Ангелина и Полина

I

Серая узкая полоска дороги волнистой линией уходила в небеса. Редкие машины на высокой скорости проносились мимо одинокой фигурки голосующей девушки, одетой в длинное светлое платье и явно не предполагающей нечто большее, кроме передвижения.

Молодая женщина, управляя послушным спортивным автомобилем, издалека приметила незнакомку, не вызывающую особого интереса и представляющую собой, скорее, помеху в движении. Дама предусмотрительно снизила скорость. «Боже, какая лохушка, − автоледи невольно отвела взгляд, − что она видела в жизни? Да и на что можно рассчитывать с такой внешностью? Пусть посмотрит, как живут нормальные люди». Машина резко затормозила и свернула на обочину. По-прежнему не поворачивая голову, в зеркале заднего вида женщина-водитель заметила торопящуюся к автомобилю девушку − «Документы и деньги в сумочке на заднем сиденье – в безопасности. А мобилу оставлю здесь, пусть видит, если хоть немного разбирается в моделях».

Осторожно приоткрыв дверь, миловидная особа робко заглянула в салон:

− Здравствуйте, до Рыбинки не подкинете?

− Садись, − безразличным тоном бросила дама за рулем.

− Сколько за дорогу?

«Она думает, что я хочу на ней заработать», − пришедшая мысль развеселила хозяйку авто. Демонстрируя безразличие и, одновременно, еле сдерживая порыв смеха, женщина свысока взглянула на гостью:

− Сколько захочешь, столько и заплатишь. Я вижу ты местная, должна знать стоимость проезда.

− Да, конечно, большое спасибо, − девушка аккуратно впорхнула в автомобиль.

Спорткар с легкостью тронулся с места, моментально набрав скорость.

− Красивая у Вас машина, и такая быстрая…

Автоледи удовлетворенно посмотрела в небольшое зеркальце на солнцезащитном козырьке. Через пару секунд взор попутчицы упал на небольшую иконку Христа, прикрепленную к пластиковой панели. Молодая особа перекрестилась и напряженно посмотрела на дорогу.

− Думаешь, поможет? − Ехидно поинтересовалась дама за рулем?

− Всегда помогает… Христос помогает, Богородица и Ангелы тоже.

− А мне вот нет.

В эмоционально брошенной фразе девушка почувствовала искренность и откровенность.

− Как Вас зовут?

− Полина.

− Меня Ангелина.

Солнце садилось за горизонт. Теряющие силу лучи били прямо в глаза.

− У тебя есть парень? − Поинтересовалась Полина.

− Нет, а Вы замужем?

− Как бы да. Живу тут с одним…

− А детки?

− Детей нет, − у Полины появилось желание открыться девушке, рассказать, что ее давно мучило, не давало покоя, − я очень хотела ребенка, просила об этом Бога, но Он распорядился по-другому, у меня было четыре выкидыша.

− Вы молоды, все впереди, и детки обязательно появятся. Не отчаивайтесь, Господь обязательно поможет, нужно просто доверять Ему…

− Я доверяю хорошим врачам и деньгам.

«Зря разоткровенничалась! Зря! Чем может помочь эта девушка?» − Полина пожелала как можно быстрее освободиться от собеседницы. Правая нога непроизвольно усилила давление на рычаг скорости.

Наблюдая за дорогой, Ангелина издалека заметила огромную фуру, зигзагообразно движущуюся навстречу, по телу пробежал холодок.

− Полина, гляньте, как едет эта машина. Возможно водитель пьяный, или засыпает за рулем…

− Ничего, проскочим.

Спустя несколько мгновений лобовое столкновение отбросило смятый спорткар на десяток метров. Машина перевернулась и легла на крышу в кювет. Водитель фуры, окончательно проснувшись, не обращая внимания на струю текущей по лицу крови, дрожащей рукой набирал номер скорой помощи.

II

Через пару секунд после трагедии автоледи осознала себя в метре над крышей разбитого авто. В уме четко зафиксировался момент столкновения, боль, пустота. Женщина хорошо видела все, что происходило вокруг, слышала речь бегущих на помощь людей – свидетелей аварии, ощущала запах луговой травы и бензина. «Я здесь! Посмотрите вверх!» − собрав все силы, позвала на помощь Полина.

− Никто нас теперь не услышит, − откуда-то сверху прозвучал голос Ангелины, − а здесь все так, как я и предполагала… можно видеть, слышать, ощущать, чувствовать запахи…

− Ты где?

− Да рядом с тобой, что не видишь меня?

