Дымный Рыцарь

Темно… Только лишь широкий луч света проникал сквозь открытую дверь старой коморки, играя в волосах нескольких оборванцев, которые, затаив дыхание, вслушивались в слова старика, которому было стыдно касаться света. Его лица не было видно в темноте, но оно никому и не нужно, сейчас он был для детей просто добрым сказочником, каких мало осталось в эти смутные времена…

— Кхе-кхе. — прокашлял таинственный голос из темноты. — Так вы действительно хотите услышать легенду о Дымном Рыцаре? Хорошо, я расскажу, — продолжил старик. – Уже и не упомнить, сколько раз я рассказывал эту историю… и сколько Дымных Рыцарей я повидал на своем веку.

Когда-то давно… Десятки, а может и сотни лет назад жил себе один малец. Прямо как вы. Жил он в своей скромной деревне, но всегда старался быть выше всех на голову. Этого мальчика звали Сириус. И шел спокойно год за годом в этой скромной деревушке, пока не вернулся из долгого странствия лучший друг Сириуса. Когда-то давно он отправился на поиски легендарного Пламени. Пламени, что селиться в душу нашедшего его, что дарует мудрость нашедшему его, Пламени, что греет сердце нашедшего его. Сириус считал друга лишь щупленьким мальчиком, который всегда выполнял его поручения, но сегодня они сидели как равные. Они разговаривали о далеких странах, невиданных животных и интересных людях. Сириус слушал о месте, куда заходит солнце, слушал легенды о драконах… и все слушал… слушал… День подходил к концу, и Симон, (так звали друга Сириуса), засуетился и поспешил собраться домой. Он отчаянно извинялся, но Сириус наставил на том, что б тот еще немного посидел. В итоге, когда солнце коснулось земли, и словно колесо покатилось куда-то вдаль за горизонт, Симон захлопнул дверь и вышел. Уходя он лишь сказал: «Строить дружбу надо только под солнцем». Сириус так и не понял смысл этих слов, более того он просто сидел ошарашенный осознание того, что его безвольный друг способен на столь волевой, для него прежнего, поступок. Ему все же было интересно, что значили эти слова, он вскочил со стула и стрелой вылетел из дома. Он побежал в след за другом. Сириус знал более короткий путь, поэтому без труда мог догнать Симона.  Он не знал, зачем он бежит, нет он просто чувствовал, что ему нужно было бежать за ним. Хмм… — старик закурил. – Возможно если бы он сейчас не рванул за ним, то остались бы живы тысячи людей, остались бы леса, а горожанам не пришлось бы начинать утро с уборки трупов с городских улиц… Но судьба распорядилась иначе… Спустившись с горы, Сириус быстро осмотрел округу, не было никого, только какой-то силуэт шел, словно монах, сложив руки на груди. Юноша решил подбежать и спросить у него, не видел ли он Симона, но каково было изумление, когда увидел, что тот человек и есть Симон. Он смотрел на него, умоляя взглядом, что бы тот сейчас же убирался, что именно сейчас ему не стоит тут быть, молиться он не переставал, руки все так же были прочно прижаты к груди.

— Дружить надо только под солнцем? Что ты имел ввиду? – смело спросил Сириус.

— Я вернусь из путешествия и все тебе объясню. Хорошо? – Тут Симон понял, что сейчас он сказал что-то не то.

Сириус злобно на него посмотрел: — Ты снова уходишь?

— Д-да…

— Почему не сказал? – он все так же говорил серьезно. – Почему не сказал!

— Я боялся ты расстроишься…

— Я боюсь только дождя. Мне не страшно, если ты уйдешь. – Было видно, что его голос наливался обидой. – Дай хоть пожму тебе руку на прощание. – Сириус протянул руку.

— Не могу, прости. – Симон все также держал руки сомкнутыми у груди.

— ДАЙ РУКУ!

— Прости…

— Ясно, тихо сказал Сириус и, развернувшись, медленно пошел домой. Сегодня ему хотелось пройтись длинным путем.

— Стой! – в слезах крикнул Симон.

Сириус обернулся: Симон стоял, протянув руку, теперь ни что не закрывало грудь, которая почему-то сияла ярким пламенем. На секунду ему показалось, словно сам Бог тянет ему руку.

— Ты нашел его, Симон? Ты нашел Пламя… Теперь ты мудрее стариков и сильнее молодых? Теперь ты важнее королей? Ты, в льняной рубашке, важнее королей!? Так вот почему ты не захотел пожать руку простому смертному! КОНЕЧНО! КУДА НАМ! СТРАННО, ЧТО ТЫ СОМНОЙ В ОДНОЙ КОМНАТЕ НАХОДИЛСЯ! Да…. А ведь точно… ха-ха-ха. Наша важная особа не выносит запаха простой деревенской хаты слишком долго, потому ты и поспешил уйти! Хорошо… хорошо… НО КАК? КАК ТАКОЕ НИЧТОЖЕСТВО КАК ТЫ СМОГЛО НАЙТИ ЕГО. КАК?! Как… Я просто не понимаю… Я, я найду его. И не такую слабую фальшивку вроде твоей, я найду истинное Пламя! В сотни раз сильнее! В тысячи! Да, так и будет!

— Что бы оно выжгло все вокруг?

— Заткнись. Пока, Симон. Нет прощай!

— До встречи…

Юноши тихо разошлись, каждый думая о своем. У кого-то пламя горело в груди и лед застыл в глазах, у кого-то глаза пылали, а грудь сковывал лед. Так и началась древняя легенда о Дымном Рыцаре…

 

Вот и петух раскукарекался, солнце вновь решило вспомнить про эти старые домики, все оживало, но глаза Сириуса не смыкались всю ночь. Всю ночь он избивал мечом чучело на заднем дворе, его отец был кузнецом, поэтому дома всегда было оружие. Вот, кстати, он и проснулся. Он выглядел именно так, как и должен выглядеть настоящий кузнец – огромный широкий мужчина. Его кожа была настолько толстой, что казалось по утрам он мог умываться расплавленным железом. – Рассказчик тихонько засмеялся, – Так вот, отцу даже не нужно было смотреть на сына, что б понять: сегодня с ним что-то не так. Несколько чучел выглядели, словно их, в буквальном смысле, порвала стая диких волков, отметины, оставленные на них, не были похожи, на разрезы, оставленные мечом. Отец подошел к сыну, который старался сделать вид, будто не замечает его.

— Что ты творишь? – строго спросил отец.

