Поездка на Белое море

Вечерело. Солнце в красно-багряном платье медленно пряталось за темно-зеленый камуфляж леса. Ветер стих, было слышно лишь дыхание Белого моря и далекие, приглушенные расстоянием крики бакланов. Зыбко — плавающее отражение серых скал и огромных сосен на них создавало необъяснимую иллюзию замены неба водой и наоборот.

Сегодня у нас с другом Праздник! Двойной, нет, даже тройной- мы выбрались наконец таки на море, мы решили пройти на лодке по заповедным местам беломорских шхер да и обязательно поесть настоящей морской ухи на одном из находящихся недалеко от берега острове. Любая поездка на Север необычна, и наши короткие- в три-пять дней вылазки, нередко подкидывали нам такие сюрпризы, что жалкие остатки моей некогда панковской шевелюры еще несколько дней стояли дыбом. Так уж повелось, что наша немногочисленная компания выбрала наскоковый характер поездок, есть в коротких, набегами, вылазках что-то интригующе- пугающее, каждый раз струнка в душе натянута до вибрации, такой как при разжигании едва взявшегося костра с последней спички- сойдёт на нет или же возьмется весело, согревая окружающих теплом и светом. Как заметил один наш востроязыкий коллега, нечто подобное проповедуют пикаперы, но наши трофеи- на фото и в формалине быстро ставили жирную точку в сравнении лесных скитальцев и современных городских быстролюбов . Мы давно согласились с древней истиной, что постоянное общение с Природой открывает невиданные горизонты и порой персонажи сказок и древних преданий пересекаются с реальностью, важно лишь оказаться в нужное время, в нужном месте. Так в одну из ночевок на берегу безымянной северной реки мы были атакованы однажды десятками летучих мышей, а на одном из глухих таежных озер наблюдали на другом берегу нечто, похожее на человека…

Всё выше поднимающиеся cедые, мшистые скалы являлись верным указателем того, что мы приближаемся к беломорскому побережью. Старая дорога видывала и лучшие времена, и километровые столбы-указатели встречались нам очень редко, поэтому, скорее от вынужденного безделья, нежели от крайней необходимости, мы с Антоном оглядывали бровки в поисках километровых столбов и радовались как дети, когда оные представали перед нашими очами. — тормози, крикнул я Антону, но оказывается он и сам всё видел — за поворотом стоял километровый столб, почти полностью ушедший в землю. ,, Cань, близко не подходим, не понятно, что за фигня здесь произошла …” Я взял с торпеды автомобиля фотоаппарат, сделал несколько снимков, и не сговариваясь мы издали оглядели подножье и землю вокруг столба на предмет опилок, может статься, что и шутники поработали здесь, но шутками проезжающих здесь ранее и не пахло. За разговорами об этой загадке, незаметно проехали несколько километров и после очередного подъёма увидели синь Белого моря и неба, а где проходила граница этих двух миров, было непонятно. Всё впереди было сине-голубым и отыскать что-то похожее на горизонт, было не так — то просто. От нахлынувшего восторга, было принято единогласное мнение принять по сто граммов французского ,,Месье Полигнака” и понаслаждаться открывшейся панорамой. Cогревающе -приятный напиток мягко ушел куда-то вглубь души, вернувшись в мозг в виде изменившегося цветного спектра окружающего мира. Вокруг добавилось розового цвета и каждая мысль в голове вдруг стала такой важной, что мы с Антохой почти перебивая друг друга, спешили обменяться ими, не смотря на проделанный путь в полтысячи километров и разговоры в процессе поездки. Первая эйфория отпустила также тихо и незаметно как и накатила и мы по тихоньку стали скребстись на нашем внедорожнике по серому граниту, в поисках удобного места для лесной парковки и разбития лагеря- бивуака. Через пару километров такое место нашлось, когда скалы сменились песчано- травяной низиной со старой лежневкой из топляка, уходящей в ближайший темный ельник.

