Полный порядок

Солнце лениво сползало к горизонту. Еловый лес бросал мрачные тени, от которых троим рыцарям хотелось отодвинуться подальше.

Но дорога шла как раз вдоль опушки, между лесом и цветущим лугом, и всадникам приходилось ехать по ней. Дорога была широка, и кони шагали вряд.

– Далеко ещё? – спросил рыцарь в серой эмалированной броне на сером непримечательном коне. – Конь устал уже вообще. Едем, едем.

– Ты бы купил кого получше, – вместо ответа сказал рыжий рыцарь в ржавеющих латах на огненно-красном великолепном жеребце. Концы шерстинок в хвосте и гриве коня казались золотыми.

– Да надо бы, – ответил Серый. – Хочу вот прикупить что-то из редких пород. Аль-абского скауна или ещё какого заморского уходца.

При этих словах красный конь склонил голову набок и словно бы прислушался.

– А тебе бы не мешало прикупить доспех, – сказал Серый Рыжему. – Я таких позорных железок, честно сказать, с детства не видел. У деда на шесте висели за замком, ворон с грядок пугать.

– На мне обет. Пока не убью дракона, буду носить старые латы.

– Ты так и скажи, что денег нет, – беззлобно отмахнулся Серый. – За дракона тебя сам Король на площади и повесит, тех осталось полтора в королевстве, один в парке, второй хромой, злой и охраняемый законом. И вообще у него пасть с ворота, в горелый пень такой обет.

– Отстал я от новостей. Ладно, ладно, нет у меня денег. – Рыжий неопределённо махнул гаунтлетом, роняя хлопья ржавчины.

– Вообще по твоему коню не скажешь, что нет, – усмехнулся Серый.

Конь Рыжего дёрнул ухом, словно прогонял муху.

– Да ни полгроша, – вздохнул рыжий. – Были б, я б Жуку наниматься не ехал. Я ж не бандит. Ну, кгхм, пока. – Рыжий аккуратно потрепал жеребца по пламенной гриве. – А конь сам приблудился, не поверишь. Так-то я пешком шёл.

– Ого удача! – Поразился Серый. – Давай я у тебя его куплю? Это, судя по всему, рысьегорский рысак? Их так-то к нам в королевство возить запрещено, могут быть проблемы, но я б, правда, купил! Больно хорош.

Конь покосился на Серого и насторожил уши. Даже ступать стал тише и затаил дыхание. Рыцари молча посмотрели на него.

– Я подумаю, – ответил сдержанно Рыжий.

– Подумай. Может, чтоб лучше думалось, тебе хрустального порошка подкинуть?

– Нет, спасибо, – по примеру своего коня, Рыжий покосился на серого. – Я не из ваших. Да и вообще ты уже спрашивал.

– А ты, – спросил Серый третьего, молчаливого рыцаря в доспехах тёмного металла на вороной кобыле.

– Отстань, а? И так жарко, – вяло ответил рыцарь. – И да, ты уже спрашивал. Раз сорок.

– Ладно, ладно, захочешь – обращайся.

– Жуку продашь. Он, говорят, не только бандит, грабитель, растлитель, но ещё и любитель зелий. И, кстати, дорогих коней.

Огненный конь преувеличено заинтересованно водил глазами за бабочкой, норовившей присесть на его нос, но его изящные уши следили за рыцарями.

– Умная скотина, – заметил Серый. Конь поперхнулся бабочкой и фыркнул. – Будто понимает, что про него речь. Как его, говоришь, зовут?

– Черныш.

– Ты сдурел?

– Слушай, парень, у меня всех коней зовут Черныш. Откуда я знаю, может по родословной он Селестабель Бетабель какой-нибудь. А привычку я менять не буду.

– Лады, проехали, проехали.

Рыжий недовольно засопел.

– Ты тут так расписывал про Жука, а ты тогда чего к нему едешь? – спросил он у Чёрного.

