Багровый снег

Когда умираешь, вся жизнь проносится перед глазами. Но некоторые моменты, словно вспышки, возникают в памяти, особенно ярко. Почему я вспомнил именно тот день? На этот вопрос, я не нашел ответа…

 

***

Наша группа наемников, в составе трех человек, прибыла в Аквилон, когда солнце уже закончило путь по небосводу. До наступления темноты оставалось еще пара часов, и Ирэн предложила:

— Может, прогуляемся по городу?

— Стоит сразу идти в гостиницу. Снимем комнату и я, наконец, переоденусь. Я жутко устал.

— Опять болят ноги? – с заботой спросил Клай.

Лекарь рьяно относился к вопросам болезней.

— Эту проблему магией не решить, а вот удобная постель поможет.

— Сэмми, в этот город мало кто ездит, после… того случая. Так что, возможно тут вообще нет гостиниц для «приезжих». В лучшем случае найдем пару кроватей в гильдии наемников. Иначе спать будем на сене или земле. Может, пойдемте уже? Поищем гостиницу, заодно сам город посмотрим.

— Вот же гостиница! – Клай указал на двухэтажное здание, выкрашенное в темно-зеленый цвет.

— Клай, просто замолкни, и пойдем – темноволосая фехтовальщица несильно врезала ему по ребрам локтем, чем вызвала болезненный стон.

Спорить с ней бесполезно и себе дороже, мы просто отправились «смотреть город». Хотя прекрасно знали, что на самом деле искала Ирэн.

— Ирэн.

— А?

— Еще один приступ и мы тебя бросим. Тебе пора завязать. Я ведь уже предупреждал?

— Я могу бросить в любой момент.

— Сейчас?

— Нет. Не сейчас. Может через неделю?

Я давно решил, что наши дороги с этой девушкой, вскоре разойдутся. Дурное пристрастие, к «синей дряни», влияло на ее координацию и силу. Синька убьет тебя в любом случае, но если зарабатываешь на жизнь сражениями, то смерть наступит намного раньше.

Городок к слову не впечатлял своим видом. Скорее угнетал. Может лет десять назад, тут было прекрасное место, но сейчас… ни одного дома со всеми целыми стеклами, некоторые дома так и вовсе пустуют — двери и окна заколочены. Они выглядят брошенными, но в них полно «жильцов», и встречаться с ними чревато последствиями. В некоторых домах дырки в стенах или на крыше. Четыре года назад, на этих улицах проходили бои, но последствия не исправили до сих пор.

Аквилон и еще несколько крупных городов отказались выплачивать налоги на очередную бесполезную, уже третью по счету кампанию по колонизации архипелага Вуали. Столько людей погибло в бессмысленной войне, но Император Климент 4-й не мог перестать пытаться.  Другие страны также пытались захватить неприступный архипелаг, и так же теряли людей, но Империя погрязла в долгах и от успешного исхода войны, зависело ее выживание. Первая, вторая, третья кампания – и тысячи трупов без результатов.

Я поежился от холода, а может от воспоминаний? Когда я только-только стал наемником А-ранга и смог получил доступ к серьезным заказам. Мне поступило предложение вступить в ряды интервентов. Это были времена первой кампании, когда все были уверены в успехе. И в этом деле деньги крутились огромные. Но я сломал ногу, упав с лошади, а когда вернулся в город, набор уже завершился. Я напился с горя, но как оказалось, тот перелом спас мне жизнь. Половина кораблей, просто не доплыла до берега, наткнувшись на рифы или будучи атакованными морскими чудовищами. Флора и фауна архипелага малоизучены, а монстры, живущие под толщей воды — ужасали. Когда началась вторая кампания, я понял, что ничем хорошим это не закончится. И хотя мне предлагали огромные деньги, я отказался. Отказались и Ирэн с Клаем. Был в нашей команде и четвертый парень – Дюк. Он согласился. Обратно он не вернулся.

Но проблема не только в потери солдат, но и в финансовых затратах. Чтобы одеть, обуть, прокормить, вооружить и переправить через целый континент многотысячную армию – нужны огромные деньги. Если бы они только смогли захватить и удержать архипелаг Вуали.

Там хранятся неизученные до сих пор секреты древней магии, о которых многие и не ведают. Империя смогла бы вернуть все утраченные колонии и захватить еще полмира в придачу. Те редчайшие артефакты, что вывозились удачливыми авантюристами сумевшими вернуться живыми, стоили целое состояние.

Если бы они только смогли захватить архипелаг… но они не смогли. Три военные кампании вогнали страну в долги, превратили окраинные города и деревни в вымершие руины. Люди отдавали все, что было: деньги, оружие, инструменты, одежду, зерно, вино, скот. Когда они уже не могли больше ничего отдать, приходили солдаты с оружием и забирали оставшееся силой. Голод и болезни прошлись по окраинам. Сотни деревенских жителей и горожан небольших городков, лишились крыши над головой, работы и еды. Многие поддались в революционеры или бандиты. Что одни, что другие – делали одно и то же, разворовывая то немногое, что еще оставалось.

Тогда и начали появляться союзы. Аквилон вошел в «Союз трех городов», состоящий из самого Аквилона, Шантье и Авигнона. Также этот союз поддержало более двух десятков более мелких городков и почти полсотни деревень. Так что когда имперцы пришли в очередной раз за сбором налогов, городское ополчения перебило их. Конечно, из обычных горожан и крестьян воины были никудышные, и они нужны были скорее для фона и численности. Реальную силу представляли деньги Гаусса. Мэр Аквилона – Альберт Гаусс сколотил состояние на поставке зерна и вина, почти для всей Империи. У него было неприлично много денег.

В Шантье же всегда была напряженная обстановка с монстрами и бандитами. Когда в городе обосновалось несколько крупных организаций вампиров, да еще гильдия убийц нашла там свое пристанище, стало только хуже. Потому в городе проживали сотни обученных наемников, и конкуренция была высочайшая. Многие месяцами сидели без работы, и только ждали повода пустить кому-то кровь.

