Проклятье колбасы

Утро Миши, ученика 4 «В» класса московской школы, началось обычно: он встал с постели, наспех оделся, умылся и пошел на кухню завтракать. Мама приготовила ему два бутерброда с докторской колбасой и сладкий чай. Колбасу Миша любил, особенно докторскую, несмотря на неаппетитное название. Он предпочитал называть ее вареной.

Сев за стол, он потёр руки и сказал:

— Ну что, колбаса, лезь в рот.

Но колбаса не послушалась и осталась лежать на тарелке, словно приклеившись к хлебу. Мише пришлось приложить усилие, чтобы поднять бутерброд ко рту. И вдруг…

В голове у Миши всё задрожало, и громко, как будто из динамиков, донесся хрюкающий старческий голос:

— Эй, мальчик, ты что, сдурел? Не ешь меня, я невкусная!

Миша вытаращил глаза, тряхнул головой и подумал: «Насмотрелся ужастиков, теперь они покоя не дают». Только он собрался снова откусить от бутерброда, как услышал:

— Ты что, умник, очумел? Я тебе говорю – не ешь, а ты опять хочешь меня проглотить! И тебе не стыдно так меня обижать?

— Что это? — вслух проговорил Миша.

— Что, что, – Мишина мама подумала, что вопрос обращен к ней, – колбаса докторская, твоя любимая.

— Мам, ты где её взяла?

— Не взяла, берут на свалке, а купила. Как обычно, в супермаркете. Если не нравится, больше не буду покупать.

— Да нет, все окей, – сказал Миша, а про себя подумал: «Я, наверное, ещё не проснулся просто»  —  и стал в третий раз подносить колбасу ко рту. Только он открыл рот, как колбаса как слезет с хлеба, да как шмякнется об стол!

— Ой-ой-ой, – завопил голос в Мишиной голове.  — Интеллигентный с виду мальчик, а старших обижаешь! Как тебе не стыдно!

«Что за чертовщина, надо маме сказать, чтобы она меня к врачу отвела» — подумал Миша, и тут же в его голове раздался хриплый голос:

— Не надо тебе ни к какому врачу. Я – доктор…кхе-кхе…докторская колбаса, могу сделать так, чтобы ты больше никогда не болел!

Миша оцепенел. Так значит, и правда голос в голове и прыжки колбасы были на самом деле? Значит, всё это реальность?

— Ещё бы, дурень, – прохрипел голос.

— А ты чего это со мной так разговариваешь, вареная мымра! – спохватился Миша. — Я, между прочим, тебя съесть могу, и глазом не моргну.

— Я – докторская! —  с обидой промолвила колбаса. —  А ты меня вареной обзываешь. Тебе будет приятно, если я буду обзывать тебя водяным? А ты, между прочим, на восемьдесят процентов из воды состоишь.

-А что, прикольно! – ответил Миша колбасе. – Водяной!

Но тут светская беседа Миши и колбасы была прервана.

— Миша! Ты поел? В школу пора!

Миша наспех завернул бутерброд в пакет и, решив, что разберется с колбасой позже,  спрятал свёрток в портфель.

 

По дороге в школу он всё думал об утреннем происшествии и с опаской  прислушивался, но так ничего больше не услышал. Погода была пасмурная, с утра шёл дождь, было темно, сыро и противно. Первой по счету была математика, и он быстро уснул. Проснулся, когда Ольга Сергеевна подошла к его парте и взяла дневник.  «Спит на уроках», — написала она красной ручкой в месте для пометок учителя. «Ну вот, попадет опять от мамы, — подумал Миша. – А я вовсе не сплю, а со своим внутренним миром общаюсь. Но ей разве понять?»

На уроке физкультуры он отлупасил Артёма в ответ на его толчок в плечо. Артём пожаловался физручке, а физручка пожаловалась Ольге Сергеевне. «В лучшем случае – трояк по поведению, в худшем – родителей в школу», — с досадой подумал Миша. Потом были русский, чтение, окружающий мир – одна нудятина и лишь когда прозвенел звонок с пятого урока, стало лучше.

