Да здравствует солнце, да скроется тьма!

Хорошо ехать рано утром по пустой дороге. Нет ни какой опасности, но есть время полюбоваться пробуждением природы и придаваться своим мыслям. Вот сейчас перед развилкой Нарус смог увидеть впереди берега реки, которые разошлись широко, и не так рябила буроватая гористость.

Она как-то стала синей, словно тучки на далеком горизонте. Вот так он сегодня встречал солнце, около пяти часов утра. Чтобы размяться и перекусить сошел с шоссе на обочину, заглушил мотор и спустился в кювет.

Крошечная розовая зорька сменилась алым колпачком над густым лесом. Небо, как экран кинотеатра, менялось каждую минуту: колпачок поднялся из-за леса вверх, а из-под него вылетел второй, потеплее, получше. Этот купол сменился, растворился, ушел вверх, заразился третей, уже освещенной пламенеющем – золотым солнцем. Оно как великий государь Вселенной, стал расточать свои лучи, господствовать над всеми мирами земли.

Да, хоть на солнце во все глаза не взглянешь, но в этот короткий миг можно было все увидеть. Вот и река, которая рябило перед глазами, когда Нарус смотрел на нее через стекло своей машины, как-то ожила, засверкала, поигрывая красками и заполнялось до краев жидким металлом, воспламеняя воздух, дымный, прохладный. Сумрачные берега, объятые огнем, ожили, вспыхнули. Все воскресло вокруг. Ничего краше не видел Нарус, хотя зарю встречал вот так не в первый раз. Удержать бы в памяти эту картину…

Уже через минуту Нарус, окруженный впечатлениями, мчался на высокой скорости вперед. Ему предстояло решить трудную задачу: привести свою племянницу – Аврору. Девушка сегодня получает свидетельство об окончании школы первой ступени, ей уже скоро семнадцать лет. Пора позаботиться о ее будущем. Нарус уже кое-что может ей предложить, посоветовать.

Припарковав свою машину около знакомого здания, мужчина открыл ворота, ведущие во двор школы. Спальный корпус, где девочки – воспитанницы проводили ночь и свободное от занятий время. Уже кишел людьми. Некоторые родители приехали на кануне, сами девочки после тревожной ночи, перед выпуском встали раньше обычного. Двор был украшен гирляндами, шарами, по краям площадки, где должна была проходить торжественная церемония, расставлены красивые вазы с цветами. Маленький фонтанчик, устроенный в углу, тихо урчал, завершая пространства праздничного убранства.

Из окна второго этажа, де жила Аврора, слышали громкие голоса, смех, громкий хохот девушек. Нарус уселся на скамью подальше от праздничной площадки, стал наблюдать. Заметив пристальный взгляд, направленный в их сторону, хозяева комнаты по одной стали подходить к окну. Вот и она, Аврора. Сначала захлопала в ладоши, потом воскликнула: “Дядя, я сейчас!”. Через минуту уже обнимала его, приговаривая: “Вот уж и я дождалась… Тебя так долго не было, я уж подумала, что не успеешь на самое важное. Через час уже начнется вручение”.

Она еще долго рассказывала о приготовлениях, нарядах подруг, что-то о своем платье, которое вот-вот наденет. Нарус почти не слышал племянницу, а наблюдал за ее оживленным лицом и жестикуляцией, которой она помогала изображать радости или огорчения девушек- подружек.

“Как она изменилась, выросла что — ли. Вот ведь только три месяца прошло после последнего посещения. Какая она все- таки красавица! Вся в мать…. Такие же васильковые глаза, в которых можно утонуть. Круглое, нежное лицо с матовым оттенком подчеркивает прелесть ее глаз. А волос таких нет ни у кого. Густые, не нужно укладывать, природа ей уложила их на многие годы вперед. Цвет ее волос напоминает спелую рожь, с кремовым оттенком. Наградил же господь девушку! Наверное. За все мучения, выпавшие на ее долю, весь ее облик: лицо, фигура, одежда — убеждали в том, что она созрела, она настоящая девушка на выданье.

“Ах, дядя, ты меня не слышишь! Ну как, заколкой украсить волосы?”. “ Конечно, распустить, звезда моя, красавица, они у тебя прекрасны, без дешевых украшений”. Поцеловав дядю в щеку, Аврора быстро упорхнула.

Гостей все прибывало и прибывало. Узнавая друг друга, родители здоровались, обменивались любезностями, говорили о чудесной погоде, о нарядах своих дочерей. Постепенно пестрая толпа затихла в ожидании чего – то удивительного и таинственного.

…..Уже лето прошло. Был выбран колледж, где будет учиться Аврора. Она захотела связать свое бедующее архитектурой и дизайном.

