажи же, я не виновата, — зарыдала в голос Дайна, уткнувшись в плечо Мей.

 

— Я не виновата, нет… — На голос Эйлин прибежал из соседней комнаты Ленни.

— Сестра, что с тобой… – принялся он тормошить ее, девушка, как и тот раз, с трудом смогла открыть глаза.

Она смотрела на него невидящими глазами, будто в ней не было души. Эйлин молча встала с постели и медленно направилась к двери, потом побежала стремглав вниз по лестнице и выбежала во двор. На улице стоял сильный туман, но она продолжала бежать, не видя ничего перед собой. Еще душой она была в том мире прошлых воспоминаний и чувств, которые не хотели отпускать ее.

Ее сознание было окутано туманом, как и все пространство, окружавшее ее. Эйлин ощущала себя в клетке, из которой, казалось, не было выхода. Она хотела остановиться, но не могла…

«Мей, где же ты?» — она мысленно взывала к своей матери из той жизни, которая каким-то образом явилась к ней в этот мир 8 лет назад, оставив после себя тот самый таинственный камень.

Мей тогда не сказала ни слова, но на утро, обнаружив рядом с собой этот «подарок», она подсознательно поняла, что он ей оставлен во благо и хранила его как зеницу ока.

Она желала сейчас, чтобы она явилась к ней как тогда и помогла… Но Эйлин продолжала в одиночестве брести сквозь туман, пока не услышала где-то поблизости голоса людей.

В пелене тумана начали прорисовываться неясные образы – карета, запряженная лошадьми, показалась ей сейчас спасением.

— Леди, — окликнул ее мужской голос. Она обернулась и увидела перед собой высокого крепкого парня, который с удивлением смотрел на нее.

Нахлынувшие воспоминания вновь овладели ей: ее сознание будто отделилось от нее, погружаясь в иное измерение.

Дерек смотрел на нее испепеляющим взглядом, который прожигал насквозь ее душу и высасывал жизнь, которой становилось все меньше с каждой секундой. Она ощущала этот космический холод, эту Вселенную, зовущую в свои неведомые дали, Земля теперь казалось лишь временным прибежищем, которое пришла пора оставить и отправляться в нескончаемое путешествие. Она видела эти черты лица, которые грозили ей беспощадной местью, а слова, последние слова, застряли в горле, и никак не могли вырваться наружу.

Эйлин потеряла сознание, и в этот момент ее успел подхватить незнакомец.

— Что с вами? — принялся хлопать он ее по щекам, стараясь привести в чувство.

— Дерек, — она с ужасом отпрянула от него.

— Что? Вы, наверное, с кем-то меня перепутали, — помотал он досадливо головой.

— Где я? – Эйлин начала озираться по сторонам. Туман начал рассеиваться, и она заметила, что к ним приближаются какие-то люди.

— Не бойтесь. Это мои друзья, — улыбнулся он, смотря на чудную девушку.

«Черт, — выругалась про себя девушка. – Он наверняка думает, что я сумасшедшая». Она вспомнила, как убежала из замка сюда в глубь леса, как видела буквально минуту назад перед собой лицо Дерека, но где же тогда он?

Этот молодой человек вовсе не походил на сидхе – ее врага. Она уже не понимала, кто она – Дайна или леди Эйлин, и в каком она сейчас из миров. Она старалась убедить себя, что тот мир нереален, мир, в котором были сильфы и сидхе — планета Венус, где разгорелась война, в которой ей довелось побывать. Но… слишком ярки были воспоминания об увиденном. Два мира и два времени так тесно соприкоснулись друг с другом, и Эйлин старалась не выпасть окончательно из этой реальности, в которой она была простой смертной, дочерью графов где-то на территории Шотландии, на этой планете под названием Земля.

— Когда Вы уже успели познакомиться со столь очаровательной леди? – усмехнулся один из подошедших к ним парней. Он с ехидной усмешкой осматривал с ног до головы незнакомку и покачивал головой. Эйлин презрительно фыркнула и отошла от них.

— Леди оказывается еще и с характером, — засмеялся он.