Ну, а Авигнон как крупный торговый город, был перевалочным пунктом для торговцев, и его склады ломились от оружия и доспехов. Совместив три этих фактора, получаем небольшую, но хорошо подготовленную и вооруженную армию наемников. Против них лишь малочисленная имперская армия из новобранцев, ведь все лучшие воины давно покоились на морском дне.

Я и эту знаменательную битву пропустил. В то время, нашу группу наняли убить виверну, поселившуюся на старой мельнице. Задание было выполнено. На обратном пути, я поскользнулся на лестнице и кубарем прокатившись по ней, сломал два ребра. Удивительно, как мои случайные травмы совпадают с подобными историческими событиями.

И вот четыре года спустя, последствия той битвы, все еще перед глазами. Даже мостовую не смогли полностью восстановить – ополченцы вытаскивали камни и швыряли их в солдат империи.

— Город выглядит, слегка запустевшим – с грустной улыбкой сказала Ирэн – Где же торговцы «синькой»?

Я тогда еще подумал, если уж здесь так паршиво, а это почти центр города, как должно быть жутко выглядят окраины.

«Союз трех городов» еще существует и военных столкновений, не было уже давно. Вероятно впервые за всю историю Империи, все смогли решить словами и мирными переговорами. Некий адвокат, более известный как биограф и мифограф, а также друг императора Климента 4-го, смог убедить того прекратить бессмысленную военную экспансию. Брат адвоката погиб во время первой кампании, так что для него это было личным делом. Как же звали того адвоката?

— Клай, как звали парня, что уговорил Императора, перестать бросать солдат на убой и заключить мирный договор с союзом?

— Убой?

— Я про попытки захватить Вуаль.

— Архипелаг? Аааа! Я понял, про кого ты. Это же Винсент Соот! Я его книгу о «проклятых» зачитал до дыр.

— Интересная книга?

— Потрясающая! Обеспечила ему мировую славу.

Клерик еще долго болтал, выдавая мне подробнейшую рецензию этой книги, рассказывая о биографии того знаменитого писателя и мастера пера, но мои мысли были заняты совсем иными вещами. Я вернулся к размышлениям о бренности бытия и своей жажде приключений. Я так хотел внести вклад в мир, изменить его, может даже спасти. Но мне тогда, было почти сорок. Все возможности себя проявить я упустил. Шатаясь от города к городу, выполняя грошовые миссии, убивая монстров и спасая людей… вроде я действительно приносил пользу людям и спасал жизни, но это абсолютно не те масштабы. Я хотел совершить подвиг, может даже геройски погибнуть в процессе.

Чтобы меня запомнили, что бы один спросил– ты помнишь как звали того парня, который спас мир? Ему еще статую поставили на столичной площади и барды написали о его подвигах песню? А другой ответил – конечно, помню! Это же Сэммуэль Инф Саммерс! Как можно не знать это имя?

И тут, как это зачастую бывает, мои мечтания о славе, бесцеремонно прервали. Молодой паренек в рваной грязной куртке, врезался в Ирэн, и, делая вид что извиняется, попытался уйти. Но получив кулаком прямо в затылок — рухнул на мостовую, лицом о камни. Ирэн присела на корточки, разжимая пальцы парня, лежащего без сознания, и возвращала вытащенный из ее кармана кошелек.

— Совсем уже обнаглели! – вернув деньги, она освободила парня от небогатого содержимого его карманов и от души попинала по ребрам, пока бедолага не очнулся и не начал стонать от боли. Ирэн обладала характером схожим с пороховой бочкой, и я был рад, если она выпускала пар не на работе. И не на мне.

— Эй, а это у нас что? – она извлекла из кармана воришки длинный нож, с засохшими каплями крови на лезвии. И в это миг мы услышали, самые неприятные в подобной ситуации слова:

— Стоять! Вы задержаны в связи с подозрением в убийстве сына мэра.

Десять человек в латах, с оружием наперевес, окружили нас. Ирэн так удивилась, что выронила клинок, и тот со звоном упал на мостовую.

— Это не моё – сказала она, с удивленным лицом.

— Все так говорят. Пойдете мирно? Или?

В ту секунду я понял, что нас решили подставить. Слишком уж быстро и внезапно эти стражники появились,  я даже не заметил, как нас окружили. Магия ветра, способна погасить звук шагов и даже гремящих лат. Такую магию не используют ради забавы. Мы выбрали вариант «или». Зря. Было больно.

***

Я очнулся в тесной камере, в которой не было ничего кроме каменного пола, потолка и решеток. Три из четырех стен были решетками. Ни окон, ни койки, ни лавки. Ничего. Просто пустая комната шириной в пару метров. Клай был в камере справа, Ирэн в той, что была слева. Я как нетрудно догадаться в самом центре событий.

— Ребят, вы как? – спросил я товарищей.

— Ребра болят – пожаловался клерик.

— То же самое. Как можно пинать женщин кованными сапогами? Никаких манер.

— Я себя уже подлечил, как очнулся. Сэм подойди ближе, я использую магию. Если ребра сломаны, то это их восстановит, и синяки должны исчезнуть, но боль никуда не денется.

— Я знаю, как действует магия – сказал я грубо, но подошел ближе к решетке.

Я не хотел грубить Клаю, он ни в чем не виноват. Просто сейчас, я был очень зол. Клай быстро зашептал заклинание лечение среднего уровня, и приложил руки к моему животу. Из его ладоней вырвалось белое сияющее пламя и проникло внутрь моего тела. Я почувствовал себя лучше, и синяки становились все светлее и бледнее, пока вовсе не исчезли. Но дышать было все еще больно.

— Извини Ирэн, я не смогу до тебя дотянутся.

— Да ничего, я переживу. Что с нами будет дальше? Сэм? Какие идеи?