Полина поняла, светлый шарообразный сгусток величиной в полметра − это и есть Ангелина. Несмотря на внешнюю аморфность, в круглом теле просматривался лик девушки − немного увеличенная по отношению к другим частям тела голова, туловище, руки и даже ноги.

− Что, и я такая, как ты?

− Да… Мы с тобой умерли… Наши настоящие тела лежат там, − Полина уловила еле заметный жест, указующий на разбитое авто.

− Понимаю…− злость и беспомощность наполнили душу Полины до самых краев, так что она изменила цвет со светлого на черно-фиолетовый, − и что теперь?

− Ничего… Ничего того, что было раньше. Только бы Господь не отверг и мы не попали в ад.

− О Боже, и здесь мне эти сказки? Сколько можно?

− Скоро за нами прилетят Ангелы. Все узнаешь сама.

На месте трагедии толпились люди. Издалека доносился звук полицейской сирены.

− Пойдем отсюда, тяжело смотреть на все это, − Полина попыталась переместиться вверх, что удалось ей без особого труда.

− Хорошо, только куда мы сейчас? Давай подождем Ангелов-Хранителей здесь.

Отлетев к лесу, наблюдая за событиями вокруг аварии с большого расстояния, Ангелина заметно разволновалась:

− Мы не можем долго оставаться одни, этот мир полон бесов.

Шло время, небесные посланники никак не давали о себе знать.

− Полина, тебя что-то или кто-то держал на земле? Есть те, о ком ты переживаешь?

− Да, вроде, нет. Ну, может, родители только…Мне машину жалко и телефон тоже, хотя все равно она была не моя, а Ильи − моего любовника. Представляю его лицо, когда увидит все это.

− Я буду сильно скучать по маме, она сейчас нездорова, не знаю, как переживет мою смерть.

Со стороны ближайших кустов отчетливо послышался шорох. Спутницы мгновенно устремили взоры на темный бесформенный объект. Постепенно у непрошенного гостя прорисовалась мохнатая морда со злобным оскалом, огромные когти тянулись навстречу желанной добыче. Вместо ног у демона торчали плавники, шевеля которыми он перемещался в пространстве. Оглядевшись, Ангелина и Полина, обнаружили себя в кольце столь же уродливых демонов, готовых разорвать беззащитные души в клочья. Полина громко заорала от страха, что разозлило бесов, сужающих круг.

− Наша! Наша! Возьмем ее без всяких мытарств.

Ангелина, собрав силы, обратилась в сердцах ко Всевышнему:

− Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных!

После третьей молитвы бесы разочарованно рыча, попятились назад.

− Вторая знает Бога, нам не удастся их захватить. Ну ничего, мы еще встретимся на мытарствах, там они у нас точно заскулят. Пока, красотки. − С этими словами бесы исчезли из вида.

Придя в себя, Полина промолвила:

− Ангелина, спасибо! Ты понимаешь, я без тебя… не бросишь меня? Не улетишь никуда?

− Все хорошо, Полиночка, не бойся. Мы обязательно доберемся до Бога. Странно, почему нет Ангелов-Хранителей?

− А может, они вообще не прилетят? Вдруг все неправда, и в этом мире есть только бесы и ничего больше?

− Полина, наш новый мир, как и прежний, имеет свои законы и порядки. Помню из учения Церкви, души три дня находятся на земле, до девятого дня осматривают рай, до сорокового ад. Потом отправляются на поклонение Господу. При этом их сопровождают Ангелы – Хранители. Но раз их нет… Послушай, есть на земле какое-нибудь место, которое ты хотела посетить и не успела при жизни?

− Мальдивы, например.

− А я Святую Землю, Израиль, Храм Гроба Господня. Давай сначала на Мальдивы, а потом в Иерусалим. Как смотришь?

− Поддерживаю. Только лететь туда далеко…

− Здесь расстояние измеряется не в километрах.

− А в чем?

Ангелина призадумалась:

− Наверное, в неких единицах эмоциональной близости к объекту или человеку. Если кто-то дорог, ты будешь рядом с ним, если нет − ваше местопребывание в разных точках вселенной.

− Хорошо, а как мы попадем на Мальдивы?

− Давай руку, попробуем вместе подумать об острове на счет три. Раз, два, три.

Яркие лучи освещали лазурную гладь Индийского океана. Светло-желтый, почти белый песок поражал сверкающей чистотой. Одинокие пальмы великолепно дополняли девственный пейзаж. На одной из них, наклоненной к океану, размещался уютный гамак. Впитывая насыщенные краски окружающей природы, спутницы погрузились в атмосферу комфорта и беспечности.