— Тренируюсь! Не отвлекай! – Сириус продолжал упорно «рвать» чучело.

— Зачем? Диким зверям ни к чему тренировки.

Он подошел к сыну, и умелым движение выбил меч из его руки. Посмотрев на него внимательнее он ужаснулся: одна сторона была идеальной, похоже ее не использовали, но другая, из-за многочисленных сколов, была похоже на лезвие пилы.

— Ты сам виноват, что делаешь такие плохие мечи. – спокойно сказал сын. Отец так же спокойно посмотрел на него, после чего подошел к чучелу и одним легким движением руки срезал ему голову этим самым «плохим» мечом.

— Ты слаб. Ты можешь сколько угодно махать руками, но, если в тебе только гнев – ты погиб. Имя этого меча «Луч» — это мой лучший меч.

— ДА ЧТО ТЫ ПОНИМАЕШЬ! Посмотри, сколько у него глубоких ран! Он бы уже давно скопытился. Смыл так просто убивать? Если он не поймет всей боли! В этом просто бессмысленно! Ты делаешь плохие мечи! Ты даешь плохие советы! Я не ожидал такого от тебя! Может это ты слаб?

Отец еще раз посмотрел на меч в своей руке и, без долгих раздумий, бросил его сыну:
— Он твой. – после чего он взял меч со стойки, где стояли самые дешевые мечи для солдат Черной Империи. Возможно даже метлы на рынке стоят дороже. – Мы сразимся.

— Ты обречен! – воскликнул Сириус и набросился на отца.

Раз-два-три…….

Все закончилось быстро. Во двор выбежала мать, вся в слезах. Отец спокойно пошел в дом. А на красном песке остался лежать сын, теперь у него не было глаза.

— Говорят, если потеряешь глаз, то другой начинает смотреть вместо трех… — спокойно сказал кузнец, перед уходом.

Следующим утром дома сына дома уже не было. Так же как и не было меча, носящего имя Луч.

 

Прошло много дней, и толи Сириус всегда шел на запад, толи солнце и вправду не хотело его видеть. Все время, что он шел – было темно. Он шел, не преставая и нигде не останавливаясь, только изредка заходил он в корчмы, чтобы скрыться от дождя. Неизвестно почему, но Сириус страшно боялся дождя. На своем пути он повидал много людей, и на них похожих. И чем ближе он подходил к Столице, тем меньше становилось тех, и больше других.

Он не знал, зачем он пришел в Столицу, но ему, показалось, что лучше начать поиски Пламени там, где кончаются все дороги. Еще за десятки миль, был виден огромный купол света. И казалось, что вот оно, сосредоточение всего веселья и радости, что есть на свете. Но уже за городскими воротам стало ясно. То был не свет ярмарки, нет… По всему городу жгли непокорных. Совсем недавно к власти пришел новый король, звали его Кай I Черный, это имя уже долгое время вертится на языке у каждого: от знатного вельможи, до простого крестьянина. И редко кто говорил о хорошем, упоминая его имя.

За пару лет. Он взял в свои руки трон, объединил практически все раздробленные королевства и провозгласил Черную Империю. Часто, в городе проходили бунты и после таких бунтов город вспыхивал сотнями костров. Как раз в такую ночь и пришел Сириус.

Он пробирался сквозь узкие улочки, отыскивая место, где можно переночевать. Таких ночей Сириус никогда не видел. Не было ни звезд, ни луны, все было сокрыто за десятками слоев туч, мрачно нависших над холодными каменными домами. Шел он не спеша, стараясь не оступиться, но потом, словно что-то передернуло его, и ему вдруг захотелось ускориться. Быстрее… еще быстрее. Тучи становились все ниже и ниже, улицы будто схлопывались и замыкались сами в себе. Все давило на него.

И тут! Что-то резко схватило Сириуса и потянуло в сторону. Тут он открыл глаза и увидел широкий двор, освещенный костром, сразу стало спокойно.

У костра сидело человек 10, все они были в старых рваных одеждах.

— Мы – несогласные, а кто ты? – спросил старейший.

— Я – Сириус из Санны, что на юге.

— Согласен ли ты, Сириус? —  Сириус взглянул: почти у всех было оружие, поэтому он решил тоже не согласиться. – Хорошо. – продолжил глава. – Что ты умеешь?

Он взглянул на меч Сириуса, после чего подозвал какого-то человека, который долго не думая, достал свой меч. «Приготовься», — крикнул тот, и тут же набросился. Сириус едва увернулся. Но как только противник атаковал второй раз, случилась контратака и противник лежал. Никто ничего не успел заметить. Только море крови… Противник лежал, умирая, как же это обидно, умереть испытывая новобранца, секунду назад выпивая пиво…

— Зачем ты это сделал?! – закричал глава. – Он тебе не хотел зла.

— Он напал на меня! Я не успел подумать.

— Ты убиваешь, не размышляя?!

— ЭТО СЛУЧАЙНО! – Сириус правда не хотел этого.

И тут к нему подбежал какой-то маленький мальчик. Он не побоялся подбежать к убийце. Он посмотрел на меч Сириуса, лицо его онемело.

— Смотрите! Смотрите на его меч! На нем клеймо GD (это было клеймо отца Сириуса).

— GD выковывает мечи для черных. Он – Черный!

Все взорвалось криком. Как Сириус ни кричал, как ни рыдал и не оправдывался – никто ему не верил. Меч был высокого качества, поэтому никто не верил, что он просто его нашел. Потом кто-то ударил его сзади по голове…

Очнулся он распятым кресте, прямо под ним горел огромный костер, куда уже бросили его меч. Рот был завязан, похоже они не хотели привлекать внимание криками жертвы. Стало жарко… Горячо… Безумно горячо… Кожа начала вздуваться и лопаться, словно пузыри кипящей воды… Это было безумие… Казалось ног уже не было…  Боль беспрерывно пронзала все тело, пока…. Стало тихо, боль пропала, Сириус уже ничего не ощущал, он просто холодно смотрел на ликующих повстанцев и думал:

«Неужели это и есть то самое Пламя, которое я искал?»

Все вокруг начало темнеть… Единственный оставшийся глаз начал медленно закрываться. Сириус хотел последний раз взглянуть на луну и звезды. Но их не было вино, толи из-за непроницаемых туч, толи из-за света костра… Он разочарованно посмотрел на землю: все, кто стояли у костра начали стремительно убегать, это последнее, что он видел.

