Дурак или Ведьмаковедение для новичков

Тонкие и костлявые пальцы эльфа медленно перебирали мятые конверты, оставляя на них жирные пятна. Эльф то и дело щелкал языком, пытаясь попасть в такт какой-то мелодии, но получалось это у него с переменным успехом. Наконец он выудил из толстой пачки маленький черный конверт и протянул мне.

-Кхмхмх. – показательно прокашлялся эльф и потёр большой палец указательным.

 

— Да-да. Звук этой самой маленькой скрипки играет для меня всё реже. – мне ничего не оставалось, как бросить на стол перед эльфом две монеты, которые он тут же схватил и спрятал в один из кармашков на своём жилете.

— А теперь исчезни.

— Как пожелаете, майстер. – эльф попытался растянуться в улыбке, чтобы получить еще монету, но заметив, что я уже читаю письмо, он растворился.

Письмо, начинавшееся со слов “Дорогой виедзмин Грэмилиан, благодарим Вас за прекрасную работу…” не предвещало ничего хорошего, как и присутствие в конверте только письма.

“… к сожалению, мы не можем выслать вам Ваше месячное жалованье из-за сокращения расходов, но мы уверены, что ваши труды щедро оплачиваются местным населением. Советуем вам сократить расходы и приобрести атлас съедобных тварей и растений сэра Родерика, дабы скрасить ваше существование. Так же хотим сообщить что на севере от селения, в котором вы расположились есть деревушка “Ложки”, жителям которой очень нужны ведьмачьи услуги. С Уважением и благодарностью, мастер Хогор. Центральный институт ведьмаковеденья. ”

— Дерьмо… Очередной месяц без получки, сколько можно.

Выйдя из здания почты, я смог вздохнуть полной грудью и почувствовать что-то, кроме помёта почтовых голубей. Солнце ярко освещало улочки небольшой деревеньки, на площади неподалеку оживленно шумели люди, ржали кони, бегали собаки. Обычная сельская идиллия. Как и в каждой деревне, в которой я бываю. Возможно, вы спросите кто я и что здесь делаю. Дайте мне поудобнее перехватить мой меч и я всё сразу вам расскажу.

Когда-то давно, во времена зарождения мира, по земле вместе с людьми ступали и чудовища. Думаю, вы знаете эту часть про возникновение института ведьмаковеденья, грозных ведьмаков яростно боровшихся с чудовищами и так далее. Вообщем, вся ирония этой истории в том, что к нашему времени чудовища вымерли, а ведьмаки – нет. Теперь вся наша работа свелась к рассеиванию суеверий и выполнение мелких поручений крестьян, которые думают будто их род прокляли, а в лесу завелся оборотень.

 

За этим рассказом я сам и не заметил, как оказался в таверне, а на стойке передо мной уже стояла кружка крепкой браги. Трактирщицей была довольно уродливая высокая женщина с широким лбом и ладонями, покрытыми сеткой шрамов и порезов. Однако, после четвертой кружки даже она похорошела и стала походить на одну из графиничек, за которыми я бегал в молодые годы. Преобразилась не только она, но и весь трактир. Он будто заиграл новыми красками, всё перестало быть таким серо-угнетающим. Как только я хотел пожаловаться трактирщице на присутствие чего-то лишнего, в моей и без того крепкой браге, кто-то схватил меня за плечо и развернул к себе. Это был всего лишь старик в драном пальто.

— Как странно видеть в таких краях ведьмака! Уж я вам скажу: совсем странное это дело!

— Э…да, полагаю, что так. А вы?

-Ох, простите мою неучтивость, я совсем не из таких людей. Уж я вас уверяю: в наших краях учтивцев вроде меня можно по пальцам пересчитать.

Он сделал добрый глоток браги из своей кружки.

-Я – Туле. Обувщик. Начал заниматься этим еще с детства, что бы покупать себе табачку пожевать. Латал и подстегивал обувку господ из города. Многие уж в наше время могут назвать это дело неблагородным и недостойным. Но я скажу вам так: на табачок хватает.

— Ох. Рад познакомиться.

Туле крепко сжал мою руку и улыбнулся, обнажая два ряда пожелтевших зубов.

— Дак как вас занесло в такую глушь?

— Да я…хм. Если честно, Туле. Это долга история.