Невдалеке на деревянной террасе обедала молодая пара. Присмотревшись, Полина заметила на плечах у мужчины Ангела, восседающего справа и демона, расположившегося слева. Ангел безостановочно умолял о чем-то Бога. Бес побуждал мужчину наливать все новые и новые порции спиртного. Спустя четверть часа представитель сильного пола не мог подняться из-за стола без помощи спутницы. В какой-то момент бес устремил взгляд прямо на Полину, злобно оскалился и угрожающе зарычал. Женщине стало не по себе. В это время Ангелина молилась о маме, просила у Господа облегчить ее страдания, дать здоровье.

− Подруга, извини что отвлекаю, посмотри вон на того мужчину, получается, его споил бес?

− Бесы только влекут ко злу, соблазняют, но они не в силах заставить человека совершить грех. Все добровольно. Ты видела, бес предлагал, а мужчина сам наливал и пил. Если он не покается, именно этот бес и будет иметь над ним силу после смерти.

Вдоволь насладившись красотой земного рая, спутницы направились на Святую Землю в храм Гроба Господня. Тысячи душ теснились под сводами величественного сооружения, Ангелы возносили к Богу молитвы и просьбы верующих, пришедших на поклонение Господу в Храм. Снаружи сверкали агрессивные оскалы бесов. Вот женщина умоляла даровать ей ребенка, отец просил о поступлении детей в университет, инвалид взывал об исцелении.

− Ангелина, Господь поможет им всем?

− Только когда исполнение желания принесет духовную пользу просящему человеку. Если инвалид после исцеления посвятит жизнь Богу, Он поставит его на ноги. Если растратит себя в пьянках-гулянках − оставит все как есть. Господь знает будущее и не может даровать человеку то, что приведет к увеличению грехов и гибели души.

− Получается, Господь не допускал меня выносить ребенка, потому что я не привела бы душу дитяти ко спасению, а, наоборот, увлекла к погибели?

− Скорее всего, да. − Ангелина на время ушла в молитву.

Полина вспомнила об аварии и подумала, что ее земная жизнь тоже не предполагала спасение души. Светлая оболочка нового «тела» приняла красный оттенок. Ангелина заметила состояние подруги.

− Полиночка, не расстраивайся, все к лучшему, Господь милостив, Он не забудет про нас.

− Будем надеяться…Ты говорила, что за нами прилетят Ангелы? Сколько времени пришло с момента новой жизни? Время вообще здесь имеет значение? Или его также нет, как и пространства?

− Время есть, но оно субъективно. В аду секунда может показаться вечностью, а вечность пребывания в раю − мгновением. У нас на двоих время одно, мы его переживаем вместе. Если тебя ничего не держит на земле, это означает, что наступил конец третьего дня, и мы сейчас отправимся знакомиться с раем.

III

Взявшись за руки, подруги переместились в пространство рая. Оказавшись в широкой белой комнате без окон и каких-либо предметов спутницы призадумались. Полина удивленно выдохнула:

− Это и есть рай?

− А что для тебя рай?

− Вот уж как-то не думала над этим. Наверное, поле прекрасных ароматных цветов, пение птиц, полоска океана, небольшой домик с садом… Белая комната ожила, расширилась, стены исчезли, в мгновенье ока появился великолепный пейзаж.

− Оглянись, так ты представляешь рай?

− Да… а ты?

− Для меня рай там, где есть Бог. Он присутствует в любви, истине, добре, красоте, гармонии, радости. Значит, все это есть и в раю. А в чем именно эти свойства найдут отражение, пусть решает Господь.

Окружающий пейзаж заметно преобразился. Уютный уголок рая Полины позволял соприкоснуться с миллиардами миров, где царили совершенство, благо и любовь. В них каждый человек служил другим тем даром, каким его наделил Бог. Кто-то молился о судьбе земного мира, спасении душ всех людей. Кто-то, влекомый божественным импульсом, конструировал бесконечные пространства-обители для насельников рая, кто-то силой Господа создавал ландшафты, пейзажи, животный и растительный миры. Философы, писатели, поэты, художники, люди искусства насыщали вселенную рая множеством колоритных образов. Учителя доносили слово Господа, его принципы и законы преждевременно умершим деткам. Ангелине на ум пришли слова из Библии: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его».

В центре бесконечных обителей рая восседал на престоле Господь. Сонмы Ангелов непрерывно славили Бога − творца вселенной, человека, рая и ада.

