Десять стрел

Небольшая лодка медленно разрезала водную гладь. Весь мир вокруг словно замер и лишь человек в лодке не хотел замирать вместе со всеми. Вот уже который час он отталкивался от болотного дна длинной жердью, что бы хоть как-то переместить свою лодку в стоячей воде. Его льняная рубаха промокла насквозь, а рваный камзол затерялся на дне лодки. Человек почесал свою щетину и пригладил пятерней волосы

— Что-то хватается за жердь. — сухо проговорил он

Темный эльф, сидевший на другом конце лодки, приоткрыл глаза и вытащил трубку изо рта. Человек всё так же отталкивался жердью от дна. Толчок, жердь поднимается, толчок, жердь снова поднимается. Эльф аккуратно встаёт на колени и тянется к своему мешку. Он извлекает оттуда козий сыр и хлеб. После того, как заплесневелые куски отправляются в воду, эльф начинает свою трапезу.

— Что-то хватается за жердь. — снова повторяет человек

Его остроухий собеседник молча продолжает жевать и медленно осматриваться по сторонам. На километры вокруг — сплошное болото, с редко возвышающимися над водой островками и деревьями. Лишь поднимающиеся со дна и лопающиеся на поверхности пузыри торфа нарушают тишину этих гиблых мест.

Доев, эльф медленно приподнимается, подходит к человеку и хриплым голосом произносит: Отдохни.

Остроухий принимает из дрожащих рук своего друга жердь, и маленькая лодка продолжает свой путь.

 

Лодка причаливает к опустевшей пристани. Эльф и Человек выходят покидают её. Остроухий несет на плече свою сумку, одновременно проверяя все ли вещи на месте. Его спутник одной рукой держит рваный кафтан, а другой – свою сумку.

-Рэй, может, стоило забрать лютню?

— Как попадём в город, поищи себе другую. Твою уже не починить.

Человек тяжело вздыхает и плетется за эльфом. Уйдя от пристани на несколько десятков метров, они натыкаются на таверну и входят внутрь. Еще у двери, каждый из спутников чувствует сильный запах палёного мяса и пива. В небольшом помещении, на трёх, сдвинутых вместе столах уместилась большая компания, распивающая уже не первый бочонок пива. Рэй проходит чуть дальше и видит двух людей, мечущихся около печи. Огонь расползся далеко за пределы печи и слегка подрумяненная туша свиньи, превратилась в обугленный кусок месива. Между двумя гореповорами и эльфом неожиданно появляется массивное тело орка. Рэй приподнимает голову и видит зеленоватое лицо, расплывающееся в улыбке. Острые, будто специально наточенные, клыки орка смотрят прямо на эльфа. Но орк всё так же добродушно улыбается и после не ловкой паузы спрашивает:

— Чем, как говориться это…могу помочь?

-Я бы хотел взглянуть на карту здешних мест…

-Больше значиться ничего? Может пива или свинины?

-У нас нет денег.

-Это ничего, сегодня господари сотники угощают. – орк махает головой в сторону толпы

-А карта?

-Найдем…найдем…

Эльф и его собеседник проходят к стойке. Орк, пошарив под стойкой, выкладывает на неё карту и начинает свой рассказ, медленно водя толстым зеленым пальцем по выцветшему пергаменту.

— Значится так…вот здесь значит мы. Вот дорога, идет значиться в лагерь этих…сотников то. Тут дальше лесом всё поросло. Глухой значиться лес, но не опасный. Волчару какого разве что встретите или медведя. А здесь сталбыть таверна будет, там переночевать можно. И отсюда значиться на север, по большой дороге и у город угодите.

 

Тёмный эльф внимательно осмотрел карту и кивнул головой. Трактирщик сжал огромным кулаком маленький пергамент и убрал его под стойку. Затем он взял две, стоящие на стойке, кружки, быстро заглянул в них, что бы убедиться в их относительной чистоте, и так же быстро налив в них пива, удалился. Рэй долго смотрел на дно кружки, но пиво пробовать не стал. Повернув голову, он заметил рядом с собой своего товарища, который оживленно разговаривал с одним из солдат.

— О. Рэй. Забыл тебя представить. Это милсдарь Корнелий, сотник его величества.

Эльф ответил на быстрое рукопожатие сотника.

— Рад знакомству с вами. Кирен рассказал мне о том, как вы доплыли сюда. Не многие решились бы плыть по болотам.

-А по какому поводу пьянка? – проигнорировал фразу сотника Рэй

-Так это…через пару дней идем рубить супостата, нам и дали приказ – отдохнуть последний день, что бы как говориться, не о чем не жалеть.

Остроухий понимающе кивнул головой и поднял кружку.

— Ну…тогда за будущую победу! – проскандировал эльф

Толпа ответила ему одобрительным криком, и каждый принялся жадно опустошать свою кружку. Ночь обещала быть долгой.

 

 

 

Первое, что услышал Рэй – это топот сотен ног, отдававшийся эхом. Он приоткрыл глаза и попытался что-нибудь разглядеть в кромешной тьме. Эльф не видел ничего дальше своего носа, поэтому он предпочел остаться на полу и попробовать вернуться к своим снам. Стоило ему закрыть глаза, как из угла послышался чей-то храп. “Чертов бард. В нужный момент не может сыграть и простой мелодии, а сейчас разродился целой симфонией.” Рэй протянул руку наугад в пустоту и нащупал свои сапоги, подтянув их к себе, он обулся и медленно приподнялся. В голове все еще гудел этот ужасный топот. “Больше никогда не буду пить” зарекся сам себе эльф, но сказать честно – в своё следующее посещение очередного трактира, он выпил ничуть не меньше вчерашнего. Остроухий держась одной рукой за голову, очень медленно побрёл в темноту, стараясь вытянутой рукой нащупать и удушить источник храпа. Мир вокруг шатался, трясся и любыми способами пытался повалить эльфа на лопатки. Не успел Рэй сделать и двух шагов, как наступил на что-то мягкое. В тот же момент эльф по сильнее пнул это нечто, лежащее на полу, и храп прекратился.

— Р…Р…Рэй ну какого? – замычал бард откуда-то снизу

— Вставай олух, пора в путь.

— Погоди ты, голова раскалывается, перестань топать…

Темный эльф не обратил внимание на просьбы своего товарища, и почувствовав прилив сил, резво развернулся и зашагал в предположительном направлении двери. Но стена , в которую врезался Рэй, разрушила все его ожидания. Эльф ошарашено сделал несколько шагов назад и потёр пульсирующий нос.

— Кирен, ты не помнишь, чем вчера кончился…праздник?

