Дракон осени

ЧЕТВЕРО

Первой была Женщина.

Она начала бродить по миру задолго до того, как люди перестали быть похожи на зверей и смогли понять, кем она является на самом деле. А тогда люди боялись и ненавидели её. Боялись, потому что она не была внешне похожа на них, уже в начале времён её лицо выглядело более человечно, чем их, как и тело было более женственным, чем у большинства первых женщин. Но не только эти отличия пугали людей: ростом она была как скала, а тело имела синее и полупрозрачное из чистейшего льда, невероятно красивое в лучах яркого солнца. Женщина носила пышные одежды и, также как её длинные волосы, они были из лёгкого белого снега. А ненавидели люди Женщину, потому что когда она проходила рядом, их холодный первобытный мир становился ещё суровей. Самые горячие источники воды замерзали. В складках её одежд рождались ледяные ветры и снежные бури, и земля покрывалась непроходимыми сугробами. Холод, что исходил от её фигуры, заставлял дрожать даже покрытые густой шерстью тела людей. Но как бы сильны не были человеческие страх и ненависть, сколько бы из их племени она не убила холодом, убить Женщину люди не пытались.

Однажды Женщина ушла и не возвращалась очень долго. Время пока её не было разделили между собой трое других.

Вторым явил себя Мальчик, с его приходом кончались суровые дни Женщины.

Его люди тоже боялись, но не ненавидели. Ростом он был вполовину ниже Женщины. Тело Мальчика – чёрная земля, а все волосы – зелёные деревья и растения, которые росли и цвели всё то время, пока он бродил. Второй приносил с собой тепло, снег и лёд рядом с ним таяли, а мир наполнялся зеленой жизнью: кусочки кожи-земли падали с него вместе с семенами и косточками, из который могли прорасти съедобные растения, овощи или фруктовые деревья. Его тепло было приманкой для птиц и зверей из дальних краёв. О его скорейшем приходе грезили люди в суровые снежные дни, и никто из них не помышлял о том, чтобы убить Мальчика и продлить ужасное холодное время.

Ослепительный шёл третьим. Высокий, как Женщина, с телом, истончающим жар, жёлтым и ярким настолько, что если посмотреть на него, а потом закрыть глаза, то образ Ослепительного можно видеть ещё некоторое время в темноте перед собой. При нём были самые жаркие дни, при нём росли овощи, размножалось большинство животных, и плодоносили деревья. То, что Мальчик сажал, Ослепительный растил. На него было невозможно смотреть, а убить вообще, казалось, не было возможным. Да и смерть его вовсе не была для людей желанной, скорее наоборот.

Четвертым был Дракон…

 

НАСТОЯЩЕЕ И ПРОШЛОЕ

«Я живой или мертвый?» Алексей не слышал своего дыхания, не чувствовал как поднимается и опускается живот, как не чувствовал и ничего другого, не видел ничего кроме темноты, хотя не помнил, чтобы закрывал глаза. Он был недвижим и лежал, окруженный трупами крестьян и солдат-предателей императора. «Я живой или мертвый?» Алексей задавал один и тот же вопрос, не разжимая губ, и ждал подсказки от бытия или небытия, после которой он смог бы ответить себе.

Он лежал на влажной холодной земле и не мог понять, отличается ли от тех, чьими пустыми, бездушными телами он окружен. Был бой. С одной стороны он – принц, который бросил вызов своему безумному отцу с пародией на армию, с другой – армия настоящая, что осталась верна даже сумасшедшему императору. Несколько полков всё же перешли на сторону принца, сейчас они, должно быть, лежат где-то неподалеку, если звуки боя далеко впереди, это не эхо прошлого, а шум из настоящего.

