Светлейший

короткая драма в семи сценах

 

эпиграф: начатое кровью малой, неизбежно закончится кровью большой

 

Действующие лица:

Князь Ларго Флёрк — Светлейший, лидер дома Хагат

Леди Дара — Владычица Хаоса, Страж Сотворенного

Странник — истинный маг, ректор Академии

Яглана — ученица Академии, воительница дружины с Вольных Равнин

Асквит — лидер дружины Вольных Равнин, старший брат Ягланы

Лидси — младшая сестра Ягланы

Шаддэй — военачальник Светлейшего, командир гарнизона замка

 

 

Сцена первая. Академия

Мир Академии, осень 627 года от основания, утро

 

Яглана

 

— Наверно тут во многом моя вина, — вздохнув, признал Странник, сегодня ректор Академии был необычно печален, — не заметил вовремя, что-то не понял, сказал не те слова… У него ведь талант и стремление к свету, и желание нести добро людям, и уверенность в своей правоте. Все это у него есть, нет гибкости, ему не хватает терпения, он не понимает, не чувствует желаний других людей. Не слушает другие мнения, как жаль. Все проблемы всегда начинаются с недопонимания, с разного взгляда на то что есть добро и со слова неправильно выразившего мысль.

Странник смотрел на меня своими мудрыми и грустными глазами, окруженных сетью морщинок, а я очарованная его тихим голосом внимала ему. Ректор прав, мой возлюбленный, мой Ларго всегда слишком ярок, слишком резок, действительно часто не слушает чужие доводы. Но ведь эти качества и делали его для меня единственным, я восхищалась его целеустремленностью, то как легко он прошел все сложнейшие испытания Академии и стал Истинным Магом, тем кто способен изменять миры.

— Совет несколько раз предупреждал Ларго об опасности и непродуманности некоторых его шагов. Очень жаль, что он больше не слушает даже нас, своих учителей. Этот слишком яркий свет ныне затмил его разум. Может быть он услышит тебя. Совет хочет отозвать Ларго из мира Пяти Земель, но я настоял на том, что надо дать ему еще один шанс. Мои слова скажешь ему ты, Яглана.

Я не сомневалась ни мгновения.

— Благодарю вас, учитель! Я постараюсь объяснить Ларго, есть другие пути к свету. Он должен понять, ведь он любит меня!

— Потому я посылаю тебя, а не нашу стражу…

— Спасибо учитель! — я улыбнулась ему, он все еще грустен, но я все сделаю правильно, Ларго поймет свои ошибки и исправит их!

 

 

Сцена вторая. Вольные Равнины

Мир Пяти Земель, Вольные Равнины, два дня спустя, вечер

 

Лидси

 

— Не понимаю, ну почему вы все так к нему относитесь? Почему вы ненавидите его? Ведь он хочет видеть наш мир счастливым, единым, без вечной борьбы между великими домами, без войн, без кровопролития…

— Ага и именно ради единства он начал войну! — резкий ответ Асквита кажется поколебал уверенность моей сестры. И все же Яглана, сейчас прилежная ученица Академии, оставалась при своем мнении.

— Чтобы объединить все дома, все Пять Земель без малой крови не обойтись никому, даже самому добродетельному! Это будет последняя война, после которой иных войн не будет!

— Наивно… — проворчал наш брат. — Воевать ради прекращения войн, довольно странный способ достижения благих целей, сестрица.

Я свернувшись клубочком следила за их дуэлью, Асквит умело скрывал бешенство, но я слишком хорошо знаю брата. Яглана… она у нас тверда как адамант, всегда честна и откровенна. Я тихо боясь пошевелится следила за их нарождающейся ссорой, первой на моей памяти. Я — Лидси, самая младшая, но я уже взрослая, мне восемнадцать. Сестра старше на девять лет, брат на двенадцать.

— Твой милый не с того конца начал. Он должен был сначала навести порядок в своем доме, показать соседям достоинства своего пути, показать как счастливы и благополучны его подданные. Тогда многие из соседей последовали бы его пути…

— Извини брат, но ты говоришь глупость, нельзя быть овечкой среди волков, тебя просто съедят!

— Великие Дома не волки, да и Светлейший не овечка. Он Маг владеющий силами Истинного Мира. Он обучался в Академии, вот только чему вас там учат…

Последние слова задели Яглану за живое, как никак она проучилась в Академии последние годы. Прошла уже три круга познания. Для моей сестры Академия теперь стала всем. Она последовала туда вслед за Ларго, тот поступил примерно на на пару лет раньше и закончил все пять кругов четыре года назад. У Ларго очень сильный талант, ему рекомендовал поступать сам ректор. А этот маг для моей сестры единственный авторитет выше Ларго. Видя как загорелись праведным гневом глаза сестры, Асквит кажется понял что перестарался с последней фразой.

