Столетний договор

— Держать строй!

Сейчас я пойду в атаку. В первую и последнюю для меня битву. И не только для меня, а для всех нас, жалких остатков некогда могущественной армии королевства Валоталь. В этой битве не было никакого смысла. Наша столица пала. Наш король мертв. И только наш генерал сохраняет ему верность и не желает сдаться на милость победителей. Астелланцы никогда не отличались жестокостью к покоренным народам, возможно, мы могли бы начать новую жизнь!

Бесполезно. Мы все здесь погибнем. Конечно, я могу бросить свой меч и сдаться, могу убежать, покрыв свое имя позором. Хотя, кто вспомнит мое имя? Все мы ляжем на этом безымянной лугу, и бежать мне некуда. Трусости новые хозяева этих земель не переносят. Лучше уж умереть с честью, может, попадем в какую-нибудь балладу, которую менестрели разнесут по далеким краям. Песнь о том, как пали последние воины Валоталя.

Нет! Я не хочу умирать! Я лучше душу отдам темным богам, чем помру здесь!

— Ты уверен в своем решении? – услышал я чей-то спокойный и тихий голос. Я что, сказал последнюю фразу вслух? Оглядевшись по сторонам, я вдруг понял, что всё вокруг замерло. Ветер не развевал сине-зеленые флаги Валоталя, воины застыли, как каменные, наступила полная тишина, в которой звучал только этот голос.

— Уверен? – повторил он.

— Кто это говорит? – шепотом спросил я.

— Я – Иллитмал, ты воззвал к моим силам, и я принимаю твое предложение, — ответил голос.

Иллитмал? Где я слышал это имя? Кажется, в детстве меня так пугала бабушка. «Не выходи из дома, Иллитмал похитит тебя и выпьет твою кровь!» Я не знал, кто это такой, а на все мои вопросы бабушка лишь делала зловещее лицо, и потому мне становилось действительно страшно.

— Кто ты? – осторожно спросил я.

— Иллитмал, Несущий Страх! – в голосе звучали нотки разочарования. — Ты же только что подумал, что готов отдать душу темным богам ради того, чтобы пережить эту битву! Я – один из таких богов, и я согласен. По рукам?

— Не понимаю! – сказал я. – Почему это вдруг могущественный темный бог является лично из-за одной души солдата-новобранца в погибающей армии?

Я услышал глубокий и печальный вздох. Голос ответил не сразу, видимо, я задел больную тему для Несущего Страх.

— Скажем так, я не очень популярен, и свита у меня маленькая. Но это не имеет значения. Ты выживешь в этой битве, а я получу твою душу. Все верно?

Очевидно, ради моей души он остановил время, и у меня есть время подумать. Неужели она настолько ценна для него? А не хочет ли этот Иллитмал меня обмануть? Я выживаю в битве и сразу же отправляюсь в его руки? А что я с этого получу-то? Если просто умру, разница невелика. Нет, как говорил мой покойный папаша-купец, всегда стоит поторговаться!

— Не совсем! – сказал я. – Я хочу еще пожить после того, как выживу в битве! А то как-то нехорошо получается. Я же выжить хочу потому, что пожил еще так мало! Мне еще и двадцати лет нет!

— Разумно, — сказал голос Иллитмала. – Ты выживешь в битве и проживешь еще десять лет, а потом я тебя забираю. Идет?

— Не идет! – возразил я. – Сто лет – в самый раз!

— А ты наглец, смертный! – сказал Несущий Страх. – Немногим из твоего народа удается прожить такой долгий срок! Не слишком ли много ты просишь за свою жалкую душу?

— Да совсем немного! – ответил я. – Что такое сто лет для бессмертного темного божества? Ты этого срока и не заметишь! А для меня – отличная длинная жизнь! Кстати, жить хочу без подвохов! Чтобы никто из смертных не смог никогда меня убить или ранить, чтобы никакие болезни и яды меня не брали, в общем, сто лет здоровой и счастливой жизни! И стареть я тоже не хочу! Эльфы же не стареют, не думаю, что для темного бога это сложно устроить для меня!

— Счастья я тебе не дам, это не по моей части, — ответил Иллитмал. – Бессмертие сроком на сто лет, пожалуй, могу. Пусть будет так! Ты не будешь стареть, никто из смертных не сможет убить тебя или ранить, и ни одна хворь с тобой не приключится, но через сто лет от этого дня я приду за тобой, где бы ты ни был, и заберу твою душу! По рукам?