В военной академии принца учили, что смерть на поле боя – лучшая из смертей, и о такой следует чуть ли не мечтать. «Но разве можно мечтать умереть в пятнадцать лет и быть убитым по приказу собственного отца», – беззвучно спрашивал окружающую тьму Алексей. «И можно ли мечтать покинуть мир живых, не пожив толком и не будучи любимым для кого-то, хотя… уходить, зная, что никто не будет плакать и грустить по тебя должно быть легче, чем уходить, оставляя своих любимых в одиночестве».

Вдруг темнота вокруг Алексея пришла в движение, закружилась, и, когда звуки боя далеко впереди стихли, словно водоворот легко подхватила тело принца и утащила сначала глубоко в себя, а потом в воспоминание из его прошлого.

 

Неожиданно для себя Алексей вернулся в ту зимнюю ночь, свидетелем которой снова он не хотел бы становиться никогда в жизни, но сейчас он, возможно, и не был жив, и по правде говоря (хоть она и молчала), темноте было плевать на то, что хочет видеть принц, а что нет. На этот раз он был лишь наблюдателем, а не участником событий, словно они снились Алексею в кошмаре.

Вокруг Серого замка пылали огонь и гнев. Несколько сотен голодных и разъярённых крестьян пытались штурмом прорваться к отцу Алексея, императору Михаилу IX. Они пришли вместе с ночью, освещая путь к замку факелами, вооружённые топорами, вилами, косами и другими рабочими инструментами. Как только крестьяне атаковали стражников замка, начался кровавый бой.

Крестьяне сражались отчаянно, готовые умереть у стен замка из серого камня, потому что тем, прошлогодним летом случился страшный неурожай, и зимой они вынуждены были голодать. Многие были уверены, что не переживут время Женщины, и что в их голодной смерти виноват император. Распалив гнев внутри себя, крестьяне вооружились и пошли к замку не для того чтобы сражаться со стражей императора, а для того чтобы найти и убить там своего государя. За свой голод они хотели отомстить самому сытому человеку в империи, который ничего не делал, чтобы помочь их семьям выжить.

Михаил запретил Алексею смотреть из окна на бой у стен. Вместо этого он велел сыну сесть рядом с ним у камина, где они молча просидели до конца сражения. Михаил понимал, что у бунтовщиков нет возможности прорваться за стены замка, многих уже перестреляли из пороховых ружей и пушек, а с оставшимися легко расправятся штыки и сабли. Победа стражи были лишь вопросом времени. Но император не был спокоен, хотя лицо мужчины не выдавало истинных чувств, в его душе не стихал бушующий страх за императрицу. Сейчас в своём воспоминании принц знал это. Знал, что всё время боя у стен отца не покидали мысли о матери Алексея, женщине, которую он любил больше собственной жизни и жизни сына (в чём Алексей сам убедится чуть меньше чем через год). Михаил не знал покоя, потому что ночь застала его жену, прекрасную и добрую Елену, за стенами замка, и до начала бунта она не успела вернуться к нему и сыну.

До чего же прекрасными казались Алексею эти минуты неведения из прошлого. Он и отец с разной силой беспокоятся о своей любимой женщине. В их мыслях она где-то недалеко, жива и скоро будет с ними. Алексей смотрел на себя, на отца из прошлого, и ему захотелось заплакать. Они ещё не знают, а он не может им сказать, что мамы уже нет, что её убили и растерзали такие же голодные и переполненные злобой люди, что сражаются сейчас у стен замка в этом проклятом воспоминании. Звуки боя за окном начинают стихать, а значит, уже скоро им сообщит другой, военный министр Соров придёт и доложит, что мёртвое тело императрицы нашли в снегах у дороги в замок. После этого они оба заплачут, но её смерть будут переживать по-разному.

 

Вкус соли на губах заставляет разум Алексея стремительно вернуться в настоящее. Он действительно заплакал и слёзы по матери спасли его от воспоминания о ночи, когда она умерла. «Что это?» Он чувствует запах. Он слышит, как нос втягивает воздух, пахнущий сырой листвой. Это запах осени. Живой осени, не мёртвой. Алексей улыбается, хотя и не понимает этого. «Я жив».