— Неужели Сириус умер?! – разом воскликнули дети, слушающие старика.

— Ха-ха-ха, тише-тише. – Голос из темноты заговорил более веселым тоном, но тут же вернулся к прежнему: — Какая история может так закончится? Через много дней после того случая в рядах армии Черной Империи появился совершенно обычный рыцарь, в совершенно обычных серебристых доспехах, на совершенно обычном коне, только в руке у него был совсем необычный меч. Его меч был черным, словно провисел месяц в коптильне, одна сторона меча была идеальной – другая сбита до зубьев. Имя этого черного меча – Луч. Этим рыцарем был Сириус. Его выходили доктора Черной Империи. Теперь он был обычным рыцарем на службе у короля.

К тому времени уже почти все королевства были объединены под одной рукой, кроме нескольких: их называли старинными царствами.

Имея при себе сотню-две бойцов, они умудрялись отбивать наплыв тысячного войска. Все дело было в правильном планировании. Столицы этих королевств окружал тысячелетний святой лес, говорят, он был еще до создания Земли и даже Бога. Никто никогда не осмеливался навредить этому лесу, верхушки которого простирались до самого небосвода, подпирая своими ветвями облака, никто не знал, как идти сквозь это лес, полный ловушек и засад, которые заботливо установили местные жители. Поэтому генерал не нашел лучшего выхода, кроме как брать числом. Тысячи тел лежало под святыми деревьями. Казалось, что в каждом дереве и вправду живет некое божество, и что оно жаждет крови.

И вот, когда по рядам понесся слух, что командир умер — рыцари, словно стая перепуганных птиц вырвались из леса. Это было очередное поражение…

Они вышли из леса и остановились обдумать дальнейшие действия. Они понимали, что вернуться означает вечный позор, что хуже смерти. Но если продолжить – их ждет неминуемое поражение. Все были в замешательстве кто-то отчаянно начал молить этим деревьям, кто-то тихо ушел, а кто-то, словно зачарованный, смотрел в глубь этого безумного леса. Сириусу повезло выжить, партизаны почти не тронули его. Он, как и остальные не знал, что делать. Только его ситуация была иная. Он чувствовал бесконечную благодарность перед Черной Империей за то, что та спасла ему жизнь, поэтому ему не хотелось бежать с первого же боя. Так же он знал, что в том городе полно мудрецов и жрецов, которые точно знают, где искать Пламя, силу, что дарует бесконечное тепло и мудрость. Он окинул взглядом оставшихся: около 60 человек. И в голове его родилась отчаянная идея.

Воины все так же сидели, уже темнело, как тут раздался глухой стук, словно от топора. Сначала этого практически никто не замечал, но потом решительно все вслушивались в этот стук. Пока, наконец, из лесу не вышел Сириус, за собой он тянул гору веток. Все онемели: это были ветви святого дерева. Он собрал небольшую гору, после залез на нее. Все загудело, кто-то сразу припал перед ветвями на колени, и принялся отчаянно просить о прощении, кто-то просто стоял ошеломленный, а кто-то просто отвернулся. Но все сходились в одном: никому не понравилась выходка Сириуса.

— Прошу внимания! – громко крикнул он в толпу, не надеясь на исполнение, но, на удивление, толпа притихла. – Я уверен, вы знаете где я взял эти ветви! Я уверен, вам мой поступок не пришелся по вкусу! Но, придется ли по вкусу вам, вашим женам и детям, если однажды они узнают, что вы – корм для волков!? Придется ли по вкусу вам, вашим женам и детям навечно быть заклейменными беглецами!? Придется ли по вкусу вам, вашим женам и детям знать, что они живут в стране, которая не может подчинить пару маленьких городков!? Придется ли по вкусу Великому Зенн’Ке, создателю всего сущего и выдуманного, тот факт, что вы отвернулись от него в пользу каких-то языческих божеств?! (Зенн’Ка – главный и единственный Бог в религии Черной Империи) Нет! Я думаю нет! Мы, думаем нет! Нас осталось около сотни (Сириус намеренно увеличил число), их тоже около сотни. Посмотрите на наше снаряжение и посмотрите на их! Я думаю, победа очевидна! Леор будет за нами. Вы согласны?!

— Да! – крикнул один человек из толпы, с которым Сириус предварительно договорился.

— Я спросил вы согласны?!

— ДА! – крикнуло уже несколько.

— Я НЕ СЛЫШУ! – Сириус рвал голос.

— ДА!!! ДА!!! ДА!!! – воины ревели, пусть их было и не много.

Сириус взял факел и подошел к одному из костров. Тот быстро зажегся. Сириус поднял его над головой и молвил:

— Мой огонь укажет путь к победе!

Он подошел к одному и великих деревьев и то вспыхнуло, как промасленное. Осталось подождать пару дней, пока все не сгорит.

«Главное, чтобы дождь не пошел» — эта мысль не покидала голову Сириуса, ведь сейчас это был вопрос не только его личных страхов.

Так началась осада Леора.

— Леора? Нашего города? Это он его захватил, оказывается он был плохим человеком! – воскликнул один из мальчиков, слушающих старика.

— Нет, плохих людей нет, тогда он просто действовал по ситуации. – возразил ему малец постарше.

— Нет, — оборвал старик, — он и вправду был плохим. Ха-ха-ха. Очень плохим. – голос старика залился смехом. Иногда, когда он смеялся, свет падал на его лицо, и все пытались рассмотреть его, но никто не успевал.

И так. Утро следующего дня в Леоре было спокойным, в прочем, как и день, но, с приходом темноты, часовые начали замечать некий странный купол света над лесом. Никто не мог понять, что это было, ибо никто из них никогда не видел пожара и никто даже не верил, что святые деревья могут гореть. Но все стало ясно, когда огонь подобрался в плотную. Он шел со всех сторон, отрезая все возможные пути отступления. Творился настоящих хаос. Дети, не зная, что делать искали родители, те в свою очередь, словно те же дети, искали старейшин, которые все как один припали на колени и молились за каждое сожженное дерево этого бескрайнего леса. Небо меняло сотни оттенков красного, птицы летели сломя голову, цепляясь за ветви деревьев; животные, спасаясь от огня. выбегали из леса на равнины, где их тут же подстреливали солдаты Черной Империи во главе с Сириусом. Этими животными и кормилась эта горста рыцарей целый месяц, многих животных до этого еще никто никогда не видел, долгие тысячелетия скрывались они от людских глаз, каждый из этих видов был редчайшим алмазом в деревянной короне леса, теперь же они стали бриллиантами коллекций толстых циркачей. Пока не вымерли вовсе…

А Сириус, словно завороженный смотрел на это пламя, вспоминая, как еще совсем недавно он был в точно таком же, и как не похоже было это пламя на то Пламя, что он искал. И чем сильнее разгоралось отражение огня в его глазах, тем прочнее становился лед в его сердце.