– А я что, святой, что ли? – вяло огрызнулся Чёрный. – Он нанимает, я нанимаюсь. На мне долг ростовщику, я дом строю. И попробуй найди хорошую оплату. К баронам идти – так они с добычи платят, а какая добыча когда войны нет? При дворе и без меня железных болванов хватает. Да что я тебе рассказываю, у меня хоть доспех целый да конь свой, а тебе поди ещё хуже.

– На сколько долг? – поинтересовался Рыжий.

– На двадцать лет.

– Ты что, замок строишь? – присвистнул Рыжий.

– А что мне, в шалаше жить? – огрызнулся Чёрный.

– Ну я же живу, – обиженно ответил Рыжий и приумолк.

– Нет, тут ещё бабушка надвое гадала, кому хуже, – усмехнулся Серый.

– А давайте свою банду сколотим, зачем нам к Жуку-то? – опять подал голос Рыжий.

– Не. Это надо решать что-то, заниматься чем-то, – протянул Чёрный. – А там руби, кого скажут. Да что ж так жарко, голова болит. Помолчите хоть, что ли.

Рыжий снова замолчал.

– Ты б доспехи ещё почернее нашёл и на солнышке в них валялся, – ехидно сказал Серый. – Может, порошка?..

– Да отстань же ты наконец!

 

* * *

 

Помолчали. Цепкие клинья еловых теней дотянулись до дороги и трогали коней за ноги. Холодало. Рыжий, бездумно ковырявший очередную дыру в ржавом бронированном боку, поёжился. С лица Чёрного сошла вялая страдальческая гримаса. Серый посмотрел в сторону мрачного леса, такого тёмного на фоне яркой закатной меди.

И позади, на дороге, заметил какое-то движение.

– Эй, парни, а за вами должна быть погоня?.. За мной вроде нет.

Чёрный и Рыжий обернулись как по команде и придержали коней.

 

Далеко позади клубилась пыль, пронизанная закатными лучами, и рыцари приложили ладони козырьками к глазам. Облако пыли приближалось, и вскоре стал виден одинокий всадник.

– Деваха, – сказал Серый.

– Ей-богу, – подтвердил Рыжий.

– Мне б такой доспех, – присвистнул Чёрный.

Деваха была беловолоса, в простом доспехе из светлого металла, но с начищенной до зеркального блеска узорной гравировкой, и лошадь её была бела как чистый, свежевыпавший первый снег в блистающей солончаковой пустыне. Полевые ромашки казались серыми на фоне этой кобылы. Конь рыжего заинтересованно взыгогогокнул.

– Я думал девицы в других доспехах ездят. Повыразительнее, – сказал Серый. Два остальных рыцаря и конь рыжего неодобрительно покосились на него.

Девушка подъехала поближе, придержала кобылу. Та, казалось, совсем не вспотела, а к доспеху беловолосой красавицы вроде совсем не липла пыль.

– Чисто картинка, – тихонько сказал Серый. Рыжий засмущался и начал отряхивать доспех, кроша шелуху. Его конь оценивающе рассматривал белую лошадь. Та тоже засмущалась.

– Подождите! Я с вами, – блондинка откинула с лица прядь волос и глубоко вдохнула-выдохнула. – Еле догнала.

Чёрный вежливо наклонил голову и поздоровался.

– Я Чёрный. А это мои друзья Рыжий и Серый, рыцари без страха и, эээ, ну с небольшими такими упрёками. Чем можем служить?

– Конспирация? Тогда зовите меня Блонда. Всё равно же так будете звать, ага? – девушка подала руку всем по очереди. Все пожали ладонь в изящной, инкрустированной камнями стальной перчатке. – Не возражаете, если я с вами? Не хочется ночью в одиночку тут ездить.

– А ты в курсе куда мы едем? – спросил Чёрный.

– Какая разница. В нужную мне сторону, да и ладно. А мне с вами безопаснее.

– Да ну? А вдруг мы бандиты? – сказал Рыжий.

– Правда?

– А то. – Подтвердил Серый. – У нас даже хрустальный порошок есть. Хочешь?..

 

* * *

 

На ночь остановились под сенью крайних елей. Чёрный принёс дров, Серый набрал хвои и валежника, Рыжий сложил какой-то хитроумный, не гаснущий дождеупорный костёр, хотя дождя не намечалось. У Блонды нашлось отличное огниво, и вскоре огонь запылал, соперничая по яркости со шкурой Черныша.