-Вернон, прекрати, — одернул его мужчина. – Это мой несносный брат, — обратился он виноватым тоном к Эйлин. – Как вас зовут и как Вы здесь оказались?

— Эйлин … Это долгая история, — обронила она и потупила взгляд.

— А я лорд Эдвин, — кивнул он.

— Рада была Вас встретить здесь, лорд Эдвин, но мне нужно уходить, — она вежливо откланялась, но тут же поняла, что она даже не знает в какую сторону ей идти.

Эдвин увидел ее замешательство.

— Где же Вы живете?

— Замок на Лох-Шиле, — смущенно отозвалась она, махнув неопределенно рукой.

— Да занесла Вас судьба в эти края, я знаю этот замок, до него далековато. Конечно, если Вы сами хотите добраться до него, я настаивать не буду. Все же, мне кажется, Вас нужно подбросить туда.

— Сколько миль до него? — она понимала, что выглядит сейчас глупо перед этими незнакомцами.

— Около 30, мисс, — обратился к ней Эдвин.

— Что? – она удивленно захлопала глазами.

— Да, судя по всему, здесь творятся ужасные странности, — нарочито испуганным голосом изрек Вернон.

— Леди Эйлин, я не буду более расспрашивать Вас ни о чем, хотя все это выглядит по меньшей мере странно, мы предлагаем Вам помощь и Вы должны решить примете ее или нет, — назидательно произнес лорд и в ожидании ответа посмотрел на девушку. Он любовался ее молодостью и красотой.

На ней была темно-синяя плотная накидка, русые волосы рассыпались пышной волной по плечам, а ее большие синие глаза сейчас выражали неимоверный испуг, и лорд был озадачен, что же произошло с девушкой на самом деле.

Только девушка села в карету, как провалилась в забытье. Она с трудом помнила, как попрощалась со своими новыми знакомыми. Вернувшись в замок, она с удивлением обнаружила, что ее еще никто не хватился. В комнате Эйлин застала своего брата.

— Ну и что ты помчалась как сумасшедшая куда-то? Ты меня пугаешь в последнее время, — его взгляд будто провозглашал ей неутешительный вердикт. Да она и сама ощущала себя в последнее время потерявшей рассудок.

— Ты меня не искал? – она боялась услышать ответ на этот вопрос.

— Ну вот еще. Ты каждый раз, таким образом, будешь пропадать на 5 минут, а я должен поднимать тревогу, — хмыкнул досадливо он.

— Пять минут? — она нервно сглотнула.

— Может тебе все-таки не стоит идти на бал? – брат с грустью посмотрел на нее и удалился из покоев.

Она проплакала полдня и не выходила из комнаты, сославшись на плохое самочувствие. Это было страшно, страшно осознавать, что ты или окончательно сошел с ума или с тобой творятся непостижимые разуму вещи, над которыми ты не обладаешь никакой властью и силой. И то, и другое было в равной степени плохо.

Эйлин склонялась больше ко второй версии. Она теперь многое знала, из того, что было за рамками человеческого понимания и боялась, что прошлое в итоге поглотит ее полностью, не оставив и шанса на эту земную жизнь.

 

 

Глава 4. Исчезновение

 

— Эйлин, — в комнату девушки ворвался ошеломленный Ленни. Он молчал, словно обдумывая что-то про себя и подбирая подходящие слова.

— Что? Ленни, ну говори же, — она тяжело выдохнула и ожидала самого худшего, что только может быть. Брат продолжал молча стоять, так не проронив и ни слова.

Испуганная девушка ринулась вниз по лестнице и, едва удержавшись на ногах, добралась до первого этажа. Внизу стояла графиня Дестини и друзья ее мужа, графа Габриэля. Глаза ее матери были полны слез, а собравшиеся друзья графа растерянно переглядывались друг с другом.

— Отец? – прошептала она. Здесь не оставалось место сомнениям. Ее сердце сковал ледяной ужас, который повергал ее в океан отчаяния и безысходности.

— Скажи, что это неправда, — губы Эйлин предательски дрожали, и слезы невольно начали проступать на глазах. – Скажи…

Она с отчаянием помотала головой и прошептала: «Мы найдем его, найдем, слышишь», — Дестини закрыла рот рукой, чтобы не разрыдаться в голос.

