Голос леса

Лес всегда бережен к тем, кого считает своим другом. Если ты пришёл как друг, если ты открылся и доверился лесу, то он откроется в ответ. Он покажет тебе свои чудеса, поделится секретами и даже одарит с той бескорыстной щедростью, что неподвластна человеку. Дик считал именно так.

Сегодня природа отличалась особенной красотой. Повсюду были рассыпаны чистые дождевые капли. Утренний свет с трудом пробивался сквозь густую листву и азартно ловил эти крохотные зеркала, заставлял их переливаться и сверкать, словно сокровища королевской короны. Впрочем, ни один король в мире не обладал таким богатством.

Воздух пах свежестью. Дик дышал полной грудью, вбирая в себя легкую прохладу этого утра, аромат мокрой листвы и радостное щебетание птиц, встречающих новый день. Даже небо, казалось, смеялось сегодня от радости. Конечно, ночью он слышал тихую песнь дождя, однако не ожидал, что тот оставит после себя такое великолепие.

Дик старался ступать осторожно, чтобы не запачкать одежду. Ему не хотелось снова получать выговоры от матери. Особенно её фирменное: «Бенедикт! Ну, сколько можно!» Очень скоро он забудет об аккуратности и направит всё внимание на лес. Но до тех пор побудет прилежным и аккуратным сыном.

Мальчику недавно исполнилось двенадцать, но он был довольно серьёзен и спокоен для своих лет. Он никогда не интересовался беготнёй, лазанием по деревьям, постройкой шалашей и прочими радостями всей деревенской детворы. С раннего возраста его влекла природа. Дик проводил почти всё свободное время на улице, играя с животными и наблюдая за птицами. Он любил слушать ветер и дождь. Иногда выбирался к реке и мог долго сидеть на берегу, наслаждаясь её спокойной, чистой энергией.

Лес же открылся ему совсем недавно. Открылся в полном смысле этого слова, ведь Бенедикт приходил к нему и раньше. Но лишь год назад мальчик познакомился с той, что жила лесом, с той, что показала Бенедикту всю его красоту. К ней он сейчас и направлялся.

Обогнуть знакомый овраг, перейти через ручей, прямо к уютной полянке, прикрытой густой тенью. Здесь было прохладно даже в самую сильную жару, поэтому мальчик брал с собой лёгкую куртку.

На поляне росла маленькая яблоня. Дерево было молодым, оно едва-едва достигло того возраста, в котором созревают первые плоды. Было начало лета, и его листья еще не утратили весенней свежести, не потеряли цвет. Ствол яблони плавно изгибался, делясь на две основные ветви. При большом желании, Дик мог забраться наверх и с удобством устроиться между ними. Про себя мальчик называл эту часть дерева «порталом», потому что она напоминала ему окно в другой, сказочный мир.

Вокруг яблони на небольшом от неё расстоянии собрались исполины-дубы. Они стояли полукругом, словно почётный караул. Бенедикт знал поимённо каждое из этих деревьев.

– Адель, я пришёл, – негромко произнёс он, подойдя ближе.

Листья на яблоне зашелестели, хотя никакого ветра не было. Из-за «портала», одна за другой, показались две крохотные ручки. Они ухватились за кору, замерли на мгновение, словно собираясь с силами, после чего напряглись и подтянули свою обладательницу на ветви.

Адель была дриадой. Созданием с бледно-зелёной кожей и острыми эльфийскими ушками, внешне напоминающим людскую девочку. Однако она была в разы меньше любого ребенка. Её рост не превышал размера человеческой ладони.

Маленькие, хрупкие, не способные покинуть своё дерево, дриады были беззащитны перед человеком. Обычно эти лесные духи прятались от людей в листве, а то и вовсе «сливались» с корой, становились одним целым со своим пристанищем. Но Дик был исключением из правил. Они с Адель дружили уже довольно долго, и у неё не было причин не доверять мальчику. Он был здесь частым гостем и даже лес давно привык к нему и признал достойным человеком.

Дриада являлась обладательницей густой гривы тёмно-зеленых волос, слегка вздёрнутого носика, а также больших миндалевидных глаз. Обычно она не носила одежды, но по просьбе мальчика выходила к нему, прикрывшись накидкой из крохотных листьев.

– Здравствуй, Бенедикт, – лицо малышки озарила улыбка. – Рада тебя видеть.

– Здравствуй, Адель. Я тебе кое-что принёс, – мальчик достал из-за пазухи что-то яркое и протянул дриаде. – Вот… с днём рождения. Сколько лет исполнилось твоему дереву?

– Шесть, – гордо сказала девочка. – Оно уже совсем взрослое. А что ты… неужели, ты принёс янтарь?