Далеко в вышине на тёмном небе всходят тёмно-красные звезды. Страшные звезды. Алексей присматривается. Нет, он снова ошибся. «Звёзды» падают на него, покачиваясь на ветру, потому что это листья деревьев, запах которых чувствует его нос. А это значит, что его бой ещё не окончен.

 

ОГОНЬ И СМЕРТЬ

Что напишут историки об этом дне битвы за порядок в мире, Алексей не представлял. Смогут ли они найти правильные слова, чтобы передать ужас того времени, когда на земле разгорелся огонь гражданской войны, а небо полыхало от безумия людей, поднявшихся туда, чтобы сломать законы мироздания. Нет в этом мире силы разрушительнее чем огонь, – он плавит металл и убивает чуму – а пока Алексей вставал на ноги, огонь образный и буквальный уничтожал мир принца, и тот по-прежнему должен был потушить его на земле и на небе.

Когда Алексей поднялся на ноги, то наконец-то увидел, какую дорогу смерти по равнине к Серому замку у горизонта проложила битва, пока он лежал на земле. Ее путь был отмечен кровью и белыми телами солдат в рваных синих мундирах и крестьян в разных одеждах, также продырявленных пулями, проколотыми штыками и рассечённых саблями. Смерть разбросала тела на равнине до того места у Серого замка, где продолжалась битва и все еще звенел металл, стреляли ружья и мушкеты, даже гремели пушки, и кричали люди. Алексей задрал голову, по небу в сторону замка плыли военные корабли, а с высоты на землю опускались коричневые, зеленые, желтые, оранжевые и в подавляющем большинстве красные листья разной формы. Принц поднял ружье и пошел по дороге смерти, опираясь на оружие, как старик на палку. Пройдя немного, Алексей остановился перед мутной лужей и рассмотрел в отражении рану на голове: вражеская пуля рассекла кожу над правым виском, а кровь из раны багровым пятном засохла на лице юноши. С виду и не скажешь что живой, сказал себе Алексей и двинулся вперёд.

Он шёл не слишком быстро, осторожно переступая через тела. Лишь раз Алексей остановился: забрать саблю неизвестного мёртвого солдата и вложил её в свои ножны. Шум боя становился чуть громче с каждым шагом, но не заглушал мыслей принца. Он думал, что будет должен снова вступить в бой с армией империи, но раз теперь бой идет у стен замка, нужно только прорваться через ряды её солдат за стены, подняться на восточную башню и пленить отца-императора, а потом шантажом заставить армию прекратить оба сражения. «А если отец не сдастся?» Алексей задумался и чуть не потерял равновесие, споткнувшись о труп крестьянина. Если отец не сдастся, ему придется отдать приказ убить его или совершить убийство самому. «Убийство собственного отца». Алексей покачал головой, он не верил, что сможет это сделать, и словно отгонял страшную мысль.

Пока Алексей шёл к месту битвы, он рассматривал дорогу смерти в поисках других живых, но пройдя две сотни шагов, не заметил никого другого более живого, чем его тень и тени кораблей в вышине. Те быстро ползли по земле в сторону замка гораздо быстрее, чем туда же шёл принц.

Один из кораблей начал снизился и, описав в небе полукруг, полетел к Алексею. «Проклятье!» С такой высоты можно было видеть огромный светлый шар, висящий над кораблём и позволяющий ему летать. Чтобы держать судно в воздухе такие шары наполняли ветром, а не горячим воздухом, как в воздушных шарах, а чтобы шар не оторвался от корабля, его привязывали к корпусу верёвками и цепями.

