Проводник

Сумерки надвигались с пугающей быстротой. Каждый год они наступают все раньше. Дед Рейдера как-то сказал, что однажды день полностью сменится темнотой, в которой править будут твареныши. Но произойдет это не скоро. К тому времени Рейдер уже будет покоиться у подножия горы Морут – почему-то именно там он хотел найти последнее пристанище. Но о покое думать рано – сейчас надо беспокоиться о дороге домой.

Через несколько часов на провинцию Михо опустится долгая ночь, и до этого времени проводник должен добраться домой. Путь предстоит неблизкий – через Темные Низины. Место опасное и до конца неизведанное. Болота, леса, дикие звери, разбойники. И тени, которых многие называют тваренышами. Последние обитали глубоко в лесу, куда не проникал солнечный свет, но правили ночью, когда тьма была их лучшим другом. Одним словом, в Низины соваться без подготовки не стоит. Печально, что именно эта болотистая местность была самой короткой дорогой из Михо в Речные Земли. Общий тракт бы отнял у путников несколько дней, тогда как через Низины можно добраться за несколько часов. Благодаря таким, как Рейдер.

Проводники знали тропы, по которым можно добраться до Речных земель быстро и почти безопасно. У каждого из них имелся свой маршрут, который, как правило, не пересекался с тропами других проводников. Насколько знал Рейдер, услуги проводника в разные времена предлагали около сорока человек. Примерно треть из них, новички, каждый год пропадала в Низинах. Всему виной неправильные, небезопасные тропы. Путь Рейдера был одним из самых безопасных и быстрых. После окончания войны Междуречий, за двадцать лет туда и обратно он провел через Низины около тысячи человек. Поэтому его услуги всегда пользовались спросом. Но в этот раз с клиентами почему-то не везло.

Трактир «Вольный Ветер» наполнялся народом. Других проводников не было. Не рискуют отправляться в путь перед наступлением ночи – самое опасное время, не считая самой ночи. Но Рейдеру нужно было добраться обратно в Речные Земли. Прошлая ночь длилась почти три недели – это могла вполне продлиться месяц. Идти одному не хотелось. Да и возвращаться домой без денег нельзя. Поэтому и сидел сейчас в трактире, надеясь найти желающих перебраться в речные земли. Но таковых, как назло, не было. Два оборванца хотели попасть в Речные Земли бесплатно, еще три беглых воина из клана «Карателей» предлагали расплатиться на той стороне; такие уловки Рейдер раскрывал мгновенно.

Между тем сумерки сгущались. Рейдер решил, что подождет еще полчаса и двинется в путь. Похлебка на столе давно остыла, как и чайный завар. Аппетита не было – это явный предвестник недобрых событий. Под столом тихо поскуливал Заглотыш, ничего не ел, как будто тоже предчувствуя недоброе. Без помощника в Низинах очень тяжело, вот и Рейдер шестнадцать лет назад нашел себе волчонка, которые отлично ориентировались в болотистых тропах. Серый, с рыжими пятнами – потомок даранов, которые века назад помогали людям Высохших Морей покорить земли Междуречья. Такие волчата обладали идеальным слухом, нюхом и памятью, были очень проворны и сильны. Заглотыша Рейдер перекупил у полусумасшедшего старика Болотника, который разводил волчат в надежде вновь вывести породу даранов, и вместе с ними покорить провинцию Михо. Один из этих «даранов» и загрыз старика. Своего же волчонка Рейдер выходил, и за год сделал опасным и в то же время полезным зверем – такой за версту чуял разбойников и диких зверей, а также обходил опасные места…

От трактирной стойки отделилась фигура и подошла к столу Рейдера.

-Позвольте быть полезным, певец, музыкант и поэт Леополь Бесстрастный, внук храброго Бодариса, потомок великого Макномера. Зарабатываю на жизнь песнями и балладами, путешествуя по Междуречью!

-Проводник Рейдер, внук невероятного Мнеплевать, потомок великолепного Блаблабла. Зарабатываю на жизнь тем, что провожу людей через Низины, путешествуя по болотам. А это мой компаньон Заглотыш. Если ты не заплатишь – он откусит тебе ухо.

-Очень не хотелось бы иметь близкое знакомство с вашим замечательным Заглатышем, но обстоятельства вынуждают меня напроситься к вам в компаньоны по пути…

-Триста чирдаров. Если такой суммы нет, то вынужден попрощаться.

-Увы, денег у бродячего поэта с собой нет. Но есть в запасе много песен и сказаний, которые помогут скоротать дорогу! Поверьте, достопочтенный Райдер, эти поэтические творения стоят куда больше трехсот…

-Рейдер. Прекрати искажать имена. Нет чирдаров – нет и дороги. С твоими песнями твареныши разорвут нас на первом же болоте.

-Какая жалость! А так хотелось продолжить знакомство с вами! Прямо сейчас сочиняю балладу о проводниках! Этакий гимн храбрым путникам, что проводят людей через тьму к свету! Вам там отведен целый куплет, наравне с Ворахом, Борти и Гланшем. Увы – с последним я общался буквально за день до его кончины…

-Кончины? Ты пошутил? Гланш способен голыми руками разорвать целый отряд наемников! К чему такие сказки, певец?