— Кажется, в конце концов, они всё-таки принесли поросёнка.

— Нет же, я не про …

Скрип железных ставней и яркий свет, бьющий прямо в глаза, не дал эльфу закончить фразу.

— На выход, господа! Поднимите руки и без глупостей!

Эльф заслонил рукой лицо, и хотел было что-то сказать, но в этот раз ему помешали два дюжих стража в доспехах, влетевших в подвал. Они застали Рэя с одной рукой, закрывающей глаза, а другой – болтающейся где-то неподалеку. В момент, когда две деревянные палицы опустились ему на голову, Эльф пожалел о том, что когда-то захотел путешествовать. Два стража резво вынесли эльфа из землянки, привели в чувства и поставили в небольшой строй, рядом с Киреном, который увидев действенную силу палиц, вышел добровольно. Перед строем стояло с два десятка стражей в доспехах, среди них выделялся один – позолоченной кольчугой и расписными ножнами для меча. Он откашлялся в кулак и громко заговорил

 

— Рад видеть перед собой крепких мужей, защищающих наши земли. Вы прошли через много битв, но мужайтесь, конец войны уже близок! А всем новоприбывшим хочу напомнить, что плату по контракту вы получаете в конце каждой недели, по предъявлению вашего контракта. Либо её за вас может получить закрепленный за вами десят… — обладатель золоченых доспехов начал громко откашливаться в кулак. Один стражей попытался поддержать его, но , один из полковников, оттолкнул своего подопечного с криком “Я не сраный калека!”. Полковник отдышался и продолжил:

— Разведите своих людей по палаткам … пусть готовятся. – закончил он речь, вытерев о свои кожаные штаны кровь с руки, которой только что прикрывал рот.

Эльф попытался привлечь его внимание и успел вскинуть руку вверх, но его возглас заглушил удар сотника прямо в грудь. Рэй повалился на землю и начал откашливаться .

— Заткнись, если не хочешь, что бы я подравнял твои чертовы уши!

Сотник грозно посмотрел на Кирена.

— Ты! Тащи своего дружка!

Кирен помог эльфу подняться, и придерживая своего друга за плечо, поплелся за сотником, вместе с другими людьми из строя.

 

 

 

Рэй открыл глаза и через боль попытался сесть на кровати. Он находился в большом шатре, внутри стояло еще несколько кроватей и два хлипких, прогнивших стола с пустыми тарелками на них. Грудь ныла от боли, а глаза слезились. Эльф несколько раз вытер их рукой, затем свесил ноги с кровати и попытался осмотреть всех присутствующих. Напротив кровати Рэя стояло ложе длинноволосого эльфа. Его сальные молочно-белые волосы спадали на лицо, сквозь них остроухий смог разглядеть лишь два нервно скачущих глаза сидевшего напротив собрата. Рубаха эльфа промокла насквозь, мешковатые штаны были по колено измазаны в грязи. Чуть дальше суетился Кирен, пытаясь вытряхнуть всю пыль из своего яркого камзола, а напротив него сидело нечто, напоминающее ящера, и листало книгу. Ящер был в рваных штанах, подпоясанных обрезком веревки, а рядом с ним лежала его рубаха. Каждые несколько минут он отвлекался от своей книги, почесывал шрам рассекающий правую щеку, и переворачивал страницу. Кто-то громко закашлял. Эльф обернулся и увидел рядом еще одну кровать, на которой сидел молодой парень. Он вертел у себя в руках меч и внимательно рассматривал лезвие. Его кровать была аккуратно заправлена, а на рубашке не было и пятнышка.

Рэй попытался что-то сказать, но закашлялся и схватился за грудь. Кирен отвлекся от чистки камзола и подскочил к своему товарищу. Ящер на мгновение взглянул в сторону новых соседей и вернулся к книге.

— Рэй, эй! Ты в порядке?

Рэй захрипел в ответ.

— Да, мы попали впросак…опять.

— Кх…кх…кхде мы?

Кирен неловко улыбнулся.

— В военном лагере…

Эльф удивленно выпучил глаза и закашлялся. Кирен утёр пот со лба и продолжил.

— Тот чертов сотник…мы тогда все напились…и подписали контракт на службу….

— Но…но…- Рэй опять подавился своими словами

— Нужно попытаться поговорить с кем-нибудь…мы ведь были пьяны…

Ящер подавился смешком. Кирен злобно посмотрел на него и закричал:

 

— И какого хрена ты смеешься?!

— Даже если это и правда, чего только не придумывают солдаты, чтобы по скорее убраться отсюда.

— Но…но… — Темный эльф опять закашлялся

Ящер лишь засмеялся в ответ.

— Заткнись, чертово животное!

— Знаешь, кто спал на твоей кровати до тебя? Один идиот крестьянин. Всё никак не мог понять, что отсюда просто так не уйти. Поэтому он решил по-тихому смыться ночью. Думаю если хорошо постараться, еще можно найти его труп где-нибудь на задворках лагеря с парой стрел в спине.

Рэй испуганно смотрел на своего товарища.

— А ведь у него колечко было…эх…ручаюсь своей головой, даже скупой трактирщик дал бы взамен c lдесяток яиц… — безразлично произнес ящер сам себе и вернулся к книге

Кирен ошарашено попятился назад и осел на свою кровать. Темный эльф вскочил с кровати, и игнорируя боль в груди, быстрым шагом направился вон из палатки. Его друг хотел последовать за ним, но с другого конца шатра послышался голос:

— Если последуешь за ним, то я обязательно прослежу, что бы после того как вас вздернут – ваши тела дали обглодать воронам.

Кирен остановился, несколько раз глубоко вздохнул и вернулся на своё ложе.

 

Вены на лбу вздулись, казалось, что кровь висках отбивает какой-то особый ритм, кулаки непроизвольно сжались, а глаза напряглись. Рэй быстрым шагом пересекал лагерь. Никто не обращал внимание на очередного новобранца. Повсюду стояли шатры, горели костры, рассказывались истории. Сотни людей куда-то спешили, что-то несли. Как только вдалеке замаячила виселица и несколько покойников, эльф свернул влево и увидел двухметровую стену частокола. Рэй остановился. “Разбежаться, залететь по лестнице на стену, схватить один из мечей, располосовать от уха до уха того лучника и прыгнуть вниз. А там всё решит скорость моих ног…или зоркость чьих-то глаз.” Остроухий зашагал в сторону стены, постепенно ускоряя свой шаг. Рэй всё ближе и ближе подходил к стене, но не выдержал и сорвался на бег. От стены его отделяло каких то четыре метра, когда кто-то накинулся на него сзади. Враг налетел откуда-то сбоку, уводя Рэя в сторону от стены. Темный эльф не растерялся и в полете отвесил нападавшему оплеуху, отчего тот отпустил остроухого и приземлился в нескольких шагах от него. Жертва и нападающий вскочили почти одновременно. Тогда Рэй увидел перед собой того нервного эльфа из шатра. Его собрат весь вспотел.