Нижние ветви елей, сухие и острые, так скребли и царапали по машине, что мне пришлось идти впереди автомобиля и отгибать их, а несколько, самых длинных попросту обрубить ножом. Недалеко от побережья мы выехали на полянку, удобную для разворота на машине и установки бивака. Отлаженные годами действия и лесная поляна скоро стала обретать вполне живой, а местами и комфортабельный вид. Ранние осенние сумерки мы встретили под новости» Маяка», доносившиеся из приемника китайского производства, с костром и неплохим запасом дров возле него и установленной под сенью разлапистых елей двухместной палатки – штормовки. Cпать решительно не хотелось и мы, лёжа на спальниках по обе стороны костра, неспешно вели беседы обо всем и ни о чем, иногда вставая, чтоб подкинуть дров в затухающий огонь, и вновь принимали горизонтальное положение. Глядя на черные пики высоченных елей, я спросил Антона: — На что похожи силуэты елок?

—          На башенки древних замков-на полном серьезе ответил товарищ,

—          Ракеты, — я был ещё менее многословен, и мыслями уже запускал сотни ракет во врагов, представляя как лесная армада уносится в темные небеса, но через несколько минут откуда то из-за скал выглянула луна и башенки – ракеты вновь стали обыкновенными, спящими деревьями.

—          Полнолуние-заметил Антоха, пристраиваясь поудобнее и закуривая,

—          Ага- добавляю я, присоединяясь к другу и покурив, мы залезаем в палатку и дневная усталость, по малу накопленная по дороге быстро толкает нас в объятия сна.

Горячий кофе, недолгие сборы и порядком нагрузившись, мы с Антоном выдвигаемся в сторону моря, жаждущие рыбной ловли и приключений, которые кажется ждут нас там, в море, а может и за ближайшим поворотом. Накачиваем на берегу лодку, уточняем положение воды в море с помощью спички, грузим свои пожитки и на веслах выходим в залив. Где то вдалеке, несмотря на ранее время, слышен шум моторов, видимо местный народ – поморы, вышли на свой исконный промысел- ловлю рыбы. Фотографируя всё вокруг, мы, благодаря не только веслам, но и силе отлива, быстро отдаляемся от точки старта, и вскоре миновав несколько скалистых берегов, выходим практически на прямой берег. Периодически простукивая дно блеснами, мы решаем дрейфовать по воле отливной воды, а потом с приливом вернуться в нашу губу и если повезет, насладиться ухой из пойманных беломорских рыб.

При ловле рыбы мы впервые ощутили странное и не обычное чувство- лодка ощутимо поднималась и опускалась вместе с нами вверх-вниз при полном дневном безветрии.

— Дыхание моря…-каждый из нас произнес эту фразу не единожды за день и спустя несколько часов рыбалки у нас уже появилось чувство бывалости и мы не обращали на это никакого внимания, так водитель, впервые выехавший на трассу с грунтовки, спустя некоторое время удальски пожмёт плечами- ,, Хм, будто всю жизнь тут ездил”…

За короткий осенний день, наш улов составил несколько небольших тресочек, чаще же в нашем улове присутствовала рыба-трансформатор, как единогласно мы прозвали страшно-колючих бычков-керчаков, которые при вытаскивании их из воды создавали вибрацию, похожую на гул трансформатора.

Перед входом в губу к нам подвернула возвращающаяся с какой-то далекой тони поморская лодка.

—          Здорово — вразнобой поздоровались с нами аборигены здешних мест.

—          Здорово- ответили мы мужикам и на их вопрос про улов, с улыбкой показали своё богатство.

—          Давай ведро сюда-скомандовал один из рыбаков, и приняв у меня тару, сыпанул до верха всякой рыбы.

—          А это что за чудо?- в один голос воскликнули мы, разглядев в ведре рыбу, похожую на мяч для регби.

—          Пинагор это- степенно ответил всё тот-же рыболов, видимо старший в лодке.

—          Отблагодарить надо, кивнул я Антону и он вытащил из рюкзака литровую бутылку водки, передал её рыбакам-поморам.

—          Взяв в руку бутылку, рыбак пошарил под скамьей и достал на свет граненый стакан, дунул в него, посмотрел на просвет, покрутив в руках и ловко скрутив пальцами одной руки винтовую пробку, налил на треть стакана.