— Я не знаю – ответил я фехтовальщице – но мы им вроде нужны живыми. По крайней мере, сейчас. А что будет дальше, я не знаю. Они говорили, об убийстве сына мэра. Просто для уточнения, Ирэн ты никого…

— Ты что спятил? Мы все трое прибыли в город час назад в одном и том же экипаже. Я даже не знаю кто тут мэр. И кто его сын. Лучше бы мы шли в гостиницу сразу. Если я все же выживу, то завяжу с «синькой». В этот раз точно.

— Не лучшая неделя чтобы бросить – я рассмеялся, но смех был нервным.

Послышались шаги по коридору, и к камерам подошли несколько стражников, и привели с собой десять крепких ребят, от которых несло алкоголем.

Пока один стражник отпирал двери камеры, еще двое держали меня и Ирэн под прицелами арбалетов.

Я мог бы рискнуть и пнуть дверь – сбив одного с ног, а дальше уже понадеяться на свои умения и удачу. Разумеется, в камере ни оружия, ни чего иного, что можно использовать как оружие. У меня даже шнурки из ботинок вытащили.

— Слушайте, это просто недоразумение – раздался голос Клая, камеру которого открывать не стали.

— Мы очень любим и уважаем мэра – заговорил стражник, открывший двери моей камеры — он спас этот город. Его сына все любили не меньше. Стоило бы прирезать вас на месте, но… так, а вы поняли все? Отделайте их, как следует и считайте, что свободны. Только не перестарайтесь, для суда они нужны живыми.

Последняя фраза давала хотя бы призрачную надежду на выживание.

Я наемник А-класса и маг, специализирующийся на стихии огня. Ирэн мечница сдавшая нормативы на повышение класса до А+ и обладает на редкость скверным характером. Против каждого из нас по пять пьяных мужчин, парочка из которых едва способна ходить. Задержанных, очевидно, за пьяную драку в таверне. Прибавьте к этому узкую камеру как место битвы, нулевую работу пьянчуг в команде, и тот факт, что большая численность группы в таких условиях ей только мешает и спустя несколько сломанных ребер, выбитых зубов, свернутых челюстей и один выдавленный глаз, эта «эпическая битва», закончилась нашей безоговорочной победой. На мне ни царапинки.

***

— Просто, чтобы убедится, что я правильно все понял. Нас объявили виновными в убийстве вашего сына, натравили на нас заключенных, избили и морально унизили, и это было… чем? Просто проверкой? Подходим ли мы для работы? Нам, что просто вот так вот взять и все забыть?

— Не надо забывать – тихо ответил высокий подтянутый мужчина, стоящий у окна своего кабинета, очень богато украшенного кабинета с множеством редких и дорогих вещей, буквально кричащих о богатстве его владельца – и даже прощать не надо. Можете таить злобу столько хотите, только вот… можете подойти к окну?

Я подошел и взглянул вниз, вид из окна выходил прямо на городскую площадь, на которой стоял собранный наспех эшафот, и в петле болталось бездыханное тело.

— Этот тот самый вор.

— Строгие тут законы…

— Его казнили не за воровство. Он виновен в смерти моего сына. Официально. Нужно же казнить преступника? Успокоить людей.

Для человека потерявшего сына, он держался весьма стойко и гордо, хотя я заметил, как дрожат его пальцы.

— А неофициально?

— Тот идиот, нашел кинжал в переулке, мои ребята ошиблись, решили, что это он убийца, попытались проследить и найти организатора. И тут вы ему попались. Дальше, просто небольшое недоразумение. Что до той потасовки, это была не моя идея. И виновные уже наказаны. И если бы вы не справились с ними, нам было бы не о чем разговаривать.

— Нам и так не о чем разговаривать. Я, пожалуй, пойду. Если вы нас не подозреваете, то не станете держать силой?

Альберт Гаусс усмехнулся, и, подойдя к столу, достал кошель из ящика. Потом бросил его на стол:

— Тут десять золотых.

Услышав сумму, я присвистнул. Богатеи привыкли решать все вопросы деньгами. И у них, стоит признать, это получалось.

— Это просто оплата лечения ваших ран, полученных в связи с нашей ошибкой. А так же мои искренние извинения. Которые вам, наверняка не нужны. Но как насчет еще тридцати золотых?

— Нам надо убить дракона? Боюсь я немного не в форме…

— Надеюсь, убивать никого не придется. Просто небольшая миссия сопровождения.

Я, мэр, Ирэн и Клай обсудили последние новости, больше напоминавшие слухи. Империя оставила попытки захватить архипелаг, по крайней мере, временно. Существование «Союза трех городов» им не нравится. Казна сильно опустела, а долги все растут. Значит, снова назревает конфликт. Климент 4-й не был гениальным стратегом, но даже он понимал, что основа союза это Альберт и его деньги. Без него союз распадется. Выгоднее не убивать его, провоцируя народные волнения. Выгоднее заставить его сотрудничать. Альберт нужен живым и «верным» Империи. Чего планировалось добиться путем старого как мир шантажа. Его сын погиб во время попытки похищения, и его дочь, следующая в списке.

— То есть нам надо сыграть роль нянек и охранять принцессу? – поинтересовалась Ирэн

— Она не принцесса. Она дочь мэра. Она мэр… мэрчиха? Мэрчиня?

— Ей не нужны охранники, ей нужно сопровождение – в разговор вмешался Альберт – доведите ее до нужного места, а дальше ее будут охранять и без вас.

— Так, просто чтобы уточнить, почему мы? Что, в гильдии больше нет наемников?

— Вы новички в городе, и даже не знаете меня в лицо. Гильдия наемников уже давно не вызывает доверия. Многие из них готовы за деньги сыграть за обе стороны. И многие потенциальные кандидаты на задание, что я предлагаю вам, были замечены за получением подозрительных писем и денежных переводов из столицы. Местным я не смогу доверить свою дочь.

— А с чего вы взяли, что мы не отведем принцессу в первый же военный лагерь Империи? Просто чтобы получить больше денег? Вы нам, почему то доверяете, а зря.

— Ирэн! – я прикрикнул на девушку – но она права. С чего такое доверие?