— Т…т…ты не должен идти туда.

— У меня бы всё получилось, если бы…

— Н…нет…ни у кого не получалось….

— Лучше умереть там, чем здесь…

— Н…н..нет…мы…мы сможем выбраться…

 

— Что? Как? Как мы можем выбраться?

— П…позже… позже…

Рэй отдышался и гневно посмотрел на своего собрата, но тот лишь беспорядочно водил глазами. Вдруг эльф поднялся и зашагал прочь от стены.

— Эй! Ну и куда ты? – закричал Рэй

— Н..ну…нужно возвращаться.

Рэй глубоко вдохнул и посмотрел на путь, отделяющий его от свободы. В какой-то момент остроухий заметил, как двое солдат ведут за собой невысокого мужчину, отвешивая тому сильные оплеухи.

-Удрать посмел, ублюдок! Да по тебе виселица плачет!

Темный эльф еще раз взглянул на забор, на пойманного беглеца и поспешил за своим собратом. Они обогнули несколько шатров, прошли у костра, где шестеро солдат что-то бурно обсуждали и театрально кидали промокшие и покрывшиеся слоем грязи карты на небольшую дощечку, служившую столом. Через несколько метров Рэй остановился у серого шатра, возле которого горело несколько костров, на которых разместились вместительные котлы. Около каждого котла стояло по два человека. Один помешивал импровизированный суп, а второй внимательно наблюдал за каждым движением первого и периодически что-то подсказывал ему. Из самого шатра доносились крики и брань. Когда Рэю показалось, что он услышал из шатра лай, его собрат дернул его за руку и жестом позвал за собой. Через несколько минут они уже были в своем шатре. Темный эльф еще у входа почувствовал странный запах, доносящийся оттуда, а войдя – увидел на столе две чаши. Ящер и человек, чья кровать находилась рядом с кроватью Рэя, что-то бурно обсуждали. Кирен лежал на кровати и старался не смотреть на своих соседей, но то и дело, бросал на них злобный взгляд и сразу же отворачивался.

Темный эльф сел на свою кровать, уставился в потолок и начал думать над тем, как же его угораздило попасть в такую ситуацию.

— Эй, дружище. – тонкий шипящий голос вырвал Рэя из раздумий. Эльф обернулся и увидел перед собой ящера. Тот внимательно смотрел Рэю прямо в глаза и лишь через несколько мгновений, он перевел взгляд на полную чашу, стоящую на столе. Остроухий ответил ему презрительным взглядом.

— Как знаешь. – мысленно развел руками ящер, и взяв тарелку, уселся на свою кровать.

Рэй закрыл глаза и попытался вспомнить, на чем он остановился.

— Ты зря пытаешься игнорировать нас. – снова прошипел ящер – Мы все тут как одна … семья.

Рэй тяжело вздохнул, приготовившись к длинному рассказу.

— И у нас тут всё четко. – медленно проговаривал ящер, одновременно с этим заглатывая суп – Вон тот ухмыляющийся бастард рядом с тобой – Беллатор. Он наш десятник. Эльф по соседству с тобой – Алаин.

— И он психованный, так что лучше к нему не приближаться…- вмешался Беллатор

— Заткнись нахрен. У него хотя бы хватило ума не влезать в этот гадюшник по собственному желанию.

— Ты считаешь смерть за свою страну безрассудством?

— Нет, это чертовски благородно жрать помои, подыхать от чумы и еще хрен разбери чего!

Беллатор пропустил фразу ящера мимо ушей и вернулся к своим упражнениям в фехтовании. Рэй вопросительно посмотрел на ящера.

— Беллатор единственный доброволец в нашей сотне, гордость Мерит его побери!

— Думаю, чертова рептилия, которая так надоела контрабандистам, что они сдали его в наш лагерь, не имеет права мне о чем-то говорить.

Ящер злобно посмотрел на Беллатора, подобрал с пола одну из своих книг и принялся яростно переворачивать страницы. Всё успокоилось. Рэй пытался переварить всю полученную информацию, но ему хотелось узнать еще немного. Может обычно, ящер не так разговорчив.

— Что читаешь? – неловко попытался завязать диалог эльф

— Он не читает. Обычно он просто бегает глазами по страницам, когда ему скучно или когда он обижен. Он надеется, что если все подумают, будто он умеет читать, его сделают писарем. – спокойно произнес Беллатор размахивая мечом

— И как успехи? – снова поинтересовался Рэй

— Да пошел ты Беллатор, я хотя бы что-то делаю, что бы не сдохнуть в сраном поле!

— Как не старайся, всё равно сдохнешь в этом сраном поле. Такая уж у тебя судьба. – спокойно парировал Беллатор.

В тот момент Рэй понял, что бесполезно расспрашивать этих двоих. Эльф поднял с пола свою пустую сумку, подложил под голову и закрыл глаза.

 

— Эй…эй…проснись…. – тихо зашептал голос

Рэй пытался сопротивляться и игнорировать голос, но неизвестный победил и Рэй открыл глаза. Первым, что он увидел, была темнота и два зеленых огонька, смотревших прямо на эльфа. Рефлексы сработали мгновенно. Рэй схватил стоявшую на полу чашу и занёс её для удара, но обладатель голоса перехватил кисть эльфа и вывернул её. Чаша упала на кровать, к ногам Рэя, не издав и звука.

— Успокойся, это я…

Глаза эльфа начали привыкать к темноте, и он разглядел перед собой лицо своего собрата. Его зеленые глаза уставились на Рэя.

— Л..ладно…чего ты хочешь?

— Иди за мной… — едва слышно прошипел эльф и растворился в темноте

Рэй сел на кровати, протёр глаза и осмотрелся. Все спали. Никто не слышал ни единого слова эльфа. Рэй тяжело вздохнул, и потерев ушибленную кисть, направился вон из шатра. Ночной ветер ласково встретил его и унёс собой все воспоминания о сне. Несмотря на глубокую ночь, весь лагерь и территория вокруг были хорошо освещены факелами. Везде стояли смотровые, ходили патрули из двух-трёх человек. Дневная суета сменилась ночной. Эльф потянулся, и размяв руки, хотел было позвать своего собрата, как увидел вдалеке его белые волосы и помчался за ними. Помимо патрулей, на каждом шагу встречались и сталкивались посыльные, перебегающие от одного шатра, к другому, выслушивая и передавая указания.