— По рукам! – сказал я.

— В атаку! – закричал наш генерал, и мы помчались вперед. Что это было за наваждение? Мне и правда показалось, что время остановилось, и я разговаривал со злым божеством? Какая чушь, я все равно умру сейчас!

С криком ярости я побежал на врага. Числом астелланцы превосходили нас в десятки раз, и они были обученными, закаленными в боях воинами. И когда от моего удара отлетела голова первого из них, я не мог поверить собственным глазам. Потом пал и второй, и третий. Их удары не могли настигнуть меня, я с легкостью отражал каждый так, словно сражался против маленьких детей, вооруженных ивовыми прутиками! Да что же это со мной? Неужели мне всё это не привиделось?!

Воодушевленные воины Валоталя мчались за мной. «Олан!» — выкрикнул чей-то голос. Кто-то здесь знает мое имя? Я оглянулся на мгновение, и тут же получил сильнейший удар копьем в грудь, но копье сломалось, не оставив на моем теле даже царапины! Пораженный вражеский воин с ужасом в глазах смотрел на обломок своего оружия. А потом он побежал!

Мы разбили астелланцев и повергли их армию в бегство.

— Олан! Олан! Олан! – кричали мои собратья по оружию. Я только что стал героем. Жаль, старый генерал этого не видел: вражеская стрела убила его сразу же после того, как он отправил нас в атаку. Я смотрел на людей, которые уже были готовы умереть зря, а теперь вновь обрели смысл жизни и желание сражаться! Темный бог, сам того не желая, сделал доброе дело. Жаль, что за это мне придется расплатиться своей душой.

Через сто лет.

Что ж, у меня есть целых сто лет! И будь я проклят, если я хотя бы один день из этих ста лет потрачу зря! Впереди меня ждут великие дела!

Мы выгнали врагов из нашей столицы две недели спустя. Весть о бесстрашном воине Олане разлетелась по окрестностям быстрее молнии, и под мои знамена встал и стар, и млад. Каждый мужчина из народа Валоталя был готов взять в руки оружие и идти за мной в бой. Может, я и обрел бессмертие, но знания тактики и стратегии мне это не прибавило, наша вторая победа над астелланцами была просто счастливой случайностью. Враги недооценили боевой дух нашего народа, который уже считали побежденным, и не позаботились даже о том, чтобы закрыть ворота замка. Полководец Астеллана попал ко мне в плен, а я сел на трон Валоталя. Да, народ избрал меня королем!

Большинство моих воинов жаждало мести, но я понимал, что прежде чем нападать на астелланцев, мне еще многому предстоит научиться. И я сдержал обещание, данное самому себе. Королевская библиотека росла, а я проводил все свое время, изучая сражения прошлого, разбираясь в государственных делах, законах, истории.

Вскоре я принял астелланских послов, и, к удивлению моего народа, мы подписали мир. Король Астеллана был уже стар и очень благоразумен, но, к сожалению, его единственной наследницей была его дочь, а по законам его королевства женщины права на престол не имели. Наша свадьба с принцессой Астелланской не заставила себя долго ждать.

Пять лет спустя объединенное королевство ширилось и процветало. Я обучался военному делу у астелланских полководцев, некоторые из которых видели во мне настоящего героя. Хотя, были и те, кто желал моей смерти. Не счесть, сколько раз меня хотели сразить в поединке, подсылали убийц, пытались отравить, но все это было бесполезно.

Через десять лет моя империя простиралась от океана до океана. Народ боготворил своего властителя. Олан Бесстрашный. Олан Справедливый. Олан Божественный. Некоторые из присоединенных народов даже построили храмы в мою честь! Но радость моя была омрачена потерей – моя жена умерла от болезни, не оставив мне наследника. Мне казалось, что на ее похоронах я слышал хохот Иллитмала. Да, злой бог не только не мог дать мне счастья, но и не хотел этого. Я воспринял это, как вызов.

Следующие годы я провел в древних магических библиотеках. Я изучал темных богов, древние культы, заклинания. У всех существ, даже бессмертных, есть свои слабости. Сейчас моя душа была намного более ценна, чем душа испуганного мальчишки, ожидающего смерти на лугу! И каждый прожитый день приближал момент, когда эта душа попадет в руки Иллитмала! Если этот темный бог видел будущее, то я понимаю, почему он явился за мной лично!