— Доверия к вам мало. Признаю это честно, но к другим наемникам, его нет вообще. Выполните задание, как следует, и сможете работать на меня. Лично на меня, в обход гильдии. И деньги перестанут быть для вас проблемой.

— Звучит заманчиво, я согласна – с улыбкой сказала Ирэн – а вы ребята?

— Я согласен.

— Я тоже.

— Нас всего трое? Не маловато?

— Маленькую группу, будет сложнее заметить.

Вот так, мы и подписались на это задание.

— Когда выдвигаемся?

— Предлагаю – сейчас – сказал мэр тоном, не предусматривающим спора — каждая минута на счету. Они уже убили моего сына, а у меня нет времени даже простится с ним. Разведчики заметили передвижение очень большой группы солдат рядом с границами Аквилона, и уже к утру они будут в городе. Здесь начнется настоящая бойня. И моей дочери уже не должно быть здесь. Если ее захватят, Империя получит рычаги давления на меня.

— И тогда?

— Тогда мне придется выбирать – моя дочь или мой город. И клянусь — я не знаю, что я выберу. Потому, лучше если мне вообще не придется делать этого выбора.

***

Звучало, все крайне просто – сопроводить дочь мэра к некому Рафаэлю Солерну. Он давно набивался в женихи девушки и, кажется, добился ответных чувств, хотя свадьба и планировалась лишь на следующий год. Но политика и войны, ускоряют романтические отношения и Солерн, с его личной армией наемников, сможет помочь защитить город.

Его люди ждали нашу группу в пещере горного перевала Клык. Мы выдвинулись под прикрытием толпы. Смешавшись с толпой рабочих и шахтеров, что направлялись к поселению, находившемуся в нескольких часах ходьбы, от искомой пещеры.

Дочь мэра, была красивой, что меня не удивило. У богатеньких девочек много свободного времени позаботится о внешности. Но замотав ее в старые рваные одежды, измазав лоб и шею золой и прикрыв длинные золотистые волосы шапкой, мы смогли получить девушку с внешностью чуть выше среднего. Она уже не так сильно бросалась в глаза.

К слову, жизнь ее не баловала, и девушка не была изнеженной, что меня приятно удивило. Двигалась очень шустро и ее не приходилось подгонять и тащить за собой. Только вот с лица не сходило выражение скорби и тоски, но учитывая, что ее брата, убили на ее глазах, это было объяснимо. Она мало говорила, ни делала глупостей, не отставала, но и не бежала вперед, и в целом сопровождать ее было просто. Наемники ненавидят работать «няньками». Ведь порой можно встретить клиентов, которые так сильно раздражают и мешают, что ты сам хочешь их убить. С этой девушкой, Марией, все было иначе.

Это задание могло обернуться в итоге простой прогулкой по заснеженным горам, но я не терял бдительности, о чем попросил также Ирэн и Клая. Наверняка за домом мэра следили, наверняка похитители уже вычислили нашу группу, наверняка на нас нападут, едва наступит ночь. Я бы сам так и сделал. Они не нападут открыто, мы в группе из более сотни человек, но с каждым часом небо все темнее и видимость все хуже.

— Скоро привал?

— Устала? – понимающе поинтересовался я.

Мария, будто не желая показывать свою слабость, ответила:

— Многие устали, лучше будет передохнуть.

— Боюсь, что именно этого, наши враги и хотят. Так что лучше идти, пока можем.

Я попросил ребят следить за всеми, кто ведет себя необычно. Пока никто ничего не заметил. Некоторые рабочие вели себя на первый взгляд подозрительно: ругались, спорили, даже одна драка началась, но дерущихся быстро разняли. Подосланные убийцы, не будут так себя вести. Они будут спокойны, даже слишком спокойны. Это их и выдаст. В прошлый раз, когда мы выполняли подобное задание, именно так и вышло. Я надеялся, что ничего не поменялось. Я опять ушел в свои мысли и воспоминания, хотя сейчас стоило сконцентрироваться на задаче, и меня вернул в реальность крик.

Трое людей провалились под землю. Вернее под слой снега. Такое часто бывает в горах. Глубокую яму засыпает снегом, и если слой достаточно толстый, то несколько человек может пройти по нему, ничего не заметив, но итог все равно один.

Клай было кинулся помогать пострадавшим, но я схватил его за плечо:

— Ты не забыл, что нам надо делать? Используешь магию – выдашь нас. Мы же под прикрытием! Обычные работники, а не маги.

— Прости. Это привычка. Я просто действовал инстинктами.

— Я понимаю. Ты меня прости. Но если дело дойдет до боя, твоя мана нам понадобится. Не трать ее понапрасну.

Клай кивнул, но его глаза были такими печальными, что я почувствовал себя паршиво. Я будто взял что-то очень красивое и уничтожил, а потом смотрел на разбитые куски, понимая, что не смогу их склеить.

Все упавшие остались живы. Лишь один серьезно пострадал – сломав ногу, остальные отделались испугом и синяками. Правда, этот случай нас замедлил. Дальше все шли намного медленнее и осторожней.

Я сильно занервничал, когда рядом с толпой работников появились воины в легкой броне, и с очень большими мечами. Но причин переживать не было. Это просто охрана. Они сопровождали щуплого, старого мужчину с растрепанными волосами, тот казалось, не замечал холода, так как не носит шапку. Хотя его лицо уже было красным от холода. Он время от времени останавливался и записывал что-то в толстую тетрадь, которую носит в сумке на поясе.

Рыцари стали наблюдать за нами. Наверное, им не понравилось, что мы так пристально на них смотрим. Будто следим. Я разглядел символ на их нагрудниках, это оказался вовсе не знак лорда, как я сначала подумал, а черная звезда с четырьмя лучами – метка Имфеора. Ясно, похоже, мы поклоняемся одному божеству.

Я приложил пальцы левой руки к мечу, что болтался на поясе, потом коснулся лба и наконец, сердца. Несколько рыцарей повторили мой жест, передав ответное приветствие.

Так мы сумели разойтись без лишних расспросов, кажется излишнее внимание с моей стороны, было расценено, как желание пообщаться с единомышленниками.