— Извини погорячился, но пойми меня сестра, я ведь тоже поддерживал его идеи, до поры до времени…

— И что случилось? — удивленно спросила Яглана.

— После того как погиб отец, все изменилось.

— Разве отец не погиб в бою? — удивилась сестра. Асквит отвел глаза в сторону. — Говори!

— Да, но… — брат сделал паузу и наконец решился сказать главное: — но он погиб сражаясь против твоего возлюбленного.

— Что? — не сразу поняла Яглана. — Как такое могло произойти?

— В той последней битве отец бился на стороне мятежного лорда, более того, когда стало ясно, что войска Ларго побеждают, то отец вызвался с небольшим отрядом прикрывать отступление остальных. Наши старики, в тот раз молодежь осталась дома, так вот в тот день наши старшие, верные ветераны отца погибли там все.

Яглана молчала, осознавая услышанное, а когда подняла голову в ее глазах была печаль.

— Странник просто сказал что отец умер. А Ларго говорил что отец погиб как герой, я была на похоронах… Но почему они поддержали лорда Карай?

— Ты же знаешь, наш отец и отец Ларго были боевыми товарищами, больше чем друзья. Ларго начал свою миссию при поддержке своего отца. Мы наемники, но мы сражаемся не только за деньги, наш отец никогда не подписывал контракт на дело в которое не верил.

— Его убил Светлейший?

— Нет. Ларго в тот день не было в пределах Огненной Земли. Карай сражался против союзного Ларго дома Азгилов. Силы были примерно равны, но затем пришел Шаддэй с отборным полком дома Хагат. У Шаддэя был приказ уничтожить всех сторонников дома Карай. Но ни он, ни Ларго не знали, что наш отец там.

— Это значит, ты не винишь Ларго в его смерти?

— Нет, я даже Шаддэя не виню, он не знал с кем сражается, а затем сам привез тела наших павших. Шаддэй был в шоке, ведь он считал себя учеником нашего отца.

— Но если так, то почему все так случилось? — с болью вымолвила Яглана.

— Я сам долго думал об этом, — начал наш брат. — Я мог понять Ларго, для него лорд Карай был и до сих пор есть заноза, которую никак не вытащить. Я мог понять Шаддэя выполнявшего приказ правителя своего дома. Могу понять лорда Карай боровшегося за независимость и защищавшего свои земли. Но я очень долго не мог понять мотивы отца. Для него самым важным всегда была свобода, он собрал наших воинов в вольный отряд. Он всегда выбирал свободу, а не служение, с отцом Ларго его связывала дружба. Не лояльность дому Хагат. Светлейший дал дому Хагат идею, но служение этой идее отрицало свободу, так как понимал это слово отец. Я понял это слишком поздно. Мы молодежь были слишком увлечены идеями Светлейшего. А старшие видели дальше нас. Когда после похорон наши воины выбрали меня новым вождем, то первое что я сделал разорвал контракт с домом Хагат. Это решение было единогласным. Теперь мы не служим Светлейшему, не воюем ни за, ни против него.

— А как к вашему решению отнесся Ларго? — тихо спросила Яглана.

Наш брат не ответил, и тогда вмешалась я:

— Твой любимый впал в ярость, он грозился уничтожить нас как мятежников!

Асквит бросил на меня испепеляющий взгляд. Но я все равно продолжила отвечать на немой вопрос сестры.

— Почему мы еще живы? Только из-за тебя!

— Я прикажу выпороть тебя, негодная девчонка! — воскликнул Асквит.

Ха! Видали мы его угрозы!

А Яглана подняла взгляд, там лишь боль от вдребезги разбитых иллюзий…

— Брат, расскажи мне все, — попросила она. — Все что случилось здесь с того момента как Ларго вернулся в мир Пяти Земель.

 

 

Сцена третья. Трон дома Хагат

Мир Пяти Земель, дом Хагат, утро следующего дня

 

Шаддэй

 