Дриада с восторгом рассматривала золотистый камушек, который будто светился изнутри. Конечно, в лесу хватало смолы, в том числе застывшей. Но здесь не было ни моря, ни крупных рек, которые бы сделали камень достаточно гладким. Тем более, девочка не имела возможности искать его по всему лесу. Дик же смог найти янтарь практически идеально круглой формы. Он стоил совсем недорого, а мальчику очень хотелось удивить Адель подарком.

– Дик, спасибо тебе огромное! – малышка наконец отвлеклась от любования безделушкой и перевела взгляд на друга. – Давно хотела себе такой…

– Рад, что тебе понравилось, – улыбнулся её собеседник.

– Знаешь, я тоже кое-что тебе подарю, – Адель юркнула куда-то вверх, на те из ветвей, что были ближе к солнечному свету.

Через минуту раздался звонкий голосок:

– Лови!

Бенедикт протянул ладони навстречу падающему яблоку. Оно было маленьким, но уже источало приятный аромат и выглядело весьма аппетитно. К тому же, это был подарок дриады. Подобным плодам зачастую приписывали чудодейственные свойства.

– Нравится? – Адель уже сидела на прежнем месте и весело болтала ножками. Янтарь она, судя по всему, успела куда-то спрятать. – Съешь, только сохрани семена. Я собираюсь вырастить из них новые деревья.

– Хорошо, – Дик кивнул, пряча яблоко в карман. – Мне очень нравится. Спасибо.

Они провели вместе весь день, делясь друг с другом историями. Дриада увлечённо рассказывала про лес, про его жителей и события. Естественно, лишь про те, о которых знала сама.

У лисицы, что живёт на восточном склоне Лешего холма, появились щенки. А ёжик Трасти, пробегая недалеко от её полянки, свалился в канаву и повредил лапку. К счастью, зверьку удалось помочь. Тихоня-дождь утром передал ей привет от дриады из соседней рощи. Она была гораздо старше и мудрее и время от времени давала Адель ценные советы по уходу за своим деревом.

Вообще, яблоне очень повезло с девчушкой. Не каждое дерево в лесу может похвастаться дриадой. Магия маленьких духов, хоть и не могла защитить своего носителя, прекрасно справлялась с изгнанием насекомых, восстановлением сломанных веток, укреплением коры и прочими полезными задачами. Дерево с таким хранителем всегда вырастало гораздо более крепким и сильным, чем собратья. Дриад же заслуженно называли его душой.

Дик рассказывал о своём. Об игре ветра с новым флюгелем, поставленным отцом на крышу. О голубой бабочке, случайно залетевшей в его комнату. О соседском псе, которого хозяин застал за ловлей кур. И о растрёпанном воробье, исправно прилетающем к его окну за хлебными крошками.

Когда темы для разговоров заканчивались, мальчик и дриада слушали лес. Адель учила Бенедикта языку ветра, дождя, деревьев, помогала завоёвывать доверие зверей и птиц. Дик достиг неплохих успехов под её руководством. Разумеется, не обошлось без толики магии… Чуть-чуть – обострить слух, настроиться на голос леса. Всё остальное мальчик должен был сделать сам.

Когда солнце начало клониться к закату, Бенедикт заторопился домой. Уже стоя на краю полянки, он обернулся. Дриада всё так же сидела на ветвях и смотрела ему вслед. Поймав взгляд друга, она улыбнулась и помахала Дику рукой. Мальчик помахал ей в ответ.

***

Стоило покинуть лес, как на Бенедикта всем своим весом навалилась реальность. Мимо прошла весёлая компания старших ребят, один из которых ткнул в него пальцем. Бенедикт оглядел себя и заметил невесть откуда взявшиеся пятна на одежде. Внезапно вспомнилась просьба родителей вернуться к обеду и помочь в саду. Вслед за этим появился страх предстоящей трёпки. За подобными мыслями пропало восхищение лесом, поблекли восторг и яркость прошедшего дня. Мальчик перестал быть частью чего-то прекрасного и снова стал просто мальчиком. В таком настроении он и пришёл домой.

Ощущение сказки вернулось, когда, после долгих нравоучений, Дик отправился в свою комнату и достал из кармана маленькое яблоко. Оно было всё таким же красивым и свежим, как в лесу. А его вкус наполнил ребёнка блаженством, радостью и, совсем немного, – ощущением чего-то большого и значительного. Это ощущение почти оформилось в мысль, но к тому моменту мальчик уже пришёл в себя. Как ни старался он потом вспомнить ускользнувшую истину – всё было тщетно. Мысль затаилась, как яркий сон, задетый утром краешком сознания. Затаилась, но не ушла совсем.

Дик собрал семена в небольшой мешочек и повесил его на шею, чтобы не потерять. При встрече он отдаст его Адель.