—          Посуда с непременной дозой алкоголя пошла по рукам и мы, спохватившись, протягивали нашим неожиданным собеседникам свои бутерброды в различных вариациях.

—          Конфета есть ?- спросил молодой помор, сидящий за румпелем мотора и по совместительству являющийся разливающим…

—          А как-же- с улыбкой отдаем пакет шоколадных конфет мужикам, но те взяв по одной штучке, возвратили пакет обратно. Стакан ещё пару раз поменял хозяев и смахнув капли водки за борт, пожилой рыбак сказал без всяких эмоций, но мы поняли, что эта информация как раз таки и стоила литровой емкости сорокоградусной:

—          Шторм будет, дня на три всяко- и кивнул молодому, добавил: Домой!

Проводив взглядом удаляющуюся лодку-карбас, мы и сами не спеша погребли к месту нашей дислокации. На берегу разделились, Антон остался чистить рыбу, а я понёс к бивуаку лодку и снасти, притащив оттуда кое-какие продукты и большой котелок под уху.

День сдавал позиции, и с наступающими сумерками всё больше тянуло с востока, а мы облюбовали большую расщелину в скале и в ней, спрятанный от ветра весело постреливал еловыми сучками костер, а в мерцающем кругу света на куче плавника парил, опьяняя одним только своим запахом котелок с ухой из морской рыбы. Не обошлось и без конфуза- естествоиспытатель со славным именем Антон, попробовал почистить пойманных днем бычков, обнаружил в них кучу червей, которые вольготно расположились по всей рыбе вплоть до хвоста, и ничтоже сумлящеся, прикопал остатки контрабанды неподалеку.

Сидя на высушенных морскими ветрами бревнах – плавниках мы не спешно вели беседу… Первый самый желанный порыв – похлебать вкуснющей ухи и занюхать символический глоток большим куском тающей во рту треской прошёл, теперь смакуя и обсасывая жирные рыбьи плавнички, мы с Антохой муссировали одну и ту же вечную тему: Есть ли зов Севера, какой он природы, как действует и почему не на всех…. Вопросов было много, ответить было не кому и маячок тревоги пульсировал в голове вполнакала- опасности нет но что-то тревожащее есть..

-Так ты всё-таки едешь в следующем году на юг, Сань? — Спросил мой неизменный напарник. После двухнедельного семейного отдыха я привез среди сотен семейно-пейзажных фотографий несколько со своими трофеями- вдалеке от людных пляжей и близко к людям –натуристам я отлично поохотился на подводных обитателей Черного моря.

— Жена зовет, я не знаю.. В эти края бы надо ещё наведаться, но чуть дальше..

-Зачем?- и тут же ответил за двоих: Вот и я не знаю. Но тоже тянет.

Заполыхавшее красным отблеском уходящее солнце отвлекло от разговора, выйдя из расщелины, мы поднялись по скалам и присев на раскладные стульчики, как оказалось не зря принесенные мной из машины, продолжили свою не спешную беседу.

— Поищем завтра гору, день займем а дальше по погоде посмотрим… -озвучил я планы на завтра;

— Шторм будет, дня на три, всяко- повторил слова пожилого помора Антон. Спустя некоторое время темнота стала непроглядной, и где-то позади нас стало пофыркивать. Мы переглянулись, усвоили не одним походом — двоим одновременно не кажется, а плохое это или хорошее, но оно имеет место быть: ,, Что Пегас крадется в полной темноте? ”- в непонятные моменты на меня порой накатывает. Оба, уже на ногах, с отщелкнутыми на ножнах кнопками и с включенными могзовыми компьютерами- сканерами. ,, Пффф-шшшш”-звуки шли из-за скалы, а там… там наш временный бивуак и недоеденная уха. Подхватываем каждый свой стульчик и включив фонари- налобники спешим поймать вора, так незадачливо занявшегося нашей ухой. ,, Гребаный ты Винни-Пух”- останавливаясь и вставая в полный рост произнес крылатую фразу своего любимого актера Антоха , а через секунду через его плечо увидел и я хозяина странных звуков. Морская вода прилива нашла лазейку в нашу расщелину и теперь быстро заполняя её, кидалась на огонь, тот пока ещё отбивался, но уже нес потери- большой котелок, покачиваясь словно от килевой качки, медленно держал курс на выход из гавани-щели, в мыслях быть может он уже кормил карельской ухой голодающих детей Африки, но сегодня его мечтам сбыться не пришлось. Я поймал уплывающую посудину, Антон быстро поскидал оставшийся вокруг костра скарб и погасив костер, мы двинулись к своей базе- затерявшейся в километре от побережья Белого моря небольшой полянки, с автомобилем и палаткой на ней.