Огромный тронный зал был весь заполнен светом. Тысячи никогда негасимых источников всегда освещали сосредоточие власти Светлейшего, Истинного Мага будущего правителя Мира Пяти Земель. Сам Ларго в ослепительно белых одеждах заложив руки за спину прохаживался вдоль большой и очень подробной карты выложенной мозаикой на полу. И ему было о чем задуматься, начатая им кампания сразу в четырех из пяти земель столкнулась с серьезными затруднениями. Я молча ожидал решения моего господина, проблем скопилось немало: усиление коалиции противников Светлейшего на Старой Земле, незатухающий мятеж лорда Карая на Огненной Земле, да и на Земле Бурь нашей экспедиции срочно нужны подкрепления. И вот теперь восстание здесь, на казалось бы окончательно покоренной Молодой Земле, вотчине Светлейшего. Хорошо хоть Ледяная Земля пока вне нашего внимания. Если бы Светлейший спросил моего совета я бы сказал ему: все так, наше положение тяжелое, не стоило отправлять наши корпуса дарителей света сразу на три стороны. Преждевременно, даже здесь на молодой Земле есть много мест подчинявшихся скорее формально, а то и вовсе независимые как Вольные Равнины. Но нет Светлейший не смог отказаться от ряда рискованных союзов на Старой Земле, тем более от приглашения на Огненную. Свет должен быть привнесен повсюду, ну да! А теперь повсюду мятежи и бунты. А наших сил уже категорически не хватает. Есть от чего нервно ходить ища откровения. Это все верно, но верно и то, что силы противников разобщены ничто не мешает нам не торопясь разбить их по очереди.. Конечно я могу ошибаться, а Светлейший — Истинный Маг и видит куда дальше меня, его мудрость не подлежит сомнению…

В этот миг правитель моего дома остановился:

— Нам нужен новый набор в войска!

Я кивнул, определенно нужен, только откуда взять людей? Что я немедленно и спросил у Светлейшего.

— Если в наших коренных землях взять больше некого, придется принять добровольцев с чужих земель.

— Наемники? — с сомнением произнес я. Не предадут ли?

— Добровольцы воспринявшие путь света!

Как будет угодно повелителю, без слов согласился я, только от перемены имени суть не поменяется. Этим воспринявшим путь света придется платить, иначе они мигом забудут путь и разбегутся. А после трех лет войны казна далека не так полна как когда-то.

— Хорошо. Но хватит ли у нас оружия и брони, хватит ли боевых кораблей и колесниц?

Светлейший ничего не ответил, подошел к пульту связи и вызвал главного оружейника.

— Да конечно, великий, нам не составит труда оснастить еще один корпус. И хватит еще на три четыре гарнизона охраны! — сказал склонившись оружейник.

— Прекрасно… — начал было мой господин и тут же замер, глядя на мигающий красный огонек пульта. Пост охраны наружных врат, понял я. Рука Светлейшего почему-то дрожала, когда он потянулся к пульту.

— Прибыла ваша невеста, Светлейший. — Голос командира стражи врат заставил моего повелителя побледнеть еще сильнее.

— Она одна? — тихо спросил он.

— Да, Светлейший, одна. На ней броня летуна и оружие, нам ее пропустить?

Ларго Флёрк, лидер дома Хагат обернулся ко мне в его глазах застыло безумие, нет ужас, паника. Наверно не с таким лицом надо встречать невесту, подумал я, но еще знал все очень тонкие аспекты этого визита.

— Я пойду вниз, встречу леди Яглану. — Предложил сам свои услуги.

— Да-да, — торопливо согласился Светлейший.

Уже уходя, я расслышал приглушенное бормотание моего господина:

— Надо вернуть ее, убедить снова поверить мне, иначе конец всему…

 

Охрана врат стояла закрывая ворота, контуры их брони горели ярким огнем. Напротив них нетерпеливо бил копытами горделивый черный как ночь пегас, золотая грива, налитые бешенством глаза. Та порода которой так знамениты Вольные Равнины, не пускавшая на спину никого чужого. На крылатом скакуне восседала воительница одетая в золотую броню. Перчатка сжимает рукоять огненного копья, светятся магические кристаллы, искрит голубым светом контур. На ее левой руке закреплен смертоносный самострел, у бедра искривленный клинок с рунами. Она ждала не снимая шлем.

Я вышел из-за рядов стражей.

— Леди Яглана, — произнес и склонил голову в знак почтения.

Она вместо ответа медленно снимает шлем, открыв волосы цвета солнца Старого Мира. На продолговатом красивом лице застыла мраморная маска спокойствия, в строгих серых глазах стужа Ледяной Земли. Я отлично знаю, старшие дети Кревиса превосходно владеют оружием и прекрасные наездники. Только младшую дочь от второй жены вождь Вольных Равнин запретил учить воинскому искусству…

— Так это ты убил моего отца?

Она знает, проклятье! Ладно, моей вины там нет, мы сражались в честном бою…

— Да, миледи. И я сожалею, что так случилось.

Холодный кивок, и воительница спрыгивает со своего горячего коня.

— Почему ты не сказал на похоронах? — вопрос брошен походя, без какого-либо выражения. Она знает ответ, знаю и я, скрывать бесполезно.

— Мне запретили вам говорить, миледи.

Она ничего не сказала, прекрасно понимая кто тот единственный чьи приказы я исполняю. Она шла вперед по хорошо известной ей крепости, так и не погасив контур брони, так и не сняв оружия. Но что я мог сделать, она посланник и невеста моего господина.