-Как? Храбрый Ридер не знает последних новостей? Пару дней назад Гланш был найден мертвым на перевале Манум. Растерзанный волками. Но нашедшие утверждают, что его убили не волки. Это был беглый принц Фрагит, наследник Динарии!

-Принц в тысяче верст отсюда, в плену у отряда «карателей», которые собирались его…

-Казнить на глазах у собственного народа. Эту песню я знаю наизусть! Принц сбежал. Не сам. Кто-то помог ему. Одни говорят, что его родной брат восстал из мертвых, помог ему сбежать. Другие утверждают, что ему помогли мымрики…

-Певец, твоя сказка становится все более нелепой! Мымрики, то бишь, изнанщики, или «мыслеубийцы» вымерли еще лет сто назад. Твою мать, да каратели сами их истребили всех до последнего. И их, и поводырей. Согнали в кучу и…

-Сожгли. Ежели вам известна эта песня, то должна быть знакома другая. Немногим удалось скрыться в пещерах крайнего Прибоя. Глубоко-глубоко. Где «каратели» не могли их найти. Все эти годы они оттачивали свое мастерство, а жители междуречья приходили в пещеры в надежде стать поводырями…

-Чушь. Мымрики неспособны жить без поводырей. Они могут разорвать человека силой мысли, могут передвигать предметы, но без поводырей они беспомощны. Поводыри ими управляют, кормят их, заботятся. А во время «Истребления» поводыри были убиты первыми. Отравлены, если не ошибаюсь.

-Это так, но что мешало добровольцам добраться до оставшихся в живых мымриков, и стать их новыми поводырями?

-Надоедливые певцы. Которые додумывали истории, делая одних героями, а других негодяями. Будь моя воля, истребил бы вас вместе с мымриками! Ты тратишь мое время, попусту…

-Леополь! Отважный Радер, вы все равно уже несколько часов сидите в одиночестве и ждете прилива на болоте. Желающих пройти через низины в сумерки вы не найдете…

-Ошибаешься, Лялеполь. Желающие как раз есть.

В этот самый момент к ним подошла пара. Мужчина и Женщина. Оба в лохмотьях. Грязные волосы, шея, лицо и руки не придавали им доверия. Но первое впечатление часто бывает обманчивым. Сначала заговорил мужчина.

-Просим прощения, вы и есть проводник, которого все зовут Рейдером?

-Самый, что ни есть, настоящий. Смею предположить, что вам нужны услуги проводника?

-Очень и очень! Как можно скорее пройти через Низины и оказаться в Речных Землях.

-Полагаю, и цена вам известна? Триста чирдаров. С человека. Не хочу быть грубым, но глядя на ваши одеяния, смею предположить, что таких средств у вас нет.

Выглядели просители и правда, очень отталкивающе. На девушке плащ, длинный, почти до пола. Такие носят торговцы. Местами плащ был порван, через дыры видна ночнушка, грязная от пота и пыли. На ногах у женщины сапоги, сильно стертые и поношенные. В сапоги заправлены бриджи, которые, как правило, носили воины пехоты. Пугало, одним словом, которому место на пшеничном поле – отпугивать птиц. Но, несмотря на грязь и лохмотья, девушку отличала красота – точнее остатки былой красоты. Высокая, с правильной осанкой, худенькая, русые волосы. Угадывалось благородное происхождение. Либо знать, либо жрица любви.

С мужчиной дела обстояли иначе. Немного сутулый. Волосы местами выдраны. Один глаз заплыл. Руки ободраны. На лице синяки. Шрам от губы до виска. И одежда. Разорванная рубаха, поверх нее серый жилет. На ногах крестьянские штаны из дешевой ткани, явно большие для их обладателя. Обувь – сандалии, которые чаще всего носили священнослужители. Но говорил он связно, без запинок. Скорее всего, из беглой прислуги.

-Деньги есть. Правда, в нетрадиционной для обитателей провинции Михо форме. Золотой Алит.

Сидящий рядом певец присвистнул:

-Золотые алиты из королевства Грас. Один алит стоит почти пятнадцать сотен чирдаров. В Речных Землях произвести обмен не составит проблем. Но как золото из далеких земель оказалось в руках таких…

-Певец, — перебил его Рейдер. – Это дело не для твоих ушей. Скройся, оставь нас. Денег у тебя нет, а значит, и говорить нам не о чем.

Дождавшись, пока причитающий бард вернется к трактирной стойке, Рейдер жестом пригласил мужчину и женщину присесть за стол.

-Меня не интересует, где и как вы достали золото Гарс. Меня интересует, при вас ли оно.

Мужчина извлек из-под одежды слиток и показал так, чтобы он был виден Рейдеру, но не был виден другим посетителям.

-Вы понимаете, что мне необходимо проверить его подлинность. Волки – потомки Даранов могут распознать золото. Поднесите его к Заглотышу под столом.

Мужчина опустил руку под стол, поднес слиток к носу волка. Заглотыш понюхал его, пару мгновений помедлил, как будто размышляя, после чего куснул слиток.

