Лучший ученик

— Магистр Эйтрен, к вам посетитель, один из ваших бывших учеников, — зазвонил в кабинете высокий голос помощницы мага.

— Который? —  волшебник посмотрел на миленькую блондинку чуть прищуренным взглядом.

— Говорит, что лучший, — расплылась та в интригующей улыбке.

— А, этот, ну пускай заходит, — усмехнулся Эйтрен и с глухим стуком захлопнул увесистый том.

Резная деревянная дверь отворилась шире и в комнату размеренными шагами, скрываемыми длинными полами мантии, вплыл молодой мужчина. Он учтиво кивнул ассистентке магистра, улыбаясь даже глазами, и, подойдя к учителю, протянул ему руку.

— Здравствуй, Эйтрен, — в тёмных глазах посетителя явно читалась не только радость от встречи, но и беспокойство.

—  Привет, Конрад, с чем пожаловал, вижу, придумываешь всё новые шутки? – магистр крепко пожал руку друга и жестом предложил ему сесть.

— Ты же знаешь, так я маскирую свои тревожные мыслишки, — чуть повернул голову гость, уже усевшись в удобное кресло.

— Знаю, вся Магика смеялась перед твоими экзаменами, неужели решил замахнуться на магистра и пополнить наш узкий круг избранных? –голубые глаза старика с оттенком лазури заинтересованно осматривали посетителя, пытаясь найти ответ раньше, чем тот будет озвучен.

Конрад опустил взгляд на стол и задумчиво потёр поручни кресла, отливающие в магическом свете хрустальной люстры узором красного дерева.

— Ещё успею. Слышал про Железную Розу? – мужчина поднял кулак и  начал потирать щетину.

— Героиня нынешней войны? Конечно, о ней на каждом углу разговоров, и в каждой таверне баллад. Недавно даже при дворе короля слышал парочку от бардов. А почему тебя это интересует, волшебник? – последнее слово магистр выделил голосом.

— Я думаю, что это Элизабет. Моя подруга детства, — Конрад отвёл взгляд от старика.

— Я помню, — прервал его объяснения магистр. – Но это ничего не меняет. Знаю, о чём ты думаешь. Об этом не может быть и речи, мы не нарушим Конвенцию. А вообще с чего ты взял, что это она?

—  Видел портрет, очень похожа, и ещё… во сне меня посещают видения, я чувствую, что это она и ей нужна моя помощь. – Тёмные карие глаза искали понимания.

— Обычному человеку я бы сказал, что это глупость и дурной сон. Тебе скажу, что глупостью будет реагировать. Ты знаешь, мы не можем вмешиваться в войну, а Железная Роза в самом её пекле! – голос Эйтрена звучал громко и уверенно, он не мог выражать сомнений.

Конрад встал с кресла и подошёл к распахнутому окну, лучи мягко коснулись правильных и приятных черт лица, ветер заиграл копной растрёпанных русых волос.

—  Конвенция Верховного Совета запрещает магам вмешиваться в войны напрямую… — негромко сказал мужчина, всматриваясь вдаль.

— Не играй с огнём, мальчик мой, у Надзирателей очень размытые представления о прямом и косвенном. Лучше не рисковать, слишком высоки ставки, — рассуждал магистр, понизив голос.

— Знаю, даже если я потерплю неудачу, есть хороший вариант и плохой, плохой – убьют нас обоих, хороший – ты принесёшь им мою голову. Ах да, есть ещё один, маловероятный – мне удастся скрыться.

— Проклятье, Конрад, выкладывай, что ты задумал? – Эйтрен слишком хорошо знал своего ученика, помимо гнева в голосе звучал интерес.

— Любой закон можно обойти, эта идея захватила меня с самого принятия Конвенции. Я доберусь до Элизабет тайно, без телепортации, уговорю оставить войну, пойти со мной, без магии, разумеется. На крайний случай, если придётся с кем-то сражаться — зачарованный клинок, магически усовершенствованное тело, зелье, упорные тренировки, я сойду за очень хорошего воина, но не мага, заклинания использовать в бою не буду.

— План ни на что не годится. Ты не уговоришь её, бесполезно, — покачал головой магистр.

— Если не получится, значит это её выбор, я отступлюсь и прибуду обратно. Я не дурак, буду осторожен.

— И отговорить тебя уже не получится?

— Нет, я не могу больше ничего не делать. Война в нашей стране, ладно – пусть короли и их вассалы разбираются, воинов тоже слишком много не соберут, на всех оружия и припасов не хватит. Это я могу стерпеть, это не моё дело. Но Элизабет… Эли… Не могу спать из-за видений, где её окутывает тьма, не могу слушать сладкоголосых бардов, когда мною любимые переливы лютни вторят историям о её сражениях. Я должен хотя бы попытаться, – Конрад вытащил из под мантии пару медальонов, один из них был обычным деревянным цветком и не излучал магии.