Время после уроков и до обеда – самое лучшее в распорядке дня. Можно послоняться по школе, поубивать компьютерных монстров на PSP или посоревноваться с ребятами в силе голоса. Правила игры простые: двое становились в конце коридора, возле большого окна. На противоположной стороне, где-то через сто метров, находился кабинет завуча. Выигрывал тот, кто своим криком вытаскивал ошарашенную и взмыленную завучиху из кабинета. Мальчики кричали и стрелой забивались в туалет, наблюдая за реакцией из маленькой щёлки. Завуч выбегала, никого не видела и, злая, возвращалась ни с чем.

В 14.00 Миша обедал, потом выходил на прогулку и к 15.30 возвращался в класс делать уроки, но ровно в 15.30 Мишин организм  требовал подкрепления. Сегодняшний день не стал исключением. Миша вспомнил, что в портфеле завалялся не съеденный за завтраком бутерброд с колбасой. Он развернул пакет, и его нос уловил аппетитный варено-копченый аромат сочной розовой колбаски. Он взял ее двумя пальцами, решив есть без хлеба, запрокинул голову…

— Ой, какая колбаска! – крикнул Ромка сзади ему прямо в ухо – Поделись, не будь жадиной!

— Отвали, козел! – прошипел Миша, досадуя на попрошайку Рому.

Миша положил колбасу обратно в пакет и решил запереться в туалетной кабинке. Ему очень хотелось съесть колбасу одному. Миша уверенно прошагал в туалет, закрыл дверь на щеколду, зажал нос, развернул пакет, отрыл рот, запрокинул голову…

— Ты опять за старое! – завопил уже знакомый голос.

Миша понял, что хоть этот голос никому, кроме него, не слышен, он реален, как и всё, что его окружало: унитаз, дверь, вонь и доносящиеся из коридора визжания девчонок. «Ну уж нет, — подумал Миша, — я все равно ее съем!»

Не успел Миша это додумать, как колбаса, сменив тактику и перейдя от требований к уговорам, заискивающе произнесла:

— Не ешь меня, Миша. Я ведь не простая колбаса, а царица подземелья. В колбасе замурован мой дух. Это все из-за дурацкого любопытства, из-за желания попутешествовать, повидать мир. Потому-то я и вселилась в эту злополучную колбасу. Если ты поможешь мне найти дорогу назад в моё царство, я исполню любое твое желание.

Миша поперхнулся от неожиданности: он никогда не слышал ни о каком подземном царстве, и колбас говорящих он тоже раньше не встречал. Желаний у него было много, но он так растерялся, что никак не мог выбрать единственное.

— Только одно желание? – переспросил Миша. -А если три?

— Нет, три невозможно! — ответила колбаса. — Лучше я позволю себя съесть, чем пойду на поводу у троечника. Но только учти, если ты меня съешь, то мой дух вселится в тебя и тогда пеняй на себя!

Миша не хотел знать, что будет, если в него вселится дух царицы подземелья, и перебил колбасу:

— Ну хоть два желания можно?

— Ладно,  — протянула та. — Только вот как: одно желание – любое, а другое – по моей специфике. Я ведь все-таки в докторскую колбасу вселилась, а не в абы какую. Хочешь, сделаю так, чтобы ты никогда не болел?

— Нет! Болеть – это круто. Все о тебе заботятся, сладости дают, можно лежать целый день, смотреть телек и играть в компьютерные игры – и никто ничего не запрещает. Так что болеть я люблю.  Единственное плохо – лекарства и уколы противные. Ты лучше сделай так, чтобы я очень часто болел, но чтобы лекарства все были со вкусом шоколада, а уколов не было совсем.

— Это, конечно, хитрость с твоей стороны, потому что врачи должны лечить, а ты хочешь, чтобы я, наоборот, тебя калечила. Но обещание есть обещание, я от него не отступлюсь. А второе желание? –  произнесла колбаса.

— Второе желание у меня простое. Хочу быть лучшим учеником класса, одни пятерки получать, а читать я не люблю. Не хочу читать!

— Это против законов природы, — зароптала колбаса. После небольшой паузы, которая показалась Мише вечностью, она продолжила: — Только учти, что эти желания нельзя будет повернуть вспять. Ты уже никогда не будешь здоровым, но лекарства будут сладкими. Твои глаза не будут различать букв, и ты не сможешь читать. Твои мозги станут слишком слабыми, чтобы считать, а руки — слишком кривыми, чтобы писать. Но ты неизменно будешь получать одни пятерки.

— Да ерунда, я согласен! – воскликнул Миша.

— Хорошо. Но у меня одно условие. Желания будут исполняться только после того, как ты закопаешь меня под старым дубом.