-Как видите, алит – подлинный. Если ваш волк – потомок даранов.

-Как видите. Но сейчас вопрос другой. Мои условия – триста чирдаров с человека. Алит стоит почти пятнадцать сотен. А оставшиеся деньги я не верну…

-И не придется. С нами в Речные Земли отправляется еще два попутчика.

Рейдер удивился. Оглядевшись по сторонам, он только сейчас заметил недалеко от входа в трактир двух постояльцев, которых еще полчаса назад здесь не было. Огромных размеров детина, на две головы выше самого Рейдера. Рядом с ним стоял мужчина. Молодой, худой, как будто изможденный.

-Я так понимаю, это и есть ваши попутчики. Пусть подойдут, — произнес Рейдер, указав на них.

Посетители сразу поняли и подошли к столу. Худой сел. Здоровяк остался стоять, растерянно оглядывая сидящих. Слабоумный.

-За двадцать лет я провел через Низины больше тысячи человек. Были среди них и воры, и убийцы, и беглые крестьяне. Но не лгуны. Их я ненавижу. Если человек платит – он может быть уверен, что окажется на той стороне. Мне лишь надо знать ваши имена и происхождение. Начнем, пожалуй, с дамы. И помните, ложь я сразу распознаю.

-Дастра из города Далас. Как вы поняли, жрица любви. В народе – девушка для утех. Из некогда богатой и известной семьи Азбо. Еще ребенком всю мою семью перебили «Каратели», когда мы гостили у королевской семьи. Меня же, самую маленькую, вместе с двумя другими сестрами определили в дом для утех. Там и провела последние двадцать лет. Вы удивитесь, но я заправляла там финансовыми делами, так как всегда отлично считала и запоминала. Сестрам моим повезло меньше…

-Достаточно. Что вынудило тебя покинуть дом для утех?

-Опасность для жизни. Две недели назад город осадили наемники. Не каратели. Другие, новые. Из-за соленого моря. Приплыли и напали ночью. Народ в панике бежал из города. Кому-то повезло ускользнуть, как нам с Пилошем…

-Пилош, так понимаю, это вы, — обратился Рейдер к оборванцу.

-Пилош, сын торговца лошадьми. Все свои жалкие дни провел в городе. Отец разорился, когда мне было десять. Точнее, он пропил и проиграл все деньги. Мать погибла при родах. После банкротства отец попал в тюрьму, где и умер от лихорадки. У меня же в городе не было друзей и родных. Тех, кто бы меня приютил. Болезнь спины не позволила мне попасть в армию, болезнь рук сделала непригодным для любого ремесла. Место нашлось в доме утех, где я ухаживал за скотиной и следил за чистотой на дворе. В ночь нападения мы бежали вместе с Дастрой. Правда, мне повезло меньше. Наемники схватили меня на конюшне, избили и хотели прикончить, но спор, кто будет обладать дорогой лошадью масти Чокки, настолько их увлек, что я смог…

-Улизнуть. Достаточно. Откуда у вас алит? Учтите, я не принимаю ворованное золото в качестве оплаты.

Дастра вздохнула:

-Это мой. За годы жизни в доме утех у меня был лишь один клиент – молодой шейх из восточных земель. Предлагал хозяйке двадцать алитов за ночь со мной. Мне обещал, что заберет с собой на восток. Как видите, обещание не сдержал. Ограничился алитом, который я прятала в своей комнате несколько лет…

-Этого хватит. Не люблю заводить близкие знакомства. Может быть опасно как для вас, так и для меня. А кто эти два юноши? Точнее, юноша и здоровенный детина?

-Разрешите представиться. Экхарт и Тиш – фермеры из Тобора. Я и есть Экхарт. А это мой младший брат Тиш. В детстве он упал с лошади, а та его со всей лошадиной дури копытом по голове и ударила. С тех пор у него непорядок с головой. Слабоумие, как говорят в народе. Он почти не говорит, только два слова: «Тише» и «Морут». Родители наши умерли от лихорадки, хозяйство одному не потянуть, от Тиша помощи никакой, только сидит в своей комнате, да пялится на картинки. Любит смотреть на закаты, особенного вид с горы Морут обожает…

-Без соплей. Что вынудило вас покинуть свою ферму?

-Разбойники. В последние годы от них нет покоя. Разорили почти все местные фермы. Нашу сожгли три недели назад. Какое-то время мы скитались по общему тракту, пока не встретили Пилоша и Дастру. Они направлялись в Речные Земли, где нищие могут без труда найти работу, так как земли очень плодородные. Заодно хотим с Тишем полюбоваться закатом с вершины горы Морут…

-Я понял. Честно скажу, ваши истории не вызвали во мне ни жалости, ни сочувствия. Эти две черты уже давно стали чужды людям в Междуречье.

Рейдер задумался. Четыре оборванца. Четыре часа до заката. Один золотой алит. Пятнадцать сотен чирдаров. Хоть и выглядят клиенты подозрительно, но больше ждать нельзя. Надо выдвигаться.

-Что думаешь, Заглотыш? Стоит ли нам быть проводниками для четырех оборванцев с золотым алитом?