Нарус не препятствовал: пусть девочка поступит так, как ей подсказывает интуиция и сердце. Все внешне выглядело вполне прилично. Часто ее в прогулках сопровождал высокий, загорелый юноша. Сказать, что они влюблены друг в друга Нарус не мог, их отношения ему казались дружескими, почти родственными. Но глаза Авроры уже не горели детской непосредственностью, как-то ихвасельковый цвет сгустился. Говоря об Акторе, она переводила взгляд и сжимала свои миниатюрные кулачки.

Через три месяца с начала учебы Аврору не дождались дома. Ни полицейский, ни нанятые от без исходности частные детективы не могли даже начать поиск – не за что было зацепиться. Вышла из дома, но до колледжа не дошла. Поисковые листки с ее портретом висели на информационных щитах города, в салонах городского транспорта. Но результата от этой иди не было. Нарус, и его жена Мунира не знали, что думать. Вроде отношения в семье были безупречные, она ни вечером не нуждалась, в колледже о ней отзывались как о способной ученице. Что же случилось с тобой аврора? Где ты? Актор тоже ничего не знал, на кануне вечером они сидели, обсуждали проект Авроры, которая она должна была отослать на конкурс. Дело было за малым – перепечатать, подправить некоторые чертежи, нарисовать несколько деталей к фонтану будущего центра “Гармония и совершенства” (такое было название первой работы Авроры).

Конечно, Нарусу казалось, что племянница вот – вот вернется, вступила в какую-то игру, она сильно затянулась и девочка ни как не может из нее выйти. В детстве, ему помнится, Аврора пряталась в доме родственников, думая, что дядя об этом не знает. Потом возвращалась и долго оживленно рассказывала о своих приключения. Но ведь это было в детстве, а ей сейчас почти семнадцать. Скоро семнадцать. Через десять дней…

Позвонили в дверь. На пороге, сжимая к груди почтовый пакет, стоял растерянный Актор. Нарус пригласил его в комнату, предложил кофе. На вопросы Наруса Актор не реагировал. Зашел в комнату Авроры, погладил рукой покрывало ее кровати, взял с подушки подаренный им куклу – принцессу, поцеловал ее, положил на место и ушел. Нарус видя состояние юноши, хотел было догнать Актора и расспросить обо всем, но его взгляд зацепил пухлый конверт, оставленный гостем на столе.

Долго он не решался приблизиться к нему. В сознании его эта четырехугольная бумага воплощала в себе громадную, необъяснимую тайну исчезновения любимой племянницу. “Лучше не знать, так будет удобнее, легче нам. Аврора просто уехала, с ней все хорошо. Пройдет немного времени, и она вернется, и наш дом наполнится ее смехом, проказами, сюрпризами…”

В таком состоянии Нарус сидел до возвращения жены. На ее вопросы он не отвечал, только сделал знак в сторону конверта и удалился в свою комнату.

Да, не зря говорят, что мужчина смел бою, перед смертельной опасностью, в бесстрашном поединке с дикими зверями, может управлять любыми машинами, но пасует в домашней обстановке, когда нужно решать мелкие семейные проблемы. Таким образом, он защищается от посягательств на его чувствительную сферу, отказываясь учувствовать, как ему кажется, в некоторых домашних делах. Но сегодняшний случай совсем другой. Об этом Нарус знает, но пусть ему расскажет Мунира, пусть сначала она узнает то, что в том конверте.

Проснулся он от толчка в тело. Перед ним стояла Мунира с тетрадкой в кожаной обложке: “Иди и читай, не прячься, не зарывайся в песок”. Это послание для тебя.

Ну что же, значит, так тому и быть. Нарус сел в кресло, раскрыл тетрадь, взглянул на первые до боли знакомые буковки.… Это же Авроры!

Он жадно вчитывался, листал вперед, возвращался снова на начало. И вот, наконец, кажется, самый значимые страницы…

23 августа.

Сегодня с дядей подавали за явление в колледж. Он- то не очень хотел, чтобы я там училась. Но он, же лапочка! Разве будет, перечит моим желаниям. Я же его любимица, самый дорогой человек. Он давно об этом мне говорил.

1 сентября.

О-о-о! Как классно в этом колледже: и учителя и девчонки. Я познакомилась с двумя с Факизой и Заирой. Ребята что надо! Особенно симпатичен это долговязый, кажется, его зовут Актором.

3 сентября.

Сегодня был вечер знакомства. Танцевали три часа. Наша классная дама Гремма удивительная. Ребята говорили, что ей за сорок. Но мне кажется что ей и двадцати пяти нет. Чуть – чуть постарше нас. Тот долговязый с другом все окружал нас заботами: то воды принесет, то мою сумку и подружек донесет.

7 сентября.

Я приглашена в кино. Вот так. Кажется, я пользуюсь вниманием красавцем. Факиза знает его давно, она училась с ним в одной школе. Он еще не кому не оказывал знаки внимания. Продолжаю. Мне все равно не спиться. Кино так себе: я вообще не люблю ужасы. Ах, что- то сон не идет, и стихи читала, и молитву Муниры, бесполезно. Она велела мне ее читать на сон грядущий. А Актор такой милый. Хорошо сидеть с ним рядом. И идти рядышком. Что это я все о нем, да о нем?