 

Вернувшись вместе с ней в Тронный зал я с радостью увидел, Светлейший спокоен и собран. Он сидел на троне, величественный Истинный Маг, настоящий лорд, будущий правитель Пяти Земель. В стороне от трона стояли охрана и придворные. Его невеста по прямой и походкой преисполненной гордости вышла в центр зала, я следовал в десяти шагах позади нее.

— Почему? — Одно слово, твердое и холодное, кусок вечного льда. Услышав его, мой господин потерял все величие, его уверенность пошла трещинами как самое дешевое стекло.

— Почему ты предал все во что мы верили? Все что я в тебе любила? Почему ты забыл наши клятвы?

Ее обвинения возымели успех, светлейший дернулся как от пощечины, а потом торопливо заговорил. Его слова текли рекой хорошие правильные слова, успокаивающие и сожалеющие, но мы все стоявшие в зале чувствовали слова не те, на лице его невесты оставалось лишь презрение.

— Ты лжешь! — последовал гневный ответ.

— Я все еще люблю тебя… — после долгой паузы выговорил он.

— С этого ты должен был начать! — теперь в словах гордой девы с равнин, боль и обида.

— Прости… — привстал он с трона.

— Поздно, — твердость и решимость, — эй вы слуги, принесите ему броню и оружие. Я вызываю тебя на поединок, лорд дома Хагат! Здесь и сейчас, любое оружие и магия!

Мы все понимали против Истинного Мага у нее нет ни единого шанса, кроме того, что мой господин не сможет всерьез сражаться с нею.

— Яглана, я умоляю тебя остановись…

— Тогда откажись от трона, откажись от титула и власти! Не можешь?! Вот видишь тот кого я любила уже мертв! А ты нынешний не можешь быть никем, кроме как моим смертным врагом!

Светлейший отшатнулся увидев нацеленный на него самострел. Охрана поспешно бросилась к трону, но мой лорд знаком остановил их.

— Всем оставаться на местах! — он вновь величественен. — Да ты права, я больше не могу отказаться от власти, слишком многие поверили в мой путь, теперь я обязан идти до конца.

— Твой путь война и разрушение!

— Мой путь это будущее единство Пяти Земель, не будет ни самовластных домов, ни их лордов.

— А еще в твоем будущем не будет ни свободы, ни чести, — презрительно бросила женщина.

— Свободу переоценивают, порядок важнее…

— А вот влияние власти на личность властителя недооценивают!

— Зачем ты пришла? Я не приму твой вызов, а если Вольные Равнины хотят стать моим врагом, то пусть будет так. Опусти оружие, Яглана, ты не сможешь убить Истинного Мага.

Ответом моему господину была гроздь огненных дротиков слетевших с ее самострела. Светлейший выставил вперед руку, в голубой вспышке исчезли все снаряды, кроме одного он попал в левое плечо на ладонь выше сердца. Я смотрел на кровь окрасившую белоснежные одежды мага, тот тоже с удивлением смотрел на свежую рану. Его бывшая невеста зло рассмеялась:

— Твоя сила тоже переоценена, о Истинный Маг!

Я сжал рукоять клинка. Щелчок, в зарядное устройство самострела встает новый магический кристалл. И тогда я бью острием клинка точно между линиями контура…

— Нет!!! — крик Светлейшего, возгласы стражи и придворных. И ее лицо над которым я наклонился. Холодеющие губы успевающие прошептать:

— Моего отца ты тоже ударил в спину?

 

 

Сцена четвертая. Врата Хаоса.

Мир Пяти Земель, Вольные Равнины, полночь через сутки.

 

Асквит

 

Известие о гибели моей сестры пришло вечером. Мне было очень больно, но я не удивился. Я знал зачем ехала к трону Хагат моя упрямая сестра. Она никогда не признавала компромиссов, если любить то отдавать себя всю без остатка, если требовать ответа то так чтобы навсегда, а если сражаться то бить насмерть. Она ехала чтобы заставить Светлейшего отказаться от власти, а если нет то или убить его или умереть самой. Народ Вольных Равнин упрям и свободолюбив, а наша семья наделена этими качествами особо. Отец был очень упрям, но старшие говорили, что наша с Ягланой мать была еще упрямей. Женщины Пяти Земель до замужества часто идут на битву рядом с мужчинами. На Молодой Земле чаще вдвойне, из дев Вольных Равнин умеет владеть оружием каждая. Моя мать отказалась отложить броню и оружие в сторону даже родив двоих детей, она всегда сопровождала отца в самых жарких схватках. Все старшие говорили Яглана пошла в мать.