— А что добывают эти шахтеры? – спросила Мария.

— Чего?

— Они говорят, что в этом году, открыли новую шахту, но что они добывают? Ни руды, ни угля, ни золота, ни серебра – ничего из этого Аквилон не поставляет. Так что они тут ищут?

— Стерру.

— А?

— Кристаллы стерры. Это что-то вроде концентрированной маны, застывшей в виде кристалла в толще горной породы. Если сделать из такого кристалла оружие, амулет или что угодно иное и носить с собой, это поможет усиливать магию.

— А у вас такие есть?

— Они стоят целое состояние. Ради них вся эта война за архипелаг и началась. Только там эти камни намного легче найти. Да и они намного больше размерами. Архипелаг Вуали, связан с самой Вуалью, потому его так и назвали.

— Вуалью?

— Мне все тебе рассказывать?

— Сэм, нам все равно больше нечем заняться, расскажи ей.

— Ладно. Вуаль… это Нуар, ну это другое название Вуали… в общем, все запутано. Между миром живых и мирами мертвых, есть небольшая прослойка, в которой обитают призраки, монстры и прочие подобные создания. Обычно эта прослойка никак не влияет на мир людей, но иногда появляются «разрывы» и монстры приходят через них в наш мир. Это происходит архипелаге постоянно. На нем практически всех людей уничтожили. Теперь там земли монстров и демонов, а люди лишь гости. Зато, чем больше этих «разрывов» и чем они мощнее, тем сильнее земля вокруг пропитывается магией.

— И магия в земле создает эти кристаллы?

— Именно так.

— Но, магия ведь существует и в Империи? А «разрывов» здесь нет!

— Они есть. Просто появляются реже и они намного слабее. Да и как много магов ты тут видишь? Я, Клай и вон тот старик в окружении рыцарей. Три человека из сотни, не маловато ли? Да, магия в Империи есть, но самих магов мало и их силы очень ограничены. На архипелаге, все выжившие люди способны владеть магией, на уровне «проклятых». По крайней мере, я слышал о чем то подобном.

— Значит, вот ради чего все? Ради этих кристаллов, столько людей погибло? Тех солдат, что отправили на смерть. И всех тех мирных людей, что погибли в нищете?

— Да. И нет. Подумай вот о чем, если Империя захватит архипелаг, и добудет множество кристаллов, как ты думаешь, что будет дальше? Они заменят устаревшие мечи, копья, луки и арбалеты, и даже оставят в сторонке свои новомодные кремнёвые винтовки и понаделают новые виды оружия, использующие магические кристаллы. И тогда, начнется такая война, какую еще никто не видел ранее.

— Значит, лучше если они никогда не смогут захватить архипелаг?

— Именно так.

— А кристаллы из этих шахт? Они не сделают оружие из них?

Клай вклинился в разговор:

— Эти кристаллы настолько редкие и мелкие, что их используют, только как украшения. Самые крупные идут на гарды меча или набалдашники посохов. Остальное – просто мелкие камушки для колец и амулетов. Самые крупные камни, о которых знает история, были размером с куриное яйцо и принадлежали богам.

— И откуда ты это знаешь? Лично бога видел?

— Юная леди, вы слишком любопытны.

— Моя мечта – стать бардом. Этой мечте не суждено сбыться, раз уж мне придется вступить в брак. Жаль, конечно. Но безопасность родного города важнее, личной мечты. К тому же, я не против этого брака. Граф Солерн красивый и заботливый. Но, бард, которого я уважаю и считаю своим вдохновителем, сказал мне однажды – всегда есть время узнать новое.

— И это вся причина? – я усмехнулся – извини, с этой работой перестанешь относиться к людям без подозрений. Когда задают слишком много вопросов, это заставляет нервничать. Возвращаясь к твоему вопросу – нет, он не видел бога лично. Их давно никто не видел. Но наша группа была в главном храме Имфеора, в столице, и мы видели один из таких амулетов. Разумеется, это была копия, но сделанная точно с оригинала, с сохранением всех размеров. И это был круглый черный камень, размером с большое куриное яйцо.

Так мы и проговорили, почти час, пока не пришло время сделать перерыв, разжечь костер и поужинать хлебом и вяленым мясом. Хотелось вина, но во время работы мы не пьем алкоголь, это правило я не мог нарушить при всем желании, так как сам его установил.

***

Я ошибался. Во время привала, никто на нас не напал. Может внезапное появление вооруженного отряда рыцарей смешало убийцам карты? А может нам повезло, и нас просто никто не ищет? Нет, такая удача практически невозможна. После привала идти было труднее. Мы поднимались в гору, и слой снега становился все глубже, так что приходилось идти по колено в снегу. Такие походы, ужасно выматывали. Уже глубокой ночью, когда облака исчезли и на небе появились звезды, мы, наконец, подошли к поселку шахтеров. По плану, мы должны переждать там несколько часов, отдохнуть и после, незаметно покинув поселение – продолжить путь.

Этим планам не суждено было сбыться. Ворота поселения выломаны. Перед входом два лошадиных трупа, частично скрытые снегом, который сделал лужи крови нежно розового цвета.

— Ирэн, узнай, что там случилось, только не задерживайся.

Мечница кивнула и отправилась к форту, часть воинов сопровождавших мага, так же ушли на разведку, как и группа шахтеров, чьи семьи были внутри.

Через полчаса, пока я растирал пальцы, замерзшие даже в толстой перчатке, Ирэн вернулась:

— Все очень плохо. Не похоже, что это сделали имперцы. Какие-то… монстры… выжившие так их назвали — ворвались внутрь и устроили бойню. Убили почти полсотни человек, остальные ранены, половина из них до утра не доживет. Мы там не найдем укрытия и помощи.

— Точно не имперцы? Подозрительное совпадение.

— Точно. Если они не замаскировались под невысоких длинноруких существ с черной кожей, длинными зубами и желтыми глазами, горящими во тьме.

— Они и такое могут.