— Куда мы всё-таки идем? – спросил Рэй, догнав своего товарища

— Завтра мы идем в бой, нужно попросить благословение…

— В какой к черту бой? Какое еще благословение?

Не то, что бы Рэй не верил в богов, но к благословениям он относился скептически. И даже реши он укрепить свою уверенность, вряд ли он смог бы выбрать кого-то из огромного пантеона богов. Весь оставшийся путь остроухая пара провела в молчании. Но когда они добрались, Рэй не смог сдержать своего удивления. Рядом с забором лагеря росла ива. Мало того, что вокруг не было ни озер, ни рек, но это было единственное дерево в лагере. На его мощном стволе виднелись десятки засечек от топора, но дерево, словно старый гном, не собиралось покидать своего привычного места обитания и дожить свой век в родных местах.

— И кому же ты собрался молиться?

— В местах, откуда я родом, люди верили в жен радости и сестер печали.

Рэй недоумевающее посмотрел на своего собеседника.

— Ну…если не вдаваться в мифологию, то прося благословления у жен радости, ты приносишь часть своей будущей жизни им в жертву. Чем больше ты просишь о чем бы то ни было, тем короче твоя жизнь. Но она будет полна радости…

— Чудно. — протянул Рэй — А сёстры печали?

— Ох…я уже толком и не помню. В наших краях сёстры печали приходили только к тем, кто отчаялся. К бродягам и к беднякам…они давали им второй шанс…но я не помню, что они брали в замен… как же там пелось…

Эльф на секунду замолчал и начал разрезать воздух пальцем

— Жены радости пьют твоё время как воду, а сёстры печали внезапны как дождь. Жёнам радости в тягость дороги свободы, а сёстры печали идут за тобой… — неловко напел эльф

— Прекрасно. – выдавил из себя Рэй и закрыл глаза

Темный эльф не знал о чем и как просить. Он просто шевелил губами, стараясь убедить своего товарища, будто бы молиться.

— А что именно я должен попро…- Рэй попробовал дотронуться до плеча своего собрата, не открывая глаз, но оступился и успел схватиться за одну из веток ивы. Легкая дрожь пробежала по телу эльфа. Рэй был готов поклясться, что его глаза были закрыты, но он видел вдалеке несколько огней, будто кто-то зажег несколько свечек. Внезапно огни погасли, а эльф почувствовал холод и прикосновение чьих-то губ к своему уху. Он пытался открыть глаза, но не смог.

— Я рада, что ты пришел к нам…Ты получишь то, что хочешь, но мы никогда не отдаём ничего просто так…

“К кому нам?”, “Что я получу?”, “Кто мы?”. Все эти вопросы вертелись в голове у Рэя, когда он увидел мягкие очертания женского лица перед собой. Уголки её губ слегка приподнялись в добродушной улыбке и остроухий очнулся.

 

Рэй неудачно попытался вскочить на ноги и броситься бежать, но упав на четвереньки, несколькими грубыми и резкими конвульсиями попытался отстраниться как можно дальше от ивы. Его остроухий товарищ медленно повернулся к нему и улыбнулся. Глаза его спокойно смотрели на Рэя, взгляд был не затуманен и сосредоточен.

— Рад, что у тебя получилось…

— Там…там была женщина…холодная…

Легкая улыбка сползла с лица эльфа.

— Это были сестры печали…

— И…и…и что?

Остроухий не ответил Рэю. Он отряхнул свои штаны и направился прочь от ивы. Темный эльф вскочил на ноги и помчался за ним.

— Стой…стой …что эти сестры значат?

Эльф не отвечал, он пытался ускориться и убежать от Рэя и его вопросов, но тот схватил его за плечо и развернул лицом к себе. Остроухий тут же оттолкнул Рэя от себя.

— Ты…ты получил что хотел! Второй шанс! Воспользуйся им и отстань от меня! – закричал эльф. Рэю показалось, что глаза его собеседника снова начали нервно метаться. Темный эльф сидел на земле еще долго после побега своего собеседника. Он пытался понять, что происходит, но каждая здравая мысль сбегала от него, стоило ему приблизиться к ней слишком близко. Рэй поднялся с земли и зашагал в сторону своего шатра, остановившись только у самого входа. Ночное небо было укрыто звездным одеялом, по которому проплывали редкие тучки. Где-то в кустах шуршал кузнечик. За всё то время, которое пара эльфов была у Ивы, суета в лагере почти сошла на нет. Изредка вдалеке можно было заметить силуэт крадущегося посыльного или двух постовых. Внутри шатра темного эльфа встретило лишь тихое посапывание Беллатора. Его собрата нигде не было. Рэй тяжело вздохнул и лёг на кровать. Он сразу же заснул, завтрашний день обещал быть тяжелым.

 

 

В лагере зазвонил колокол. Солнце только показалось на горизонте, как по всему лагерю заголосили колокола, предвещающие начало нового дня. Рэй не без труда открыл глаза. Окинув сонным взглядом шатёр, он увидел спящих эльфа, Кирена и продирающего глаза ящера. Темный эльф поднялся с кровати, проковылял к одному из столов, и взяв с него одну из кружек, плеснул её содержимое себе в лицо, а затем протёр глаза руками. Мир приобрёл четкие очертания и Рэй разглядел голову Беллатора, заглядывающую в шатёр.

— Быстрее лежебоки! Собирайтесь, мы выступаем через пару часов. Растолкай их уже, Морда!

Ящер ответил непонятным шипением. И упал на свою кровать.

— У вас полчаса на построение у шатра!

— Пошел ты.

Беллатор злобно посмотрел на ящера, и его голова исчезла из шатра.