Эйлин молила Бога, чтобы отца не постигла та же участь, что и их близких, пропавших без вести и по сей день не объявившихся. Она больше не могла сидеть в ожидании в замке, и тоже направилась на поиски отца. Поиски не приносили успехов – прошло два дня, два долгих и мучительных дня, наполненных тревогой и томительным ожиданием. Было принято решение: если граф Габриэль МакКензи так и не будет найден живым и невредимым, бал отменят.

Все хотели надеяться на лучшее, но даже его друзья, с которыми граф был на охоте, где он бесследно и исчез, уже склонялись к тому, что шансов на благополучный исход сего происшествия оставалось слишком мало.

Лишь семья МакКензи еще была верна своим оптимистичным мыслям и читала молитвы во спасение их главы семьи. Им было неприятно осознавать, что люди на них смотрели как на проклятых, которых раз за разом уничтожает неведомое нечто.

Эйлин испытывала неимоверное чувство вины, которое теперь основывалось не просто на догадках, а на фактах, пусть и весьма призрачных. Сны, а точнее иная реальность, в которую она каким-то неведомым образом попадала; все эти необъяснимые исчезновения, в которых явно была замешана потусторонняя сила. К тому же в этой цепочке немаловажным был тот давний случай, когда она еще ребенком увидела сильфиду… – определенным образом все сходилось, и все пазлы складывались в одно целое. Она не могла однозначно ответить самой себе на все мучившие вопросы, но то, что уже открылось ей, в некотором роде объясняло, почему все происходит так, а не иначе.

Надежда найти отца таяла с каждым часом, но Эйлин чувствовала – не все еще потеряно. Ее интуитивные ощущения подтвердились и сном, который подарил ей веру в лучшее. Во сне она была на предстоящем балу, где кружилась в танце и смеялась. И если верить, что сон вещий, то это означало лишь одно – что отец вернется и бал состоится.

Ночь спустилась на землю, и она уже знала, где вскоре окажется. Неведомая сила вела ее в дебри леса, там, где и пропал ее отец. Она практически сразу продрогла: было жутко холодно и накрапывал дождь. Это было похоже на сумасшествие: отправляться одной в темноту таинственного леса.

«Помоги мне» — шептала она, глядя в пасмурное небо, которое затянула бесконечная серая пелена. Снова начал сгущаться туман, и страх сковывал ее невидимыми путами, одновременно сплетаясь с чувством обреченности и отчаянного спокойствия.

Эйлин продолжала идти вперед, держав руке тот самый камень, который был повешен в виде кулона на цепочку. Этот предмет словно был невидимой нитью между двумя мирами.

Наконец, по наитию она остановилась и обернулась назад – там был ее отец, который отрешенно сидел возле одного из деревьев и не подавал признаков жизни.

Девушка боялась подойти к нему и понять, что она опоздала… опоздала навсегда. Не выдержав, она подбежала к нему и принялась приводить в чувство. Лишь минут через 10, которые показались ей целой вечностью, отец очнулся. Он выглядел очень плохо и был белее снега…

— Эйлин, — он слабо улыбнулся. – Девочка моя Эйлин…

— Мы так долго искали тебя. Как же никто до сих пор не мог найти тебя здесь? – она всхлипнула, прижимаясь к отцу.

— Я ничего не помню, — растерянно озирался он по сторонам.

— Пошли домой. Теперь все будет хорошо, — она начала поднимать отца.

Во мраке ночи раздался жуткий звук, похожий на смех. – Папа, — ее голос дрожал от ужаса. – Ты… это слышал?

Былая храбрость, которая присутствовала у нее, когда она пошла в этот лес, вмиг испарилась, уступив место неземному страху. Теперь ее ноги рвались бежать как можно дальше от этой тьмы, готовой поглотить их.

Оказалось, что они были недалеко от замка, поэтому путь обратно, к ее счастью, занял немного времени. Благая весть вмиг распространилась по замку.

 

 

Глава 5. Бал

В замке царило оживление. Шло приготовление к балу, который стал вдвойне радостным событием, с чудесным возвращением графа Габриэля.