Целый месяц горел этот лес, и целый месяц было ночью светло как днем. Иногда шли дожди, но даже они не справлялись с бушующим пламенем, лишь давая небольшую передышку животным. Но вот, когда улетела последняя птица, когда было съедено последнее животное, когда сгорело последнее дерево, когда умерла последняя надежда на спасение… Остался лишь пепел и пепла этого было много, очень много, в некоторых местах его было по пояс. Отряд рыцарей из 60 человек вошел город. Город отбивавший тысячи атак тысячи врагов пал перед парой костров…

Была ночь, и редкие факелы еле освещали дорогу завоевателям. Рыцари, словно похоронный марш, молча двигались по главным улицам, наблюдая опущенные взгляды униженных людей. Когда-то серебряные доспехи, были почти черны. Герба Империи, что были на щитах, пропали под слоем пепла и крови… Сириус же не носил щита вообще.

Каждый думал о чем-то своем… Только наш герой выискивал человека. В груди которого горит легендарное Пламя. По слухам, тут таких должно быть полно, но толи слухи врут, толи Пламя угасло под давлением захватчиков.

Прошел день с момента захвата города. В город прибыли уполномоченные люди и быстро, как по инструкции, стали во главе города. Сириус же был вызван в столицу. Но ему хотелось еще немного посмотреть на этот город, хоть ночью его плохо видно, а днем Сириус не любил выходить иp покоев. Он бродил по узким улочкам, смотря как многочисленные деревья увядают без своих старших собратьев, пока не забрел за городские стены. И холод вмиг пронзил его, ветер, словно желая поскорее убраться из этого гиблого места, дул с неимоверной скоростью, а ведь этот край славился своей тихой погодой….

Не было совсем ничего видно.

Только тучи пепла, словно песчаной бурей не давали видеть. И тут он понял, что он уже не знает, как вернуться в город, ничего не было видно, в этот момент Сирус ощутил страх, первобытный страх и беспомощность, и, только он понял это, как в туче пепла показалось нечто белое. Оно увеличивалось и увеличивалось как вдруг, это нечто не схватило его за руку. Открыв глаза, он понял, что он вновь за воротами. Он благодарил всех богов за свое спасение.

 

Раздался глухой голос – прямо над ним стоял человек в белой маске и длинной рваной мантии.

— Не того ты благодаришь, отражение мое.

— Что… — Сириус не понимал, о чем идет речь, он смотрел на фарфоровую маску, глаза которой смотрели так равнодушно… — О чем вы говорите?

— О том, что ты видишь, но не замечаешь. О тебе самом.

— Что со мной? – Сириус чувствовал себя маленьким ребенком, который задавал простые вопросы.

— С тобой все в порядке, как и всегда, отражение мое. Тебе просто стало немного сложно идти самому, я пришел помочь. Пока я не могу долго задерживаться, я только скажу: ты никогда не надеялся ни на какого Бога, прикрываясь его именем, ты совершал ужасные вещи. Но бог есть. – Человек в маске коснулся пальцем груди Сириуса и надавил с такой силой, что тому стало сложно дышать. – Ты Бог. Все в тебе. Зеркало – твоя икона. Прощай. Человек растворился так же, как и ушел.

Сириус проснулся. Странный сон ему приснился. Он осмотрелся, эти покои казались ему довольно знакомыми, похоже именно тут он и уснул после вчерашнего празднества. Тут же в комнату ворвался какой-то паж и начал что-то отчаянно рапортовать. Сириус плохо понимал, о чем он говорит, каждое слово было словно удар молота для наковальни. Но кое-что Сириус все же вынес из его слов, ему нужно срочно предстать перед императором.

Через час он уже стоял у городских ворот, рядом с приготовленными для него лошадями. Он просто не мог уместить в голове, как он, еще недавно простой деревенский парень, еще вчера простой солдат, собирается ехать на аудиенцию к императору. Решит ли он поощрить его, иль наоборот накажет. А еще этот человек из сна… Мысли крутились у него в голове, и он не знал на какой сосредоточиться. Но вот ворота распахнулись, перед Сириусом предстала бескрайняя пепельная пустошь, простиравшаяся на многие десятки километров. И как горел лес, так и выгорели все мысли в голове нашего героя. Стало холодно…

Он уехал из Леора совершенно пустым…  (как и автор сейчас…)

Шли многие дни. Ветер все задувал Леор пеплом. Теперь, когда-то вечнозеленый город стал полностью черным. В один из таких дней. Сюда прибыл один из главнейших генералов Империи. Люди столпились у входа, все хотели знать, что принесет с собой его появление. Городские ворота распахнулись: в город зашли несколько сопровождающих, а за ними тот самый генерал. Он был облачен в черные доспехи, в руке был черный меч, с зубьями на одной из сторон, имя которого Луч, а за ним тянулся длинный красный плащ, символизирующий кровь падших врагов. Это был Сириус, всего за год он сделал себе имя при императоре. Генерал и его провожающие вошли в город, но ворота так и остались открытыми. Заглянув них люди узрели тысячи и тысячи воинов, которые готовились разбить лагерь. Вскоре сотни белых палаток были поставлены у городских стен.

Уже с порога Генерал Сириус приказал найти тех, кто вместе с ним брал этот город, указав, что бы те явились во всеоружии. Уже к вечеру за огромным столом сидело 60 человек, как и было приказано, все сидели в доспехах, у всех доспехи были черные. Сириус сидел во главе стола. Пока еще ничего не началось наш герой встал:

— Я вижу, что никто из вас так и не сумел отчистить эту сажу со своих доспехов… Тогда вместе, мы решились на что-то по-настоящему отчаянное, – Сириус уже не говорил, как деревенский мальчуган, в его голосе чувствовалась власть, — и я думаю, сейчас никто не жалеет об этом! Да?

— ДА!!! – хором крикнул зал, специальные люди уже не были нужны.

— Вы видите, мой доспех тоже черный! Пусть он немного изменился, (генеральские доспехи значительно отличались от остальных: узором и рельефом), но он такой же черный, как и ваш. Для чего я вас созвал?

