Маги на выезде

Даня-Бессмертный Воин в четвёртый раз пытался вызвать демона. Кто-то уже плюнул и вышел из круга, чтобы тихонько поиграть в кустах на гитаре. Некоторые по второму разу бегали курить. Но десяток самых упорных по-прежнему делали вид, что у них сейчас всё получится. В их числе была и Мирка, которая присоединилась к ним, в общем, больше из любопытства и желания устроить себе отпуск. Все, кто полагал себя магами Петербурга или просто прибился к этой околомагической тусовке, летом устраивали такой «слёт» на пару дней, подальше от города. Иногда к ним приезжали гости из других городов и даже стран, но сегодня почти все были свои. Потому и затеяли такое сложное дело, как ритуал вызова демона для исполнения желаний.

Мирка знала, что неопытный человек прямо сейчас мог бы закрыть глаза и увидеть, что трое стоявших в кругу непохожи на обычных людей. Один – светлый, Браймар, так и лучился прозрачным светом. Двое других – пришлые из Москвы, кем они точно были, она не знала. Похожи на обычных тёмных магов, но за ними явно кто-то стоял. И этого кого-то Даня увидеть не мог. А жаль. Вызывал он самого простенького демона, кого-то из низших, да и загадать ему собирались всякую ерунду, вроде повышения на работе, выздоровления ребёнка, который не очень-то и болел. Если бы наш Бессмертный Воин (тут Мирка сдержанно улыбнулась – это прозвище Даня получил за невероятную схожесть с Кощеем – выбор стоял между Конём Бледным и тем, что есть сейчас) – занимался немного другими практиками и больше прислушивался и к себе, и к миру, то увидел бы Тень.

Тень стояла поодаль и не вмешивалась в занимательный процесс «колдовства». Как бы приглядывала за подопечными. Возможно, Тень и мешала приходу демона. Подкидывание в пентаграмму травок и эйфорические завывания Дани выглядели не очень привлекательно, зато пафосно. Кто только придёт на такой зов, непонятно. Точнее, на зов мог прийти кто угодно – непростые люди объединили свои усилия. Энергия выплёскивалась из ожидающих сплошным потоком и скоро должна была, как свежая кровь, привлечь искомого демона.

Наконец, ткань реальности расползлась и впустила долгожданную зверушку. Даже законченные материалисты не смогли бы теперь утверждать, что потустороннего не существует. Лохматое красное чудище, похожее на человекообразного осла, плюхнулось из ниоткуда перед изумлёнными «магами». Браймар сразу сотворил защитное заклинание, почти незаметное для посторонних и стал практически невидим для демона. Остальные с любопытством, да и со страхом – чего греха таить – приглядывались к новоприбывшему. Некоторые из присутствующих видели такое в первый раз, по крайней мере, наяву.

— Я призываю тебя, Гамигин… — последний раз выдохнул Даня и обомлел от полученного результата. Осёл нетерпеливо бил копытом и мотал головой.

— И как с ним теперь общаться? – спросил кто-то из толпы.

Даня неуверенно махнул рукой своему гостю:

— Прими человеческий облик, — попросил он почти жалобно.

Тут же ушки втянулись, а в центре звезды уселось уже почти совсем похожее на человека существо, обросшее красной гривой по самое не могу.

— Драсте, — гавкнул вызванный.

— Доброй ночи, — бодро пожелали ему присутствующие.

— Вот и хорошо, — продолжил демон, — ну выкладывайте, зачем вызывали. Я, между прочим, как раз в котле депутатов ваших переворачивал, хлопотное дело, знаете ли, сильно уж они разжирели.

Юная ворожея Рея подала голосок:

— У вас там нет котлов.

«И депутатов, скорее всего, тоже», — издевательски продолжила про себя Мирка.

— Верно! – обрадовался красногривый, — а ты откуда знаешь?

— Во сне… видела, — Рея совсем смутилась и закрыла лицо рукавом. Потусторонний мужик лукаво подмигнул собравшимся и почесался.

— Давайте, не тяните. Мне не очень легко в этом облике находиться.

— И тут врёшь, — оборвал его Браймар, не глядя на демона.