— Рэй! Возьми ведро и сходи за водой. Кирен. Принеси нам чего-нибудь пожрать. – выдавил из себя ящер

Кирен замычал, пытаясь подражать ящеру. Рэй потянулся, завёл руки за спину и дал себе несколько пощечин, что бы взбодриться. Затем он резво подхватил стоящее под столом ведро и вышел из шатра, не дожидаясь пробуждения остальных. В лагере снова началась суета, но она была совсем иной. Не было ни посыльных, ни спешащих куда-то солдат. В тот момент Рэй разделил всех обитателей лагеря на две группы. Первые, сонными выползали из своих палаток, бормотали что-то себе под нос. У каждого была своя цель, но никто не торопился. Каждый лишь делал вид, что спешит куда-то. Вторые же – были постовыми, которые отличались от первых лишь перекосившими их лица улыбками, ведь ближайшие несколько часов, пока каждый в лагере будет пытаться изобразить активную деятельность, они будут спокойно спать. За своими размышлениями, Рэй добрался до колодца, у которого успела собраться небольшая очередь. Каждый её участник усиленно протирал глаза и старался не заснуть, что бы не свалиться ненароком в колодец. Темный эльф дождался своей очереди, набрал себе воды, и умывшись, поплелся обратно. Войдя в шатер, эльф поставил ведро с водой на стол и заметив спящих ящера и эльфа, громко прокашлялся. Ящер бодро вскочил с кровати и подбежал к ведру, что бы умыться. Эльф нехотя поднял голову, что бы посмотреть на потревожившего его сон, и тут же опустил её. Со своего остроухого собрата, Рэй перевёл взгляд на ящера. Тот уже несколько раз обдал себя ледяной водой и слегка подпрыгивал с ноги на ногу. Ящер заметил вопросительный взгляд темного эльфа.

— Что?

— Морда?

Ящер тихо выругался.

— Ну…звать то меня Мордекай…но люди считают себя знатными остряками.

Рэй хотел что-то ответить ящеру, но почувствовал странный запах, доносящийся откуда-то снаружи. В тоже мгновение в шатёр залетел Кирен с четырьмя глубокими тарелками и поставил их на стол.

— Вот. Принёс.

— Что это? – поинтересовался Рэй

— Вчерашний суп..вроде бы…

— А почему он холодный? – влез Мордекай

— Пока котёл разогревают, всё бы уже разобрали.

— Да уж…тебя только за смертью посылать.

— Уж лучше смерть, чем это… — снова влез Мордекай

С одной из кроватей медленно поднялся эльф. Он поздоровался с каждым присутствующим, и забрав свою тарелку, вернулся на свою кровать. Рэй заглянул в свой суп. В полупрозрачной жидкости плавало нечто, напоминающее развалившуюся от воды луковицу. На поверхности болтались капли жира. Темный эльф тяжело вздохнул и принялся за свой завтрак.

По прошествии некоторого времени, в шатер снова заглянул Беллатор. Злобно осмотрев всех присутствующих, он грозно рявкнул:

 

— А ну вставай, десятина! И построились у шатра!

Все кроме ящера последовали указаниям десятника, Морда же остался неподвижен, но когда голова Беллатора исчезла из шатра, ящер схаркнул на пол и последовал за всеми. Через несколько минут десятина уже строилась, напротив своего шатра. Кирен поднялся на носки и пересчитал каждого, стоящего в строю.

— Эм…если мы десятина, то почему нас всего…пятеро?

Беллатор расхаживал из стороны в сторону, бормоча что-то себе под нос, и не услышал вопроса любопытного барда.

— Ну-c…как бы объяснить…- медленно протянул ящер – До вашего прихода нас было шестеро…но те трое…их убили, когда мы брали переправу. Им платили по контракту столько же, сколько и вам…поэтому наш сотник решил оставить их в живых…по крайней мере на бумаге…им отчисляют деньги, но вряд ли вы их заметите в нашей десятине. Это происходит уже довольно давно, проще ведь не иметь настоящих солдат, но иметь настоящий доход.

— А зачем нас сюда заволокли?

— Иногда надо пополнять ряды десятины … иначе однажды какой-нибудь полковник спросит, почему нашей сотне отчисляют денег на сотню бойцов, а на деле их только тридцать.

— Да уж, у вас тут всё схвачено.

— А ты как думал, война дело доходное.

Стоило рептилии договорить, как из-за одно из шатров вышел знакомый Рэю сотник и подойдя к Беллатору, начал что-то живо обсуждать с ним, после чего протянул тому увесистый мешочек, который десятник тут же спрятал. Затем сотник подошел к строю, увидев темного эльфа, он широко улыбнулся, обнажив два ряда своих пожелтевших зубов.

— Ну что, скоро выходим, готовьтесь. – фальшиво произнес сотник и по дружески похлопал Мордекая по плечу, после чего удалился, судя по звенящим мешочкам у него на поясе, к другим десятинам.

— Так….- протянул Беллатор, задумавшись – Морда, отведи их в арсенал, пусть получат всё что нужно, затем можете отдохнуть…будет еще час, может два. Ящер лишь утвердительно кивнул головой. Беллатор последовал примеру сотника – по-дружески хлопнул рептилию по плечу и удалился.

— Ну что, пойдемте что ли. – ящер махнул рукой. Рэй и Кирен последовали за ним. Арсенал находился почти в самом центре лагеря, поэтому троица добралась туда довольно быстро. Обитатели лагеря были не на шутку встревожены, каждый был должен закончить все свои дела перед выходом. На полевой кухне с тройным усердием повара пытались закончить готовку, и в попытках истребить все продукты, которые уже испортились или испортятся в скором времени, даже не обращали внимание на то, что бросали в супы и каши.

Арсенал представлял из себя небольшую деревянную избу с покосившейся крышей и отсутствующей дверью. Зайдя внутрь, посетители попадали в узкий предбанник. Путь дальше загораживала решетчатая дверь, с узким проёмом для передачи вещей. Непонятно, был ли предбанник специально построен узким из-за какой-то особой тактики ведения боя в помещениях, или что бы посетители не имели привычки по долгу задерживаться здесь, но Кирен решил не входить внутрь и подождать снаружи. Ящер и Рэй не без труда протиснулись к решетчатой двери, в которую рептилия начала молотить что есть мочи. Из комнаты, которую можно было видеть лишь частично, выплыла неповоротливая туша очередного эльфа, который отвечал за арсенал. Он лишь бросил недовольный взгляд на ящера и захрипел.

— Мне нужны … два меча, полный набор кожанки и … два ножа. — как будто специально растягивая каждое слово, произнес Морда.

Ответственный за арсенал тучный представитель остроухого народа снова что-то недовольно захрипел и скрылся в комнате, из которой послышался грохот и нечленораздельная брань, после чего эльф вернулся и передал через прореху между прутьями двери все названные вещи. Лишь покинув узкий предбанник, Рэй рассмотрел врученную ему экипировку. На кожаной куртке повсюду виднелись дырки, прорехи, следы от стрел и мечей. Нашивки с гербом были на половину содраны. Темный эльф вытащил из ножен меч. Его искривленное лезвие, словно у ятагана, покрывал небольшой слой ржавчины. Рэй осмотрел сколотые части клинка, царапины , метки, и тяжело вздохнув, вернул меч в ножны. Ящер, всё это время смотрящий на Рэя, улыбнулся и поплелся к шатру.