− Ангелиночка, так хочется остаться здесь! Давай сейчас поклонимся Господу и Он позволит нам остаться в раю. − Впечатленная увиденным и услышанным попросила Полина.

− Мы не прошли мытарства. Наши души не готовы к вечности, недостаточно чисты, грехи потянут нас в ад. Соберись, сестричка, нас ожидают тяжкие испытания.

IV

Переместившись в пространство ада, подруги вновь очутились в знакомой белой комнате. Однако теперь в ней находился огромный экран, транслировавший названия двадцати мытарств: празднословия, лжи, осуждения и клеветы, чревоугодия, лености, воровства, сребролюбия и скупости, неправедных приобретений, зависти, неправедной меры и корысти, гордости, гнева и ярости, злопамятсва, убийства, чародейства, блуда, прелюбодеяния, содомских грехов, ересей, немилосердия и жестокосердия. В отчаянии Полина воскликнула:

− Мне страшно, кто же может пройти все мытарства?

− Чистый душой человек, раскаявшийся в своих грехах.

− Ты, сестричка?

− Нет, не я. У меня грехов не меньше, а, может быть, даже и больше, чем у тебя.

− Да ну, − не поверила Полина.

− Какого мытарства ты боишься меньше всего?

Полина задумалась:

− Наверное, убийства… Уж точно никого не убивала.

− Давай с него и начнем.

Ангелина помолилась Господу, подруги взялись за руки и прикоснулись к надписи «мытарство убийства».

Душераздирающий вопль пронзил насквозь души спутниц, стояла невыносимая вонь, везде, куда проникал взор, валялись части человеческих тел. Бесы подбрасывали их, пинали, соединяли и опять разрывали на куски, сопровождая действо звуками мерзкого наслаждения. На нижнем уровне пространства мытарства просматривалась раскаленная добела печь, гильотины, электрические стулья, средневековые орудия пыток и другие приспособления, о которых подруги не имели понятия. Время от времени злорадствующие бесы тащили на нижний уровень стонущие беззащитные души.

В центре верхнего уровня на перевернутом троне восседал главный бес мытарства.

− К нам новые души, − завизжали бесы, − какие симпатичные, что предпочитаете: раскаленную сковородку или кипящую воду?

Главный бес зарычал:

− Покажите их грехи.

В мгновенье ока перед Ангелиной и Полиной образовались два экрана-плоскости, где последовательно стали появляться все их пригрешения, начиная с семилетнего возраста. Экран Полины заполнился мгновенно, у Ангелины так же, то и дело возникали новые и новые записи. Каждый грех − убийство словом, мысли об убийстве и самоубийстве, убийство времени мытарщицы переживали как наяву. Поступки, мысли и чувства, несущие печать убийства бурной рекой наполнили души женщин. Вот подруга Полины переживает в сердцах брошенную по отношению к ней фразу: «Так и убила бы тебя, зараза». Вот горько плачет мама четырнадцатилетней Ангелины. Она только что прочла на небрежно скомканном листочке бумаги запись о желании дочери покончить жизнь самоубийством. Сокрытые ранее чувства близких и незнакомых людей, проникая в самое сердце, больно ранили, выворачивали души наизнанку.

Вокруг неистово скакали бесы, комментируя каждое пригрешение. Тыкая в Полину скрюченным пальцем, бес, похожий на измученного нерожденного младенца, заверещал:

− В шестнадцать и восемнадцать лет она делала аборты, убила своих детей! Молодец! − и, оскалившись, − там, внизу, я уже нашел для тебя местечко.

Полина увидела собственных детей, пережила боль, когда маленькое беззащитное тельце разрывается на части скальпелем безжалостного хирурга. Сквозь слезы женщина закричала:

− Я виновата, очень сильно виновата! Где сейчас мои дети?

− Они в раю. Но даже и не мечтай встретиться с ними, предательница и убийца.

Бесы не унимались:

− Она забрала детей у Бога, лишила их жизни, и еще просила новых.

− Хорошо, что наш босс позаботился о справедливости и не дал ей выносить ни одного ребенка. Сам Бог не препятствовал ему в этом.

Главный бес, довольно ухмыляясь, звучно крикнул:

− Покажите им, сколько грехов очищено покаянием, и сколько осталось на каждой из них.

Экран Ангелины оказался чистым, без единой записи. Все пригрешения, многократно омытые слезами, раскрытые на исповеди, растворились в покаянии и молитве.

Экран Полины остался столь же насыщенным, как и ранее.

− Эта наша! − толстый палец уперся в грудь Полины, − свободны, до скорой встречи.