Если Ларго ожидал переубедить ее, то он глупец. Девы Вольных Равнин слишком горды, единственный способ убедить их сдаться им сразу. Повторяю, я не был удивлен, а мы все были готовы к войне. Теперь дом Хагат наш непримиримый враг, этого ли ты добивалась сестра? Я приказал начать ритуал у Врат Хаоса. Я не знал кого из демонов пришлет мне тьма, но готов заключить союз с любым чудовищем, лишь бы остановить Светлейшего. Наши маги образовали круг, этой ночью мы истратим все запасы черных камней. Мне не страшно. Тьма всегда отвечает на призыв, тьма всегда исполняет твои желания, тьма всегда в качестве платы забирает самое дорогое. Мне не страшно все самое дорогое я уже потерял.

Позади меня стояли только воины, яркая багровая вспышка озарила равнины, только воины, никто из нас не дрогнул. Я не ошибся тьма всегда отвечает.

Багровый огонь родил клочок абсолютной тьмы и абсолютного мрака, портал в бездну. Откуда вышла черная фигура в доспехах без контура, магия была всей ее сутью. Воздух вокруг нее трещал пропитанный подлинной силой, неодолимой.

— Кто призывал меня? — жуткий потусторонний голос.

— Я, о пришедший из тьмы и хаоса, — шаг вперед и опускаюсь на одно колено.

— Кто ты?

— Лорд Асквит, вождь Вольных Равнин.

— Чего ты хочешь?

— Мести за сестру и отца.

— Кто виновен в их смерти?

— Истинный Маг называющий себя Светлейшим.

— Он умрет подлинной конечной смертью. Мне не впервой убивать Истинных Магов. Я Страж Сотворенного и Владычица Хаоса, клянусь оставаться в этом мире пока не встречусь в поединке со Светлейшим.

Раздался раскат грома и небо прочертили молнии, и мы поняли демиург создатель нашего мира принял клятву. Ее шлем исчез и я узнал леди Дару, помощницу ректора Академии, вот как этой ночью не только тьма исполняет мои желания.

— Я рад вас видеть миледи.

— А я нет. Не для того я уговаривала Странника разрешить твоей сестре говорить с Ларго. Мне и исправлять мою же ошибку, воин.

— Я не знал…

— Мне нужен корабль или крылатый конь.

— «Неумолимый» готов, и здесь пегас моей сестры, теперь он ваш.

— Прекрасно, нам будут нужны союзники, мы разошлем послов всем врагам Ларго, а сами полетим на Старую Землю. Но прежде мне будет нужен тот кто готов стать моим оружием, оружием внутри оплота врага…

— Можешь располагать мною или любым из моих воинов, так как сочтешь нужным владычица.

— Нет не воин, мне нужен юноша или девушка никогда не выступавший на смертный бой, никогда не проливавший кровь врага, но готовый сделать это в первый раз. И заодно отдать свою невинную душу Хаосу. Таковы законы магии, воин.

Я оглянулся и посмотрел на своих воинов, здесь нелегко найти новичков, может кто-то из самых юных…

— Позвольте мне стать вашим оружием, госпожа! — звонкий юный голос, девушка в доспехах которые мне смутно знакомы. Я видел эту броню когда-то очень давно, один раз, отец приказал собрать ее для своей второй жены. Но та никогда не надевала их…

— Открой шлем! — приказал я девушке. Так я и знал, Лидси, негодная девчонка! — Тебе запретили носить броню и брать в руки оружие!

— Все девы Вольных Равнин имеют право защищать свою честь, брат!

— Кто посмел нарушить мой приказ и научил ее воинскому искусству?

— Трое твоих воинов и трое моих друзей, брат. Если ты забыл у меня тоже самое право на месть, что и у тебя!

Я зарычал от гнева, но на плечо легла рука Владычицы.

— Мне жаль, это ее судьба лорд Вольных Равнин.

Я отступил.

— Готова ли ты, дитя, принести клятву верности Хаосу?

— Да, госпожа, я клянусь!

— Исполнив месть ты навсегда лишишься места для души в этом мире, готова ли ты к такой судьбе?

— Да, госпожа.

— Клятва принята.

Я отвернулся, как же я ошибался, тьма всегда забирает самое дорогое.