Волк приподнял уши, как будто секунду размышляя. Одобрительно гавкнул. Хороший знак. Заглотыш всегда может распознать недобрых людей.

-Последний вопрос: за вами никто не гонится? По дороге сюда вы никого не убили, никого не ограбили, никого не обманули, никто не собирается вам мстить?

-Четыре нищих оборванца, которых никто не ищет и не знает, — воздохнул Пилош. – мы никому не нужны. Надеемся, что в Речных Землях хоть кому-то пригодимся…

-Тогда выдвигаемся прямо сейчас. Надо спешить, — Рейдер встал из-за стола.

Вся процессия направилась к выходу. Рейдер увидел, что певец Леополь с надеждой встает из-за стойки

-Певец! Тебе с нами пути нет! Оставайся в трактире, только если у оборванцев нет денег за тебя заплатить?

Те отрицательно покачали головой, а слабоумный здоровяк молвил «Тише». Певец со вздохом сел обратно.

-Удачи вам, путники, в Низинах. Рейдер! О твоей храбрости я все равно сложу песню, которая прославит тебя во всем Междуречье!

-Надеюсь, что к тому времени Низины пересохнут, — ответил проводник, повернувшись к выходу.

У самых дверей процессия натолкнулась на вошедшего в трактир другого проводника, который только вернулся из Низин.

-Ворах! С удачным возвращением! Что нашептала тебе темнота Низин?

-Приветствую, Рейдер! Слишком спокойно на болотах! Это не к добру! По пути сюда потеряли одного человека. Отстал совсем немного, но одно дуновение ветра, и больше мы его не видели. Смотрю, ты направляешься в Низины! Ох, не советую идти туда в столь поздний час!

-Опасность только делает нашу дорогу быстрее, — задумчиво ответил Рейдер и вышел наружу.

 

***

Когда процессия во главе с Рейдером добралась до Низин, солнце почти спряталось за горизонтом. Время еще есть. О наступлении ночи должны возвестить сигнальные башни. Часовые по всему Междуречью протрубят двенадцать раз. Тогда и наступит ночь.

Рейдер подошел к пограничной опушке, на которой стояла лавка Торго. Похоже, пустая. Торговец с наступлением темноты покидает свою лачугу. В последнее время по ночам твареныши стали выходить из Низин. Каждое утро фермеры и торговцы недосчитываются домашнего скота, а порой и людей. Как правило, живыми и целыми их редко находят. Перед закатом Торго закрывает лавку, но оставляет несколько факелов и обувь. Для таких, как Рейдер и его клиентов.

-Каждый берет по факелу. Надеюсь, здоровяк сможет его нести. Обувь для защиты. На болотах много крыс. Один укус – и лихорадка обеспечена.

Средств самообороны Торго не оставил. Старый жулик. Боится, что они достанутся разбойникам или воришкам. Пока оборванцы поджигали факелы, Рейдер заглянул в окно ближайшего дома. В темноте едва различимы мебель, прилавок, пустые полки для товара. Внутри никого. На секунду проводнику показалось, что за прилавком мелькнула чья-то тень. Он списал это на недосыпание.

Тем временем, оборванцы зажгли все факелы и обулись. Обувь – сапоги из резиновой ткани – лучшая защита в Низинах от крыс и ящериц. Если те сами не заберутся к тебе в сапоги.

-Оружия для самообороны у меня нет. Старый торгаш тоже ничего не оставил. Надеюсь, что оно и не понадобится. Разбойники в Низины на закате не суются, для тваренышей еще слишком светло. Дикие животные на путников нападают редко. Пойдем так: впереди я, за мной здоровяк с братом, следом девчонка и ее конюх, Заглотыш будет прикрывать зад. И следить, чтобы никто не отстал. В случае опасности, он залает. От тропы не отклоняться ни на шаг. Экхарт, следи за своим слабоумным братом, чтобы не глупил. Идем без остановок. Может, еще застанем закат на горе Морут.

-Тише, тише – одобрительно отозвался слабоумный.

-Неужели такой опытный проводник ходит через Темные Низины без оружия против тваренышей? Это же самоубийство, — заговорила Дастра.

-В мешке за плечами около сотни зажигательных стрел. И лук. Меч на случай встречи с разбойниками или дикими волками. Пять дневных ламп дауш. Оружие для путников не предусмотрено. Свое никому не даю. А теперь вперед. Время идет.

Спустя несколько минут Рейдер вместе с остальными миновал опушку и вошел в лес – Темные Низины. Вот оно – самое опасное место Междуречья, где правят не наемники и лживые принцы. Здесь правит тьма. Деревья почти полностью скрывают солнечный свет. Огонь факелов высветил несколько троп, по которым и перемещаются проводники. Рейдер пошел по крайней правой, что звалась рейдерской – самой быстрой и безопасной.