— Что бы выпить! – кто-то неуместно выкрикнул из толпы.

— Ха-ха, — Сириус засмеялся, он не смеялся с момента расставания с Симоном. – Нет, я собрал вас в эту холодную пору, чтобы сказать: с первыми листьями мы присоединим оставшиеся королевства…

………

И так говорил он еще долго-долго, и все присутствующие внимали каждому его слову, иногда завязывался спор, иногда все молчали… Но все сошлись в одном: с первым теплом, с первыми листьями на деревьях надо действовать.

Дело в том, что контроль над Леором открывал единственный проход к остальным королевствам – горный перевал.

Прошло еще полгода… И армия решила выдвигаться.

Тут и началась история о Дымном Рыцаре.

— Только сейчас? – не сдержался один из мальчишек. – Надо было сразу с этого начинать!

— ха-ха-ха, и как бы я начал? «…с первыми листьями они выдвинулись через перевал в Фиаль…» Так?

Дети примолкли…

— Что ж продолжим. Сначала я должен вам сказать, что за горным хребтом находилось лишь 2 королевства. Фиаль – боевой центр и Город Драмм – духовный центр. Они находились в самом конце полуострова, который как раз и был разделен горным хребтом, отрезавшим к ним проход, единственной дорогой был узкий перевал. Долгое время его контролировал Леор, теперь же обстоятельства изменились. К этому времени Сириус многое узнал о легендарном Пламени, что он искал, и самое важно, что ему удалось узнать – ответ может быть в Городе Драмм.

Тысячная армия отправилась в поход. Около прохода еще осталось часть Тысячелетнего леса, он не сильно мешал, но было принято решение его сжечь, в знак того, что начинается завершающий этап войны.

Все города, все деревни, каждый человек, каждое животное, каждая птица – все ощутили панический страх, глядя на великую тучу дыма, словно предзнаменование нависшую над горами.

В день, когда зацвели яблони сгорела первая деревня королевства Фиаль. Потом десятая, сороковая… Каждое утро люди просыпались, высматривая столбы дыма на горизонте.

Все шло гладко… Если это можно так назвать… Только одно беспокоило Сириуса: к нему все чаще приходил тот человек в маске, одежда его становилась все богаче и богаче, а выражение лица маски все веселее, говорил он все громче и наглее, и твердил все более жестокие фразы.

Сириус старался забывать о нем как можно скорее. И у него отлично получалось.

Не хочу вам рассказывать, о том, как это происходило, у нас нет времени слушать рассказы про то, как Сириус медленно сходил с ума. И как с каждым днем он все сильнее бредил Пламенем… Нет времени описывать его грандиозные победы.

Скажу только одно: когда армия уже входила в Фиаль, Сириуса уже успели прозвать Пепельным Генералом или Дымным Рыцарем…

— Дымным Рыцарем?!!! – дети хором воскликнули, — Так это он? Дымный Рыцарь – это же легендарный призрак последнего человека, видевшего дракона!

— Глупости, драконов не существует, — гордо сказал все тот же умный мальчик, что был взрослее остальных. – Так же, как и призраков!

— Нет, ты немножечко не прав, — перебил его старческий голос из темноты, — Драконы живут в каждом из нас.

— Все вы старики любите сказать что-нибудь, а потом додумывать смысл!

— Ха-ха-ха, — старик снова засмеялся. — Не ожидал, что меня так быстро раскусят.  Но не об этом. Наконец, настал день, точнее ночь, когда город был полностью оккупирован. Я уже говорил, Сириус ненавидел солнце, все проводимые им операции проходили ночью. Однажды его спросили, почему он не любит Солнце, на что он ответил: «Я просто не терплю конкурентов». Как же высоко было его самомнение.

Но ему, как лидеру, просто надо было быть таким, солдаты охотно идут за гордыми людьми. Ему приходилось знать все и ничего не боятся. Но его любимой фразой так и осталось «Я боюсь только дождя».

И вот настал день, когда непокоренным остался только Город Драмм. Я уже рассказывал о нем? Это духовная столица мира. Сюда собираются почитатели многих религий. Сам город стоит на скалистом берегу Дальнего Моря, которое известно своим бурным нравом. Вокруг – высокие скалы, поэтому в городе почти всегда темно, только в полдень солнце показывается ровно меж двух скал. О, как же красиво это зрелище! На вершинах двух высочайших скал, стоят гигантские статуи-стражи, на каждой скале по одной, они смотрят друг на друга, держа в руках по копью, словно охраняя солнце. А между скал – находится самое красивое, что мне довелось когда-либо видеть – огромный собор Зимы. Его пики были высоки, настолько, что даже богам, гуляя по небу, приходилось обходить их стороной. Он был похож на сотню башен, собранных вместе, а центре – гигантское витражное стекло. По легенде – там был описан путь к драконам. Но никто так и не разгадал его смысла. Сам собор находился на отдельной скале, к которой вел тонкий длинный каменный мостик. Бывало во время больших празднеств на этом мосту собиралось слишком много людей, и некоторые, само собой, срывались и падали в море или разбивались об острые камни, это, почему-то, считалось хорошей приметой. Но в остальном стоило только представить эту картину: маленький город меж двух огромных скал, на вершинах которых стоят гигантские каменные воины, охраняющие солнце, встающее строго между ними, над невиданной красоты собором. Это просто великолепно. Но есть зимой один день, когда солнце достаточно низко, поэтому собор его естественно загораживает, и в этот момент, солнечный свет врывается в главный зал собора и, при помощи системы зеркал, рассеивается, после чего, через гигантское витражное стекло падает на город. Понимаете, что это значит? Весь городок в скалах окрашивается в краски этого самого стекла. Это просто не передаваемая феерия. Дух захватывает. Конечно увидеть это можно не часто, только в определенный день и только когда на небе нет облаков, поэтому бывало его не видели десятилетиями. Но если это все же происходило. Начинался праздник Драмм. Самое грандиозное, что возможно только представить. Каждый одевался в цвет, в который окрасился его дом. Люди выходили на улицы и просто веселились, что редко происходило из-за ужасной местной погод и преступно малого количества солнца.

Но сейчас до этих дней оставалась неделя, город все также пребывал в привычном мраке. А сегодня еще и пошел дождь, какого давно не видели местные жители, тучам не было конца. Никто и не надеялся на праздник Драмм, да и не до него было. Как тут веселится, когда город под угрозой захвата?