10 сентября.

Мунира позвала меня в библиотеку. Решила сходить взять книги, может, почитаю на досуге. Жаль, Актор не сможет пойти со мной. У него тренировки перед важными соревнованиями. Он же гордость своего города – чемпион по футболу. А мы с группой пойдем болеть за него.

12 сентября.

Сегодня Мунира водила меня в подвал библиотеки, где хранятся редкие книги. Их никому не выдают, названия не значиться даже в инвентарной книге. Только на наклеенных листочках можно прочитать их короткое название. Мне было все интересно. На днях схожу еще, Мунира разрешит.

15 сентября.

Что это со мной? Даже боюсь о чем – то вслух размышлять. Тут же все случается. Вот сегодня было с утра прохладно, а через час стало так жарко, что мне захотелось дождя. И дождь пошел, сильный, проливной.

20 сентября.

Сегодня выходной. Актор на ссорах, скоро соревнования. Факиза и Заира пойдут на концерт заезжей знаменитости. А мне вчера не хотелось ничего. Настроение испортилось, хотелось крикнуть во весь голос. Только вздохнула, набрала воздух, что бы выполнить желание – стекла классной комнаты затрещали. Девочки с удивлением посмотрели на меня, вздрогнули. Ничего не понимаю. Пойду сейчас к Мунире, почитаю ее редкие книги. Быстрее время пройдет. Вечером встретимся с Актором. Без него как – то скучно, хочется его видеть каждый день.

27 сентября.

Узнаю все больше и больше. Как это увлекательно. Оказывается, в каждом человеке есть способности изменить мир по – своему. Вот бы мне эти способности! Даже не знаю, что бы я пожелала….. Чтобы меня полюбил Актор, он об этом молчит. Хватит того, что я его люблю, кажется, люблю, точно люблю. Ведь я не смотрю на других, просто не замечаю. А Актора хочу видеть всегда, смотреть в его глаза, гулять с ним в парке, сидеть рядом на скамейке и просто молчать. Не следует говорить вслух о самом сокровенном, и так все понятно.

5 октября.

Я ошеломлена, Мунира созналась в том, что она моя тетя, сестра моей мамы. Господи, что еще меня ожидает? Оказывается, мама моя умерла при родах, а отец пропал безвести, когда я еще была в утробе матери. Еще Мунира дала почитать историю моего рода. Весь наш клан, по женской линии, начиная от прабабушки моей мамы, имели сверх способности. И я должна продолжить эту традицию, хочу этого или нет. Мунира — добрая ведьма, она может использовать свой дар по своему желанию. А я во власти природы. Моя трагедия в том, что если я полюблю и выйду замуж за обычного человека, то он умрет, то я стану злой ведьмой, от чар которой погибнет мой любимый человек.

21 октября.

Прошел бал в колледже. Все девочки пришли нарядные. Актор очень элегантен, новый галстук ему к лицу. После успеха на чемпионате за честь города стал знаменитым. Все с восхищением наблюдают за ним, берут автографы. Но он старается избегать этих мероприятий под разными предлогами. Чудно, успехов тебе, дорогой. Что же мне с ним делать? Я несколько раз говорила ему, что между нами не может быть ничего, кроме дружбы. И сегодня напомнила ему об этом, когда он пригласил меня на прогулку после бала. Сердце мое постукивает, душа болит от избытка чувств.

10 ноября.

Опять в классе смотрят на меня с удивлением. Подумаешь, исполнила желание учительницы черчения. Она так устала бедняжка, села на стул и вскрикнула:” Хоть бы пошел дождь!” я ей почти в унисон воскликнула:”Быть дождю!” и пошел сильный дождь. После уроков Актор расспрашивал меня: как у меня это, получается, поваливать самой природой. Я ему в доказательство устроила короткий снегопад.

17 ноября.

Это моя последняя запись. Актор, любимый, нам не суждено радовать друг друга, не украшать светлые дни на Земле. Сегодня ты убедился в этом. Объяснять не буду, ты и так все обо мне знаешь. Мне велено сейчас же решить: остаться на земле на твою погибель, или отправиться туда, отказавшись от любви. В другой стане с себе подобными я смогу помогать людям. Сердце мое принадлежит тебе, но видит бог, нам не суждено быть вместе и молча слушать стук нашего сердца, чувствовать прикосновения наших пальцев.

Актор. Я знаю, будешь ты счастлив и без меня, встретишь ты умную, красивую девушку, достойную такого честного и благородного человека. Постепенно ты забудешь меня, нужно лишь немного времени. Если тебе трудно будет говорить с моим дядей и Мунирой, дай им почитать мой дневник. Прощайте, обещаю вам вы забудете меня. А я всегда буду помогать вам.

 

 

 

   

читателей   1439   сегодня 1
1439 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 2,86 из 5)
Загрузка...