Уже октябрь? – выдувая видимый пар изо рта прошептал Антон, вылезая утром из палатки , ,, Ну и холод!”

Непроглядное марево дождя, повисшее темной паутиной над миром, погасило сегодня существующие краски, и Север для нас сегодня открылся всеми тонами серых оттенков. Костру пришлось помочь- ветки вековой ели, спасающие костер от ветра, сегодня периодически сбрызгивали полянку мелким бисером воды. Мы растянули экран, из толстого целлофана, собранный на двух старых удочках и установили его под углом к земле и костер, в благодарность быстро набрал жар до необходимого при заваривании чая и поднятия настроения уровня.

Небольшие в этот раз заплечные рюкзачки, раскатанные до пояса и подвязанные тесьмами к ремням болотные сапоги, плащи Башмачникова с капюшонами и длиной до пят, кроме того, вторым ремнем я опоясал сверху и плащ- теперь мечете был под рукой и добавлял ещё несколько процентов в уверенности начатого. Сперва почувствовал, а потом и поймал таки не успевшего погасить ухмылку напарника- ,, Что гыришься?”-буркнул я, не очень комфортно чувствуя себя в сегодняшнем одеянии.- ,, А что брат, сталкер, велика ли твоя удача сегодня?”- уже заржал в полный голос Антоха. Добавил несколько басов и я, и скинув напряжение, незримо витающее рядом, мы двинулись с товарищем в путь.

Ещё с утра, в палатке, мы пробежались по карте этой местности, скаченная из интернета, увеличенная и заламинированная- она казалась игрушечно-красивой и всё вроде бы на ней было гладко… Через огромный лес ельника мы должны выйти к какой то безымянной речке и перейдя на ту сторону, взять направление на северо-запад, именно там и находится увиденная вчера с моря гора.

Мы шли по беломорскому ельнику, и наша скорость была ограничена мягким мхом, куда ноги податливо проваливались аж до колен и длинными ветвями огромных елок, норовящих хлестануть по глазам. Влаги с деревьев мы не боялись- непривычные- но удобные для такой погоды, наряды не пропускали воду внутрь и периодически делая полупетли вокруг деревьев мы наконец услышали шум реки. Речка петляя меж гранитных островов, с шумом несла свои воды в море, по полосам на камнях и скалах было видно, до какого уровня в этом месте доходит приливная вода моря. Подобрав в кучах плавника подходящие палки- шесты, мы аккуратно, но все же часто оступаясь и оскальзываясь на мокрых камнях медленно штурмовали речку. Порывы ветра с холодным мелким бисером дождя, сорвали с наших голов капюшоны и по лицу потекла солено-мутная жидкость, и уже на берегу, присев на пару минут на поваленное дерево, Антоха провел мокрой ладонью по лицу, ещё больше замаскировав его грязевыми разводами. ,, Сталкер, говоришь?”,- позволил шевельнуть бородой, типа улыбнулся, я. На коротком привале было решено, продраться клином сквозь прибрежные заросли, дальше взять по компасу примерный ориентир и уже на горе отдохнуть и оценить окружающий, чудесный должно быть вид беломорской тайги. Через несколько сотен метров местность начала вроде как возвышаться, но бурелом и всевозможные заросли сильно затрудняли нам движение, и было не удивительно, что в выбранном нами маршруте не было никакого намека на тропу. Покружив по лесу и периодически слыша шум речки, которую недавно переходили, то слева, то справа, мы наконец то выбрались на небольшую полянку- проплешинку в лесу. Антон взглянул на меня так, что я вмиг понял, наши планы необходимо скорректировать. Заученным движением я скинул одну лямку рюкзака, этой же рукой, дернул узел шнура, затягивающего недра рюкзака и замер в этом положении … Напарник открыв рот, не мигая глядел туда же, куда и я- на поляне нас стало трое. Нечто материализовавшееся из дождя и тумана стояло в двух шагах от нас и как мы разглядели, cтояло на настоящей, пусть и узкой тропинке. ,, Чекушка есть?”- прозвучавший вопрос почти вывел нас из ступора, подойдя к нам вплотную и скинув капюшон с головы, перед нами явилась маленькая, сухонькая бабуля, годками выглядевшая пожалуй постарше ближайших вековых елей. ,, Чекушка есть?”- повторила вопрос наша неожиданная встречная.