Под ногами хлюпала вода. Почва здесь вязкая. Замедляет движение. Как будто не хочет отпускать того, кто ступил на эту землю. А темнота по сторонам только и ждет, когда ты увязнешь, чтобы поглотить тебя. Рейдер оглянулся на путников. Здоровяк с довольным видом шлепал по грязной земле, что-то мыча себе под нос. А вот братец его, Экхарт явно нервничал, постоянно оглядываясь по сторонам. Похоже, темноты боится. Сутулый конюх с девчонкой, Пилош и Дастра, тоже нервничали, и постоянно посматривали на Заглотыша, будто боялись, что он их укусит. Явно от кого-то убегают. Вся четверка выглядит подозрительно. Впрочем, как и все его попутчики. Но чтобы они не натворили, Рейдера это не касалось. Согласно кодексу Междуречья, проводники не раскрывали имен и происхождения своих попутчиков, не сотрудничали с наемниками и армией Междуречья. Наемники не трогали проводников, не совались в их дела, не подвергали допросам. Только если проводники сами не совершали преступления против короля Междуречия.

Рейдерская тропа углублялась все дальше в лес. Солнечный свет почти не проникал сквозь деревья, а потому в темноте окружающие предметы все чаще напоминали чудовищ из сказок. Кто знает, за каким из деревьев скрываются тени. Рейдер достал лампы дауш и передал остальным. За уродливыми деревьями на болотах изредка попадались ветхие заброшенные домики. Точнее развалины. Раньше там обитали болотные жители. Пока не наступили Великие Сумерки, когда из темноты и появились тени. Кто-то говорил, что они появились из-под земли, некого подземного царства, вход в который не видел никто из живых. Другие утверждали, что это души умерших восстали из своих могил. За пару месяцев эти тени, эти твари, эти твареныши истребили половину Междуречья. Оставшиеся в живых скрылись в пещерах. Если верить истории, однажды разведчик по имени Дауш пытался скрыться в пещере от тваренышей и наткнулся на зал, полный ярких кристаллов, чей свет был похож на дневной. Свет кристаллов ослепил тваренышей, после чего Дауш без труда перебил их всех. Находка быстро разлетелась по речным землям, мастера изготавливали из кристаллов лампы, которые и были названы в честь храброго разведчика.

Спасительные лампы позволили людям выйти из своих убежищ и вернуть Междуречье. С помощью света и зажигательных стрел тени были повержены. Часть тваренышей успела укрыться в Низинах на болотах. К тому времени, как люди собрали силы для последнего боя, низины заросли густым лесом, а болота заполнили почти всю их территорию. Как будто кто-то наложил на землю проклятие. За пару недель Низины стали гиблым местом. Многие воины утонули в болотах, многие сгинули во тьме, и даже чудо-кристаллы были беспомощны в этом месте. Так Низины стали владением теней, которые обрели в этой гиблой темноте чудовищную силу. Попытки осушить болота и вырубить лес не увенчались успехом – место и вправду стало заколдованным. А потому люди бросили попытки перебить последних тваренышей. Предпочитали обходить Низины стороной. Когда это произошло? Кажется, четыре сотни лет тому назад…

-Это правда, что тваренышей невозможно убить? – голос Экхарта отвлек проводника от мыслей.

Рейдер только сейчас обнаружил, что они уже прошли место Пересечений, в котором сходятся и тут же расходятся несколько троп. Значит, треть пути позади.

-Никто точно не знает. Желающих узнать больше никто не видел. Раньше свет ламп дауш их слепил, а стрелы сжигали заживо. Но это место сделало тваренышей неуязвимыми. Лампы больше их не слепят, только отпугивают, стрелы лишь на время отгоняют, но не сжигают. Темнота как будто научилась гасить огонь. Кстати, многие считают, что отбрасываемые нами тени – это и есть твареныши, которые не погибли, а преследуют человека всю жизнь.

Экхарт и Дастра тут же подскочили, взглянув на собственные тени. Рейдер улыбнулся. Неопытных путников эта байка всегда пугает.

-Старики говорят, что они любят щекотать пятки. Это означает, что человек скоро отойдет в мир теней.

-Рейдер, прекращай, — отозвался Пилош. – Место для шуток неудачное! Лучше обрати внимание на своего волка. Он странно себя ведет!

Заглотыш и вправду вел себя необычно. Уши торчком – растерянность, шерсть дыбом – чует чье-то присутствие. И бьет себя передней лапой по носу. Так он раньше не делал.

-Заглотыш! Если впереди опасность, дай знать!

Потомок даранов вскинул пасть к вершинам деревьев, за которыми было небо, и протяжно завыл. Рейдер почувствовал, как по спине пробежал холодок. Такое было только один раз, семь лет назад. Когда тропу…

-Затопило! Тропу впереди затопило! Он воет, только если впереди нас ждет ловушка! Встаньте спина к спине, в круг! Лампы и факелы держите перед собой! Заглотыш, оставайся с ними! Я проверю тропу впереди!

Не дожидаясь ответа путников, Рейедер ринулся вперед. Через три сотни метров худшие опасения проводника сбылись. Впереди, сколько хватало света, была видна только вязкая темная жижа. Болото затопило тропу. В этой части Темных низин полно оврагов. Некоторые затоплены, некоторые нет. Зная, что дальше тропа спускается в овраг, можно было понять, что болото впереди способно полностью поглотить человека. Обойти затопленный овраг невозможно, повсюду опасная топь. Только если вернуться в место пересечений и выбрать другую тропу. Но другую тропу тоже могло затопить…

Рейдер развернулся и пошел обратно. Семь лет назад его тропу точно так же затопило, пришлось выбрать для перехода путь, который использовал Ворах. Именно тогда он потерял двух путников – самая большая его неудача за двадцать лет. Бедняги совсем немного отстали, и попали в скважину – яму, наполненную болотной жижей, которые часто встречаются в низинах.