Гамигин сильно нахмурился и начал оглядываться. Но увидеть того, кто ему возразил, так, видимо, и не смог. Только пробурчал довольно слышно:

— И Светлого притащили, перестраховщики.

Даня же решил не давать вредному существу болтать не по делу и потребовал:

— Выполни, будь добр, по одному желанию всех присутствующих.

— По одному? Это мы легко. И денег не возьмём, — продолжал паясничать антропоморфный ренегат, потирая руки.

— Ага, — хмыкнула Мирка, — Вселенная рассчитается?

Круто повернувшись к ней, он застыл. Все вокруг замерли тоже, потому что Гамигин резко перестал кривляться, поднялся и поклонился Мирке до земли. Когда он встал, окружающие смогли увидеть, наконец, что у него имеется натуральный ослиный хвост и ноги оканчиваются копытами. Шорох и шёпот пронёсся за пределами пентаграммы, все были удивлены такой каноничностью. Краем глаза Мирка увидела, что Тень исчезла. «Передала под мой контроль?», — удивилась она, — «Ну ладно».

— Делай, что велено, — отрезала она, — и не морочь голову.

Демон ещё раз поклонился и обратился к Дане:

— Начинайте загадывать.

Бессмертный Воин с обликом Кощея покосился на Мирку, но послушно сообщил демону:

— Я хочу сессию закрыть на «отлично».

— Похвально, — невозмутимо ответствовал мохнатый, щёлкнул пальцами и повернулся против часовой стрелки к следующему.

Мирка тихо отошла в сторону. Не по ней просить милостыньку у демона. Сама всё сделает, что требуется. Из кустов снова выскользнула Тень и направилась туда, где демон выполнял незамысловатые и довольно добрые желания. Рея, например, хотела загадать, чтобы в её доме все цветы сразу зацвели.

Улыбнувшись при мысли об этом, она наконец удалилась на такое расстояние, что голосов уже было почти не слышно, села прямо на землю и постучала по ней.

— Выходи, пожалуйста.

Перед ней материализовалось белоснежное кресло и человек в нём. Человек ли…

— Здравствуй, Эйсор.

— Здравствуй, милая, — высокий длинноволосый мужчина, закутанный в плащ, был явно рад её видеть, — решила меня развлечь немного? Я уже отправил к вам помощника наблюдать.

— Помощник твой некоторых до дрожи доводит.

— Так положено. Маг ваш слабый слишком. Вот если б ты вызывала – дело другое, — усмехнулся Эйсор.

— Ну, как видишь, тут и без моего участия народ развлекается. Вызвали какого-то мелкого.

— Да, его Каратель отпустил ненадолго. Это, как ты верно подметила, мелкий демон, маркизишко. Любит мелкие остроты, мелкие пакости и мелкие радости. Прогоняется мелким камешком в лоб, — он показал Мирке ладонь, на которой появился небольшой камень. Прицелившись, Эйсор запустил камень в ту сторону, откуда пришла Мирка.

— Всё, прогнал, — улыбнулся он.

— Там народ желания загадывал…

— Кто успел, тот успел. Если кто остался – не те были желания, не сегодняшние. К тому же, это подручный Карателя. Не будь там тебя, он бы им наисполнял такого…

— Но они-то об этом не знают.

— А должны знать. Игра в магов непредсказуемое дело.

Эйсор встал с кресла, потянулся и цвет его просторных одежд сменился на фиолетовый.

— Пойдём, прогуляемся, — предложил он и кресло тут же исчезло.

Мирка ухватилась за его руку и мир закружился – лес, где они были только что, пропал, сменившись звёздным небом. И в звёздном небе с них обоих слетели земные маски. Эйсор и Эйсора летели, обнявшись, прекрасные и лучистые, в дымке Млечного пути. Лиц их было не видно и весь мир вокруг был их лицами, постоянно меняющимися. В полном молчании и безвременье они наслаждались минутами покоя, выпавшими на их долю. Все вопросы и мысли исчезали в этом полёте.