День был насыщенным, и сон пришёл быстро. Мальчик вновь видел лес.

***

Как поразительно короток бывает промежуток между радостью и холодной пустотой. Ты был счастлив, ты улыбался, твоя душа поднималась куда-то высоко-высоко. А потом кто-то подрезал крылья. Легко, быстро… Прошёл лишь день. Час. Секунда… Одна ночь.

И вот уже нет радости, нет улыбок. Нет ничего, что связывает тебя с восторгом, со сказкой, с удовольствием от жизни. Ничего, за что можно было бы зацепиться, вылезти из заполняющего тебя отчаяния. Из пропасти, которая становится глубже с каждой секундой.

Дик стоял на пепелище. Чёрные, мёртвые деревья окружали его со всех сторон. Молчали птицы. Молчал ветер. Молчало небо. Это было похоже на кошмарный сон, но мальчик не спал. Огонь… Огонь уничтожил всё. Люди ходили в лес. Разводили костёр. Ушли, не потушив огонь.

«Хорошо, что прошёл ливень, – сказал ему отец. – Могло быть намного хуже…»

Мальчик взглянул на землю, покрытую пеплом. Отец не знал, что хуже быть не могло. Не знал, что пожар бушевал на уютной полянке, окружённой высокими дубами. Что огонь не пощадил яблоню, в ветвях которой жила маленькая дриада.

– Адель, я пришёл… – прошептал мальчик, обращаясь к тому, что осталось от дерева. Он вслушивался с отчаянной, безумной надеждой, но лишь холодная тишина была ему ответом.

Бенедикт ощутил пустоту. Чёрную дыру, образовавшуюся в его душе. Словно вырвали из неё что-то – тёплое, ласковое, привычное и невероятно нужное. Забрали… Стёрли…

Вчерашняя краткая мысль вдруг оформилась в осознание. Он был счастлив. По-настоящему, искренне счастлив. До этого утра…

Мальчик опустился на мёртвую землю и зарыдал.

***

На то, чтобы вырыть ямку и набрать воды в ручье ушло немного времени. Был вечер. Дик плакал, пока были слёзы, а после просто лежал на земле, глядя в бескрайнее небо. Если бы не идея, закравшаяся в его сознание, он бы, наверное, лежал так очень долго.

Мальчик достал мешочек с семенами. Бережно вытащил и посадил каждое. Теперь забота о них лежала на его плечах. Бенедикт оградил место посадки камнями и направился домой.

Из шести семян взошло только три. Дик ходил в лес каждый день и ухаживал за растениями. Он приносил воду, обезопасил побеги от вредителей, при необходимости подрезал листья. Но, несмотря на его старания, два из трёх ростков были слабыми и вскоре погибли. Зато оставшийся побег рос на удивление быстро. Он вытянулся, окреп, обзавёлся первыми листьями. Иногда, забывшись, Бенедикт начинал негромко беседовать с растением, рассказывать о событиях прошедшего дня или о своих успехах. Потом, опомнившись, он осекался, тяжело вздыхал, ложился на землю, и смотрел вверх, на далёкое небо. Теперь его было хорошо видно. После пожара полянка лишилась уютного «навеса» из ветвей и листьев, и солнце с любопытством изучало новые владения.

Мальчик продолжал слушать лес. Теперь это стало сложнее, но Дик не оставлял попыток научиться. Иногда, очень редко, он чувствовал его шёпот – тихий, успокаивающий. Но всё равно не мог разобрать слов.

Животные тянулись к нему. Каждое утро, просыпаясь, мальчик видел за окном то воробьёв, то белку. Они с интересом наблюдали за человеком, не спеша убегать, когда он подходил ближе. Только когда Дик протягивал к ним руку, они недовольно щебетали и уходили восвояси.

Лесная живность тоже не боялась его. Никто не шарахался от человека в сторону, никто не считал нужным прятаться, когда тот шёл мимо. С деловитым видом перебегал ему дорогу ёж, копошилась в траве мышь-полёвка. Звери и птицы считали Бенедикта «своим», частью леса. Это помогало ему чувствовать себя лучше.

Через год саженец уже достиг размера маленького деревца. Поляна заросла травой и цветами, перестав быть похожей на кладбище. Мальчик, уже напоминающий юношу, привычно сел возле яблоньки и осторожно положил возле неё кусочек янтаря.

– Здравствуй, Адель. С днём рождения, – тихо произнёс Бенедикт в пустоту.

И вдруг услышал едва различимый, но знакомый до боли голос:

– Спасибо, Дик… Я соскучилась.

 
 
 

   

читателей   866   сегодня 1
866 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 8. Оценка: 3,50 из 5)
Загрузка...