 

 

Сцена пятая. Черные крылья в небе

Мир пяти Земель, Дом Хагат, месяц спустя

 

Ларго

 

С каким-то остервенелым безразличием я смотрел на предавшее меня небо. Последние недели превратились в агонию, я что-то делал, но все замыслы еще недавно казавшиеся правильными, теперь сами собой обращались в прах. О, я знал кто мне противостоит — Страж Сотворенного, одна из моих учителей из Академии, а еще она мессия, та чьими глазами Создатель смотрит на созданное его демиургами. Владычица Хаоса и убийца Истинных Магов, ее слава необычайно велика. Итак теперь против меня не только владетельные дома этого мира, но и Академия. За месяц под ее знамена стеклись все мои враги, а кто остался со мной? Шаддэй успел стянуть сюда, к крепости, четыре корпуса. От остальных нет известий. Погибли? Разбежались? Или предали? Последнее вернее всего. Но что еще хуже, у меня у самого уже нет сил бороться, зачем? Перед глазами так и стоит ее исполненное презрением лицо, а в ушах еще звучат последние слова. Убив себя, ты убила нас обоих…

Что же мне осталось этот пустой от людей, но зато наполненный светом зал?

— Господин, — это слуга, необычно бледный, — на горизонте показались враги… их много!

Давно пора. Я иду по лестницам, минуя испуганных придворных и ставших суровыми воинов. Вот и обзорная площадка наблюдательной башни. Здесь уже стоит Шаддэй и командиры корпусов. Огромная труба дальновизора, но и без нее уже видны черные крылья в небе. Сотни, нет тысячи. Пегасы Молодой Земли, грифоны Старой Земли, виверны с Земли Бурь. Огненные драконы и даже ледяные драконы. Сегодня все Пять Земель пришли по твою душу Светлейший! А за бесчисленными крылатыми тварями летят небесные корабли и их тоже десятки и сотни. Но я смотрю только на один, тот что летит самым первым, большой корабль окрашенный в черное с золотыми молниями. «Неумолимый», корабль доставшийся по наследству от Кревиса его сыну. Они оба там и лорд Асквит и Владычица…

 

К полудню картина стала ясна, враги обложили крепость со всех сторон. Не меньше двухсот тысяч против моих сорока. Если добавить гарнизон, вооружить слуг и придворных выйдет тысяч пятьдесят. Мало. Мы все знали нам не выстоять, оставалось верить в чудо. Мои солдаты, еще многие из них верили в меня, Шаддэй и другие генералы кажется верят, что отбив два три штурма в среде врагов вспомнят старые обиды. Я не верю даже в чудо.

Чтобы отвлечься пошел посмотреть новых рекрутов, последний отряд успевший приведенный вербовщиками. Бедняги многие из них сейчас сами не понимают как они умудрились в такой момент выбрать не ту сторону! На лицах большинства угрюмое осознание своей глупости, кое-кто тупо смотрит перед собой. Я шел вдоль их рядов и вряд ли кто-то из них почувствовал себя уверенней. Следом за мною свита из генералов, что-то между собой говорят, я не слушаю. Вдруг среди рядов обреченных на поражение, я вижу группу три парня и юная девушка. В отличие от неудачников на них вполне приличные доспехи. Парни спокойны и деловиты, у девушки живые горящие задором глаза. Тоненькая фигурка, личико милое и округлое, маленький носик, длинные пепельные волосы, огромные черные глаза. С превеликим любопытством рассматривающие меня.

«И откуда ты такая взялась?»

— С Ледяной Земли, мы пришли из дома Асмоуш!

Вот ведь, сам не понял как спросил вслух! И почти против воли, улыбнулся ей.

— Шесть недель назад мы решили присоединится к воинству света, путь сюда был не близок! — звонко продолжила девушка.

Шесть недель назад, киваю с пониманием, тогда я еще был силен, тогда мне казалось что мир почти у моих ног. Ты слишком поздно пришла дитя.

— Скажи, дитя, веришь ли ты в нашу победу?

— А как же иначе, с нами Светлейший!

Я кивнул, снова правильно шесть недель назад так бы сказал любой из моих солдат.

— Как тебя зовут, дитя?

— Хэдер!

Хэдер — на Старой Земле это слово означает рок, предопределенность. Кто же тебя так назвал малышка? Не важно…

— Тогда помолись за меня, дитя рока.

Мои генералы что-то говорят, но я разворачиваюсь и ухожу. Назад в свой безлюдный, зато переполненный светом зал.

 

 

Сцена шестая. Любовь и ненависть

Мир Пяти Земель, Дом Хагат, три дня спустя

 

Шаддэй

 

За трое суток мы отбили четыре штурма. Первый был в тот же день, как пришли враги. Ближе к вечеру и это была скорее разведка. С утра второго дня атаковали огненные и вел их лорд Карай. Бой вышел жарким, но мы отбили натиск. Позже ночью случился еще один штурм, я ожидал чего-то такого и приготовил гостям сюрприз. Мы перебили несколько сотен! Следующий день прошел относительно спокойно, враг перегруппировывал силы. Вчера они атаковали в полдень, со всех сторон разом, в какой-то миг мне казалось удача навсегда отвернулась от нас. Но обошлось, они откатились назад. Сегодня вновь полдень и кажется начинается новый генеральный штурм. Что ж они могут позволить себе отдавать троих за одного нашего.