В эту дождливую ночь по улице бежали двое. Они были облачены в плотные плащи с широкими капюшонами на головах. Они бежали точно зная, куда. Один нес на себе большой мешок. В городе было полно стражи. После захвата соседнего Фиаля охрана усилилась. Пока ее было еще не слишком много, но достаточно чтобы поймать пару-тройку шпионов, особенно ведущих себя так подозрительно. Но так или иначе эти двое неслись по главным улицам, которые были абсолютно пусты, в отличие от темных переулков. Лунный свет не мог пробиться сквозь плотное одеяло туч, но он им и не нужен был, казалась вся их жизнь прошла во тьме…

И так долго они бежали незаметными, пока свет факелов не осветил их лица. Они стояли пред Собором Зимы. Долгое время смотрели они на него, никто ничего не говорил. Пока один не сказал:

— Вот. Идем дальше.

Второй кивнул головой, и они оба устремились в глубь городских улиц, идя против течения сточных вод. Они шли не так долго, на этот раз уже ничего не опасаясь… Это были родные переулки. Родные для первого из двух идущих. Наконец они подошли к некому дому, окна не горели, но из дома доносилось много шума. Первый по-хозяйски открыл дверь и спокойно вошел, второй последовал за ним. Они зашли в некую комнату, где даже не было окон.

— Вот. Это здесь.

Второй вновь кивнул головой, после чего дал первому мешочек с золотом. Тот поспешил удалиться, оставив мешок, что он нес, в комнате.

— Фууух…

Тот, что остался в комнате тяжело выдохнул, зажег единственную свечку и запер дверь. Наконец Сириус мог снять этот ненавистный капюшон…

— Это был Сириус!? – воскликнули дети.

— Да, это был он…

— Но что он делал в Городе Драмм?!

— Вы книги тоже с конца начинаете читать? —  угрюмо спросил старческий голос из тени.

— Мы не умеем читать! – почему-то радостно воскликнули дети.

— Это вы правильно делаете, что не учитесь. В конце концов в книгах о богах мало интересного, да и стоят они дорого… А других у нас не пишут…

— Так что делал Сириус в Городе Драмм?

— Что делал… Что делал… На праздник пришел! – старик вновь засмеялся. – Правда на праздник пришел… Как я говорил, до праздника оставалась целая неделя, поэтому всю эту неделю он провел в той комнатушке. По его сведениям, во время этого праздника должно было случиться нечто интересное.

За ночь до начала назначенного дня он отправился в Собор Зимы, он сумел пробраться незамеченным на самую высокую из башен. Там он и остался ночевать. Вообще вход в собор закрывался за несколько дней до начала. Все дело в том, что священнослужители боялись, что люди узнают, что в процессе рассеивания света на город участвуют зеркала. В противном случае это отняло бы у праздника нотку магии. Хотя на самом деле все знали, что храм использует зеркала, но традиция все же осталось. Кстати, кое-что магическое все же происходило. Каждый год настраивать зеркала приходил один и тот же человек, неизвестно откуда он приходил и не известно сколько было ему лет — он никогда ни с кем не разговаривал. Создавалось впечатление, что он некий странствующий колдун. Иногда он не приходил, и в те года не приходило и солнце. Поэтому его приход гарантировал хорошую погоду. Тем не менее Сириус с трудом пробрался в собор и остался ночевать на самой высокой башне.

Наконец настало назначенное утро. Все было готово. Витражи были вымыты. И занавешены до назначенного времени. Сириус стоял и наблюдал за городом с высока, ветер дул ему в спину… Начала играть громкая музыка город ожил. И вот, под звон колоколов и шум толпы, под звуки музыки… священники сбросили сотни гигантских полотен, занавешивающих главный витраж.

Как по волшебству город окрасился миллионами цветов…

Сириус потерял дар речи… Это было не передать словами… Но только одно его смущало, а именно тысячи людей на улицах, которые тоже были одеты в яркие и красочные одежды. Но у него было кое-что в запасе…

Город ликовал. Сегодня солнце светило как никогда раньше… И вот на Огненной Площади, главной площади города, готовился выступать местный королишка. Сегодня, когда существование королевства было под угрозой, ему все внимали. Город примолк.

— Я приветствую тебя, мой народ!

«Я приветствую тебя, мой народ… Я приветствую тебя, мой народ… Я приветствую тебя, мой народ…» — разносилось по улицам, люди передавали каждое слово рядом стоящему, так короля мог слышать весь город».

Он долго говорил всем и так понятные истинны. Пока речь не зашла об нависшей угрозе.

— Черная Империя падет перед нашей находчивостью и смекалкой! – гордо заявил он.

И в тот же момент раздался колокольный звон. Никто не понимал, что происходит. К какому люди пришли ужасу, когда поняли, что эти колокола наигрывают знаменитый марш Черной Империи. Началась паника. Это Сириус пробрался в колокольню.

Город превратился в давку. Бежали куда только могли. А из темных переулков начали выходить рыцари в черных доспехах. Это были приближенные Сириуса, с которыми он покорил Леор, только им разрешалось носить черный доспех. В одной руке каждый держал меч, в другой – факел. Никого не смущал зажженный факел, несмотря на то, что сейчас был полдень. Факел был символом армии Дымного Рыцаря.

Почти вся местная армия была направлена на отражение основных сил противника на севере. Поэтому город был практически взят. Понадобилось всего 60 преданных воинов. Теперь, когда улицы опустели, Сириус еще раз взглянул на город. Каково было его удивление, когда рисунок отраженный на улицах города совершенно не совпадал с рисунком витража. Теперь это было видно.

Он окинул взглядом весь город и чуть не потерял сознание от восторга. Там был изображен дракон, в груди которого сияло пламя, из которого, в свою очередь, выходили десятки ручейков крови, они ложились как раз на улицы города.

Сириус раскрыл мешок, что он взял с собой. Там были его знаменитые черные доспехи. Через несколько минут. Он вышел из собора. Он медленно шел по главным улицам, на которых отображались ручейки крови дракона. Город к этому времени уже был объят пламенем. Наконец он пришел к месту, где собирались все ручейки. Это была та самая площадь, на которой выступал местный король. Теперь там никого не было. Только странный дедушка стоял и пристально смотрел на Сириуса, это был тот самый старик, что настраивал зеркала в соборе, Сириус видел его мельком.

— Мы идем. – холодно сказал он.