– Пора и поужинать, – сказал Чёрный.

– Только не говорите, что ужин должна готовить я, как женщина! – заявила Блонда.

– Я и сам неплохо готовлю, – ответил Чёрный, доставая что-то из седельных сумок.

– И посуду мыть я не буду!

– А у нас её и нет.

– Тогда что от меня? Сидеть и не высовываться? Это потому что я девушка, да?

– Ты петь умеешь?

– Хм. Да, – ответила Блонда.

– Вот и споёшь нам что-нибудь. Если можно. – Чёрный распаковал мясные пироги. Серый присвистнул, вытащил бутылку вина.

– Ну хоть не порошок, – шепнул Рыжий Чёрному, в свою очередь, делясь хлебом и сыром.

– Спёр на рынке, – честно признался он. – Мы ж говорили, что мы бандиты и рыцари с упрёком. А что делать, если Корона не платит?..

У Блонды нашлось печенье и лёгкий сидр.

– Вкусно. Вообще. – Рыжий посмотрел вдаль. – Помните, как здорово в столовой при дворе раньше готовили, пока повар не сбежал с годовой выручкой?.. Здоровый такой дядька был, помню, брился налысо всегда, чтоб волос в еду не ронять. Готовил потрясающе.

– Помню. Давно было, мы тогда молодые были… Но по-моему, еда у нас сейчас не хуже. Амброзия прямо. – Ответил Чёрный.

– Это да. После стольких дней нервов и скачек… Завтра доберёмся.

– Надеюсь. Таких усилий стоило выйти на Жуковых вербовщиков. Вроде разбойник, а кого попало на службу не берёт.

– Это чтоб сыскные не подобрались, – сказала Блонда. – А то ему ведь вышка с верёвкой Королём обещана.

– Да уж. А что делать, деньги где-то брать надо.

– Попытаю и я счастья с вами.

– Лады. Как доедем до мельницы, не забыть подать условный сигнал, как связной научил.

– Кстати, а кто умеет кричать как надо?..

– Я умею, – ответил Чёрный. – Расслабься. Ешь.

 

* * *

 

…Костёр трещал, отбрасывал танцующие тени, пытался подсветить искрами небо. Небо смотрело в ответ тысячами глаз. Рыцари и девушка, сытые и уставшие, полулежали вокруг огня. Рыжий дремал, Блонда медленно жевала пирожок. Стреноженные кони паслись в поле за дорогой. Где-то в лесу кто-то хрустел.

– Кто это? – громким шёпотом спросила Блонда.

– Лось, – флегматично пожал плечами Серый.

– А он мясо ест?

– Кто его знает. Волосы жрёт вместо сена, это да, – с каменным лицом, не открывая глаз, ответил Рыжий.

Блондинка поперхнулась куском пирога. Чёрный отвернулся с тихим стоном.

– Фу, – сказала блондинка. – Вы считаете меня глупой?

– Неа, – сказал Рыжий. – Я говорю, я родом с Уродского Урочища, у нас там и не такое водилось. Вот присягаю, лось старосте как-то всю шевелюру съел. Ночью. Через окно.

– Я вообще считаю, что мужчина должен быть способен защитить девушку! – противным от испуга голоском завела блондинка.

– Не бойся, у меня арбалет есть, – зевнул Чёрный.

– И вообще, мужчина должен носить девушку на руках, восхищаться ею, и говорить ей только три слова – люблю, куплю, поедем! Но при этом женщина должна иметь равные права!

– Правильно, – согласились парни с важным видом. Блондинка, настроенная спорить, умолкла. Утих и лось в лесу.

– Пора и спать, – сказал Чёрный. – Ты спишь, мы дежурим по очереди!

– Это потому что я плохо дежурю? Или потому что я девушка, да?..

– Нет, это потому что по цвету волос, – сказал Чёрный. – Мы на войне так делали – рыжие дежурят на закате, темноволосые ночью, серые в предрассветный час, а беловолосые в утреннем тумане. Но поскольку снимаемся мы рано, до твоей очереди не дойдёт. Раз закат мы пропустили, Рыжий подежурит до полуночи.