— А времени, думаю, у нас полно. Старая Герда не закрывается всю ночь.

Туле выложил на стол небольшую деревянную шкатулку, из которой после извлек щепотку нюхательного табака и весело заморгал глазами.

Сказать честно, я знал этого старика всего несколько минут и не особо понимал его шуток, но чем-то он мне понравился. Да и не была моя история тайной, которую стоит охранять ценой чьей-то жизни. Я прокашлялся в кулак и начал свой рассказ, стараясь сделать его более литературным и интересным.

-Я прекрасно отучился в столице и был готов с гордостью получить своё место в столичном отделении ведьмаков. Но как это обычно бывает в юности, я совершил одну глупость, оказавшуюся роковой, из-за неё мне суждено проработать на задворках империи до конца моих дней.

Туле внимательно слушал меня. Занюхав свой табак, он весело хрюкнул. После чего посмотрел на меня, ожидая продолжения истории. Я промочил горло остатками браги и продолжил.

-Моей первой целью был призрак в одном из храмов всепрощающего. Он отравлял воздух, вызывая разные хвори у прихожан. Мне нужно было лишь провести обычный обряд экзорцизма и возвращаться. Но всё оказалось намного прозаичнее. Воздух отравляли свечи и благовония, купленные по дешевке у странствующих торговцев. Однако же церковники отказались это признавать и намекнули мне, что всё, мол, оговорено с моим капитаном, я могу возвращаться обратно, а призрак исчез. Тогда-то я и сглупил. Я написал капитану жалобу с полным описанием того, как церковники экономили на здоровье прихожан. Капитан, имевший долю, чуть ли не с каждого заведения в городе, лишь улыбнулся и похлопал меня по плечу. “Для тебя есть работа в одной деревушку, но добираться туда придется довольно долго. Справишься?” произнес он. Я выполнил заказ, но за ним пришел еще один, затем еще и еще. Тогда-то я и понял свою ошибку, но было уже поздно. И вот я уже там, где я есть. Брожу от одной деревушки к другой, рассказывая о том, что это не ведьмы попортили ваш урожай, а жуки. Что не леший бьет окна в кузне, а конюх, с женой которого переспал кузнец.

Туле, уже впитавший за время моего рассказа, три или четыре кружки браги, положил голову на стойку и истерично хихикал. Стоило ему потянуться к полупустой кружке, как её тут же выхватила Герда. Она осуждающе взглянула на меня и подвела итог всей моей истории:

— Ну и дурак же ты. Забирай своего собутыльника и идите отсыпаться.

-Я попрошу, мадам! – резко заголосил, поднявший голову Туле. – Какие же мы собутыльники, если имели честь пить лишь из ваших прекрасных кружек.

Туле крякнул и снова повалился на стойку. Герда лишь недовольно вздохнула и указала глазами на выход. Мне повезло, что Туле оказался самым легким из тех, с кем мне доводилось пить. Я подхватил его и мы быстро дошли до его дома, оказавшегося старой повозкой. Туле предложил мне переночевать у него. Вспоминая все свои предыдущие места ночлега и за неимением денег, повозка казалась не таким уж и плохим вариантом, поэтому я принял предложение старого обувщика.

 

Утро, может и было мудрее вечера, но явно не доброжелательнее. Встретив меня сильной головной болью, оно добавило к этому осознание того, что вчера я потратил все деньги. Туле мирно похрапывал в углу повозки, поэтому я, стараясь не разбудить его, вылез и направился на север, исполнять свой священный долг.

Сперва потерявшись, мне пришлось выспрашивать дорогу у пахарей, которые и направили меня в правильном направлении. По пути я был занят мыслями о том, что в каком-то смысле мне повезло жить среди таких живописных полей и лесов. Да и что еще могло случиться с путешественником в такой-то глуши?