Алексей остановился и стал рассуждать, что есть только одна причина, по которой корабль мог покинуть строй во время наступления: кто-то из команды его узнал, и капитан судна решил захватить принца-врага в плен. «Убежать не получится, придется драться… и, может быть, умереть». Корабль ещё снизился, чтобы с него можно было бросить на землю трап, и завис в воздухе. Алексей отбросил ружье в сторону и положил руку на рукоять сабли. По трапу сбежала девушка в белой матросской форме. Её красивое лицо Алексей не смог бы спутать ни с чьим другим, ведь именно из-за него, принц когда-то давно пообещал жениться на этой крестьянке. А потом они выросли, и оба перестали воспринимать всерьез его детское обещание. Сейчас левый глаз девушки скрывала чёрная повязка.

– Мы думали, что тебя убили, – Ольга не скрывала радости при виде живого принца и даже обняла его в порыве чувств.

– Я тоже так думал, – он немного помолчал, а потом спросил: – Что происходит?

Девушка отпрянула от принца.

– Нам удалось захватить корабль, – ответила она, кивнув на судно. – А твои полки скоро возьмут замок.

– Значит, мы победили?

Ольга замотала головой:

– Императора там уже нет. Он покинул замок и участвует в небесной битве.

– Но ведь мы ещё не проиграли? – спросил юноша с надеждой в голосе.

– Ещё нет. Флот сражается с духом над Змеиным хребтом.

– Значит, и нам нужно быть там.

 

ДУХ ОСЕНИ

Он прилетел с востока. Огромный, но не настолько каким он бывает в конце каждой осени, со скелетом и лапами из сросшихся по его воле деревьев, с мясом, кровью и чешуёй из древесных листьев разного цвета. Тёмные – мясо. Красные – кровь. Жёлтыми набита глотка. Тысячи зелёных и миллионы оранжевых – чешуя. Он – Четвёртый. Дракон.

Он прилетел в сопровождении ветров и принёс немного холода. Ветры неслись у земли, срывая старые листья с деревьев, те поднимались по воздуху вверх до Дракона и становились частичками его тела. Так он летал по миру и постепенно рос, обнажая деревья, подготавливая мир к приходу Женщины.

Над империей Михаила IX его встретила воздушная армада. Как и другие Трое он не был злым духом и пролетел мимо кораблей, стараясь не зацепить ни один из них телом или крыльями и не причинить зла людям на борту. Вообще людям мало чем удаётся удивить Четверых, но эти смогли впечатлить Дракона, когда начали стрелять в него из пушек зажигательными ядрами. Он не сомневался: люди решили сжечь его заживо, они хотели его смерти.

Дракон, конечно же, ошибался в том, что все люди в империи Михаила хотят его смерти. И в то время как продолжался бой Дракона с армадой императора, два десятка людей на одном корабле летели к духу, чтобы помочь ему. Алексей неподвижно сидел на лавке у борта корабля, пока Ольга обрабатывала его рану на голове жёлтой мазью. Они сидели очень близко друг к другу, Алексей смотрел на лицо девушки, и сам, не понимая почему, покраснел. На это она лишь улыбнулась. Закончив лечить принца, Ольга ненадолго его покинула, чтобы спуститься в один из трюмов корабля. Пока девушки не было, Алексей решил, что, пожалуй, позовет её на свидание, если они переживут сегодняшний день.

– Почему тот хребет называют Змеиным? – спросила Ольга, когда вернулась на палубу.

– Точно не помню. Может потому, что горы сверху похожи на ползущую змею, а может, потому что они сами кишат змеями… а может по обеим причинам.

Наступило молчание, а потом девушка спросила очень серьезно:

– Что ты будешь делать, когда найдешь отца?

– Постараюсь переубедить убивать Дракона.

– А если не получится? Снова…

Алексей отвернулся от девушки, он направил свой взор к земле далеко внизу:

– Тогда одному из нас придётся умереть.