Приглашенные отправились в путь, чтобы успеть вовремя добраться до замка, а Эйлин примеряла белое пышное платье – в этот момент она представляла, как будет кружить в нем в свече тысяч свечей с прекрасным принцем. Смотря на себя в зеркало, она невольно ловила себя на мысли, что это платье очень уж напоминает то, которое было на Дайне, точнее на ней же самой, но в иной ипостаси. Она встряхнулась, словно пытаясь избавиться от этого гипнотического наваждения.

Она была готова впервые выйти в свет: роскошное платье, белые перчатки и тиара из цветов делали ее похожей на неземную принцессу.

— Наша красавица, — Дестини не могла налюбоваться на дочь.

— Могу гарантировать, что на этом балу Эйлин найдет себе достойного жениха, — бодро произнес отец.

Эйлин было приятно видеть его таким – сильным, жизнерадостным, которым он старался быть всегда, но в памяти поневоле всплывали воспоминания о мрачном лесе, где она нашла его находящимся на краю гибели.

Все это она пыталась отложить подальше, в самые дальние закоулки памяти, но воспоминания так и рвались вырваться наружу.

— Эйлин, — Габриэль отвел дочь в сторону. — Хочу тебе кое-что сказать… Пожалуйста, будь осторожна… Конечно, сейчас не хочется о плохом, но все же.

— Почему ты так говоришь? – от волнения у нее началась кружиться голова.

— Ты сама понимаешь… Не хочу сейчас о плохом, но все же.. Наши близкие пропали и не объявились в отличие от меня. Видимо, мне просто посчастливилось, — тяжело выдохнул он.

— Ты что-то вспомнил? — осторожно спросила Эйлин.

— Там была тьма, — нахмурился он. – Жуткая тьма, я мало что помню… Почему-то меня все же отпустили оттуда, и… я запомнил эти слова, что у меня заберут то, чем я больше всего дорожу на свете. Быть может, это все бред, но… это мое исчезновение и такое же странное нахождение – все это тоже не поддается объяснению.

— Пожалуйста, я не хочу об этом сейчас. Мне столько всего нужно сказать тебе… Все будет хорошо, — она поцеловала его в щеку.

 

Веселье было в самом разгаре. Она с задором танцевала кадриль – ее друзья исполняли вместе с ней разные фигуры. У Эйлин отлично получалось демонстрировать свои танцевальные навыки.

Девушка отошла в сторону, чтобы побеседовать со своими кузинами. Она медленно пила пунш и высматривала в пестрой толпе одного парня. Эйлин забыла, как он выглядит, тот, которого она встретила тем туманным утром, но была уверенна, что если бы увидела его сейчас, то узнала…

— О, миссис, — прозвучал бархатный голос у нее за спиной. Она обернулась — бокал выпал из ее рук и раскололся на мелкие осколки.

— Какая же я неуклюжая, — девушка покраснела от смущения.

— Мисс Эйлин, какая приятная встреча, — улыбнулся он, стараясь сгладить неловкий момент.

Он сделал поклон и пригласил ее на венский вальс.

— Так интересно, — задумчиво произнесла она.

— Что именно, мисс? – улыбнулся он.

— Я вспомнила о Вас, и Вы появились, — неловко произнесла Эйлин.

— Да, это неожиданно. Извините, леди Эйлин, что я испугал Вас, — его лицо с благородными чертами светилось теплом и добротой.

Эйлин плохо себя начала чувствовать, и они решили выйти на балкон, чтобы подышать свежим воздухом. Ее смущало, что они находились с ним здесь с глазу на глаз. Над головой было звездное небо, а прохлада ночи охлаждала ее пылающий румянец на щеках.

Эйлин безумно тянуло к нему, и она понимала, что уж не в силах сопротивляться этому наваждению. Она смотрела в его зеленые глаза, и видела там целую Вселенную. Забыв про то, что так долго мучило ее, она думала только о нем. Девушка встряхнула головой, словно пытаясь избавиться от этого странного чувства.

— Вы не замерзли? Нам, думаю, пора возвращаться к гостям, — улыбнулся он ей.