– И не придерёшься к вам, – вздохнула блондинка.

– Споёшь на ночь? Пожалуйста.

– Ладно. Сейчас попробую.

Блондинка вдохнула, выдохнула и довольно мелодично и негромко затянула:

 

Тёмной ночью, при луне,

Едет всадник на коне.

Он спешит убить дракона

И спасти свою жену,

Отстоять ли честь закона

Или выиграть войну…

 

– Ну что ты про рутину-то, – прервал её Блэк. – Спой что-нибудь романтическое, а?

– Извините. Ну ладно.

 

Я валяюсь на печи,

Грею бок об кирпичи,

На плите кипит вода,

А мне не надо никуда!

Эх, мне не надо никуда,

Заварю я чаю!

Светит ясная зведа

А я лежу мечтаю…

Иэээх…

Засыпаю.

 

– Хорошая песня, – расчувствовался Чёрный. – Спасибо, подруга!

– Будем спать, да? – пробормотала сонная уже блондинка, приподнявшись на локтях – Спокойной ночки!..

– Спокойной ночи, – ответили рыцари. Блондинка улеглась, и Рыжий подоткнул ей одеяло.

 

* * *

 

Наутро встали, немного хмурые, как оно бывает в такую рань, почти молча собрались, затоптали кострище и поехали дальше, к приметной горелой мельнице.

Вскоре она показалась из утреннего тумана. Вокруг, среди полевых цветов, вразнобой росли диковатые подсолнухи, на обгорелой лопасти сидел грач. Невдалеке на всхолмье, на изрытых скалах, занесённых песком, высился яркий, прозрачный сосновый лес. От мельницы к камням тянулся ложок, блестела в тени влажная болотная трава.

Когда подъехали и спешились, Чёрный подал условленный знак – закричал деркачом. Грач вытаращился на него, поднялся на крыло и улетел куда подальше. Из-за блестящего обугленного бока мельницы появилась пара человек.

Один был огромен, бородат и черноволос, в доспехе цветов побежалости. На груди немного косо был выгравирован большое рогатое насекомое.

Сам главарь разбойников, неуловимый Жук, главный фигурант Королевского розыска, появился, чтобы поприветствовать пополнение.

Второй мужичок был невелик, длиннорыл, ни стар ни молод, и носил на шнурке на шее сухую щучью голову.

– Ого-го подмога, – пророкотал Жук. – Миледи, очень приятно. Ржавый, ого-го какой у тебя конь. Будем знакомы, это Щука, мой писарь.

Рыцари и девушка поздоровались в ответ, пожали руки. Жук склонился и галантно поцеловал Блонде перчатку. Она зарделась.

– На хвосте у вас никого?

– Никого, – почти стройным хором ответили рыцари.

– Ну тогда отлично. Готовы к делам?

– Что будем делать? – поинтересовался Чёрный.

– Грабить, разбойничать, ну вы сами в курсе. А конкретнее – скоро по Шкарабанскому тракту… Простите, миледи, по Шейкербонской дороге поедет посыльный коронного ростовщика, со свитой и ящиком денег. Надо этот ящик у него забрать. План простой вроде, мужики? Миледи?

– А давайте с другой бандой объединимся! – предложил Рыжий.

– Зачем? – Остальные, даже Черныш, посмотрели на него с недоумением.

– Ээээ… Ну увеличим ряды?

– Дык я нормально так увеличил. Мы что ли такой толпой не справимся? – Жук озадаченно почесал бороду. – Справимся, Щука?

Щука извлёк из кармана бумажку, что-то почёркал на ней и одобрительно угукнул, кивая.

– Кто хочет порошка? – спросил Серый. – Отличный хрустальный порошок, голову сшибает напрочь. Для себя вожу, но поделюсь за смешные деньги.

– Я нет, – сказал Жук. – У меня своей дури хватает. В голове, всмысле. Поэтому люди часто думают, что я любитель зелий.