Ирэн усмехнулась, а вот Мария наоборот все сильнее нервничала:

— И что нам делать? Мы не можем вернуться назад! Мы не вернемся!

— Успокойся принцесса – я попытался успокоить девушку – никто никуда не возвращается. Мы просто не сможем передохнуть в лагере, ничего страшного, мы пойдем дальше. Устроим привал в пещере, дальше по дороге.

— Откуда эти монстры взялись? – поинтересовался Клай.

— Да я не особо поняла, но один шахтер сильно переживал за убитого товарища и немного сболтнул лишнего. Они копали новую шахту, судя по магическому фону, там много кристаллов, только вот… они копнули чуть глубже и разбудили то, что не следовало.

— Только не говори мне, что внутри шахты был «разрыв» и эти идиоты, докопали прямо до него?

— Шахтер бормотал о древнем проклятии, но твоя версия намного логичнее. И кстати, о том маге и его охране. Похоже, шахтеры нашли нечто ценное внутри, и маг прибыл ради изучения находки.

— Ты узнала кто он?

— Немного разговорила его охранника. Его зовут Томас Инф Тейн, он ректор магического университета столицы. Но императору не служит. Он независимый эксперт. Когда шахтеры нашли то самое «странное», они сразу послали письмо в академию, а оттуда прислали специалиста.

— Письмо? Погоди, когда они нашли то «странное»?

— Дня три назад.

— До столицы неделю доби… телепорт?

— Угадал. Видимо та штука очень важная, раз они использовали круг телепортации, он же маны жрет намеренное количество. Да и вот еще Сэм, это не все проблемы.

— Если бы все было так просто. Выкладывай.

— Взгляни на небо, скоро начнется снегопад. У нас пара часов, не больше. Может, стоит остаться в поселке?

— Снегопад – не поняла Мария – что в этом страшного?

— В городе – ответил я – ничего страшного, просто небольшое неудобство. А в горах это смертельно. Все дороги заметает, видимость нулевая, ветер так силен, что с ног сбивает. В общем, если окажемся под снегопадом без укрытия, нам конец. Я могу создать огненное поле и защитить нас, но боюсь мана у меня закончиться быстрее, чем сам снегопад.

— Так чего решил? – поторопила меня фехтовальщица – В поселок?

— А если монстры вернутся? Они точно вернутся, раз еще половину людей не добили.

— Сэм, я тут подумал… может мне стоит остаться здесь? Я смогу, возможно, им помочь.

— Клай? Ты о чем вообще?

— Если там много раненых, я мог бы им помочь – он смотрел на меня с надеждой в глазах, и я чувствовал себя ужасно, пытаясь эту надежду разрушить.

— Просто… просто подумай вот о чем – скольким ты поможешь? Ирэн, сколько там раненых?

— Да почти все, больше сорока человек.

— Я могу помочь, ну не знаю… семерым?

— Семерым? – я постарался сделать свой тон как можно более саркастическим – Не думал, что все эти годы был в одной команде с «проклятым», чьи запасы маны практически бесконечны. Серьезно – сколько человек ты сможешь вылечить, учитывая, что им необходимо заклинание лечения среднего уровня, а может и высокого уровня? Сколько вылечишь? Двух, трех? Потом упадешь в обморок, когда запас маны будет истощен. Ты не спасешь всех, половина к утру все равно умрет.

— Я… я хотя бы это сделаю. Извини – он отвел глаза – мою долю, разделите между собой, прости…

Схватив его за руку, я сказал с тревогой:

— Эти монстры могут вернуться, они убьют тебя, если останешься. Нет, они не могут вернуться, они точно вернутся.

— Сэм, пожалуйста, не надо это делать. Не упрашивай меня остаться, потому что я поддамся твоим уговорам. Как поддавался им всегда. Но я должен сделать то, что считаю правильным.

— Подожди. Да погоди ты! Я не буду тебя останавливать.

Я сунул ему в карман небольшой кусок ткани, в который были завернуты монеты:

— Тут пять золотых. Найди нас в городе, если деньги за задание еще не потратим, то отдадим остальную твою долю. Только не задерживайся, у Ирэн золото долго не задерживается.

— Спасибо Сэм.

— И вот еще – я долго шарил по внутренней стороне ремня, пока не нашел потайное отделение, в котором лежало кольцо с красным камнем, а после передал его лекарю – оно с кристаллом стерры, это позволит спасти на одну жизнь больше, может на две. Но ты совершаешь ошибку. Если умрешь, пусть твой призрак меня не винит. Потому что я пытался тебя остановить.

Клай кивнул, видимо соглашаясь с неизбежным будущим, а когда он ушел, Мария посмотрела на меня удивленно:

— Я думала, эти кристаллы стоят целое состояние? А вы так просто отдали кольцо?

— Согласен, глупый был поступок.

— Нет. Он был, скорее удивительно благородным. И неожиданным.

— Да брось ты, через пару минут я об этом пожалею. Уже начинаю жалеть.

 

***

Мы сидели в пещере, ожидая, когда снегопад закончится. Мы заметили их за сто метров от входа. Четыре темных силуэта, что быстро приближались, и казалось сильные порывы ветра их даже н екасались.

— Один из них точно маг – начал я.

— И не огненный, я не вижу пламени – продолжила мысль Мария.

— Значит магия ветра – закончила Ирэн.

— Мы прямо как одна команда. Уже заканчиваем друг за другом предложения.

— Ну что? Сейчас атакуем? – предложила мечница.

— Нет. Сперва хочу понять, чего им надо.

Они были одеты как шахтеры, и были вооружены соответствующе. У двоих были кирки, еще один держал короткий меч, а девушка, замотанная в тряпки так, что были видны только глаза, вообще не носила оружия. Видимо, именно она маг.

—  Мы еще можем разойтись мирно. Просто отдайте девчонку и мы уйдем. Вы нам не нужны, мы даже не знаем, кто вы – этими словами начал переговоры мужчина с седой бородой, что присел на одно колено у огня, и начал греть руки.