— Если случится инцидент, то нашего разговора не было и забудь дорогу в Магику, — голубые глаза седовласого старика были столь же полны решимости, как и тёмные глаза мужчины.

 

***

Конрад телепортировался из столицы в город, лежащий недалеко от фронта боевых действий. Телепортировался, разумеется, в укромное место в один из закоулков, где редко встретишь прохожих. В принципе он мог перенестись отрыто, так как это не было противозаконно, но не хотел привлекать к себе лишнего внимания в прифронтовом городе. Дорожный плащ с капюшоном, лёгкий кожаный доспех, клинок в ножнах на поясе, мешок с лямкой, перекинутой через плечо  –  ничего подозрительного, с виду обычный наёмник, путешественник или бандит. В городе взял коня, припасы, разузнал о новостях, положении дел на фронте. Примкнул к снабжающему армию каравану и двинулся дальше, к форту Легар, где должна была быть героиня войны, Железная Роза, выигравшая со своим отрядом несколько сражений, которые в общей печальной обстановке казались решающими исход всей кампании успехами.

«Слишком быстро Эйтрен согласился, и очень подозрительны эти видения, возможно я уже достаточно сильный маг, чтобы видеть осколки будущего во сне, но всё же… Нужно быть ещё более осторожным» — всю дорогу подобные мысли крутились к голове у Конрада. У него была возможность отступиться, повернуть назад, но маг боялся сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь, слыша в полюбившихся тавернах или на праздниках балладу о героической смерти Железной Розы.

От грузных мыслей Конрада отвлёк окрик скакавшего на встречу с десятка кавалеристов, позвякивающих железными панцирями.

— Стой, куда прёте? Не знаете что ли, у брода Ирпина Лучника с его отрядом разбили, скоро дорогу отрежут вражеские разъезды. Разворачивайте обоз! – крикнул капитан, замедляя ход и подъезжая к головной повозке.

— Ну всё — приехали, — ахнул один из снабженцев.

— А что форт Легар? Железная Роза там ещё? – спросил у капитана Конрад.

— А, поклонник в её отряд? Там она, вроде, может ещё проскочишь, но ты смотри, форт могут и в окружение взять, окажешься в ловушке — предостерёг капитан и двинулся вдоль колонны телег, веля возничим разворачиваться в город.

Конрад замешкался лишь на пару мгновений и пустил коня вперёд. На шее под доспехом у него остался лишь один медальон, деревянный бутон розы, который когда-то вырезала для него Элизабет.

 

***

— Эй, куда лихо несёт? Кто таков? – копейщики у деревянного форта преградили путь Конраду, лошадь недовольно зафыркала.

— Железная Роза здесь? Мне нужно к ней, у меня важная информация для неё! – раздражительно бросил всадник.

— Уж не о Ирпине Лучнике? Знаем уже. Прискорбно.

— Есть ещё кое-что, нужно передать лично, — на повышенных тонах выпалил Конрад.

— Ишь, какой важный вестник, ну давай проезжай, только с охраной её тише будь, и оружие не забудь им сдать, а то на месте порешат. И если просто потрепаться с героиней пришёл – лучше вообще не ходи, а то были тут…

Что бывало, волшебник уже не услышал и поскакал к центру. Форт представлял собой деревянные стены метров шесть в высоту, окружённые трёхметровым рвом. Внутри в строгом порядке выстроились деревянные здания бараков, арсенала и складов, между ними чёткими линиями шли дорожки и кое-где вкраплялись тренировочные площадки.

Быстро добравшись до массивного центрального здания, которое было единственной каменной постройкой в лагере, Конрад спешился, грузно стукнув сапогами о мостовую площади, отцепил ножны от пояса и, не вытаскивая клинка, протянул стражникам.

— Я к Стальной, очень спешу, — стараясь не повышать голос сказал волшебник.

— У неё военный совет, коли с донесением, покажи письмо с печатью или знак гонца. Если что по мелочи – говори мне, я передам – сказал коренастый боец в кольчуге и с полуторным мечом, скептически осматривая Конрада.

— Проклятье, времени мало и это действительно важно, — как можно более убедительно сказал он, но стражник не отреагировал.

— Тогда скажи, что к ней старый друг, и ему срочно нужно поговорить, покажи это, и пусть обязательно вспомнит, кем я должен был стать и почему мы расстались, уверяю, она уделит мне время, — волшебник протянул стражнику свой медальон, деревянный бутон и тесёмка легко упали на кольчужную перчатку.