 

Огонь съедал одно полено за другим, медленно расползаясь по всему пепелищу. Солнце было еще высоко, а теплый ветер приятно обдувал всех воинов, расположившихся на холме, поэтому было решено развести всего два костра для жарки мяса. Запах прожаренной свинины тонкой ниточкой подобрался к Рэю и манил его к себе, заставляя придаваться воспоминаниям о сытных вечерах в столице. Из раздумий эльфа вырвал шепот Кирена. Бард нагнулся поближе к уху ящера, и прикрывая одной рукой свой рот, в надежде, что кроме них двоих, никто не услышит его вопроса он зашептал, даже не замечая, как жирная похлебка тонкой струей выливалась из наклоненной чаши, которую левая рука не смогла удержать ровно.

— Эй…Морд..декай… — зашептал Кирен. Ящер внимательно его слушал, хотя его взгляд внимательно следил за похлебкой, большая часть которой расползлась по сапогам барда.

— Вон те, в латах, это кто?

Ящер на секунду отвлекся от почти пустой чаши своего собеседника и посмотрел куда-то за спину Рэя.

— А. Это богатеи на службе у короля. Якобы дворяне единственные, кому он может доверять, ну вот они и следят, что бы никто тут не проворовался или не предал короля.

Темный эльф слегка повернул голову, что бы увидеть тех, о ком шел разговор. И действительно. В метрах десяти от Рэя стояло пятеро воинов, в латных доспехах. У каждого на груди красовался свой герб. Каждый имел на поясе блестящие ножны и выглядывающий оттуда меч. Двое из них с важным видом жевали табак и смотрели куда-то в небо, будто бы следя за тем, что бы ни одна из птиц не смела даже подумать о предательстве короля. Троица же стояла поближе к Рэю. Они что-то бурно обсуждали, размахивая руками и указывая куда-то вдаль. В конце концов, двое из них сняли с пояса по два мешочка и передали их третьему дворянину. Тот, взвесив мешочки в руках, одобрительно кивнул и они разошлись.

Где-то под холмом загремели барабаны. Ящер и эльф тут же встали.

— Черт. Ну, вот и поели! – воскликнул Мордекай, кидая Рэю его меч – Видимо враг где-то поблизости.

Вся “десятина ” быстро пересекла небольшую полянку на холме и начала спускаться к его подножию. Рэй слышал барабаны всё отчетливее, но что-то внутри темного эльфа сжалось. Под холмом уже выстроилась основная часть войска. В первых рядах стояли копейщики, все последующие ряды состояли только из пехотинцев с мечами. Заняв своё место, Рэй пытался отвлечься от странного чувства внутри, раздумьями о несовершенстве боевой тактики. Войско двинулось — медленно и не равномерно. Солдаты шагали в развалку, не спеша, не следя за общим ритмом.

— Кажется, я видел лошадей, почему бы не пустить конницу вперед? – вдруг нарушил повисшее молчание Кирен

— Кони принадлежат высшим чинам и дворянам, а они в бой первыми не идут.

— Ну и на что им тогда сдались такие доспехи?

— В самом конце битвы, когда оба войска ослабли, а солдаты врага мертвы или присмерти, на поле выезжает конница. Они добивают раненных, окружают и забивают выживших. Что-то вроде местной забавы…

Войско шло по просторному полю. Земля была промерзлой и твердой. Лужи покрылись тонким слоем льда. В небе не было ни одной птицы. Более того, Рэй не заметил ни единой полевой мыши или другого грызуна…вокруг никого не было, лишь одинокое войско идущее вперед. Без определенных целей и без четких команд. Темный эльф начал чувствовать слабую дрожь в коленях. Странные чувства нахлынули на него и захватили с головой. Рэй начал судорожно озираться, будто бы искал чего-то, чего давно не мог найти. Когда его взгляд выцепил из кучки воинов его остроухого собрата, Рэй немного успокоился, вспомнив о странном обещании получить то, что он хочет.

Вдалеке показались верхушки деревьев. “Вижу лес!” донеслось откуда-то из первых шеренг.

— Готовьтесь к худшему. – прошипел ящер

Беллатор поцеловал средний и указательный пальцы, а затем приложил их ко лбу, нашептывая не то заговор, не то молитву.

Кирен мягко опустил свою руку на плечо Рэя и улыбнулся: Не профукай наш шанс.

Рэй глубоко вдохнул. Его нижняя челюсть начала бешено трястись. Всего эльфа начинало потряхивать. Задрожали руки, ноги, всё туловище. Рэй, забыв про дрожь челюсти, обхватил себя руками и попытался унять дрожь, не обращая внимания на то, какую мелодию выстукивали зубы. Эльф всё дальше погружался куда-то глубже в себя, пытаясь забыть про дрожь и страх, пытаясь уйти от них, он падал куда-то…

Толчок Кирена выдернул его из холодного небытия.

— Рэй, с тобой всё нормально?

Эльф по-прежнему пытался сдержать дрожь, обхватив себя руками.

— Я…я не знаю…

— Дерьмо. Кажется, тебя лихорадит.

— Н…нет…я…я не понимаю как вести себя в таком бою…

Кирен удивленно посмотрел на своего собеседника

— П…понимаешь, я могу победить в бою против одного или даже двоих…но тут…повсюду десятки, если не сотни врагов, союзников…каждый машет мечом, каждый хочет убить тебя…ты просто не понимаешь что делать в таком аду…

Кирен широко раскрыл глаза. Его, казалось бы непоколебимый товарищ, трясся будто в припадке. А он не мог подобрать ни одного слова.

— Ну…ты…просто держись поближе…ладно?

Эльф утвердительно махнул головой. Рэй хотел что-то добавить, но ему помешал крик Беллатора.

“Ложись, десятина!!!” бешено заорал он, тыча пальцем в небо. Темный эльф успел заметить лишь большую темную тучу, которая очень быстро передвигалась по небу, когда Кирен повалил его под защиту ближайшей телеги. Страшной мелодией зашелестели стрелы, летящие с небес. Сначала они покрывали, а затем и вовсе стирали силуэты не успевших укрыться воинов. Когда смертельный шелест стих, повсюду стояли крики и стоны раненых. На общем фоне выделялся лишь истеричный смех Ящера.

“Встать! В атаку!” – завопил кто-то. – “Иначе они доберутся сюда и разотрут нас в порошок!”

Последняя фраза подействовала, и из всех щелей и нор, какие только можно было найти в поле, полезли солдаты. Они непонимающе смотрели друг на друга. Никто не осмеливался проронить ни слова. Один из знаменосцев поднял ввысь знамя и громко завопил “В атаку! Бей, круши!”