— Разумно. Сегодня все идет наперекосяк. Сначала мы просто прибыли в город найти работу в гильдии, потом нас обвинили в убийстве, которого мы не совершали…

— Ты про сына мэра? Глупая вышла ситуация. Целью была его дочь. Мы не хотели ее убить. Только похитить. Но вмешался тот парень, бросился на меня с кинжалом и…

Услышав, что этот человек убил ее брата, Мария вскрикнула и зажала рот ладонью. Я увидел, как ее глаза начали блестеть от слез.

— Девчонка тут же сбежала, и криком подняла на уши половину квартала – он рассмеялся, смех был скрипучим и жутким – похоже у нас всех, сегодня день не задался, да?

— Вы и меня убить хотите? – спросила Мария, с трудом сдерживая поток слез.

— Нет, юная леди, не хотим. Мы доставим вас жениху, в целости и сохранности. Просто тогда он поможет уже Империи, а не этим… революционерам? Мы же все тут взрослые люди, даже вы Мария Гаусс, хоть я и зову вас юной леди, но вы же мыслите не как ребенок, а как взрослая женщина? Вы должны понимать – союзу конец. Три города против целой страны, у вас никаких шансов на победу. Пока мы были заняты войной на архипелаге, то не могли разделить солдат на два фронта. Сейчас можем. Сейчас руки и до вас дошли.

— Уничтожить союз – первостепенная задача – подала голос женщина маг – если они отделятся, и мы это проигнорируем, то их примеру могут последовать остальные. И что дальше? Через полвека Империя превратится в кучку мелких раздробленных регионов. И тогда придут солдаты Анфана, Салахатской Империи, Квайдана, да кто угодно. И тогда остаткам Империи конец.

— Но я не закончил – я перебил мага, вновь обратив внимание на свои проблемы — нас обвинили в убийстве, которого мы не совершали. Держали в камере. Потом буквально силой навязали нам работу, которую мы не хотим выполнять. Потом поселок, в котором мы должны были остановиться на ночлег – атаковали монстры. День действительно паршивый. И тогда мы решили спрятаться в пещере – переждать снегопад. Да и поскольку все поселенцы решили переждать снегопад внутри поселка, все кто пойдет за нами, подосланные убийцы. Очень просто вас было вычислить.

— Ага – бородатый кивнул – мы поняли вашу затею, так что перестали прятаться и пришли на переговоры. Но давайте ближе к вопросу – мы забираем девчонку и уходим, или убиваем вас и забираем девчонку? Вас двое. Нас четверо. Итог очевиден.

— Но перед смертью мы заберем парочку вас с собой. Вот тебя первым.

— И я это прекрасно понимаю. И быть первой жертвой не желаю. Потому и предлагаю все решить миром.

— Я не пойду с вами – Мария вскочила и отошла от костра вглубь пещеры, и на стенах тут же заплясали гигантские тени – лучше убейте. Я не стану разменной картой в ваших политических интригах.

— Юная леди, у вас нет права голоса в этом вопросе. Рафаэль Солерн пойдет на многое, чтобы заполучить вас. Но если вы умрете… для нашего плана, главное чтобы Солерн был уверен, что вы живы. На самом деле быть живой для вас не обязательно. Стоит сбросить тело в пропасть и его никогда не найдут.

Девушка смотрела на меня и Ирэн с угасающей надеждой. Она верила, что мы ей поможем. Но голос разума ясно дал ей понять, что наши жизни для нас дороже, чем ее свобода и будущее Аквилона. Она уже смирилась с мыслью, что ее ждет плен или смерть. И мои слова, полностью разрушили остатки ее надежды:

— Ее отец обещал нам тридцать золотых.

— Предлагаешь нам вам заплатить? – он рассмеялся – Вы все равно не сумеете их получить. Как вы планируете вернуться в город? Скоро там начнется настоящее побоище.

— Ладно, я вас понял. Думаю, у нас нет выбора. А ты что скажешь? – я обратился к Ирэн и взгляд Марии переключился на нее.

— Забирайте девчонку.

Бородатый поднялся на ноги:

— Правильный выбор.

Он начал приближаться к девушке, и с каждым его шагом, она делала шаг назад. Пока не уперлась спиной в стену. Когда бородатый оказался между мной и Ирэн, я резко вытянул руку по направлению к нему:

— Сноп искр! — это было огненное заклинание низкого уровня, оно почти не тратит ману и выбрасывает заряд магической энергии, преобразуя его в виде сотен мелких огоньков. Я обычно использую это заклинание, когда надо разжечь костер, а возится с огнивом лень. Оно относительно безвредное, но не когда попадает прямо в лицо и глаза.

Лидер убийц заорал от боли, пошатнулся и закрыл лицо руками, и в ту же секунду, эсток Ирэн проткнул его череп и убил мгновенно.

— Четверо против двух. Не лучший расклад. Но трое против двух, уже расклад получше. Идите сюда мрази, я покажу чего стоит фехтовальный стиль Дракона!

Вид разъяренной Ирэн, держащей по эстоку в каждой руке, ужасал. Убийцы переглянулись и отступили, покинув пещеру. Когда они скрылись, я принялся обыскивать труп с дырой вместо переносицы, но ничего интересного не нашел. Пара ножей спрятанных в одежде, небольшой кинжал в рукаве, да кастет, прикрепленный к ремню. Ни денег, ни ценностей, ничего, чем можно было бы поживиться.

— Зачем вы это сделали? – спросила Мария, когда ее зубы, наконец, перестали стучать.

— Что? – я не понял вопроса – А! Ты про то, что мы не отдали тебя? Это было бессмысленно. Видела татуировку на его руке?

Мария взглянула на руки убитого и заметила на правом запястье татуировку. Там был нарисован круг, разорванный на две половины, через который проходило нечто напоминающее лозу с шипами.

— Это знак церкви Гротеск, ее последователей еще называют гильдией убийц. Думаешь, они бы оставили нас в живых? Сомневаюсь. Скорее всего, просто магией завалили вход в пещеру и похоронили нас тут. Но пока ты с нами, они этого не сделают. Чтобы не говорил мертвяк, чтобы заручится помощью Солерна, ты нужна им живой. Только живой.