Иногда мне приходилось отвлекаться от моих поисков. Конфликт с гномами из-за глупости одного из моих наместников чуть было не привел к войне. Мне пришлось казнить виновника, чтобы снова завоевать доверие горного народа. Этот случай научил меня тому, что король должен относиться внимательнее к его должностным лицам. Мне нужны были умные и справедливые лидеры, и я искал их, не обращая внимания на их происхождение и богатство. Многие аристократы не могли этого принять, и снова начались заговоры и покушения. Да, нелегкое это дело – быть королем! Может, стоило пойти по стопам отца и заняться торговлей? Все эти интриги постоянно отвлекали меня от моих исследований, а вскоре поползли и неприятные слухи. Люди видели, что их король не меняется с годами. Когда один из гвардейцев пробрался в мою спальню и попытался проткнуть мое сердце осиновым колом, пока я спал, я понял, что что-то нужно срочно менять! Решение пришло само собой. Отсталые племена, которые поклонялись мне, как божеству, натолкнули меня на мысль, которая поначалу казалась мне самонадеянной, наглой и опасной, но она решала мою проблему. Народ в основном верил мне, и я воспользовался этой верой. Я объявил по всей империи, что моя вечная молодость, здоровье и неуязвимость имеют божественную природу.

В общем-то, я не соврал, когда сделал это заявление. Но люди, конечно же, поняли все по-своему. Храмы мне теперь возводились даже в крупных городах, вскоре появились и мои первые жрецы. Не всем явление нового божества пришлось по нраву, но больших проблем это мне не доставило. Моя религия крепла и росла, а я вернулся к своим книгам.

Десятилетия я провел за чтением. Я усвоил, наверное, все знания, накопленные учеными и волшебниками. Выучил я и язык эльфов, и гномов, и даже диких северных народов. И, само собой, познакомился и с их знаниями и преданиями. Когда мои сто лет подошли к концу, я был готов.

— Здравствуй, Олан!

Иллитмал появился передо мной в своем истинном обличье. Пятно непроницаемой тьмы, отдаленно напоминавшее фигуру человека. Сегодня мне впервые за последние сто лет было действительно страшно. Что, если я все понял неправильно?

— Здравствуй, Иллитмал! – ответил я, скрывая этот страх. – Как-то ты неважно выглядишь. Постарел что ли?

— Вздумал шутить со мной, смертный? – злобно ответил темный бог.

— Бессмертный, с твоего позволения! – возразил я. – Пока еще бессмертный.

— Недолго тебе осталось, — сказал Иллитмал. – Ты же понимаешь, зачем я пришел.

В библиотеке мы были одни. Надеюсь, он просто возник здесь из ниоткуда, а не прошел сквозь ворота, оставив за собой тела моих охранников? Иллитмал заинтересованно осматривал самую большую библиотеку в мире. Да, здесь было на что посмотреть! В мире не было ни одной книги, оригинала или копии которой не хранилось бы здесь. Я лично в этом убедился!

— Понимаю, — ответил я холодным голосом. – Но боюсь, ты будешь разочарован. Тебе лучше уйти по-хорошему, прямо сейчас.

— Что ты сказал? – загремел грозный голос. Тень выросла в размерах. Я думал, она заполнит всю мою библиотеку, но Иллитмал лишь вырос где-то втрое выше моего роста. Нет, не впечатляет.

— Я сказал, что отказываюсь отдать тебе душу, — сказал я. – Да, я обманщик, жулик, негодяй. Я нарушаю мое слово. Мне стыдно, правда, но не могу я позволить тебе забрать мою душу. Мой народ этого не простит.

Иллитмал рассмеялся, но его смех совсем не казался жутким и чудовищным. Скорее это был смех усталого старика, все еще верящего в свое могущество.

— А твоего согласия и не требуется! – объявил он. – Хочешь ты этого или нет, но твоя душа уже принадлежит мне! И сейчас я ее заберу!

Тень мигом оказалась возле меня. Иллитмал протянул сотканную из тьмы руку, а может быть, щупальце к моей груди, и вдруг резко отпрянул от меня.

— Согласие требуется, — сказал я. – И я его не даю. Прости, но ты за свои тысячи лет во тьме, видимо, забыл, как всё устроено в этом мире. А вот я изучил этот вопрос хорошо. Позволь, я тебе напомню?