Часом ранее Алексей шел по дороге смерти, а сейчас он увидел, что плывет над кладбищем воздушных кораблей. Когда армада атаковала Дракона, он вынужден был защищаться. Для корабельных пушек он был удобной мишенью: медленной и огромной. Но свой вес он использовал и против врагов, поднимаясь выше облаков и ныряя вниз, кружа и описывая в пространстве зигзаги, Дракон старался обрушиться или зацепить как можно больше кораблей, чтобы разрушить их корпус и сбросить с неба. Деревянными когтями он вспарывал, или перекусывал зубами, шары над другими кораблями, так он освобождал ветры от плена, а суда отправлял к земле, где их всех ждал один исход: после сильнейшего удара ядра внутри корпусов взрывались и если кому-то из людей чудесный образом удавалось пережить столкновение корабля с почвой, то шансов пережить последующий взрыв у них не было. Третьей тактикой Дракона было откусить от себя горящей чешуи, отрыгнуть к ней в рот желтой листвы и когда та загорится, пустить из дымящейся пасти поток горящих листьев. Эта тактика была для него болезненной, но позволяла атаковать врагов на расстоянии. Кораблям, которых Дракон сбросил с неба, казалось, не было числа. Земля вокруг них должна была быть усеяна красными и оранжевыми листьями, но с высоты их было не разглядеть.

– Отец, – заговорил Алексей вслух, – сколько же людей ты убил ради своей безумной мечты?

 

«Мечты о мести». Пресытившись смертями бунтовщиков-крестьян, отец Алексея вознамерился отомстить за свою прекрасную Елену духам времени.

– Крестьянами, расправившимися с твоей матерью, – утверждал Михаил сыну, – управляла злоба, а ее причиной был Голод, – он персонифицировал голод, говорил о нём как о ком-то живом. – Значит, это он через людей убил маму. Мальчик сажает, Ослепительный растит и мог бы вырастить ещё больше еды, если бы дни, следующие за его днями, не украл у жизни Дракон. Если убить эту злую тварь (а разве драконы бывают добрыми?), то можно подарить Ослепительному еще три месяца, продлить лето в два раза и победить Голод или хотя бы сделать слабее.

Он не слушал осторожных речей сына о том, что война с духом может разрушить мир. Не прислушался к голосу его разума. Он был решителен в своём стремлении сломать древние законы жизни, своём безумии. Убить дух осени стало его навязчивой идеей. Он стал меньше есть, меньше спать в ожидании Дракона и встретил его время страшным сухим стариком. Когда Алексей понял, что не остановит обезумевшего отца уговорами, он поднял восстание против него. Принц и его сторонники хотели захватить власть над империей, чтобы спасти от разрушения, грозившего ей и всему миру в случае смерти Дракона.

 

– Алексей! – позвала Ольга; голос был встревоженным.

Принц и девушка побежали на корму. Вдалеке шёл бой, небо горело и дымилось.

СРАЖЕНИЕ

Гремели сотни пушек, грозно рычал Дракон, от ненависти и боли. Небо было черным от дыма. На нем горели и Дракон, его чешуя в тех местах, куда попали снаряды, и часть кораблей. Дракон медленно летал над скалами, похожими на ползущую змею, а корабли заметно быстрее кружили вокруг, маневрировали, чтобы не быть атакованными духом и не переставали стрелять в него. Сражение продолжалось.

Дракон нырнул вниз, всем своим весом обрушился на один единственный корабль, и от этого удара корпус судна разлетелся на сотню кусков. Шар с ветром устремился вверх, тогда как остатки корабля и команда полетели вниз.

Изогнув спину, дух осени начал набирать высоту, с легкостью он разрезал когтями очередной шар над кораблем, поднимаясь к облакам. По пути вниз этот корабль столкнулся с другим, получилось, что одним ударом Дракон уничтожил два судна.

Воспользовавшись третьим приёмом, вертя головой, выпуская струю горящих листьев почти наугад, дух поджёг не меньше трех десятков кораблей, чьё падение на землю теперь было лишь вопросом времени.