Стражник недоверчиво усмехнулся, но всё-таки скрылся за массивными створками дверей. Гость и второй стражник какое-то время молча переглядывались и первый уже начал чувствовать себя неловко, в голове закрутились сомнения: «А что, если не она? Тогда даже к лучшему, уйду как дурак, но без лишних приключений». Но тут дверь открылась, и из-за неё послышался грубый голос — «Заходи, она ждёт».

 

***

— Ладно, мы одни, нас точно не будут подслушивать, Конрад Ардлайт, но не заставляй долго ждать моих офицеров и не отнимай у меня много времени, —  голос Железной Розы был суров и холоден.

Но это была она, чёрные, как ночное небо, волосы, синие глаза, отдающие оттенком лазури, ярко выраженные скулы, чёрные брови, длинные ресницы, чуть вздёрнутый носик и нежные губы. Выросла, была уже не девчонкой, которую он когда-то запомнил Конрад, широкоплечая, с вздымающейся при каждом вздохе грудью, округлыми бёдрами. Эту фигуру не могла скрыть лёгкая матерчатая рубашка, казавшаяся слишком грубой для девушки, её носившей. Но это была его Элизабет.

— Почему ты так холодна, Эли, ты же узнала меня, — с невероятной теплотой сказал Конрад.

— Потому что война меняет людей, Ардлайт, и тебе этого не понять, потому что я прекрасно помню, почему мы расстались и кем ты должен был стать, ты отправился в Магику, — она бросила это, как обвинение.

— И я стал магом, весьма неплохим. Поэтому я знаю, что тебе грозит опасность, тебя могут убить в ближайшее время, — сказал он твёрдо, глядя в пышущие гневом глаза.

— Меня всегда могут убить. Но что здесь делаешь ты? Маги не участвуют в войнах, вы отсиживаетесь по своим Магикам и занимаетесь куда более полезными вещами, пока даже девушки вынуждены отстаивать свою родину с мечом в руках.

— Ты знаешь о Конвенции, договоре, заключённом между всеми магами мира, выжившими в последнем магическом конфликте, мы ушли от войны для всеобщего блага, когда-то маги могли уничтожить целые города.

— Чёрта с два, когда-то войны решались в магических битвах между архимагами королевских дворов! А теперь армии вырезают друг друга без устали, а ещё грабят, сжигают и уничтожают простые деревни, селения, города. Ловким договором вы спасли свои собственные шкуры, переложив войну на других, и неплохо на ней наживаясь. Ты знаешь как, не прикидывайся дураком! – её лицо казалось ещё прекраснее в гневе, преисполненное угрозы и величия.

— Я пришёл не оправдываться за всех магов мира, а спасти тебя, Элизабет, – спокойно ответил Конрад.

— От чего и как? Вам запрещено участвовать в войнах. Если в моём отряде появится маг, нас всех очень быстро убьют Надзиратели.

— От смерти, Элизабет. Я пришёл к тебе с мечом, но его забрали твои молодчики. Однако орудовать в твоём отряде я им тоже не могу, кто-то узнает, и очень быстро, так что он на крайний случай. Скоро ты будешь в окружении, в таком форте – это верная смерть, я предлагаю просто телепортировать тебя отсюда, хоть это и очень рискованно для меня, если будут задавать вопросы – скажешь тайно прошла через окружение.

— Я знаю про окружение, и открою тебе секрет – форты созданы для того, чтобы обороняться в них. Я побеждала и в более скверных ситуациях, никуда не убегу, тем более одна, — отрезала Железная Роза.

— Открою тебе секрет, — Конрад начал отчётливо отчеканивать каждое слово, — Маги не участвуют в войнах напрямую, но у нас масса средств для шпионажа, я видел карты, видел позиции войск, но я думал, что наступление на Легар не начнётся так рано. У тебя нет шансов, против тебя выдвинули третью армию, чтобы пройти в тыл нашим основным силам, ты на пути бури, которая тебя сметёт.

— Нашим силам? А ты всё ещё считаешь их нашими? Ладно, мне надоело это. Если ты прав…

— Я прав, — прервал её маг.

— В любом случая я не пойду одна, а взять всех ты не сможешь, я обсужу с офицерами, будем выходить из захлопывающегося окружения.

— Вы не успеете, Эли, прошу тебя, спаси себя, если не для меня, то для всего народа, никто не выиграет от твоей героической смерти, – глаза Конрада заблестели.

— Я не могу бросить своих людей, они идут за мной очень давно, они доверяют мне. Есть нечто большее, чем собственная жизнь,  — её голос дрогнул.

Она подошла к нему и вложила в руку деревянный медальон.

— Теперь я уже не та девочка, что когда-то сделала для тебя эту розу, теперь я Железная. Ты должен идти, тебе нельзя участвовать.