Прибыв в конечный пункт своего небольшого путешествия, а именно – деревню с довольно инородным названием, я сразу же отправился в трактир. У стойки меня встретил вопрошающий взгляд трактирщика, чистящего кружки. Я был как нельзя ближе к тому, что бы заказать себе небольшой завтрак и чего-нибудь выпить, как вспомнил, что потратил все деньги еще вчера. Тогда же мой взгляд начал скакать по моим немногочисленным пожиткам в поисках того, что можно было продать. Две книги по ведьмаковеденью я продал еще в прошлом месяце, набедренную сумку для мелких вещей неделю назад. Всё, что у меня осталось, это набор для проведения ритуалов и меч. Набор всё еще кормил меня, когда я расправлялся со мнимыми демонами и бесами, якобы селившимися в домах. А вот меч… Полагаю, оружием ведьмаков уже давно стали знания и острый ум, нежели меч и топор, но со своим стальным другом я расставаться не спешил. “Видимо сегодня без завтрака” – вот краткий итог моих поисков. Но стоило мне распрощаться со своими планами, как передо мной оказалась кружка, до краев наполненная брагой. Я поднял голову. Трактирщик с пышными усами и кривым взглядом смотрел на меня, весело улыбаясь. Я не смог придумать ничего лучше, как улыбнуться в ответ. Он удалился. Это был не первый раз, когда мне наливают, не получив денег. Главное чувствовать меру и в нужный момент улизнуть. Дальше, я с непринужденным видом владельца не малых накоплений, заказал себе супа и еще несколько кружек крепкой браги. За всё это время трактирщик даже слова мне не сказал, лишь добродушно улыбался. Когда же я расправился со своей трапезой, я уличил момент, когда он ушел на кухню и быстро направился к двери. Выход был уже совсем близко, когда кто-то положил мне тяжелую руку на плечо. Стоило мне попытаться собраться с мыслями, как меня резко развернули.

— Погодите, майстер, это вы ведь тот виедьмак, что нам послали? – с ужасным произношением выдавил крепкий мужичок, стоявший передо мной.

— Д…да. – слегка дрожащим голосом произнес я.

— А, ну я так и подумал сразу, говорил же Грицку, шо это вы.

— А…я, уже уходил.

— Ну так и правильно, не надобно заставлять старосту ждать. Пойдемте, значиться, сразу к нему.

Этот мужичок, как оказалось, был помощником старосты, приказы которого он выполнял четко, даже если логика была против. По крайней мере, мне так показалось.

Старостой оказался неказистый толстый и с выпученными глазами человечек. Почему-то я сразу приметил его маленькие закрученные усики, видимо ими он хотел показать свою принадлежность к высшим слоям общества. Правда, принадлежность эту показывать было некому. Он крепко сжал мою руку и не давая мне даже представиться, затараторил:

— Ох, таки как же я вас рад здесь увидеть. Давно в наши края не заглядывали столь ученые особы и майстера своего дела. Я, как это говорят, здесь заглавного, староста сталбыть. Милтон. Понимаю, что вы устали с дороги, но думаю сегодня мы могли бы вам всё показать значит и завтра вы бы уже приступили, как это говорят, к отработке. – Милтон похлопал себя по карманам штанов и пораженный своим чувством юмора, рассмеялся.

— Так что вы, значит согласны на сегодня, что бы завтра уже ни людей, ни зверей не…э…ну, в общем, что бы уже использовать эти ваши инструменты и значит всё провести.

Милтон тараторил так быстро и уверенно, что я растерялся и согласился. От радости староста чуть не запрыгал по комнате, он схватил мою руку и снова крепко сжал её.

— Ну, пойдемте, пойдемте. – облизнулся Милтон.

Он вытащил меня на улицу и мы побрели осматривать следы пребывания нечисти. К моему удивлению, мы пришли ни к заброшенному дому, ни к церквушке, а к коровнику. Милтон, ряженный будто на свадьбу, глупо смотрелся по колено в грязи. То и дело возмущаясь окружающей обстановке, он сетовал на то, что все и всегда воруют, поэтому и построить ничего нормально нельзя.

— Вот, значит, коровы, майстер вейдьмак. Вот, посмотрите.

— Так, вижу что коровы. И что?

— Ох, ну они же это, дохнут же, из-за этого… Ой, Стасья, пойди сюда.

Из другого конца коровника к старосте подошла молодая девушка.

— Расскажи майстеру что у вас с коровами. А я пока снаружи подожду, иначе опять в дерьмо вляпаюсь.

Девушка недовольно посмотрела на меня.