 

Один за другим, после приказа с флагмана, корабли прекратили стрелять. Император по-прежнему хотел убить Дракона, а прекращение огня, было лишь хитрым ходом, чтобы приблизиться к нему для подготовки решающего удара. Окутанные чёрным дымом от оранжево-зелёного Дракона, два корабля опустились ему на спину у правого крыла. Дух не чувствовал, как два якоря, словно крючки вонзились ему в спину, потому что в те минуты его тело страдало от несравненно большей боли.

Перебросив мостики между кораблями, матросы в белой форме принялись переносить бочонки с порохом на то судно, что висело ближе к крылу Дракона. Расчёт был прост: загрузить один корпус порохом, а потом расстрелять издалека. Взрыв такой силы должен был перебить кости крыла и отправить духа прямо на Змеиный хребет, и даже если он переживёт падение, армада добьёт его, попросту забросав снарядами с неба.

Император стоял на палубе корабля, что был дальше от крыла, и предвкушал скорую расправу над Драконом и Голодом. Для такого момента Михаил IX облачился в белую форму главнокомандующего с золотыми погонами, пуговицами и аксельбантами. С ним были старая сабля и заряженный мушкет, которыми он не надеялся воспользоваться сегодня. Михаил испытывал сильнейшее удовольствие, наблюдая, как внизу дымится чешуя духа осени. Военный министр Соров стоял поодаль и лично командовал погрузку пороха на второй корабль, он был сосредоточен и не получал никакого удовольствия от того что делал. Ни он, ни император, ни кто-либо из команды не заметили, как воспользовавшись дымовой завесой, к ним подлетел третий корабль.

Алексей забрался на борт корабля и приготовился спрыгнуть в низ, на палубу к своему отцу.

– Не умирай, – попросила его Ольга.

– Я постараюсь, – пообещал принц, неловко улыбнулся, и бросился вниз. За ним последовали ещё с десяток бунтовщиков, все солдаты, по уговору с которыми, принц первым должен был напасть на императора.

Алексей оказался за спиной отца и едва удержался на ногах.

– Отец!

Император обернулся, он не ожидал увидеть сына живым, да ещё и здесь.

– А, предатель.

– Останови сражение, отец, позволь Дракону спокойно продолжить путь, а твоим людям живыми вернуться домой.

Император лишь усмехнулся на это предложение:

– Твоё упорство достойно восхищения. Но я не передумал тогда, и сейчас, когда победа так близка, тоже не передумаю.

– Послушай же меня…

– Нет! Ты для меня больше никто! Ты поднял бунт против моей власти, так же как убийцы твоей матери. Ты, – император указал пальцем на сына, – такой же, как они.

Рядом на палубе начался бой на саблях. Бунтовщики сражались против верных императору матросов.

– Нет, – Алексей замотал головой. – Я бы не поднял восстание, если бы ты не решился уничтожить мир.

– Мир не погибнет, а наша империя забудет о Голоде, после того как я убью Дракона!

– Подумай что будет, если зима придёт после лета. Сколько животных погибнет, деревьев вымерзнет? Империя не забудет о голоде, потому что как только придёт Женщина, он станет ещё страшнее, чем прежде.

Император ненадолго задумался:

– Тогда её мы тоже убьём. Растопим тело огнём и будем жить только весной и летом!

– Ты забыл сказки, что рассказывал мне в детстве? Четверо олицетворяют не только времена года, а ещё стихии. Что если ты убьёшь Драконы, и все ветры умрут? А если растопишь тело Женщины, не высохнут ли реки и озёра?

Император медленно вытащил саблю из ножен:

– Я перестал верить сказкам, когда увидел мёртвое тело твоей матери. А теперь защищайся.

Отец бросился к сыну и попытался отрубить тому голову. Алексей выхватил саблю из ножен и отбил сильный удар. Он не был слишком хорош в фехтовании, но и император не был умелым саблистом. Алексей мысленно благодарил сторонников, которые не подпускают к его отцу верных защитников, а то бы он уже был зарублен. В тоже время принц старался не думать о противнике, как об отце, потому что по-прежнему боялся, что так не сможет нанести смертельный удар. А их бой растягивался, и ни один не мог даже ранить другого.