Я выглянул из-за парапета, всего на миг, ага так и есть два корабля подошли совсем близко. Готовятся выкинуть десант на западную галерею. Если мы не собьем их оттуда враги зацепятся на стене.

— Второй десяток направо, третий остаетесь здесь, остальные за мной!

Я бегу наверх к западной галереи, где сейчас будет очень жарко. Мельком вижу один из кораблей, с него прыгают воины-летуны, а вот громадный молниемет на носу, рядом маги кидающие фаерболлы. Удар я лечу куда в сторону, врезаюсь в каменную стену… Приподнимаюсь, как неудачно, открытое пространство и устройство из хрустальных сфер, выгнутых зеркал и магических кристаллов. И все это целит прямо в меня, сейчас будет молния. Я застываю, молния уже летит и врезается в полупрозрачный щит выставленный кем-то позади меня. Оглядываюсь молоденькая девушка, та самая с пепельными волосами. Протягивает мне руку. Да ты еще и чародейка?! И вижу одного из магов с корабля тот выкидывает вперед руки, огненный шар уже создан. Вскакиваю, хватаю девчонку и бросаюсь вместе с ней в сторону. Фаерболл проходит чуть выше нас. Девчонка в моих руках звонко хохочет. Дурочка, нельзя же так, нельзя во время боя отвлекаться! Хватаю ее за руку и тащу в сторону к укрытию. Проклятье, кажется от западной галереи мы отрезаны.

Бой продолжается еще пять часов, наши потери велики, и мы оставили все внешние укрепления, удерживаем только цитадель. Но и врагам кажется победа далась нелегко.

 

Вечер. Я смотрю в амбразуру на развевающееся на соседней башни знамя. Ненавистное знамя, черное с двумя золотыми молниями. Дадут ли они нам эту ночь отдохнуть? Будет ли ночной штурм или они отложат финал до завтра? Я оглядываюсь в сторону тронного зала, Светлейший там, он заперся три дня назад. Никого к себе не пускает, может оно и к лучшему, пока наш Истинный Маг не пускает в дело заклятия Истинного Мира, не может делать того же и Владычица. Законы магии, вызывающая сторона не мы. Хотя какая разница они побеждают и так. Над захваченной врагом башней кружит пара пегасов черной масти.

Я отступаю внутрь каземата, прохожу по этажам проверяю охрану. Все на местах, ждут. Но штурма наверно этой ночью не будет. Я поднимаюсь в свои покои, они расположены в угловой секции цитадели, почти на самом верху. В трех этажах над тронным залом. Рядом с моей личной охраной стоит троица парней, девушка с длинными пепельными волосами сидит на столике, покачивая ножками. Сейчас она без брони, в тонкой шелковой тунике, видя меня ее глаза смеются. Кого-то она мне напоминает, но разве сейчас вспомнишь. Беру ее за руку и прохожу мимо своей охраны.

Пусть эта ночь будет последней, но я проведу ее не один. Пока я снимаю доспехи, она стоит всматриваясь в узкое окно.

— И что ты там высматриваешь?

Она звонко смеется.

— Ты хоть понимаешь, что завтра будет все кончено?

— Не завтра! — отвечает девушка.

Я пожимаю плечами, пусть не завтра, а послезавтра, какая разница?!

Наконец справляюсь с поножами и снимаю нагрудник, в руке остается расколотый кусок от одного из магических кристаллов. Непорядок, завтра надо будет сказать слуге, пусть заменят. И тут же понимаю как глупа сейчас эта обычная предосторожность!

Девушка подходит сзади и обнимает меня тонкими руками.

— Ты такой большой! — восхищенный шепот.

— А ты такая маленькая и славная!

Она ничего не говорит, нежные руки исчезают, но я не оборачиваюсь… слышно как она отходит, затем возвращается и вновь прижимается к моей спине.

— Ты ведь так и не узнал меня.

— То есть? — удивляюсь я.

— Я не похожа на свою сестру, я еще была очень маленькой, когда ты в последний раз меня видел.

Что?! Я пытаюсь понять о чем она говорит, но не успеваю, острая боль сзади под лопаткой… проклятье!

— Этот кинжал мне дала Владычица, от этой магии нет защиты. Я знаю мою сестру ты тоже ударил в спину.

И тут я ее вспоминаю…

— Лидси…

Она отступает, а я падаю на ложе. Она стоит поодаль и смотрит на мою агонию.

— Знаешь, однажды мой отец спросил меня, за кого я хотела бы выйти замуж. Я ответила за Шаддэя, он лучший из генералов Светлейшего. Спустя месяц ты привез к нам тело моего отца. Я несколько дней не показывалась из комнаты, плакала. А когда узнала, что ты убил Яглану, уже не плакала. В тот день я поклялась, что убью тебя.