— Думаю да, — машинально ответила она. В следующий миг они, кажется, и сами не успели осознать, как их губы слились в поцелуе.

— О, это так… неожиданно, мистер Эдвин, — смутилась она.

— Извините, мисс Эйлин, — лорд выглядел не менее смущенным.

— Дерек? – ее голос сорвался на крик. Вместо Эдвина теперь она видела Дерека. – Нет! – она попятилась назад.

— Дайна, рад встречи, — прошипел сидхе.

— Что? Это не может быть, — ей казалось, что вот-вот и у нее случится приступ. «Это наваждение, наваждение…, — повторяла она.

-Дорогая сильфида, это реальность, в которой есть я и ты, — злорадно ухмыльнулся он. – Скажи честно, этот парень понравился тебе?

— Но… ты и он — это разные люди? – нервно сглотнула Эйлин.

— Смешно сказала, — скривил рот он в злой усмешке. – Безусловно… Все спланировано, и это игра, в которую выиграю только я. Этот парень – твоя судьба, ведь ты же так мечтала встретить суженого балу. Я вселился в него, а это весьма непросто было сделать…. Каково же тебе будет, если твоя половинка убьет тебя этой ночью своими же руками? Не правда ли восхитительное наказание? – демонически засмеялся он. – А его осудят, быть может, даже на казнь. И ваши души будут навечно во власти тьмы… Слышишь, как это звучит? Навечно, — с удовольствием протянул Дерек.

Эйлин попыталась убежать, но будто натолкнулась на невидимую стену и в немом отчаянии посмотрела на своего врага.

— Ты не сможешь выбраться отсюда, также как не смогли и остальные, которых уже нет, — с нарочитой скорбью произнес он.

— Ты… ты мразь, ненавижу! – вырвалось у нее. И ей казалось, что она сейчас уже в большей степени Дайна, а не Эйлин.

— Из-за тебя погибла моя девушка, ты погубила ее, — в тишине его слова прозвучали, словно шипение змеи.

— Нет. Я не хотела, чтобы она умирала. Ты и сам это, черт возьми, знаешь! Ее мать погубила мою сестру, а я… пользуясь ситуацией, что ее мать причастна к преступлениям и находится в бегах, сказала неправду, обвинив Калису в том, что она также принимала участие в организации той битвы на Невеле, где погибло столько наших… Да к тому же я была приближенной королевы и мне верили… Но война близилась к концу, и все были уверенны, что их отпустят. Но не отпустили… Да, она погибла, но я… я не хотела этого! Прости меня, что так все вышло,– она упала на колени, рыдая и стуча кулаками по холодному полу.

— Ты мне рассказываешь то, что я и сам знаю. Я не верю в то, что у тебя не было злого умысла погубить ее. Я жил этой местью столько веков. Мало того, что ты убила ее, но и меня… Из-за тебя была вновь развязана война, где вы все и погибли… Вся ваша цивилизация….

— Что? — у нее все поплыло перед глазами. – Нет, нет, этого не может быть.

-Может…Тебе стыдно? — ухмыльнулся он. – Неужели? Наконец, спустя столько времени…

Он схватил ее за горло и начал душить. Эйлин не знала, как помочь себе. Секунды были словно вечность, и он растягивал этот момент, чтобы смерть пришла к ней не сразу. В сознании всплывали кадры из ее жизни на Венусе: коронация королевы Вевеи, весть о начале войны — когда сидхе, которых приютили в своем мире сильфы, вопреки договору начали творить произвол и совершать разного рода преступления, сильфам пришлось защищать свои устои; затем смерть сестры и заточение матери…

Внезапно все закончилось: она смогла свободно вздохнуть, рука сидхе отпустила ее. Яркая сильная волна сбила с ног Дерека, но он практически сразу же смог подняться на ноги.

Он хотел подойти к Эйлин, но не мог – сила, исходящая от камня действовала словно щит. Свечение постепенно ослабевало, а потом и вовсе померкло.

— Твой камень слишком слаб, — констатировал он. – Откуда он у тебя? – спросил сидхе с неподдельным любопытством.