— Куда? И кто ты? – спросил Сириус генеральским тоном.

— Ко мне домой… — просто ответил старик и спокойно пошел к выходу из города.

И вот маленький хромой дедушка выводит гордого черного рыцаря из горящего городка. Они шли некоторое время, пока не зашли в маленький домик. Старик спокойно сел за стол и налил кружечку чая.

— Ну что ж, я слушаю. – сказал он добрым голосом. Он улыбался, и солнце улыбалось вместе с ним.

Сириус громко ударил цестусом по столу:

— Думаешь у меня есть время на разговоры с тобой?! – О, Боже, как же потом он будет мечтать лишь о маленькой беседе с этим человеком! Но сейчас все было иначе.

Обстановка накалялась. Они смотрели друг на друга, как встречаются взглядами человек и голодный волк. И тут… солнце зашло за тучу, и стало видно, как грудь старика загорелась пламенем. Это была последняя капля… Джин выпрыгнул из-за стола с криком:

— ТЫ СЕЙЧАС ЖЕ МНЕ ПОКАЖЕШЬ СПОСОБ ЗАПОЛУЧЕНИЯ ПЛАМЕНИ! ИЛИ ТЕБЕ НЕ ЖИТЬ!!!

— Хорошо… Хорошо… — спокойно ответил старичок, не меняясь в лице. – Только есть одно условие.

— ГОВОРИ!

— Избавься от него. – старик не без труда поднял морщинистую руку и указал куда-то за Сириуса.

Сириус резко обернулся и чуть не упал от страха. Прямо за ним стоял человек, который так часто приходил к нему во снах. Тот самый в белой маске. Только теперь он был гораздо выше самого Сириуса. Выражение лица его маски заливалось хохотом. Одет он был в золотую мантию, шитую серебряными нитями.

— Здравствуй, отражение мое. — спокойно сказал человек в маске.

Он стоял в паре сантиметров от Сириуса и смотрел прямо на него. Сам же Сириус отчаянно пытался проснуться, но все четно… Он никогда еще так не боялся. И, словно, кто-то им управлял, он выхватил меч и, долго не думая, вонзил прямо в сердце неприятелю. Ничего не произошло. Еще раз! Ничего… Еще! И все так же. Тут Сириус заметил, что меч как-то по-другому ощущается. И тут он вспомнил, что оставил «Луч» в лагере. Каково было разочарование! Но это не меняло того факта, что все атаки просто проходили на сквозь.

— Ладно, я вижу, ты еще не готов. – улыбаясь сказал старик, — но я все равно выполню свое обещание, пусть ты и не выполнил свое.

Старик встал и медленно подошел к двери, за которой оказалась лестница. Они спустились. Человек в маске все так же следовал за ними. Сириусу становилось все страшнее и страшнее. Но тут перед ними открылся небольшой зал, там практически ничего не было, только огромная дверь, на которой было то самое изображение, что с проецировалось на город: «Дракон, истекающий кровью».

— Прощайте. – старик, не дождавшись ответа, поднялся назад по лестнице.

Дрожащими руками, Сириус распахнул эту огромную дверь. И струи света ворвались в темный зал.

Он решительно выдохнул и ступил через порог. До этого момента у него было миллион сомнений, но теперь, когда он увидел этот свет, он понял, что все будет хорошо.

Шаг, еще шаг… Кажется так просто, но тут он почувствовал, как что-то тянет его назад. Он обернулся: тот самый человек в маске упорно тянет его.

— Тебя обманывают, отражение мое! – тихо говорил человек.

— Согласен. Только обманываешь меня ты…  — Сириус приложил немного усилий, и они оба переступили порог. Ворота захлопнулись.

…………..

Очнулся наш герой в непонятом месте. Было тепло и свежо и, пусть в доспехах это почти не чувствовалось, дул приятный ветерок. Это был лес, схожий с тысячелетним лесом, что был около Леора, только этот, казалось, был в тысячу раз старше… Редкие лучи света пробивались сквозь густую листву. Птиц было полно, но не слишком много, были животные, в частых прудах плескалась рыба, были и люди… но не те напыщенные создания, что стоят выше всех в ими же и придуманной системе измерения. Нет. Это были люди, как часть живой природы, больше о них ничего нельзя было сказать, когда Сириус пытался с ними заговорить они просто прятались в густой траве или пещерах… Долго бродил он, поэтому «саду эдема», но так и не разобрался, что ему делать дальше, неужели снизойти до уровня местных людей?

Было кое-что, что манило его: огромное дерево в центре, которое просто купалось в солнечном свете. Надо было идти туда. Но сколько ни шел он, так и не смог дойти. Дерево словно не хотело его принимать. Прошло два месяца, а Сириус все так и не смог сойти с мертвой точки… Казалось, будто Дерево наоборот от него удалялось.

И, как и любой человек, на его месте Сириус просто впал в отчаяние. Ему становилось все страшнее и страшнее. Еще на второй день своего пути, он снял доспех и повесил его на дерево, но сколько бы он не бродил по этому огромному лесу – все время натыкался на это самое дерево.

— Это провал… Меня просто тут заперли! Этот лес – лабиринт, где нет выхода.

— Так разрушь этот лабиринт, отражение мое… — сказал тихий голос у него за спиной.

— Как! Как ты тут оказался! Я думал ты умер давно! – Сириус немного испугался такого внезапного появления, но вскоре начал понимать, что даже немного рад.

— Я всегда был неподалеку… Разрушь, разрушь же этот лабиринт… — человек в маске достал из-под мантии факел. Для Сириуса факел уже давно стал нечем большим, чем просто полезным предметом. Он, будто зачарованный потянулся к факелу, который тут же загорелся в его руках. Он поднес его к первой же ветке, и та вспыхнула, как бумага. Лес загорелся в мгновение. Сириус шел вместе с этим огнем, он чувствовал, что подбирается все ближе и ближе. Он шел по зеленый траве, а за ним следовала полоса огня, который распространялся необычайно быстро.

Сириус уже предвкушал выход, но на секунду ему стало страшно от того, что огонь снаружи кажется ему таким родным и знакомым. И тут он вспомнил: то, что он сейчас испытывает ощущения схожие с теми, что он испытывал, будучи распятым над костром… Ему стало тошно от этой мысли… Но он продолжал идти дальше. И тут, в какой-то момент он понял, что доспех снова на нем. Хотя он его не одевал. И снова ему стало не по себе…

Он внезапно споткнулся, поднявшись — осмотрелся и понял: он находится у основания того самого гигантского дерева в центре. Огонь за ним перестал распространяться. У дерева, прислонившись к нему спиной сидело нечто странное, нечто не похожее ни на что другое…

— Это как? – спросил один из мальцов.