Хвала всесильным, в этот раз его путники были живы. Пока. Так и стояли, сбившись в кучку. Заглотыш стоял рядом, все так же бил себя лапой по носу. Что бы это значило…

-Тропа впереди спускается в овраг, который затопило. Я не знаю, почему это происходит, но топь может образоваться в любой момент. Колдовство, другого объяснения нет. У нас еще есть время вернуться к месту пересечений и выбрать другую тропу. И надеяться, что она не затоплена. Идем, действовать надо быстро! Не отставать! Заглотыш, ты замыкаешь!

Рейдер перешел на бег. Оглянулся. Оборванцы бегут. Спотыкаются, но бегут. У всех в глазах ужас. У всех, кроме слабоумного. У того на лице непонимание и недоверие. Проклятая топь! Угораздило же затопить тропу в самый неподходящий момент! В прошлый раз овраг таким же странным образом высох, но произошло это спустя ночь. Дорога Вораха не подвела в прошлый раз. Выбирать времени нет.

Вот и место пересечений. Тропа Вороха – крайняя слева.

-Итак, переходим на тропу другого проводника. Я ходил по ней только раз! Было это семь лет назад. Дорогу помню смутно, поэтому теперь впереди Заглотыш! Я замыкаю. Не бежим, можем привлечь диких волков. Но идем очень быстро!

Заглотыш все так же бил себя лапой по носу. Да что с ним не так! Он что-то показывает, но Рейдер не может разобрать знак, так как видит его впервые.

-Откуда нам знать, что другая тропа не затоплена? – замешкался Пилош.

-Заглотыш может завыть. Надейтесь, что этого не произойдет. Вперед!

Заглотыш остался на месте. Рейдер крикнул на него. Волк заскулил и нехотя подался вперед. Чует опасность. Но Рейдеру нужно во что бы то ни стало попасть в Речные Земли. В мешке за спиной лежал золотой алит – его спасение, его награда.

Путники бежали, вопреки наказу проводника. А проводник бежал за ними. Тьма вокруг почти полностью поглотила слабый солнечный свет. Причудливые тени как будто все ближе подбирались к свету, который исходил от путников. Рейдер впервые за многие годы, почувствовал, как страх сжимает все внутри…

-Волк! Он остановился, – послышался голос Экхарта впереди.

-Заглотыш! Да что не…

И тут все стало понятно. Лапа по носу. Неожиданное нападение. Засада. Как лапой по носу. Из темноты появились фигуры. Одна за другой. Дюжина, два десятка, три десятка. Не тени. На фигурах плащи, кольчуги, щиты, мечи… Это наемники. Путников моментально окружили воины, которые еще несколько секунд назад прятались за деревьями.

Рейдер вышел вперед, встал рядом со своим волком. Страх отступил, ему на смену пришла злость.

-Каратели. Что наемники хотят от простых путников? Согласно кодексу…

-Согласно последним новостям, ты, Рейдер, связался с преступниками. Преступниками, которых ищет все Междуречье, — вперед вышел, судя по всему, предводитель. – Меня зовут Кворус Каратель, командир отряда храбрых людей, которые защищают Междуречье от преступников!

-И кто же из четырех оборванцев является опасным преступником?

-Как тебе известно, недавно из плена бежал принц Фрагит, наследник Динарии. Вместе с сообщником перебил всю стражу, а также королевского наследника и скрылся. Мы разыскиваем его уже две недели. Как нам сказали в трактире «Вольный Ветер», беглец появлялся там несколько часов назад. Нашел себе проводника и направился в Низины.

Мысли вихрем проносились в голове Рейдера. Среди путников беглый принц. Звучит, как бред. Беглецам не удалось бы пройти сквозь все блокпосты незамеченными. Тридцать три наемника, сопротивляться бесполезно. Проводника они не должны тронуть, но кто знает этих безумцев. Они часто нарушают закон. А Низины скроют все следы преступлений. И кто их сдал? Этот полоумный певец? Наверняка, он.

-Если в моей свите находится опасный преступник, возьмите его. Но сначала представьте все доказательства. У динарцев смуглая кожа. Мои же путники все до одного бледные. Насколько знаю, у принца не хватает двух пальцев, что ему отсекли каратели во время пыток. Проверите?

Кворус кивнул одному из воинов, тот подошел к путникам.

-Снимите рукавицы. Все. Проводник тоже.

Когда приказ был выполнен, наемник убедился, что у путников все пальцы на месте.

-Итак, приметы не подходят! А это значит, что…

-Пустите им всем кровь! – послышался голос из темноты. – У Моро из Динарии кровь не ярко красная, а скорее темная, синеватая. Благодаря ей раны динарцев заживают быстрее.

Из темноты появилась фигура. Не певец. Голос принадлежал тому, кого Рейдер считал своим другом. Ворах – проводник, на чьей тропе они сейчас находились.