Принц подгадал момент и с силой ударил императора ногой в живот, тот отлетел на несколько шагов и рухнул на пол, уронив саблю. За этим последовали два события, определившие исход сражения. Император не растерялся, поднял свой мушкет и, недолго прицеливаясь, выстрелил в сына. Алексей успел отскочить в сторону, и пуля попала не в грудь, в которую метила, а в левое плечо.

Может быть, Дракон услышал выстрел мушкета, через несколько мгновений он наклонился влево, а за ним и корабли. Люди полетели за борт, лишь немногим повезло. Алексей схватился за самый борт правой рукой, а за раненую левую держался его отец. Император не хотел умирать, принц не желал выпускать его руку из своей, хотя всего минуту назад они бились насмерть. В то время как император держался за руку сына-предателя, кровь из раны на плече юноши тонкой струйкой потекла вниз по коже. Однажды кровь разделила отца и сына, кровь прекрасной Елены, жены для одного, матери для другого, сделала их врагами. И в этот решающий момент кровь снова их разделила. Тонкими струйками она проникла под пальцы и ладонь императора и силы, с какой мужчина сжимал руку сына, не хватило. Кисть юноши выскользнула из руки отца, беззвучно с испуганным взглядом он сначала полетел на дымящуюся спину Дракона, а затем скатился с неё в небесное пространство.

Крюк, которым судно держалось за Дракона, вырвался из его спины вместе с красными листьями. Корабль тряхнуло, после чего он вернул себе равновесие. Алексей держался за борт не в силах подтянуться и забраться на палубу. Чьи-то руки схватили его и втащили на корабль. Как оказалось, ни один из его сторонников не выжил, а на корабле остались Соров и пятеро матросов. Алексей уселся на палубе и не спешил подниматься на ноги.

– Мой отец мертв, – сказал юноша военному министру. – Теперь я – ­император, если ты позволишь мне им быть.

Соров молча смотрел в лицо Алексея. Дракон пролетел под кораблем и устремился к горизонту.

– Можешь убить меня и продолжить бой с духом. Но я прошу тебя… не исполняй безумную мечту моего отца. Путь она умрёт вместе с ним.

– Я не хотел смерти Дракона. Я исполнял волю императора, как того требовали мой долг, честь и верность. То чего ты лишён.

Алексей опустил голову.

– Но теперь, когда прежний государь мёртв, я могу остановить сражение и остаться его верным слугой. Сержант, – скомандовал Соров, – дайте сигнал другим кораблям. Пусть возвращаются в распоряжение своих частей. Будь императором, – обратился он к Алексею, – но когда я сойду с этого корабля, тебе придется искать нового военного министра.

 

Алексей возвращался домой. Он летел в Серый замок на корабле среди огромной армады, среди сотен команд, которые мысленно благодарили его, нового императора, за то что не погибли сегодня в грандиозной битве с духом осени. Рядом с Алексеем была самая прекрасная девушка империи, а поодаль один из самых великих её защитников. «Долг. Честь. Верность». Он утратил их, когда восстал против воли отца, но судьба была благосклонна и распорядилась дать ему время вернуть утраченное.

Алексей посмотрел назад. Солнце уходило за горизонт, пряталось от Дракона, который казалось, мог его съесть. Дракон – оранжевый дух осени, будет летать вокруг мира три положенных месяца. В этом году он ещё не раз пролетит над империей Алексея, и в каждый новый раз, он будет выглядеть больше и сильнее, а двигаться быстрее.

 

Четвертым был Дракон. Однажды люди попытались его убить. Лишь однажды и у них не получилось.

 
 
 

читателей   849   сегодня 2
849 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,60 из 5)
Загрузка...