Толпа тут же подхватила и с неистовой яростью понеслась на противника. Враги не ожидали такого подъема и опешили, что и нужно было Рэю и остальным. Волна орущих и злых воинов ворвалась в ряды противника и смыла каждого бойца. Темный эльф оказался в первых рядах. Порыв неистовой ярости поднял его с земли и понёс навстречу смерти, оставив лишь в самом пекле. Повсюду слышался звон мечей, крики, брань, незамысловатое “бей круши ” витало в воздухе. Рэй обнажил свой меч и глубоко вдохнул, пытаясь понять, что ему делать. Осознание пришло быстрее, чем он ожидал. Перед ним очутился солдат, с высоко поднятой железной булавой. Инстинкты сработали предельно быстро. Меч дважды располосовал противнику глотку, а затем проткнул сердце. Кровь застучала в висках, эльф почувствовал прилив адреналина. Дрожь в коленях становилась сильней, страх не проходил, но вместе с ним появилось и сумасшедшее желание присоединится к этому танцу клинков. Рэй взмахну мечом и бросился на ближайшего противника. Он проткнул его сзади, следующий получил лезвием по шее, еще один по голове. Рассечь, проткнуть, взмахнуть, утереть кровь, залившую глаза и снова. Рассечь, проткнуть, уклониться, ударить, отскочить. Казалось, что эльф слился воедино с окружающим его хаосом. Беспорядочный шум вокруг стал для него симфонией, взмахи меча стали своеобразным танцем, враги вокруг стали однородной массой, которую Рэй кромсал и резал как мог. Эльф вошел в однообразный ритм битвы, когда услышал ржание коня, а затем увидел всадника в массивных доспехах, с огромным ростовым щитом и здоровым копьем. Тело эльфа снова сработало слажено, как старинные гномьи часы . Лошадь неслась прямо на него, поэтому он отскочил в сторону и заведя руку за спину, вдарил проносящейся мимо него лошади по ногам. Лишь в последние мгновения удара эльф понял, что это была не очень хорошая идея. Конь скакал еще несколько метров, после чего рухнул. Он пытался встать, но уже не смог. Всадник лежал чуть позади, пытаясь понять, что сбило его с лошади. Рэй вращал в воздухе ушибленную кисть и пытался взглядом отыскать свой меч, выскочивший из его рук, после столкновения со скачущей лошадью. За спиной послышался крик. Эльф инстинктивно обернулся, и увидев приближающееся лезвие меча, отскочил назад и повалился на землю. В правом бедре почувствовалась жгучая боль. “Зацепил” успел подумать Рэй, откатываясь от очередного взмаха меча.

Воин с окровавленным мечом бешено озирался, а затем понесся на своего остроухого врага, но тот резво вскочил на ноги. Клинок метил прямо в сердце эльфа, но тот ушел в бок, и перехватив кисть противника, резко вывернул её и послал противника в сторону. Воин повалился всего в двух метрах. В попытках вернуть свою кисть в нормальное положение, он не заметил эльфа, поднявшего его меч и нанесшего ему последний удар.

Острые уши уловили скрежет чего-то металлического. Рэй обернулся и увидел медленно идущего на него всадника. В руках он по-прежнему держал щит и копье. Его походка была медленной и неуклюжей. Темный эльф встретил всадника улыбкой. Владелец ошеломляющих доспехов, молча и уверенно, продолжал двигаться навстречу эльфу, выставив вперед копье. Остроухий воин подскочил к своему противнику, взмахом меча обрубил копью острый наконечник и нанёс рубящий удар по массивной шее всадника. Доспехи ответили мечу лишь слабым скрежетом. Рефлексы остроухого сработали медленнее, чем у его противника, из-за чего тот получил сильный удар ростовым щитом. Затем еще один. Меч пропал из руки эльфа. Еще один. Эльф уже лежал на земле, так и не стерев со своего лица глупую ухмылку. Всадник поднял над головой щит, собираясь попросту прибить им Рэя. Всего нескольких секунд промедления помогли остроухому выставить руку в направлении противника и прочитать заветное заклинание. Ударная волна врезалась во всадника, заставив его отшатнуться и повалиться навзничь, выбив у него из рук щит. Темный эльф выплюнул несколько зубов, утёр кровь, текущую из сломанного носа и подпрыгнул к своему противника. Сев ему на грудь, остроухий схватился за шлем и попытался стянуть его со всадника, но тут же отпустил и заорал что есть мочи. Ладони темного эльфа были обожжены. Не дав разобраться Рэю с заколдованным шлемом, всадник сбросил своего противника с себя мощным ударом железной перчатки. Рэй упал рядом со своим врагом, откашливаясь кровью. Всадник пытался встать и закончить бой, но его массивные доспехи мешали ему. Остроухий пытался отползти и оправиться после железного удара в ухо. Всё вокруг тряслось и кружилось, мир то бледнел, то приобретал ужасно красочные оттенки.

Рэй с трудом поднялся с земли и захромал в сторону, оставив своего противника позади. Под ногами лежали горы тел, а людей сражающихся вокруг меньше не становилось. Тогда темный эльф упал на колени, а затем на спину и подтянул к себе лежащий неподалеку труп, закрывшись им.

 

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, когда на поле прекратили шуметь барабаны, перестали кричать люди и лишь изредка слышались отголоски столкнувшихся клинков. Темный эльф не без труда выбрался из кучи тел и медленным шагом направился на север. Он слегка прикоснулся к своему лицу. Нос был сломан, ухо распухло и пульсировало, вторя сердцу. Под пальцами чувствовались струпья засохшей крови.

Повсюду лежали тела мертвых воинов и тех, кому повезло меньше. Кто-то пытался ползти, кто-то выл от бессилия, кто-то просто жадно хватал ртом воздух. Вдалеке показались силуэты обладателей массивных доспехов, которые Рэй видел еще в лагере. Они медленно шли по полю, добивали и обирали каждого, кто подавал признаки жизни. Эльф повернул на восток. В воздухе стоял запах жженой плоти. Всё вокруг дрожало и двоилось. В какой-то момент Рэя просто стошнило от непрекращающейся тряски, но он продолжал идти, пока не услышал знакомый голос. В дыму остроухий смог разглядеть три силуэта. Все трое обнажили мечи. Один из них двигался очень быстро и технично. Первый и второй силуэты встретились, первый рассек второму грудь подплужным ударом, а подскочившему в этот же момент третьему, снёс голову. После чего выживший повернулся в сторону Рэя и закричал знакомым эльфу голосом:

— Свой или чужой?