– А девушек вы обижать не будете? – спросила Блонда. – Или там долей обделять?

– Упаси боги, мадам, – ответил бандит. – Меня растили при девичьем пансионате, мама учительницей работала. Женщин я уважаю.

– А я вообще всегда за равенство прав, – поддакнул Щука. – Но Научной управой Его Величества доказано, что у мужиков мышцы сильнее, поэтому ежели девушка что-то тяжёлое делает, мужик обязан помочь, но не в обиду, а вежливо.

Блондинка совсем растаяла, поморгала глазами и промолчала.

– Ну что, по рукам?

– По рукам!.. Эй, Чёрный, ты чего!

– Именем Короны! – рявкнул Чёрный, сжимая страшенный арбалет с четырьмя болтами. Когда он успел сдёрнуть его с седла, никто не углядел. – Вы все арестованы!

– Ты чего? – подозрительно повторил Рыжий. Жук тяжко вздохнул.

– Что неясного? Я капитан Блэк, старший следователь, полномочный перследователь из Разбойного департамента Короны! Я год работал под прикрытием, чтобы ущучить Жука! И зажучить Щуку! Всем бросить оружие!

Чёрный выдернул из-за ворота доспехов медальон на цепочке, и все ахнули, когда он блеснул королевским величием. Сомнений не оставалось: Жук попался.

– Если вы сейчас же не побросаете оружие, я всех перестреляю. Это бронебойные стрелы, заговорённые самим Харшо Бибом из Колдовской управы. Они пробивают всё.

Жук, который было положил ладонь на рукоять страшенного палаша, убрал руку и завозился, отстёгивая ножны. Щука лихорадочно жевал бумажку.

– Биб фигни не скажет, – кивнул Рыжий и вытащил из-за ворота почти такой же амулет. – Извини, брат, управление по делам артельных татей. В смысле, организованной преступности. Работал под прикрытием. Собирался арестовать всех, как только вы ударите по рукам. Лейтенант Рэдриксон, если что.

Серый присвистнул.

– Чего свистишь, бросай железки, – сказал Рыжий, становясь рядом с Блэком и вытаскивая меч. – Имейте ввиду, у меня лицензия на нанесение увечий и меч, заговорённый самим Харшо Бибом из… короче, оружие бросай.

Жук и и Щук затравленно огляделись. Блондинка опешила. Серый только отмахнулся.

– Отдел по борьбе с дурманным зельем, лейтенант Дасти Грэй, – сказал он. – А, вот печать. – Он вынул из-за пояса футляр и показал всем печать. – Думал, кто-нибудь из вас наконец купит корнтрольную партию, тут-то я вас и повяжу.

– Ах вот ты чего, скотина, замучил всех своим порошком!

– Идите вы, парни, я из-за таких как вы без работы останусь. Ни одна зараза не хочет покупать хрустальный порошок, кроме коро… кгхмм.. коро…тышки эээ коротышки Шортката, я хотел сказать.

– Кто такой этот крошк Картошк?.. – спроила блондинка.

– Ээээ… Тайна следствия.

– А тебе что Биб заговорил? – Поинтересовался Рыжий у Серого.

– Доспех. Так что хрен вы б меня ухайдокали в случае заварушки. Его вообще ничего не берёт.

– Может проверим? – сощурился Рэдриксон. – Ты хочешь сказать, что для нас Биб меньше старался?

– Мальчики, не ссорьтесь! – Пискнула блондинка. Щук хотел уйти боком, но арбалет Блэка дёрнулся за ним. Рэдриксон упреждающе сверкнул мечом.

– Может, всё-таки порошка?.. – спросил Дасти. – Куда его девать-то теперь?

– А почему мне Биб ничего не заговорил! – возмутилась блондинка, вытаскивая из-за пояса метательный кинжал. – Мог бы заговорить на меткость!

– А ты-то кто? – спросили хором и разбойники, и агенты под прикрытием.

– Бландина Миррор, инспектор по делам гендерной дискриминации! Под прикрытием.

– Ну и имечко, – поморщился Грей. – Как будто его нарочно выдумали.