Затем колбаса подробно объяснила, как найти дерево, под которым он должен будет вырыть ямку. Миша тайком вышел из школы. Он без труда нашел высокий старый дуб, прорыл ямку и закопал в неё колбасу, предварительно вынув из пакета, а потом побежал обратно в школу. Темнело. В школе Миша первым делом вымыл руки с мылом, чтобы не было видно, что он копался в земле, забежал в класс, сел за парту и только начал думать о ненавистных уроках, как дверь открылась и вошла мама.

— А Миша дерётся,– пожаловался Артём.

Дома все было как обычно. Родители читали нотации о необходимости учиться, а Миша тайком играл в PSP, баррикадируясь за учебником, и таскал из шкафа шоколад.

«Может, мне все это померещилось?» — подумал он, начиная сомневаться в том, что произошло накануне. Теперь происшествие с колбасой казалось ему далеким и невероятным. Размышляя об этом, Миша уснул. Проснулся он ночью от сильной головной боли. Он хотел спать, но его тошнило, голову ломило, а перед глазами всё расплывалось. Он застонал. Пришла мама и, прикоснувшись к Мишиному лбу, запричитала:

— Да у тебя же температура высокая!

Охая и ахая, она пошла на кухню за жаропонижающим. Миша принял лекарство и уснул. Утром боль возобновилась — и, о чудо, он не пошел в школу.

— После обеда врач придет, — сказала мама.

Голова болела, его подташнивало, пришлось пить лекарство. Миша распробовал – чистый шоколад. Он всё понял. Но болеть было противно. Так противно, что шоколада совсем не хотелось. Вообще ничего не хотелось — только спать. Шесть раз в день мама давала Мише шоколадное лекарство, от которого его тошнило, но, так как болезнь не отступала, мама тревожилась и увеличивала дозу шоколада. Миша мог смотреть мультики и играть в PSP сколько влезет. Ему всё разрешалось — мама считала, что он просто устал от школы. Но от PSP и телевизора у Миши болели глаза, и всё, что ему оставалось, это лежать в кровати с закрытыми глазами и думать. Прокручивая в голове разговор с колбасой, Миша вспомнил, что она сказала ему в самом конце: он уже никогда не станет здоровым! От этих мыслей ему стало не по себе. Не так он представлял себе отдых от школы!

Пролежав в постели неделю, он ужасно устал и больше не хотел болеть. Он хотел общаться, гулять, стать нормальным. Он решил почитать. Но, открыв книгу, он ничего не увидел – одни пустые страницы. Ни букв, ни текста. Он попросил маму ему почитать. Это была история о Робинзоне Крузо. Еще никогда он не слышал ничего более интересного. «Еще, еще почитай», — просил он. Но мама не могла читать ему круглые сутки, ей надо было ходить на работу и заниматься хозяйством. Тогда Миша попросился в школу.

Он не был готов к урокам. Когда учительница задала ему вопрос, он промолчал. Он не мог подготовиться к уроку. Ольга Сергеевна сделала пометку в журнале и попросила у него дневник. «Ну вот, двояк» — подумал Миша. Но когда он пришел домой, мама его похвалила:

— Отдых пошел тебе на пользу,  — сразу пятерку принес! — и пошла показывать дневник папе. — Посмотри, как Миша после болезни учиться начал!

Папа так обрадовался, что пошел в магазин и купил огромный шоколадный торт.

Так и повелось. Миша не отвечал на уроках, ничего не писал в тетрадях, не читал, но всегда получал одни пятерки. Когда он болел, его пичкали шоколадом, когда выздоравливал – ему ставили незаслуженные пятерки. Неделя шоколада сменялась неделей пятерок. Но самым худшим было то, что с ним никто не хотел дружить. Волшебство действовало так, что каждый раз, когда ему ставили пятерку, остальные получали двойки, вне зависимости от того, как они учились на самом деле. Круглые отличники вдруг стали двоечниками, и все из-за Миши. Его стали обходить стороной.