— Он врал?

— Наемники всегда врут. Кстати мой чай готов. Если хочешь и себе разогрей.

Она отказалась. Я снял с огня небольшую железную чашку – просто кипяток и немного трав. Но воздух пещеры очень скоро пропитался ароматом леса, и если закрыть глаза, сейчас мы будто на цветочном поле в летнюю жару, а не посреди вековых льдов.

— Они ушли?

Ирэн усмехнулась, услышав наивный вопрос девушки:

— Конечно, нет. Наверняка устроят засаду чуть дальше по дороге, чтобы иметь преимущество внезапной атаки. Это значит, нам надо сменить маршрут. Но они так же об этом подумали, потому мы не будем его менять.

— А почему вы их прямо здесь не убили?

Еще одна усмешка мечницы, зачем она насмехается над наивным ребенком?

— Их трое, нас двое. У них маг ветра, у нас маг огня. Пять… шесть человек в тесной пещере. Слишком уж большой риск для обеих сторон. Отступить и устроить засаду – наилучшее решение.

— И учти, магия легко разрушила бы своды пещеры, и всех нас завалило камнями. Так что в этом бою, все было слишком сложно контролировать. Они отступили и это правильное тактическое решение.

— Слушай Мария – тон Ирэн был на удивление вежливым — ты ведь понимаешь, что городу конец? И твой отец умрет. Придешь ты к Солерну или нет, его наемники смогут лишь на время исправить ситуацию. Все равно Империя попытается разобраться с союзом снова и снова, и в итоге они это сделают. Ваш союз как бельмо на глазу. Освобождены от налогов, да еще перехватили торговые пути, ведущие в Анфан и столицу. Ты думаешь, Климент просто закроет на это глаза? Понимая сколько золота, проходит мимо?

— Я понимаю. Но что мне делать? Что? Дайте мне идею, дайте мне возможность спасти город и отца! Потому что я не знаю способа лучше. Я могу только надеяться на графа.

— Ну, есть один вариант. Не спасения города, а спасения себя – Ирэн сделала большой глоток чая – ты можешь сбежать.

Мария не поняла о чем она. Пришлось пояснить.

— Просто уйди. Смени внешность, достань новые документы и можешь идти куда захочешь. Если сделаешь все правильно, и не оставишь следов, никто тебя не найдет до войны Империи и «Союза трех городов». А когда война закончится, всем будет уже не до тебя. Сможешь стать наемником или бардом, или обоими сразу. Воплотишь мечту. Но я ведь говорю все это напрасно, так? Я по глазам вижу, ты уже решила все для себя.

Мария кивнула. Долго молчала, потом произнесла:

— Я не отступлю. Я должна привести помощь. Отец и остальные жители Аквилона, все верят в меня.

— Это бессмысленно. Ты ведь понимаешь, чем все закончится. Не ты, ни наемники Солерна ничего не исправят.

— Я понимаю. Но я не могу иначе. Я просто не могу поступить по другому, иначе никогда себе этого не прощу.

— Но…

— Ирэн хватит, она не отступит.

Я пожал плечами. Я не могу понять, что движет людьми вроде Клая или Марии, даже понимая, что надежды нет, они все равно пытаются что-то делать. Я никогда их не пойму. С этими мыслями, мы ждали пока снегопад закончиться, а после, собрав вещи, мы продолжили путь.

***

Мы довели Марию до места назначения живой. Удачно разминулись с засадой убийц.

Как мы и думали, все закончилось очень скверно. Армия наемников Солерна, защищала город лишь пару месяцев, а после он пал. Альберт Гаусс был казнен, и меньше чем за год со дня его смерти, «Союз трех городов» перестал существовать. Все, кто состоял в союзе, вновь стали частью Империи.

Мы успели вернуться в город, и получить обещанную награду в тридцать золотых и на эти деньги я построил собственную таверну в Шантье, решив забыть о подвигах и немного пожить в спокойствии. Забегая далеко в будущее, могу сказать смело – я так и не спас мир, так и не прославился, так и не оставил своего имени в легендах. Через двадцать пять лет, я без лишнего шума умер от сердечного приступа в своем кабинете.

Ирэн завязала с «синькой» и устроилась на работу в мою таверну «Клык дракона». Она стала первой в мире официанткой и вышибалой в одном лице. Она даже нашла себе мужа. Это просто невероятно, что хоть кто-то сумел с ней совладать.

На обратном пути в Аквилон, я споткнулся о камень и кубарем полетел с горы, сломав запястье. Так что когда Альберт предложил работать на него, на постоянной основе, я уже знал, что ему ответить. И знак судьбы не подвел. Мы ушли очень далеко, когда имперцы вошли в город, оставляя за собой лишь руины.

Мы это Ирэн и я. Клай погиб вместе с шахтерами, когда монстры вернулись в поселение посреди ночи. Его труп был обглодан до неузнаваемости, а одолженное ему магическое кольцо, навсегда пропало в вековых снегах.

Старый маг и его охрана пропали без вести в шахтах, хотя их судьба меня интересовала меньше всего.

Что касается Марии… когда стало очевидно, что союзу конец, граф Солерн заключил новый договор с Империей, так что ему и Марии было нечего опасаться. Наверняка, узнав, что ее усилия были напрасны и город пал, союз уничтожен, а отец убит, она чувствовала себя ужасно. Но она сделала что смогла, правда это все равно ничего не изменило. Тем не менее, она в безопасности, с человеком который ее любит и оберегает. Я совершенно не знаю, как сложилась ее судьба. Может она даже исполнила свою мечту и стала бардом? Или полностью отдала себя роли супруги и матери? Многие погибли, многие судьбы были сломаны. Но лишь одно меня успокаивало все эти годы, мысль, что может хотя бы она была счастлива.

 
 
 

читателей   2049   сегодня 2
2049 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 2,86 из 5)
Загрузка...