Оказавшись в белой комнате, лишенные сил, подруги тихонько плакали под впечатлением содеянных грехов.

− Я больше не выдержу ни одного мытарства, − всхлипывая, промолвила Полина.

− Бог милостив, сестричка, верь в лучшее, никогда, ни при каких обстоятельствах не оставлю тебя, не брошу одну. Доверься Господу, лишь в Нем наше спасение.

V

Казалось, прошла вечность с момента возвращения подруг в белую комнату после заключительного мытарства. Тяжкий груз нераскаянных при жизни грехов изменил внешний облик Полины. Она выглядела какой-то маленькой и темной, почти черной, как грозовая туча.

− Ангелиночка, я уже такая, как эти бесы? Да? Как же предстану перед Богом в этом виде? Мне очень стыдно.

− Господь может очистить любой грех, держись, сестричка, не отчаивайся. Помни, буду с тобой, что бы ни случилось. Давай руку. Нам пора.

Вереницы душ в сопровождении Ангелов-Хранителей устремлялись бесконечными лучиками к престолу Господа. Благоухание, пение прославляющих Бога Ангелов, яркие краски погрузили подруг в атмосферу желанного и немного позабытого рая.

− Как же здесь хорошо! − не удержалась Полина.

− Нужно найти конец любой очереди, чтобы приблизиться к Господу.

С этими словами подруги оказались в одной из верениц. Спустя секунду, за ними выстроился новый хвост нескончаемого луча. На удивление очередь двигалась довольно быстро. Ангелина пребывала в молитве. Полина, сжавшись в комок, ожидала неминуемой страшной участи грешницы. Устремив взор в пространство пребывания Господа, она внезапно ощутила глубокую всеохватывающую любовь и заботу, отчетливый, мягкий голос пронизывал все существо:

− Полина! Твоя подруга Ангелина достойна рая или ада?

− Рая, Господи, рая, − глаза Полины наполнились слезами.

− А ты?

− А я, Господи, ада, − слезы полились градом.

− Ангелина, твоя подруга сделала выбор. Вы расстаетесь. Для тебя уже готова обитель здесь с Нами в раю.

− Господи! Может ли быть рай раем, если в нем каждый миг насытится страданиями моей подруги? Не разлучай нас, отправь меня с Полиной в место, приготовленное для нее в аду. Ты, мой Отец, всегда будешь со мной, где бы я не находилось, люблю Тебя и храню в своем сердце.

К подругам приблизились белоснежные Ангелы, готовые исполнить любое распоряжение Бога.

− В рай! − голос Господа приятной волной накрыл измученные, готовые к страданиям, души.

Облик Полины посветлел, засиял чистотой и непорочностью. Перемещаясь в уготованную райскую обитель, подруги все еще слышали удаляющийся голос Господа:

− Теперь вы понимаете, почему Я не послал Ангелов-Хранителей сразу после смерти? Вам пришлось бы идти собственным путем, и рай, и мытарства переживать в одиночку. На момент смерти ни одна из вас в полной мере не была готова к жизни в раю.

VI

Заказав накануне поминальную на сороковой день смерти дочери, Зинаида не могла уснуть большую часть ночи. Скорбь утраты, беспокойство за участь девушки, навязчивые образы бесов не давали покоя, мучили, и отпускали на время лишь после молитвы. Ближе к утру, женщина погрузилась в глубокий сон. Увидев себя в огромной полуосвещенной пещере с множеством людей, пинающих, оскорбляющих, притесняющих друг друга, Зинаида огляделась вокруг в надежде отыскать выход. Внезапно яркий столб света пробурил потолок пещеры прямо над головой матери. Высоко в небе прекрасные Ангелы сопровождали души умерших. Люди в пещере, показывая вверх, закричали:

− Это посланники Бога, они несут души в рай! Возьмите нас с собой, и меня, и меня…

Присмотревшись, женщина узнала в облике одной души свою дочь.

− Ангелина! Доченька-а-а!

− Мамочка, я так люблю тебя, помню о тебе каждую секунду. Мы обязательно будем вместе, когда Господь призовет тебя в этот мир.

Открыв глаза, Зинаида как наяву продолжала слышать милый сердцу голос дочери, плавно перешедший в колокольный звон, призывающий на утреннюю молитву. В душе матери воцарились покой и безмятежность. Женщина, не торопясь, вытирала слезы радости и надежды.

 
 
 

   

читателей   1097   сегодня 1
1097 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 15. Оценка: 2,47 из 5)
Загрузка...