Игра окончена, продолжить?

В таверну «Зимний ветер», нищее, грязное и всегда пьяное заведение, ворвался рыцарь в сверкающих латах. Он быстро пересек зал, оборачивая на себя головы посетителей, и скользнул в коридор, ведущий к уборной. Бородатый тавернщик лениво закатил глаза – сортиром разрешалось пользоваться лишь посетителям и только за отдельную плату. Но с рыцарями связываться не хотелось. Обычно они вели себя примерно: бродили среди горожан, интересовались их проблемами и брались помогать. А потом отправлялись дальше, в другие города. Но бывали и те, что могли прирезать – просто так, словно стружку с ветки снять. Тавернщик считал их на голову нестабильными и предпочитал дела с ними не вести. Поэтому если рыцарь справит нужду и уйдет восвояси, считай, обошлось. Мог ведь начать донимать клиентов. «Не найдется ли у вас какого-нибудь задания?..»

Конечно, хозяин таверны не знал, что конкретно этот рыцарь, прошмыгнувший мимо него – сэр Альберт Сияющий, орочий мясник, лучник в звании «Орлиный глаз», маг второй степени и целитель четвертой – сейчас меньше всего на свете желал поучаствовать в решении проблем местного населения. Он быстро, насколько это было возможно при его броне седьмого уровня, с щитом «Стальное зеркало» на спине, прошел по прогнившему дощатому коридору, рывком распахнул дверь в его конце и зашел внутрь. Сортир представлял собой небольшую комнатку с дыркой в полу, узким окошком в стене напротив и стоящей под ним кадкой с водой. Запах здесь стоял ужасный. Сэр Альберт поморщился, на глаза навернулись слезы. На мгновение он даже забыл о тревоге, которая загнала его сюда. Но потом она вернулась, усиленная смрадом отхожего места, и рыцарь, упав на колени перед дырой, проблевался.

Сплюнув остатки своего обеда (жареная курица, купленная в какой-то лавчонке; сколько Альберт себя помнил, он питался исключительно жареной курицей, да еще яблоками), рыцарь поспешно встал, ибо из самой параши разило уж совсем невыносимо. Он подошел к бочке, оперся на нее и постарался перевести дух. Уже полегче. Внутри словно развязался узел, который душил и вызывал помутнение. Теперь веревки-нервы обмякли, и накатила слабость. Альберт зачерпнул холодной воды и умыл лицо. Затем вгляделся в свое пляшущее отражение. Это его лицо, несомненно. И тем не менее оно казалось чужим.

Все это началось давно, но именно сегодня достигло своего апогея. День выдался теплым, хорошим, и поначалу ничем не отличался от прочих. Альберт, как обычно, ходил по улицам и искал задания. В Синктауэле, городе рядом с Красным Лесом, ему сказали, что здесь должен жить Дианду, бывший настоятель Монастыря Силы. По слухам, он знал, как можно одолеть Риккаэра Зловещего – дракона, терроризирующего Предгорье. Однако чтобы поговорить с ним, рыцарю необходимо было примелькаться среди местных, заручиться их поддержкой – иначе говоря, получить полтинник или около того к лояльности горожан. К тому же, нужно было узнать, где живет этот Дианду. Поэтому приходилось заниматься рутинной работой. По просьбе одной старой леди Альберт нашел кошку, получив взамен пару целебных трав. Фермер, живший на окраине, попросил изловить монстра, что ворует его коров; Альберт, не без затруднений, выследил его (это оказался грифон – сюрприз, сюрприз) и прикончил. А потом пришла очередь того рокового квеста. Мальчонка лет девяти попросил найти его сестренку. Альберт обнаружил, что ее похитила ведьма, живущая в лесу. Бой состоялся в ее хижине. Ведьма колдовала неплохо, соорудила Ледяное дыхание второго уровня и призвала пару скелетов на помощь. Альберт орудовал своим мечом, Молнией Эльдуранга. Одного скелета он зарубил сразу, а второй успел нанести удар. И после этого…

Словно черная вспышка мелькнула перед глазами. Вокруг все растаяло, пространство и даже время оказались вынесены за незримые границы. Альберт существовал в этой складке реальности всего секунду и успел увидеть лишь какие-то буквы и цифры, отчитывающие что-то. А потом все перезапустилось. Его детство, юность и взросление пронеслись мимо, смешанные в единой картине, и он оказался на том же месте, с тем же врагом напротив. Пребывая в замешательстве от увиденного, Альберт даже не поднял оружие. Однако оно само поднялось в его руке. Вернее, его рука поднялась, отражая следующую атаку скелета, а вторая рука нанесла удар мечом. Скелет был повержен. Альберт, быстро приняв дальнейший контроль над телом и оставив все мысли на потом – ибо ведьма еще была жива, — переключил свои силы на нее. Вскоре все было кончено. Освободив девочку из клетки, он повел ее по тропинке через лес. Она радовалась и благодарила его. А Альберт, уже частью ушедший в раздумья о случившемся, лишь только рассеяно улыбался.