— Да ничего у нас тут с коровами! – чуть ли не прокричала она

— А почему тогда староста…

— Да пень он старый, все они пни! Я им сотню раз говорила, а они не слушают! Если у коровы шишка вскочит на шее, они, дурни, думают, что это картошка или еще чего застряло. Берут камень и бить начинают, что бы вышло. А оно, знаете, и не картошкой может быть. Так скотину и изводят! А это же болячка какая, а не картошка! А они не хотят меня слушать! Говоря “Иди отсюда дура, много ты в коровах понимаешь. Тебе подоить да покормить, на том твоё дело и кончилось.” А не били бы их, глядишь и не дохли бы.

— Так, значит, ничего необычного, просто картошка застревает в…

— Да не картошка, а болячки…ах. Что ж я вам то. Майстер, послушайте. Тут бесовщины нет никакой, вы это скажите старосте и что это просто болячки скажите, а я тут сама дальше разберусь.

Всё это она выпалила на одном дыхании и сразу вытолкала меня из коровника. Чуть поодаль стоял староста, пытавшийся счистить дерьмо с сапог листьями, с растущего тут же дуба.

— Ну что, проклял нас кто или нечистый играется?

— Хм, ну если честно, то нет там ни проклятья, ни нечистого. Всё чисто, амулеты ничего не показали. Скорее всего хворь какая. Ваша девчонка знает то о ней.

— Стасья? Да вы не слушайте её, строит из себя умную девицу, а на самом деле то-шиш, а не ум. Но раз говорите хворь, за лекарем надо будет послать. Уж посмотрит скотину и скажет, что делать.

— Если это всё…

— Ох, что вы, майстер, еще одна беда приключилась. Но там-то уж точно без бесовщины не обошлось. Зуб вам даю.

— Ну что же, пойдемте, покажете свою бесовщину.

Бесовщиной оказалась полуразрушенная лавка слесаря. Повсюду лежали щепки, битое стекло и инструменты. На всей мебели, словно ножом, были выцарапаны пентаграммы.

— Вот, вот оно. Тут, конечно, хуже всего. Каждую ночь трясет, но бывает и в других домах. Еще иногда кричит кто-то, а иногда говорит…только тихо так, шепотом.

— А само…существо вы видели? Чертенок это был или домовой какой-нибудь?

— Да, призрак это, белый и чистый, как молоко. Иногда может посреди деревни выскочить и закричать. Вот тогда и бежишь со всех ног, а он снова из-за угла…

— Так, ладно. Думаю, мне нужно попробовать вызвать его, может он преследует какую-то цель. Впрочем, всё завтра.

— Да-да, конечно. Комната для вас уже готова. А завтра всё успеется.

Как оказалось, мне подготовили небольшую, словно гроб, комнатушку на третьем этаже какого-то старого дома. Находиться там было чертовски неуютно. Не завидую я тому бедняге, которому пришлось бы провести там больше одной ночи.

Весь следующий день мне пришлось прятаться от жалоб крестьян на проклятия и порчи в лесу. Только ночью я смог забрать из “гроба” свои инструменты и направиться в магазинчик столяра. Честно сказать, я уже забыл, как точно призвать дух умершего. Кажется, нужно провести круг из соли…или это нужно для оживления мертвеца. Понадеявшись на лучшее, я рассыпал по полу соль, провел круг, выцарапал мечом иероглифы и сел ждать. Потихоньку начали вспоминаться слова мантры, которую нужно было повторить несколько раз, для пущего эффекта. Но, то ли слова мантры достаточно было вспомнить, то ли призрак почувствовал что-то неладное в своих владениях и появился сам. Он вышел из стены и потихоньку проплыл на середину комнаты, прямо ко мне. Призрак был совсем не чистым и не молочно-белым. Он выглядел как совершенно обычный человек, только его глаза… Они были полностью черными, словно две большие ягоды. Он медленно опустил голову и посмотрел на меня:

— Как вы посмели появляться здесь, я уже говорил вам…- зашипел он.

— Послушайте, я тут, что бы понять…

— Заткнись и убирайся!

— Нет же, вы не понимаете. Я ведьмак. Я могу помочь.

— Ты…ты ведьмак?- Призрак расплылся в улыбке.

— Да.

— Не врешь?

— Нет же! Вот смотрите меч, вот соль, вот … да, в общем-то и всё.