— Водка есть,- наконец смог ответить я, и открыв таки рюкзак достал из него бутылку и стаканчик и налил в него водку до краев. — Это?- cловно заторможенный спросил я у бабули. Нет, -сказала как отрезала она и маленькими глоточками осушила стограммовый стаканчик. Забыв про закуску, я автоматически шарил по карманам в поиске конфет, но наткнулся на наполовину пустой и поэтому скрученный пакет с чипсами.

— Хватит картошки, -вновь ошарашила она и стала совать в рот остатки чипсов, не знамо с каких времен завалящихся у меня в кармане.

— Бабуля, а по этой тропе мы к горе выйдем? , — осмелел за моей спиной товарищ.

-Луну видели? Встоку когда кланялись? — задав нам несколько вопросов, бабка накинула на голову капюшон плаща, как то враз став меньше ростом и развернувшись в сторону.

Я снял с шеи компас и открыв крышку, попытался сориентироваться по сторонам света. Стрелка компаса почему-то ни как не хотела показать нам Север. Напарник глядя то мне в глаза, то на компас, молчал, но это было молчание берсерка, и я знал, что сейчас беломорское побережье услышит всю мощь и силу великого русского языка.

— А ты бабуль, сама что здесь делаешь и как величать тебя? –cпросил я глядя в      спину уходящей женщины.

-Чернику я сбирала, последние ягоды… Маня я…

-А куда сейчас, в такую- то погоду?- мы не смотря ни на что, переживали за неё.

— Пока вода думат, идти нать, за старым руслом дома буду, — наша странная собеседница стала исчезать в сером мареве дождя, и лишь колыхание еловых веток донесло чуть слышно: ,,Не пустит он…’’.

Антон всё еще смотрел на стену леса в том направлении, куда ушла бабка, а я уже толкал его в плечо целым налитым стаканом. Сделав по глотку, мы так и не смогли до конца погасить мелкую противную дрожь, которая без видимой причины донимала нас.

— Вперед,- практически одновременно выдохнули мы и мощной поступью зашагали в предполагаемом направлении. Появляющиеся, переплетающиеся и вновь исчезающие тропки выматывали силы и время, серость осеннего дня готовилась сдать эстафету вечернему сумраку а мы так и не приблизились к своей цели. Увидев корни древнего дерева мы присели отдохнуть и решить что же нам делать дальше. Мой взгляд случайно упал на какой-то предмет овальной формы, вросший в землю в месте, где стояло дерево. Откопав предмет мы изумленно наблюдали какую-то старинную обутку, целиком заросшую мхом. ,,Леший след!”- зря поспешил воскликнуть товарищ. Здешнему лесу это не понравилось, шум до этого такой далекий и размытый вдруг стал приближаться к нам со всех сторон. Положив находку на место, мы стали отступать ,ежесекундно оглядываясь, в обратном направлении. Вывалившись на берег речки, мы не сговариваясь шагнули в струю водоема- берег за спиной дышал нам скрытой враждебностью.

Непогода бушевала, могучие елки схватывались в борьбе своими макушками, кустарник ложился на землю в периоды порывов восточного ветра. Палатку, чудом оставшуюся на месте мы усилили, добавив штырей в крепление нашего временного жилища, но спать в эту ночь единогласно решили в машине- теплее это, надежнее и как потом признались себе- спокойнее.