Сколько они там пробыли по земным меркам, Эйсора ещё не знала. Но когда они приземлились, в объятиях друг друга, с утихнувшей наконец острой тоской, которая всегда терзала их в разлуке, вдали были слышны раскаты хорового пения. Потеряв свою главную игрушку, демона, народ, видимо, кинулся к гитарам и начал утешать себя привычным восхвалением других миров. И то дело, подумала Мирка, снова став собой и не без сожаления отпуская руку своего спутника. Редко выдавались им такие счастливые минуты – побыть наедине, тем более, когда Лес рядом. В Лесу свои законы, не любят, когда посторонние гуляют, где не положено. «А мы тихонько, мы по краешку мира, по звёздам», — оправдываясь, подумала она.

Он исчез, как обычно, без прощания, без лишних пафосных жестов и поцелуев в разные части тела. Оставалось только возвращаться к своим. Странно это – только что «своими» были звёзды и неземные сущности, которым и имени-то нет здесь, на Земле. А прошло несколько минут, может, час – и она снова среди людей, которые и представления не имеют, как близко они могут быть от настоящего волшебства, от тех чудес, которые могут любому вскружить голову.

Обременяя себя раздумьями о тонкой, но не для всех преодолимой грани меж мирами, она и не заметила, как оказалась у костра. Пентаграмма уже была стёрта, а вокруг на земле уже уютно устроились все ребята.

— Давай к нам, спой свои песни!

Видимо, отсутствовала она совсем недолго.

— Погодите, чуть попозже. Ну расскажите, как с демоном-то справились? – спросила она, устраиваясь на каремате рядом с большеглазой Реей. Рея суеверно взглянула на неё – где ты была-то, почему демон тебе поклонился — и почти прошептала:

— Ему почти все желания загадали, кроме новеньких.

«Новенькими» были как раз тёмные московские маги. Мирка с любопытством взглянула на них, но вертевшийся на языке вопрос задавать не стала, слишком уж недобро блестели глаза у этой парочки. Не иначе, как они демона хотели на что-то нехорошее раскрутить. Прав был Эйсор, когда отозвал его.

Из леса вышел Волк и не таясь, подошёл к костру. Он уселся рядом с этими магами и девушка погладила его по загривку. Волк встопорщил серую шерсть и прикрыл глаза. Это была заядлая ролевичка, в обычной жизни высокая и коротко стриженая девица, рубящая сплеча и словно вышедшая из скандинавских саг. Видно, Лес сегодня поймал её и дал воплотиться в своём истинном облике. А почему к магам Тёмным потянулась – тоже ясно, хоть и холодные они, а животных любят и привечают, правильно.

И ещё одно увидела Мирка – давешняя Тень, посланник Эйсора, уютно пристроилась прямо за магами. Кажется, этот наблюдатель был нужен не только демона контролировать, но и этих гостей – не всё у них в мыслях гладко. Эти ребятки сами не знают ещё, что в себе разбудили. Ну и пусть себе тянутся к волку, а дома – к кошкам да собакам. Глядишь, зверушки и выведут их своими инстинктами, вытащат на свет самую сильную сторону. Когда человек только завидует и ненавидит, вся его волшба против него обернётся. И мячиком отскочит, и невесть кого ещё заденет. Так что Тёмным быть – не значит ненавидеть. Хороший Волк, хороший. И мне подсказал, о чём подумать, и «новеньких» успокоил.

Заполночь стали уже все расходиться. Никого уже не было у костра, когда Волк скользнул в синеву чащи и почти мгновенно вышла оттуда ролевичка. «Непостижимы пути Леса», — подумала Мирка, — «Интересно, почуяла ли она, что сменила шкуру или будет думать завтра, что это сон?» Девушка действительно шла, пошатываясь, почти спала на ходу и скрылась в своей палатке, никем, кроме неё, не замеченная. Над Лесом светила полная луна, июльская ночь была свежа и тепла. Но тепло это обманчиво, после третьего часа температура резко упадёт и потому надо спрятаться в спальник и уснуть, чтобы рано утром, чуть озябшими, встать и шумно собираться в обратный путь.

Не спать всю ночь – это только для очень серьёзных ритуалов и самых юных романтиков. Мирка тоже ушла к себе. Всю ночь ветер нашёптывал ей новые песни и Эйсор во сне гулял с ней под руку по пустынной набережной и читал Блока.

 
 
 

читателей   735   сегодня 1
735 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,80 из 5)
Загрузка...