Наконец, он передал девочку в руки брата, и дети убежали. Взять с них было нечего, однако Альберт подумал, что они могли бы рассказать родителям о своем спасении, а уж те отблагодарили бы рыцаря подобающе. Но сейчас его волновало не это. Его занимал тот странный прыжок сознания, который он испытал, борясь со скелетом. Что это было? После некоторых размышлений Альберт решил, что он был убит.

Да, это была его смерть. Как иначе это объяснить? Ведьма потрепала его броню своими заклинаниями, после боя с грифоном он не стал поправлять здоровье. Удар скелета вполне мог убить его. Но если он умер, почему же он снова здесь, снова живой? Его воскресили? Но кто? И что это было за место с буквами и обратным отчетом? Лимб? А та реакция на удар скелета после возвращения? Она была против его воли, это он запомнил хорошо. Кто им управлял? Альберт внимательнее вгляделся в отражении своего лица на водной глади, словно надеялся увидеть своего манипулятора за собственными глазами. Что вообще происходит? Как все это понимать?

Он и раньше замечал некоторые странности в своей жизни. Та же курица, например, — ее подавали в разных местах, порой совсем для этого неподходящих. Бывало даже, она находилась в сумках убитых врагов. И Альберт ел ее, считая это само собой разумеющимся. Сейчас это отдавало абсурдом. Иногда рыцаря мучили некие воспоминания, похожие на отголоски сна. Например, однажды ему показалось, что он уже боролся с Земдредом Серым, с которым ему предстояло сразиться лишь вечером того дня. Боролся и проиграл. Альберт привык считать эти дежа-вю видениями будущего, развитой рыцарской интуицией. Но вдруг это было на самом деле? Вдруг он действительно проживал эти дни, эти битвы и уступал в них? Умирал, а после возвращался обратно, в дом, где устраивался на ночлег.

Спустя полчаса после возвращения из хижины ведьмы Альберт решил отдохнуть и хорошенько пораскинуть мозгами. Но выйдя на городскую площадь в поисках порядочной гостиницы, он неожиданно для себя пошел дальше. Стал подходить к прохожим и начинать разговор. Пытался взять квесты. Собственное сознание Альберта в эти моменты сжалось где-то глубоко внутри его мозга, пытаясь понять, кто управляет им. Какая сила? Какое божество? Он не находил ответа. Наконец, он почувствовал, что его ведут в таверну. Это был его шанс, поскольку – вот еще одна из странностей, творившихся с ним — он ни разу не помнил, чтобы ходил в туалет. Это просто случалось. Улучив момент и вернув себе свое тело, рыцарь рванул в уборную. И здесь, оказавшись в одиночестве, предоставленный лишь себе и свободный от всех посягательств на свой разум, он успокоился и стал обдумывать случившееся.

Но, конечно, никакого рационального объяснения он найти не смог. Что-то неладное творилось либо с его мозгом, либо с реальностью вокруг. Если он сошел с ума – что более вероятно – ни о каком здравом рассуждении речи и быть не могло. Если чокнулся весь остальной мир – это также лежало за гранью объяснимого. Поэтому важным было лишь его отношение ко всему, и Альберт постарался реагировать с должным спокойствием и стойкостью. Однако покоя ему не давала одна мысль. Что, если всю свою жизнь он был только игрушкой в чьих-то руках? Он ведь с самого детства служил силам добра, исполнял великую миссию, доверенную ему учителями. И всегда считал, что на борьбу со злом во всех его проявлениях, на поиск тех проклятых ворот Галдора, через которые нечисть проникала в этот мир, его толкало чувство долга, ответственность за судьбы простых людей. Но что, если двигала им не это, а что-то менее возвышенное? Обычная прихоть высшего существа? Может даже, его скука?

Альберт закрыл глаза. Значит, его жизнь и его миссия ни черта не значили. Они были только фикцией. Не так ли? А? Сейчас пойти бы напиться да отлюбить пару молодых и грудастых девиц. Мысли, недостойные рыцаря, но рыцарем Альберт себя больше не чувствовал. Хотя, так или иначе, сделать это ему не позволят. Его воля, как оказалось, подчинялась чужим указам.

«Что ж, — сказал себе Альберт, собравшись с мыслями. – Этот мир все равно нуждается в спасителе». Годы геройствований, пусть и фальшивых, не прошли для Альберта даром: даже разочарование в своем идеале не заставило его этот идеал отринуть. Альберт вновь умыл лицо, глубоко вздохнул и вышел из сортира.

Он ждал, что сейчас его вновь охватят мысли о помощи всем и каждому. И действительно, они тут же заползли в его сознание. Оставшаяся крохотная частичка «я», не подчиненная этим мыслям, смиренно вздохнула. Пора идти. Меня ждут великие приключения.

 
 
 

   

читателей   1084   сегодня 1
1084 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 2,17 из 5)
Загрузка...