Темный эльф беззвучно раскрыл рот и повалился на землю.

 

 

Ветер пронесся по выжженному полю полному мертвых тел, пугая ворон и раздувая костры. Он пролетел полупустой лагерь, обдувая понуро опущенные головы солдат, пытаясь хоть как-то приободрить их. Потерпев неудачу, он отправился в леса, сдувать пожелтевшие листья с деревьев, собирать в кучи сухую траву и приветствовать зверей, готовящихся к зиме. Где-то далеко в чаще леса ветер наткнулся на двухэтажный каменный домишко с соломенной крышей. Ветер рвался внутрь, но двери были плотно закрыты, и лишь одно окно было слегка приоткрыто. Стоило ветру ворваться в комнату, как окно заскрипело ржавыми ставнями и разбудило лежащего на кровати темного эльфа. Ветер тут же помчался дальше. Рэй сел на кровати и потянулся. Всё тело ныло от боли. От кончика сломанного носа до мизинца на ноге. Весь торс украшали повязки, на которых проступали кровавые пятна. На первом этаже слышались разговоры и смех. Темный эльф медленно встал с кровати, подхватил со стоящего неподалеку стула кожаную куртку, и закутавшись в неё, начал спускаться по лестнице. Резкий запах пива и баранины помогли эльфу немного расслабиться. На первом этаже расположились несколько небольших столиков, чуть поодаль от двери была стойка, за которой стоял, судя по всему, хозяин заведения. Возле каждого стола толпилась кучка людей, подтверждающих извечный тезис “в тесноте, да не в обиде”. Они нависали над маленькими столиками, на которых пытались уместить как можно больше блюд с едой. Если находился смельчак, пытавшийся прорваться по ближе к еде, он должен был быстро схватить всё, за что уцепился, ведь в тот же миг толпа выталкивала его обратно. У одного из столов слышался чей-то тонкий писк.

— Я не могу, не могу больше! Отпустите!

— Да сделайте вы с ним уже что-нибудь!

Один из стоящих у стола мужчин нагнулся и поднял с пола небольшого гоблина всего в полметра ростом. Гоблин держал в руках свечку, осветившую темное помещение таверны. Воск свечи плавился и обжигал маленькие зеленые ручки крикуна.

— Отпустите! Смилуйтесь, государи мои! Свеча жжет!

Мужчина держащий гоблина усадил того себе на плечи, и подняв со стола соленый огурец, заткнул им рот гоблину. Зеленый хранитель светила по крепче ухватил свечку правой рукой и начал хрустеть огурцом.

 

Вдруг распахнулась дверь, и влетевший ветер потушил свечу гоблина. В помещение вошли пятеро солдат. В зале повисло молчание. Шедший впереди солдат широко улыбнулся:

— Ничего, ничего…продолжайте…

Все вернулись к еде, недоверчиво поглядывая на появившихся из ниоткуда солдат. Гоблин нервно защелкал пальцами, высекая искру для потухшей свечки. Темный эльф не свёл глаз с вошедших воинов. Всё еще с широкой улыбкой, один из них подошел к трактирщику и начал тому что-то объяснять, бурно жестикулируя, но когда трактирщик отрицательно замахал головой, воин с размаху ударил того по лицу. Он был готов ударить еще раз, если бы не выскочивший из толпы человек, который схватил летящий кулак воина и приставил нож к горлу нападавшего.

— Еще раз попытаешься ударить его и я вскрою тебя. – зло проговорил человек

— Ладно, ладно. Мы уже уходим..успокойся..- рассмеялся солдат

Защитник трактирщика отпустил драчуна.

— Тварь. – схаркнул на пол солдат и незаметно для всех положил руку на меч. Рэй только и успел, что прыгнуть вперед, схватить стоящую перед ним кружку и метнуть в солдата. Защитник заметил это и резво отскочил, из-за чего меч солдата разрезал воздух. Темный эльф повалился на пол, но в его помощи уже никто не нуждался. Защитник вскинул обе руки и метнул по ножу, в стоящих перед ним бойцов. Из толпы вырвались двое. Один из них врезался плечом в одного из солдат и добил уже лежачего врага топором. Второй же не стал церемониться и просто опустил свой пудовый молот на голову противника. Теперь уже защитник, расплывшийся в улыбке, сломал нос последнему нарушителю спокойствия и раскроил ему череп ногой. В помещение вернулся привычный шум разговоров и сталкивающихся кружек.

— Кому-то придется вынести мусор. – закряхтел из под стойки трактирщик

— По две кружки эля каждому, кто поможет убрать за этими ублюдками! – крикнул защитник

Рэй поднял руку.

— Отлично, господин эльф, кто еще?

Вдруг из ниоткуда появился Кирен, с пустой тарелкой в руке.

— Рэй! Ты уже встал?

— Пошли, нужна твоя помощь. – Темный эльф схватил барда за рукав и потащил за собой.

За ними последовал и защитник, взявший из рук трактирщика две лопаты.

 

Темный эльф и человек разместились в тени нескольких сосен, на краю зеленой поляны, прямо напротив нескольких свежевыкорчеванных пней. Уже полчаса они рыли яму, достаточно широкую и глубокую, что бы уместить в неё пять свежее упокоенных солдат. Рэй утёр пот со лба и огляделся. Вокруг не было ни души. Лишь изредка ветер доносил шумы из трактира. Темный эльф скинул с себя кожаную куртку, вылез из ямы и принялся осматривать тела.

— Рэй, ты что творишь?

— А ты как думаешь? Он забрал их деньги, но их одежда и оружие ему ни к чему.

Кирен развел плечами и вслед за своим другом, принялся стаскивать ножны с одного из солдат.

— Знаешь. – начал Кирен – За время нашего путешествия я многое узнал и понял…Но до сих пор ума не приложу, как у тебя получается отовсюду вытаскивать свою задницу целой и невредимой…

 

Две фигуры, закутанные в плащи, резво пересекали лесную чащу. Дождь размыл все тропинки, поэтому путники тонули в грязи. Ливень уже кончился, но одна из фигур все еще тряслась после холодного душа. Они обогнули несколько деревьев и начали взбираться по склону холма. Фигуры скользили, падали и скатывались назад, но не оставляли своих попыток попасть на вершину. Оказавшись наверху, они увидели сотни деревьев перед собой, а за ними подножье огромных гор, вершины которых скрывались в облаках. Горы были укрыты снежной пеленой. Человек выругался. Темный эльф незаметно улыбнулся и неспешно поплелся вперед.

 
 
 

   

читателей   2238   сегодня 1
2238 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 3. Оценка: 1,00 из 5)
Загрузка...