Миша мечтал теперь только об одном: получить тройку или даже двойку. Он думал, что если ему удастся прорваться сквозь заклятье колбасы, то он вернется к прежней жизни — перестанет болеть и будет получать именно те оценки, которые заслужил. Когда его спрашивали на уроках, он вставал и громко заявлял, что ничего не знает и не готов к уроку. «Поставьте мне двойку!» — молил он. Но все было тщетно. На уроке физкультуры Миша ни с того ни с сего сильно толкнул Артема, так сильно, что тот упал. Но почему-то Артем не полез в драку, как обычно, а отошел от Миши, с неприязнью что-то прошептав. Физручка отреагировала незамедлительно и поставила Артему двойку, а Миша опять получил пятерку. Тогда он подошел к учительнице и попытался объяснить, что это он, Миша, виноват в случившемся и это ему надо ставить двойку. Но учительница строго сказала, что разберется сама.

Прошел месяц. Как и пообещала колбаса, Миша не мог ни читать, ни писать, ни считать. Он был способен только думать. Этим он и занимался. Сто, тысячу раз прокручивал он в голове слова колбасы: «Твои глаза не будут различать букв и ты не сможешь читать. Твои мозги станут слишком слабыми, чтобы считать, а руки — слишком кривыми, чтобы писать. Но ты неизменно будешь получать одни пятерки».

Миша потерял надежду на то, что сможет найти выход из этого замкнутого круга. В отчаянии он пошел к дубу, под которым закопал колбасу. Из глаз его лились слезы. Он молил:

— Колбаса, дорогая, не мучай меня, верни мою прежнюю жизнь. Я так устал от шоколада и пятерок!

Колбаса не отзывалась. Когда стемнело, он побрёл домой.

Единственной радостью Миши были книги, которые мама читала ему по вечерам. И этот вечер не стал исключением. Мама прочла главу из книги про зверей и уже выключала свет, как Мишу внезапно осенила догадка: он же может слышать! Колбаса ничего не сделала с его способностью слушать и понимать услышанное!

— Мама, мама! — закричал Миша так, как будто в комнате взорвалась ядерная бомба. Мама испуганно спросила, в чем дело.

—  Мамочка, пожалуйста, исполни мою просьбу, я очень тебя прошу!

— Какую просьбу? — недоверчиво спросила мама.

— Купи мне диктофон! Мне очень, очень нужен диктофон! Ну как же ты не понимаешь! Он мне нужен для того, чтобы записывать пропущенные уроки. Когда я болею, ты будешь по утрам относить его в школу, а после уроков забирать у Ольги Сергеевны. Так я буду слушать и запоминать пропущенные уроки. Мамочка, ну пожалуйста, прошу тебя. Это очень важно. Ты даже не представляешь себе, как это важно для меня!

Еще никогда мама Миши не замечала в нем такого сильного желания учиться. Диктофон был куплен на следующий день, а в понедельник мама отнесла его в школу и попросила учительницу записывать все уроки. Каждый день Миша с нетерпением ждал, когда мама принесет из школы диктофон, и проводил вечера, слушая записи уроков.

Спустя неделю болезнь отступила и он, как всегда, оделся, умылся, позавтракал и пошел в школу. Вошел в класс, сел за последнюю парту, где  уже месяц он сидел один и вдруг произошло чудо.  С ним заговорили.

— Эй, Миха, ты что, свихнулся, куда ты засел? – громким шёпотом, так, что услышал весь класс, сказала Таня, его бывшая соседка по парте. Он посмотрел на нее и уткнулся вглядом в пол.
В класс вошла Ольга Сергеевна. Увидев Мишу, она внимательно на него посмотрела и сказала:

— Галёрка – к доске! Двойку на тройку исправлять.

Галёркой Ольга Сергеевна называла последний ряд. Кроме Миши там никого не было — слова учительницы относились именно к нему.

— Двойку? Какую двойку?  — недоверчиво спросил Миша. – У меня же одни пятерки!

Класс взорвался от смеха. Смеялись все, минуты три, не меньше, и Ольга Сергеевна никак не могла успокоить ребят.

— Ну ты и шутник! – сказала она.

Миша ещё никогда не был так счастлив от того, что его считали троечником. Неужели он опять стал нормальным? Он побежал к доске, дёрнув по дороге Таню за косичку. Но на самом деле он хотел расцеловать весь мир, и каждого по отдельности. И даже Ольгу Сергеевну, да-да, её он тоже хотел расцеловать.

У доски он рассказал все, что запомнил, слушая диктофон.

Ольга Сергеевна удивленно на него посмотрела и сказала:

— Садись. Четыре.

 
 
 

читателей   773   сегодня 2
773 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 14. Оценка: 3,93 из 5)
Загрузка...