— Вы думаете, я бы не описал это, если бы мог? Это невозможно предать словами. Но если подумать… Я бы просто сказал, что это добро и зло в чистом виде, но у него почему-то было грустное лицо… Оно сидело и просто смотрело сквозь Сириуса?

А потом раздался голос, прямо в его голове:

— Я знаю, зачем ты пришел, но скажи, на что ты рассчитывал, приведя с собой ЭТО? – Сириусу почему-то захотелось повернуться, хотя никто не просил.  И снова прямо за ним стоял человек в маске. Более того, он стоял прямо в огне, которым был объят лес позади.

— Избавься от этого! – продолжал голос в темноте.

— Я не могу!

— Избавься! – голос стал невыносимо громким.

— Я не могу! – заклинал Сириус.

То, что сидело у дерева, встало и, ничего не говоря, указало рукой в сторону Сириуса.

В этот момент словно все замерло… Прямо над этим существо загорелось пламя, он не было похоже на то, которым горел лес. Оно было словно из другого мира, но при этом, до боли знакомым. И тут Сириус замети: внутри этого пламени что-то есть. Там что-то шевельнулось. Еще раз. Из огня плавно показалась голова… Огромная голова дракона…

— ДРАКОНА?! – дети были в восторге.

— Да, его самого: большого и страшного. – Старик засмеялся.

— Это был тот самый Последний Дракон? – спросил мальчик постарше.

— Вроде так его называют… Он не представился. Он даже не взглянул на Сириуса, лишь в мгновение, накрыл всех пламенем, словно волной. Стало почти ничего не видно. Бесконечный свет этого пламени залил все вокруг. Стало жарко, горячо, безумно горячо, но почему-то спокойно. Сириус понял, что сейчас он умрет. Ему захотелось осмотреться напоследок, он повернулся спиной к дракону и, то, что он увидел, в корне изменило его представление о мире. С его приходом сюда лес позади был почти выгоревший, теперь, он почти восстановился. Куда бы ни попадало таинственное пламя дракона – все вмиг оживало. Миллионы мыслей пронеслись в его голове. Эти мысли словно ломали его изнутри. Нет… Строили заново… Наконец он понял, что и ему самому почти не горячо. И тут он услышал чей-то вопль: человек в маске бился в агонии. Сложно представить насколько ему было больно. Сириус осмелился подойти к нему: маска уже не была полна гордыни, одежда не была столь богата, казалось он даже стал ниже. Он бился головой о землю, пытался убежать, но тут же падал на ровном месте. Наконец он просто лег.

Сириус взглянул на свои руки, и тут наш герой понял, что в руке у него был странный меч, он никогда не видел его раньше, но присмотревшись стало ясно: это был Луч, лучший меч его отца. Он не был похож на тот с которым Сириус брал Леор или Фиаль. Нет. Это был Луч в самом его первозданном виде. Каким его и задумал отец.

Наш герой подошел человеку в маске, сейчас он чувствовал, что на этот раз он сумеет попасть по нему мечом. Ни секунды не сомневаясь, он ударил мечом по маске. Маска раскололась, но тот держал ее руками.

Наступило небывалое блаженство. Пламя, что все это время лилось на происходящее, уже не отвергало его. Оно накрывало словно теплое одеяло холодным зимними вечером. Бесконечное ожоги на руках и ногах вмиг зажили, даже незрячий глаз начал видеть новь, но все шрамы, что были на его теле – так и остались на нем.

Он посмотрел на человека в маске. Его лицо было прекрасно видно, на нем еще оставались остатки маски, но лучше бы они там и остались… На голове совершенно не было волос, все лицо было покрыто ожогами и имело какой-то странный беловатый цвет, и все еще продолжало гореть огнем. Оба глаза были вырезаны. В общем… вам, детям, лучше бы этого никогда не знать. И думаю ни для кого не будет удивлением, что в этом лице Сириус разглядел свое.

— Что?! Это был он?! – дети чуть по падали, благо они сидели на сырой земле, так что падать было бы не высоко.

— Нет, это был не он. Уже не он. Тот человек пристально смотрел на него, все еще мучаясь в объятьях пламени пока, наконец, не растворился в воздухе. Но тут… пламя стихло…

— Теперь, испытай на себе боль всех лесов, что ты выжег… — сказал таинственный голос и навсегда замолчал.

И в этот же момент с характерным звуком упало забрало на шлеме Сириуса, а из всех щелей его черного доспеха пошел густой дым. Так и ходил он сотни лет призраком, скитаясь по выжженным им равнинам, осмысляя все то, что он осознал в тот день… пока не отправился бродить по задворкам истоии.

Вот и вся история, а рыцаре, что вечно шел с огнем. История о Дымном Рыцаре…

— Так что он понял? – дети задали логичный вопрос.

— То, что знаете вы. То, что знаем все мы. Оружие — не только чтобы нападать. Животные — не только чтобы есть. Огонь — не только что бы сжигать…

— А для чего он еще нужен?

— Узнаете, когда найдете свое пламя.

— А рыцарь, он нашел свое пламя?

— Ха…-  дедушка усмехнулся, — Скажу только, что нет дыма без огня.


Дети выбежали из старой коморки. И побежали дальше наслаждаться солнечным светом. Старик снял с колен большую сумку, и взору оставшихся предстало то самое великое Пламя, что жило и у него в груди.
— Так куда лежит ваш путь? — спросил один из мальчиков. — Вы уже закончили в Леоре?

— Нет, я только начал. — дедушка поднялся и взял сумку, полную молодых саженцев. — Сажать лес — дело непростое. Что потом? Потом отправлюсь куда-нибудь еще. В Фиаль, а после и в Город Драмм, если доживу конечно. – он снова засмеялся. — Мне хватает работы.

— После распада Черной Империи на дорогах полно разбойников. Вы не боитесь?

Старик подошел к выходу солнце осветило его седые вьющиеся волосы, широкое живое лицо и шрам, рассекающий глаз и проходящий через все лицо. Сквозь дверной проем он посмотрел на жизнь, бурлящую на городских улицах и улыбнувшись сказал:

— Я боюсь только дождя.

 
 
 

читателей   879   сегодня 2
879 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,20 из 5)
Загрузка...