– А что такого? – возмутилась блондинка. – У нас весь род по женской линии блондинки, моё имя очень распространённое в роду! А фамилия – ну просто фамилия. Я вот себе шлифовку на доспехе под неё заказала. На себя посмотрите, Рыжий Рэдриксон, чёрный Блэк и серый Грей, да ещё и Дасти. Это вам кто-то имена повыдумывал.

– Так это фамильный цвет, – обиделся Серый. – А вообще я Дастин Пилл Грей Третий Младший, чтоб ты знала!

– Та же история, — пожал плечами под доспехом Блэк. – Этот доспех ещё от прадеда, он специально чёрный заказывал, под фамилию. Что неясного-то.

– Ну идите вы в пень, ребята! Спасибо! – возмутился Рыжий. Ну да, у нас все в роду рыжие, а про доспех-то я что скажу! Какой был, такой и надел!

– Рэдриксон, а куда ты жалование деваешь и почему тебе казённый панцирь и коня не выдали?..

– Капитан, я конечно понимаю, субординация и все дела, но ты не из моего отдела, поэтому повторяю – иди в пень!

Все выжидательно смотрели на Рыжего.

– Ладно, ладно! До того я работал в управе по борьбе с подпольными игрищами. Ну и случайно проиграл казённый транспорт и обмундирование. Из отдела меня попёрли, нашлось местечко по артельным татям; штраф ещё не выплатил, а казённого не дают.

Жук почти-почти уже ушёл бочком за мельницу, когда Бландина швырнула кинжал, пригвоздив его за кончик сапога.

– Не, тебе Биб уже ничем не поможет, – сказал Блэк заинтересованно.

– Спасибо. Кстати, Рэдриксон, крутой у тебя конь. Я б купила, если ты не доложишь начальству. И тебе выручка, и мне красота.

– Лады, бери. Две тысячи и твой. У тебя лошадь неплохая, зачем тебе такой?

– Так казённая. Списана из конюшен королевы за привычку жевать подол платья. А я своего хочу. По рукам?

– По рукам. Блэк, подкинешь до управы же? У тебя лошадка тяжеловоз.

– А то.

– Ага! – внезапно торжествующе заорал огненный Черныш. – При свидетелях! Свидетели! Лейтенант Грэй, капитан Блэк, будете свидетелями! Я инициирую внутрислужебное расследование! Инспектор Миррор, вы попадете под следствие!

Конь вертелся и орал человеческим голосом. Щука отвалил челюсть, Жук судорожно сглотнул, Рэдриксон посерел, утратил огненность и схватился за сердце, Дастин изумлённо воззрился на коня, Блэк стоял непоколебим.

– Я из Транспортной управы, отдел по обороту экзотических и запрещённых животных! Что за дело, двое коронных на задании покупают-продают запрещённого коня!

Бландина совсем растерялась.

– Ты юридически не конь, так? – спросил Блэк.

– Я капитан Крейцер Рейсер, Биб заговорил меня до конца задания!

– Тогда я бы сказал, двое коронных продают-покупают капитана… – заметил Блэк. – Это преступление?

– Я бы сказал, двое коронных под прикрытием, – добавил Грэй.

– Ах так, – рявкнул конь. – Нет уж, из моих рук вы не уйдёте!

Конь взбрыкнул.

– Ладно, разберёмся. Хочешь яблоко? – спросила Бландина.

– М?– заинтересовался конь.

– Ну вот и славно. Иди-ка сюда и не балуй.

– С меня сахар, – сказал Блэк. – А мы подтвердим, что Жук тебя купил. Всё равно на него в Управе навешают, грехом больше, грехом меньше.

– Э нет, – весомо пророкотал Жук. – Лейтенант Рэдриксон, закройте рот, что у вас за вечная привычка держать его открытым, даже когда жуёте в служебной столовой. Капитан Блэк, опустите арбалет, у вас немотивированная тяга к опасным и острым вещам. Я знаю, как на Дне Рождения Его Величества вы увлеклись рассказом о службе и нанесли ранения двум гостям, жестикулируя ножом. Лейтенант Грей, рад видеть, что ваше увлечение специями продвинуло вас по службе. Инспектор Миррор, вы прекрасны. Агент Рейсер, у меня есть морковь, хотите?