Беснующаяся за окнами автомобиля осень и оставшаяся непонятка от сегодняшнего похода стали нас быстро угнетать. ,, Давай ближе к дому”- произнес я, глядя на свое отражение в стекле машины. ,, Давай”- таким же бесцветным голосом ответил Антон. Уже за полночь, когда смелость появилась не только в желудке но и в голове, приключения уже не казались такими мрачными. ,, Ну намокли, ну заблудились- фигня всё это”- я послушно качал головой. ,, Но раз решили- завтра поедем. Не далеко здесь деревня поморская есть, заедем, купим минералки и с остановками, но к дому”- cегодня я был согласен со своим напарником во всём.

Деревенский магазин работал два дня в неделю- с этими днями мы разминулись. На завалинке магазина сидел болезного вида мужичок неопределенного возраста, но даже при его невзрачности и не первой свежести одежде, была в нем какая-то необъяснимая стать. ,, Наверное так выглядят настоящие поморы- плечи и опора всего русского Севера”- думал я про себя и ноги сами подвели меня к этому местному жителю. ,, Здорово отец, Болеешь? ”- этот вопрос при знакомстве с аборигеном мужского пола в безграничных северных землях нашей Родины побьёт любой рейтинг по популярности, к большому сожалению конечно…

— А есть чё? — блеснули из-под лохматых бровей два голубых кусочка-отражения моря.

— Найдем, — ответил я и пригласил его к машине. Познакомились, я протянул ему бутылку водки, пластмассовый стаканчик и кое-что из закуски, мы же с напарником открыли последнюю, дорожную бутылку минералки.

— Князь – представился нам наш новый знакомый, и при этих словах Антоха поперхнулся минералкой и долго потом икал, пока наш интересный собеседник вдруг не дернул его за ухо. Надо было видеть наши глаза в тот момент, а Князь же, как-будто ничего и не произошло, налил себе скромно, выпил и объяснил спокойно- ,, От икоты это перво дело”,- ,, Что, напугать?”- глотая рвущийся наружу смех, спросил я. ,, Зачем напугать? Удивить…”.

Разговаривали мы долго, много нам рассказал о судьбе своей деревни и о Севере наш собеседник, умело и интересно ведя беседу, но когда мы спросили у него, как поживает бабка Маня, он ответил, что в деревне ни бабок, ни женщин с таким именем нет.

— ,, Да ладно, видели мы её вчера, чекушку у нас спрашивала”- , озадаченно произнесли мы. И принимая за розыгрыш молчание нашего новоиспеченного товарища, мы вновь стали донимать его вопросами: ,, Домой она торопилась- говорила за старым руслом живет” . ,, Ох, сынки”, почему то назвав нас сынками, поглядел будто впервые на нас Князь-,, Кладбище там за старым руслом. Старое кладбище…” И мы вновь стали понимать, что ничего не смыслим в понятии Севера и бытия здесь как такового. Захотелось вдруг побыстрее добраться до асфальта, разогнаться до положенной сотни и включив на всю громкость что-нибудь из русского вечного рока, умчаться из этих непонятных, оттого и тяжелых мест- к цивилизации и огням большого города.

-Приедете ещё?- пожав на прощанье руки, cпросил нас Князь.

— Да, — и в этом мы с Антоном были единодушны.

Отъехав несколько метров, Антоха приоткрыв свою дверь, крикнул, оставшемуся стоять на дороге помору: ,, А почему Князь?”- ,, Так Романов я! “- тихо ответил наш новый друг и развернувшись побрел прочь…

В канун Ноябрьских праздников позвонил мой друг Антон и восторженным голосом поделился со мной ,, новостью”: ,, Сашка, слушай что в одной книге надыбал: Манья – дух старуха, которая ходит по свету в поисках погубленного ею сына, заманивает людей.”

-Никуда она нас не заманивала, и водку старыми чипсами духи не закусывают- сам не понимая что сморозил, в сердцах бросил я товарищу и выключив телефон, cо вздохом набрал в Яндексе ,, Загадки и тайны Русского Севера”…
 
 

   

читателей   880   сегодня 1
880 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 2,29 из 5)
Загрузка...