Иллитмал молчал, и сейчас я словно кожей ощутил уже его страх. Неужели бог страха может испугаться? Надо обязательно это зафиксировать в моей монографии!

— Итак, боги различаются между собой по силе, как ты прекрасно знаешь, — начал я. – Кем был ты сто лет назад? Полузабытым божеством, именем которого разве что детей пугали. Настолько слабым и беспомощным, что за любой подвернувшейся душой ты готов был лично явиться. Сколько сил ты потратил на то, чтобы заполучить меня, а? Я пытался понять, почему одни боги сильны и могущественны, а другие – слабы и немощны. И я разобрался в этом! Оказывается, сила божества прямо пропорциональна количеству верующих в него смертных!

Несущий Страх молчал, но мне показалось, что я слышу его дыхание. Боги дышат? Тоже интересный факт!

— На момент нашей встречи в тебя верили только в небольших городках и деревнях, малограмотные крестьяне тебя побаивались, а еще у тебя был твой личный темный культ, — продолжил я. — Несколько сотен последователей по всему миру, тайные подземные храмы, жертвоприношения, в общем, всё как положено. Другими словами, ты питал свои силы лишь верой этого культа и суевериями! И я решил положить этому конец. Какой лучший способ бороться с суевериями?

— Страх! – ответил Иллитмал.

— Эх, ты! – усмехнулся я. – Лучший способ бороться с суевериями – образование! Я построил тысячи школ по всей империи. Все дети, хоть дворянские, хоть крестьянские, обязаны были получить минимальное образование! Вообще, признаюсь, что изначально я эти школы построил с другой целью, но потом меня осенило. Так вот, первые дети, которые пошли в мои школы, сейчас воспитывают внуков. И никто не пугает их именем Иллитмала! На этих землях не осталось необразованных людей, Иллитмал. Никто тебя не помнит!

— А мой культ!? – возмутилось испуганное божество. – Они верят в меня, приносят жертвы!

— А давно ты последний раз заглядывал в свой храм? Ты же последнее время только и делал, что ходил за мной по пятам, предвкушая, как скоро ты получишь меня, а заодно и мои храмы вместе с моими последователями. А в это время специальный рыцарский орден, благословленный мною лично на борьбу с опасными для государства темными культами, провел блистательную операцию по очистке королевства от этой заразы! Последний твой храм они разрушили около часа назад, прямо во время жертвоприношения. А ты даже не заглянул туда! А ведь мог бы спасти нескольких верных последователей! Хотя, их количество все равно не сравнилось бы с числом последователей Олана Божественного.

— На что ты намекаешь? – прошипел Иллитмал. Его тень сжалась, и едва доходила мне до пояса.

— На то, что в этом помещении всего одно божество, — ответил я. – И это больше не ты. Сейчас ты существуешь только по одной причине. Я все еще помню твое имя, так что, в каком-то смысле, в тебя верю. Но вряд ли тебе это даст много сил. И уж точно у тебя не хватит сил забрать мою душу против моей воли.

— Ты… Ты обманщик! Жулик! Негодяй! – запищал Иллитмал.– Ты нарушил свое слово!

На эту темную кляксу на полу было жалко смотреть.

— Да, я это тебе в самом начале разговора сказал! – я кивнул в ответ. – Прости, что так получилось. Но заметь, что я буду помнить тебя всю свою бессмертную жизнь, а значит, ты жив, пока жив я. Цени это. А на этом твоя аудиенция окончена. Меня ждут более важные переговоры.

— С очередным королем? – спросил Иллитмал. Похоже, он смирился со своей участью.

— Нет, с некоторыми божествами. С твоим исчезновением и моим появлением в пантеоне политическая ситуация слегка изменилась, и это нужно обсудить с коллегами. Я считал, что королем быть – нелегкое дело, но я ошибался! Быть божеством намного сложнее. Зато я больше не нуждаюсь в еде и сне!

Иллитмал ничего не ответил. Обиделся, наверное. Да, я бы, наверное, тоже обиделся, если бы меня так обманули. Но, как говорил мой папаша-купец, не обманешь – не продашь. И в чем-то я с ним согласен.

 
 
 

читателей   807   сегодня 2
807 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 16. Оценка: 3,56 из 5)
Загрузка...