Все молча взирали на Жука. Даже Щука.

– Ну что молчите? Седьмой отдел, Коронное бюро расследований, спецагент глубокого внедрения Доу. Джон Доу.

– Седьмой отдел… – Наморщила лобик Бландина. – Что-то я такое слышала… Не помню только что…

– А я был уверен, что тебя зовут Багс Битл, – буркнул Блэк. – Печать?

– А у коня ты спросил? То-то. Ладно, вот.

Он достал медальон, явно королевской работы, с гербом, но незнакомой формы.

– Что-то я такого не видел, – сказал капитан. Черныш задумчиво пожевал губами.

– Конечно, сынок. Ты не связывался с Седьмым отделом. Испортили вы мне всю работу, ну ладно. Рад, что родная Управа работает так хорошо. Я вообще хотел сколотить банду и вызвать подкрепление, чтобы арестовать всех скопом. Лады, схожу приведу коня, а то вдруг у меня тоже какой засланный жеребчик. Оружие пусть полежит, и доспех тоже. – Жук бросил дорогой инкрустированный палаш, скинул гаунтлеты и сабатоны, снял панцирь, ловко отстегнул поножи и наручи, на траву и скрылся за мельницей.

– Я на секунду, – бросил он уже из-за угла.

Арбалет Блэка сместился на Щуку, все взгляды тоже.

– Отдел внутренних расследований, – сказал Щука робко.

– Да ладно, хорош врать. Печати поди нет?

– Нет, – вздохнул писарь. – Но попытаться стоило.

За мельницей раздалось конское ржание.

– Слушайте, парни, а седьмой отдел, это разве не кухня? – спросила вдруг Бландина. – Помните, раньше их в шутку так называли?

Все замолчали. Послышался удаляющийся стук копыт.

– Я хрен куда поеду, пока не получу свой сахар, – предупредил рыжий конь.

Серый было дёрнулся к скакуну, но Щука махнул.

– Куда, ребяты…. У вас лошадки заморенные дорогой, и вы в доспехах. А он налегке на свежем коне. Ложком да под камни, а там только он все выходы знает, там гномьи шахты брошенные, с тех пор как гномов повыслали. Ваши лошадки ноги поломают, а его Батон с закрытыми глазами там пройдёт, натасканный. А я вас не вытащу, я там ходов не ведаю, где тупик, где яма, где подземный газ.

– Верно говоришь, – сказал Блэк. – Вот блин горелый. Это ж тот самый повар, падла. Обвёл нас как детей. А я думал, откуда столько подробностей?.. Да все с тех пор, когда мы и в сыске-то не работали… Тайный агент, собака…

– Кстати, у вас на меня что-нибудь есть? – спросил Щука. – Порошок мне ваш не нужен, в банду я не лез, коня не купил, с дамочкой был вежливый, следствие не обманывал.

– Ну не жучья ли мать, – выругался Блэк, опуская арбалет. – Ещё и жарко так с утра.

– Тута речка неподалёку, за вот аккурат теми тополями.

– А берег какой? – спросил Рыжий.

– Песочек, – значительно сказал Щука.

– Ну поехали, что ли, искупнёмся? – спросил Блэк с надеждой.

– Если Бландина снимет доспех, я за, – сказал Дастин.

– Нет блин в железе полезу, – огрызнулась Бландина.

– Тогда поехали.

– Хорошо, я тоже купаться! – Воскликнул конь.

– Чур ниже по течению.

– Ну и пёс с тобой, расист.

– Ладно, неудачное дело.

– Да чего там. Все живы. Ещё и доспех в наваре.

– Мож порошка?..

– А, сгорел донжон, гори и замок. Давай.

– Лейтенант Рэдриксон!!! Я протестую!

– Отстань, ты вообще конь…

– А и то так…

Голоса отдалялись, затихая, к реке.

Поднималось солнце.

 
 
 

читателей   1314   сегодня 3
1314 читателей   3 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 15. Оценка: 3,67 из 5)
Загрузка...