Боль не отпускала, каждый вздох становится сделать все труднее. Сознание ускользает, а боль все сильнее. Еще один вздох, а затем я понял на следующий уже нету сил. Тот был последним…

Она приближается, девушка с пепельными волосами, в черных глазах нет торжества, там стоят слезы. Наклоняется и нежные губы целуют мой лоб… темнота смыкается заслоняя все…

— Прости любимый…

 

 

Сцена седьмая. Свет и тьма

Мир Пяти Земель, Дом Хагат, тот же день

 

Хэдер

 

Вот и все, его глаза остекленели. Он умер. Моя сестра отомщена. А ты малышка только что навсегда отдала свою душу демонам хаоса. Я не чувствовала восторга, только опустошение, тьма смеется над своими жертвами, теми кто принимает ее дары. Хотелось забиться куда-нибудь в уголок и там долго рыдать. Нельзя, одно дело сделано, осталось второе. Я вспомнила инструкции Владычицы и стала чертить пентаграмму. Магия легко текла сквозь меня, наполняя только что начерченные линии силой, теперь надо активировать. Я провела лезвием по своей руке, по правой ладони. Сжала руку и поднесла к пентаграмме. Кровь из ладони убившей любимого, капли капают вниз. Линии вспыхивают и передо мной сгущается тьма, открывая путь…

Она выходит из этой тьмы, та кому я отдала свою душу, моя Владычица. Смотрит на меня, на труп лежащий на ложе и произносит:

— Молодец, из тебя выйдет хорошая демонница.

Мне хочется зарыдать, как сопливой девчонке. Но это желание мигом гаснет встретившись со строгим взглядом Владычицы.

— Иди за мной, — приказывает она, уже у дверей. Легкий жест и двери распахиваются. Встревоженная охрана и трое моих друзей. Один из охранников хватается за древко копья, другой замирает глядя внутрь покоев.

— Ваш хозяин мертв, умрите и вы, — глухим без выражения голосом возвещает Владычица. В ее словах жуткая магия абсолютной тьмы, ей невозможно сопротивляться. В глазах охранников исчезает разум, один со стоном вытаскивает кинжал и вскрывает себе горло. Другой приставляет копье острием вверх, к груди, и бросается на него. Мои друзья в ужасе смотрят на происходящее, а я вспоминаю слова отца о Владычице. «Ей достаточно сказать умри, и ее враги умирают». Леди Дара перешагнула через лежащие перед ней тела и направилась к лестнице. Тронный зал тремя этажами ниже. Я бежала следом, за мной мои друзья. Несколько слуг и воинов тоже стали жертвой «умри», Владычица не обращала внимания на такие препятствия. И кажется в какой-то момент защитники крепости поняли всю бессмысленность попыток остановить ее. Заранее разбегались с нашего пути. Перед дверьми в тронный зал стоит одинокий охранник, выставил вперед алебарду. Храбрец или глупец. Владычица молча смерила его взглядом, последний защитник Светлейшего мелко дрожит, но не уходит.

— Отступи, ты все доказал.

— Ты здесь не пройдешь, — отвечает ей дрожащий голос.

В руках Владычицы возникает клинок, магия абсолютного холода. Клинок скрещивается с алебардой и та распадается на двое. Следом на пол падает рассеченное на двое тело. Третьим ударом леди Дара бьет по дверям. Они покрываются льдом, трескаются и распадаются грудой осколков на пол. Нам открывается огромный ярко освещенный зал, и одинокий усталый человек на троне. Он поднимает голову и смотрит на нас с беспредельной грустью, мне его почти жаль.

— Итак, ты пришла!

— Нас ждет поединок в Истинном Мире, Ларго.

— Пришла проверить как я выучил все ваши уроки, миледи?

— Суд Создателя, только ты и я, в мирах Сотворенного останется место только для одного.

— А если Создатель выберет не тебя, миледи?

— Тогда Пять Земель навсегда твои…

— Это будет чудом…

— Наверное, ты готов?

 

Нам простым смертным не постичь мощи магии Истинного Мира. Однако обе армии забыв о вражде высыпали наружу. Темное небо, где сейчас отблески проходившей в иных сферах поединка. Яркая звезда Светлейшего, напротив облачко абсолютного мрака, и вот на глазах у нас эти два объекта сливаются, яркие лучи света пытаются разогнать тьмы, черные молнии гасят сияние… Вспышка нестерпимого ослепляющего света…

А затем осталась лишь тьма…

 
 
 

читателей   828   сегодня 2
828 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 1,20 из 5)
Загрузка...