-Ворах, какого черта! Ты что, решил стать Карателем?

-Не совсем. Ты же знаешь, что в прошлом я сам был наемником. И знаю, как щедро они платят за помощь в поимке преступников. Вот и решил заработать, ведь впереди долгая ночь. И да, я знал, что твою тропу затопило. В последнее время часто хожу по ней. Несложно было догадаться, что ты выберешь мой путь в качестве тропы, поэтому мы сразу вступили на него и сели в засаду…

-Довольно разговоров! – перебил Кворус. – Тал, достань кинжал и пусти кровь всем по очереди. Девчонке и дурачку тоже. И скорее! Ночь на носу! Остальные наизготовку! Принц опасен! Все мы знаем, что он натворил в лагере Карателей.

Наемники выставили вперед мечи, а тот, кого назвал Кворус, подошел к путникам. Достал кинжал. Приказал сутулому Пилошу оголить руку:

-Все мы знаем, что динарцы умеют колдовать. С помощью нужных ингредиентов они легко могут вернуть себе пару пальцев и осветлить кожу. Но вот цвет крови поменять не могут.

Тал провел кинжалом по запястью оборванца. Тут же на руке выступила кровь. Даже в темноте было видно, что она красного цвета. Никаких синих оттенков.

-Один готов. Теперь девчонка.

Дастра явно нервничала. Наемник не стал с ней церемониться, схватил за руку и порезал. Девушка взвизгнула.

-Кровь ярко красного цвета. Сворачивается моментально. Как у ведьм. Ты случайно не колдуешь?

Дастра что-то пробубнила, Тал оставил ее слова без внимания перешел к братьям. Первым был Экхарт, который спокойно протянул руку. Наемник провел по ней лезвием, после чего на коже выступили красные капли.

-Красная, как сок спелого помидора, — улыбнулся Тал. – А теперь проверим поглубже.

Сказав это, наемник резко проткнул кисть парня кинжалом. Экхарт закричал. Закричал слабоумный. Закричала Дастра. Залаял волк. А из руки Экхарта брызнула синеватая кровь.

Следующие мгновения были похожи на страшный сон. Заглотыш набросился на карателя с кинжалом. Вцепился в горло. Тал от неожиданности выронил кинжал. Но закричать не успел.

Кворус отреагировал быстрее всех. Выхватил свой кинжал и метнул в волка. Оружие вонзилось Заглотышу в бок. Тот взвизгнул и ринулся в сторону, в темноту. Проскочил между двумя карателями.

Наемники ринулись в атаку. Рейдер выхватил меч. Подскочил к оборванцам. Пилош, сутулый, жалкий, избитый поднял с земли кинжал Тала, что-то скомандовал и путники встали в круг. Проводник к ним присоединился. У Дастры в руках оказался меч убитого наемника.

Оружие карателей обрушилось на путников. Рейдер отразил один удар, второй. Третий удар расцарапал плечо. Противников слишком много. Путники просто не успевают отбиваться. Раненый Экхарт извлек из-под одежд огромный кинжал, у слабоумного откуда ни возьмись в руках появилась дубина.

Воздух пронзила зажигательная стрела, которая попала в шею Пилоша. Тот, постояв пару секунд, как будто в недоумении, рухнул на землю. Наемники не используют стрелы. В отличие от проводников. Ворах! Предатель! Рейдер хотел выкрикнуть проклятие в его адрес, но тут завопил слабоумный.

Вопль оглушил всех стоящих на опушке. Тиш вопил все громче. Рейдер почувствовал зуд на коже. Как будто находится рядом с вибрирующим механизмом. В следующий момент все стоящие напротив наемники отлетели на несколько метров. Словно их подхватил и отбросил сильный порыв ветра.

Рейдер не поверил своим глазам. Такое могут сотворить только одни создания – мымрики. Слабоумный оказался «мыслеубийцей». Точно, дед говорил маленькому Рейдеру, что слабоумные люди часто становились мымриками, так как проявляли с малых лет телепатические способности.

Тем временем наемники отступили, ожидая от Кворуса какой-то команды. Оглушенный командир лежал в луже. Первым опомнился проводник Ворах. Выхватил стрелу. Поджег. Натянул тетиву. Быстро прицелился. И пустил стрелу в мымрика.

Горящая стрела остановилась перед самым носом здоровяка. Тот силой мысли развернул ее. И все той же силой мысли пустил в обратном направлении.

Стрела вошла Вораху аккурат между глаз. Сильный огонь за пару секунд выжег лицо проводника. Поверженный предатель плюхнулся в лужу.

-Назад, назад! Отступаем! – это опомнился Экхарт, схватил за руку девчонку и потянул туда, откуда пришли путники.

Но не тут то было. Здоровяк не слушал его. Он опустился на колени и с громким плачем начал трясти тело мертвого Пилоша. От оборванца осталось выгоревшее тело. Вместо кожи сплошные ожоги, нет лица, только обгорелые останки – всему виной зажигательные стрелы. Похоже, Пилош и был поводырем мымрика. Мертвым поводырем. Это значило, что без него мымрик стал бесконтрольным и мог сильно навредить окружающим, так как чужих приказов не выполнял.