Они смотрели друг на друга, и Конраду вспомнилось детство. Ему было тогда тринадцать, ей — десять. Тогда Эйтрен зачем-то заезжал в их селение и заметил в Конраде высокий магический потенциал, он взял мальчика в Магику на обучение, а вот Элизабет не подходила на роль чародейки. Перед расставанием они долго лежали на лужайке в тени огромного дуба, их любимого дерева, на котором было вырезано их признание друг другу. Но вечером он должен был уйти с магом, выбрав себе жизненный путь без неё. Когда Эйтрен пришёл прямо к тому дубу, чтобы взять с собой Конрада, мальчик в последний раз обнял Эли и поцеловал. Он навсегда запомнил её взгляд, полный слёз и печали.

Конрад обхватил Элизабет за талию и притянул к себе. Он мог начать читать заклинание телепортации, но не успел бы, она бы выбила ему зубы, она могла — он знал. Поэтому он просто поцеловал её, как будто бы видел последний раз. Её нежные губы чувственно ответили на поцелуй, их война ещё не сделала грубыми, в отличии от рук Эли.

Было что-то от того взгляда и сейчас. Печаль.

 

***

— Магистр, наши маги заканчивают постройку дворца, Дерек просил передать, что ещё дня два там задержится, ещё несколько зачарованных мечей были переданы знати и кое-кому из наёмников. Ах да, ещё вам письмо! – радостно зазвонила блондинка своим голосом.

— От кого? – устало провёл пальцами по векам Эйтрен.

— Не знаю, запечатано без гербов и отличительных знаков, — покачала та головой.

— Давай, почитаю, — старик махнул рукой, призывая вложить в неё письмо.

Ассистентка отдала письмо и присела на кресло, на случай, если сразу после прочтения последуют распоряжения. Магистр взломал печать и развернул бумагу.

 

«Она не послушалась, я не мог забрать её силой. Я должен был уйти, но не смог. Колонна вышла ночью и попала в засаду, я пытался действовать мечом, но этого было мало, потребовались крайние меры, совсем крайние. Закон нарушен, ты знаешь какой. Я должен залечь, применять крайние меры больше не могу, меня найдут, теперь они знают мой почерк. Я могу доверять только тебе, если захочешь увидеться, встретимся там где ты забрал меня у неё, ровно через два года, на закате.

Лучший ученик.

P.S. Знаю, шифровка ни к чёрту, не было времени, сожги письмо. »

 

***

Ровно через два года Эйтрен прибыл в ту самое селение, откуда когда-то забрал мальчика, пришёл и к ещё больше раскинувшему свои ветви дубу, казавшемуся исполинским гигантом. Подойдя к нему и рассмотрев на кору поближе, он увидел потемневшую, едва заметную отметку «Конрад и Эли вместе навсегда».

— Ты всё таки пришёл.

— Тебя всё таки не поймали? Надзиратели знали твой магический почерк, могли отследить по любому заклинанию, даже самому простому.

— Знаю. Я не использовал магию.

— Молодец. И что с ней не остался — тоже, за ней присматривали, сейчас уже вроде нет.

— Почему ты не сказал, что она твоя дочь? Ты приезжал тогда сюда затем, чтобы проведать её, и нашёл меня случайно. – голос Конрада звучал твёрдо, он был уверен в своих словах.

— Я магистр, у меня не может быть семьи, это могут использовать против меня. Никто не должен был знать, она тоже. А как ты…?

— Догадался, вы похожи, особенно глаза, и ты слишком быстро меня отпустил тогда.

— Понятно.

Мужчина и старик помолчали какое-то время, потом не выдержали, пожали друг другу руки и крепко обнялись.

— Рад, что ты жив, ученик. Есть две новости, хорошая и неоднозначная.

— Давай хорошую.

— Может слышал, война закончилась. Хорошо, что ты тогда спас её, Железная Роза смогла сплотить всех, отбились таки за два года.

— Значит скоро она будет здесь, это прекрасная новость. А вторая, как ты сказал, неоднозначная?

— Да, похоже, был тут недавно очередной Верховный Совет магов, так вот имперцы смогли склонить большинство…

— Ты серьёзно? –посмотрел на магистра Конрад приподняв брови.

— Да, похоже, скоро действие Конвенции приостановят, тогда сможешь выйти из подполья. Я пришлю весточку, если что. Вспоминай заклинания, особенно боевые. Скоро опять начнётся.

— Я и не забывал, не применял, но не забывал.

Они постояли ещё немного.

— И спасибо… что рискнул ради неё всем, — сказал старик.

— Я не мог иначе, —  Конрад посмотрел на вековое дерево и нашёл вырезанную на нём отметку. — Есть нечто большее, чем моя жизнь.

 
 
 

читателей   919   сегодня 1
919 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...