— Эх. Что ж с тобой делать. Вроде похож, а вроде и не совсем. Но не по инструментам же судить, да и не видел я ведьмаков никогда. Ну, ладно. Найди меня в лисьей норе. Там, где меня закопали много лет назад.

— Э… А мы не можем поговорить сейчас?

Призрак улыбнулся и ушел так же, как и пришел. Больше у меня идей не было, поэтому я выспросил у местных пьянчуг, что такое лисья нора и где мне её искать. Сначала, я действительно думал найти небольшую нору и могилку рядом, но всё оказалось так прозаично, как это всегда бывает. Лисья нора оказалось пещерой, причем довольно просторной. Из-за этого мне пришлось вернуться в деревню за парочкой факелов и лишь с рассветом я потревожил мглу пещеры… Как же глупо звучит. Мои сапоги быстро скользили по гладким, обточенным водой, камням пещеры. Уже через несколько минут я почувствовал холодок, бегающий по спине. Вскоре, из глубин пещеры послышался скрежет, а из темноты вышел призрак. В его руке был ржавый и непригодный для боя меч. Он снова улыбался. Увидев снова его глаза, его меч, я растерялся. Всё, что смог выдавить из себя, это:

— Кто ты?

— Как “кто”? Призрак конечно, ты ведь за мной пришел.

— Хм…

— Ты же ведьмак. А ведьмаки убивают призраков.

— Если честно, в последнее время, я не уверен в том, кем я действительно являюсь.

— Ох. Но меч-то у тебя хотя бы есть?

— Конечно.

— Ну и хорошо. Доставай и начинай сражаться.

— Как скажешь.

Я обнажил свой меч и встал в боевую стойку, по крайней мере она казалась мне таковой. Я не знал, что я делаю и зачем слушаю этого призрака, но мне это казалось правильным. Ведь ведьмаки должны убивать чудовищ как-никак.

— Вот только ответь мне на один вопрос. Ты ведь умеешь менять своё состояния из нематериального в материальное и обратно?

— Да, это умеет почти каждый дух. Но как это относиться к…

— Хм. Меня вот со времен моего обучения интересовал такой вопрос. Если ты просунешь руку сквозь стену и вернешься в материальное состояние, ты врастёшь в стену или тебе просто оторвет руку?

— Нет, я… Я не знаю, не пробовал. Просто заткнись и начнем уже!

Призрак оказался прямо передо мной. Он выглядел чертовски грозно и устрашающе. Я было хотел атаковать, как заметил, что нечто потревожило вековой сон пещеры и отовсюду начали сыпаться мелкие камни, предвещая грозный ливень. Как назло, именно в этот момент, мой оппонент материализовался и был готов рвануть в атаку. Как я уже говорил, в наши времена чудовища не встречаются, именно поэтому последние годы я всё чаще спасал, чем убивал. Поэтому произошло то, что произошло. Сработал инстинкт “спасать”, чего не ожидал ни я, ни призрак. С лихвой опередив своего врага, я рванул к нему и оттолкнул его. После чего почувствовал град камней, болью отдающийся во всём теле. Камни били по спине, по голове, по пальцам и ладоням, пока я не почувствовал прикосновение чего-то холодного. Очнулся я уже около входа в пещеру. Вся спина пульсировала словно нечто самостоятельное и живое. Призрак ходил туда-сюда передо мной, всё время повторяя:

— Дурак, дурак, ну что за дурак. Первый ведьмак за сотню лет и такой дурень. Нет, я так больше не могу. Ох, ну что за дурак.

Всё что я смог-это слегка приподнять уголки губ, пытаясь создать хоть какое-то подобие улыбки. После этого призрак пристально посмотрел на меня и снова фыркнул себе под нос “дурак-он и есть дурак” и зашагал прочь.

— Эй, куда ты, мы же еще не закончили?

— Я ухожу. Мне всё надоело. Не так я представлял себе жизнь без плоти и крови. Можешь передать деревенщине, что я их больше не побеспокою.

Вскоре призрак растворился в лесной чаще. Я попытался схватиться за ветку одного из деревьев. Спина всё еще жутко болела, но мне нужно было получить награду и написать в институт об удачном проведении ритуала изгнания. Глядишь, жалованье вышлют.

 
 
 

читателей   732   сегодня 2
732 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 2,57 из 5)
Загрузка...