— Прочитай мои мысли, — презрительно улыбнулась она.

— Я не всегда могу читать мысли, — развел он руками. — Смирись с судьбой – она уже предрешена. Я заключил союз с тьмой, чтобы обладать силой, которая привела меня к тебе… Но расплата оказалась жестокой – я не могу встретиться в мире духов с Калисой – она находится в другом измерении.

— Ты все можешь изменить, — заявила Эйлин. – Я теперь все поняла… Ты должен сам сделать выбор… Отказаться от мести и зла… Ты будешь прощен… ты сможешь быть с ней вместе, там…

— Что ты несешь? – засмеялся он. – Я не могу отказаться от этого, я жил местью все это время…

— Можешь…, — с чувством выкрикнула она.

Эйлин увидела белое свечение недалеко от себя. Она узнала бабушку, следом появились и другие, которых некогда погубил Дерек. Сидхе с ненавистью и в тоже время со страхом смотрел на призраков. Девушка заметила еще одного призрака – то была Мей…

Сильфида заговорила с ней: «Дайна, сила с тобой…. Он хочет, чтобы ты чувствовала вину, это делает тебя намного слабее… Начавшаяся было заново война вскоре была закончена, а мятежники, которые хотели вновь разжечь костер смерти, были по заслугам наказаны. На нашей планете вновь воцарился мир…

— Дерек, — Мей обратилась к нему, — прошу, опомнись, быть может, это твой последний шанс… Ты связан проклятием с Дайной, ты будешь одержим местью, чтобы убить в каждом ее воплощении. Тьма погубит тебя окончательно, так и не дав возможности даже увидеться с Калисой. Прошу прости мою дочь, — взмолилась она, обращаясь к сидхе.

— Вы… вы не имеете права учить меня, — взревел он. – Я уничтожу весь этот замок… и всех, кто находится здесь.

— Дерек, нет…, — взмолилась Эйлин. Свечение камня становилось все сильнее и заполоняло собой все больше пространства. – Дерек, тебе нужна лишь я… Забери меня, забери прошу, — кинулась она к нему.

На лице Дерека читалось смятение: он вспоминал Калису, и чувствовал, что она где-то совсем рядом. Но тьма манила его в сладкие сети мести…

— Я не могу так, мне нужна, нужна она, — Дерек будто разговаривал с нечто невидимым. Огромное темное облако опускалось на замок, а звуки, похожие на раскаты грома, вторглись в напряженную тишину. Ветер с силой раскачивал деревья, и неистово бил в стекла. В залах дворца начался переполох.

Дерек хотел к ней, потому что, наконец, впервые за целую вечность, он почувствовал ее где-то рядом. Он боролся с тьмой, которая не хотела его отпускать.

— Уйди от меня! – закричал он и упал на колени. Поток света ворвался в нависшую тьму над замком, рассеяв яркими лучами ночь, и ворвался в стены замка. Люди в панике начали разбегаться кто куда, а сияние постепенно начинало стихать… В любопытстве гости прильнули к окнам, смотря, как свет, рассыпается на радужные лучики.

Свет будто соткал дорожку, которая уходила ввысь, в это темное осеннее небо. Эйлин почувствовала внезапную тоску, смотря на то, как один за другим: бабушка, дедушка, ее друзья и Нинель, начали уходить по этому пути в бесконечность. Она взглянула на Мей – сильфида на прощание улыбнулась ей.

Дерек замер: во тьме ночи, где-то вдали прорисовывался до боли знакомый силуэт. Она ждала его, та, которую он не видел так давно.

Эйлин заворожено смотрела на происходящее, понимая, что к счастью для живых и для тех, кто был по ту сторону, скоро все закончится.

Тем временем Эдвин начал приходить в себя, девушка положила его голову на колени. — Эдвин, все хорошо, — прошептала она дрожащим голосом. – Все хорошо… После пережитого она не могла сдержать слез…

Она успела напоследок увидеть улыбку Дерека до того, как он скрылся за облаками и услышать его тихое «прости…»

 
 
 

читателей   1004   сегодня 1
1004 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,67 из 5)
Загрузка...