-Оставьте его, — крикнул Экхарт. Точнее, принц Динарии Фрагит. – Он вышел из-под контроля. Уходим, пока он не вывернул и нас наизнанку!

Рейдер отступал, оглядываясь в поисках Заглотыша. Раненый волк уполз в кусты, но предсмертного воя слышно не было. Скорее всего, лежит под деревом, теряя силы и кровь. Проводник свистнул. Заглотыш всегда отзывался на свист, выдавая свое местоположение. Но сейчас он не отозвался. Зато темноту Низин пронзил другой звук, который второй раз за сегодня заставил Рейдера испытать чувство страха.

Звук сигнальных башен, которые возвещали о наступлении ночи. Двенадцать раз. Все верно. Но почти на два часа раньше положенного! Сигнальщики никогда не ошибались, а значит, ночь опустилась на Междуречье раньше времени. Наступило время теней.

Некоторые говорили, что сигнал о наступлении ночи – это своего рода пробудильник для тваренышей. Другие утверждали, что сигнал снимает чары, которые при свете удерживают их в земле (считалось, что они спят в земле, так как в светлое время суток никто не мог обнаружить их убежища). Так или иначе, раньше сигнала они никогда не выходили из своих убежищ. Но сейчас, пусть раньше положенного, сигнал прозвучал.

Поначалу как будто ничего не изменилось. После сигнальных звуков даже воцарилась тишина. Но потом он услышал. Шепот, доносящийся со всех сторон. Все ближе и ближе. Тени восстали из-под земли.

-Спина к спине! Факелы и лампы перед собой! – Рейдер выхватил лук, поджег стрелу, натянул тетиву. – Продолжаем двигаться обратно к опушке, прочь из Низин!

Шепот раздавался все ближе. Невнятный, но громкий. Как будто сотни священнослужителей разом шептали свою молитву. Тваренышей практически не видно. В темноте вообще ничего не видно. Но от этих созданий исходило какое-то свечение. Совсем слабое, но различимое в темноте. Словно сквозь темное грязное окно тускло просвечивает лампа.

Рейдер прицелился в едва различимый контур. По силуэту тени очень похожи на человека. Разве что шире и выше. Как слабоумный мымрик Тиш. Но при этом совершенно плоские.

Выстрел. Стрела улетела в темноту. Но недалеко. Достигла своей цели. Раздался хлопок. Как будто лопнул бычий пузырь. Затем силуэт исчез. Тень не повержена, огонь повредил ее, обжег, но не уничтожил. Насколько было известно, внутренностей у них нет. Они целиком состоят из дыма, густого и непроглядного. Ты не можешь схватить их за руку. Но они могут проникнуть внутрь тебя, разорвать изнутри, завладеть разумом, стать тобой.

Тени окружили их. Рейдер видел их свечение, ощущал их шепот, уловил носом легкий запах. Этот запах ни с чем не спутать. Так пахнет сырая земля, сразу после дождя. Так пахнет смерть.

Вторая стрела отправилась вслед за первой, а за ней третья. Все они попали в цель, но шепот не стих. Наоборот, стал громче. Как будто стрелы разозлили тваренышей. Путники двигались слишком медленно, так как Рейдеру приходилось идти спиной вперед, прикрывая тыл. Иначе тени бы их уже настигли и разорвали.

-Рейдер! Тропа затоплена! – крикнул Экхарт с отчаянием.

Только не это! Они прошли здесь всего полчаса назад. Похоже, кто-то загоняет их в ловушку, из которой нет выхода. Одного взгляда назад хватило для того, чтобы убедиться, что тропа впереди затоплена.

-Экхарт, Дастра! Выбора нет, придется идти вперед! Разворачиваемся, вы впереди, я прикрываю сзади!

Стоило только развернуться, как впереди раздался ужасный вой. Вой человека. По направлению к путникам бежал один из наемников. Раненый каратель с факелом в руке несся прямо на них. Рейдер уже приготовился в него выстрелить, но тут наемник споткнулся и плюхнулся на землю. Факел вылетел из рук, и упал рядом. Не успел наемник схватить спасительный огонь, как в него начала проникать тень. Через рот, нос, уши, глаза. За считанные секунды тень проникла внутрь человека. Словно оглушенный, наемник застыл на месте. А после его разорвало.

Как будто лопнул мешок. С человеческими внутренностями. Только что перед тобой стоял человек, а спустя мгновение перед тобой лишь куски мяса.

Позади вскрикнула Дастра. Рейдер думал, что она кричит от увиденного. Но, оглянувшись, понял, что лампа в ее руке погасла. Это невозможно! Светильники способны гореть несколько лет! Неужели, тени, подобно мымрикам, научились гасить их силой мысли?

-Плотнее друг к другу! Двигаемся вперед! Надо найти больше огня! У наемников должны быть свои лампы дауш!

Не успел он это сказать, как в поле видимости появилось еще три наемника. Рейдер крикнул, что дальше тропа затоплена. Но они даже не обратили на путников внимание. Просто пронеслись мимо. Один из карателей поскользнулся и мгновенно пропал из виду. Попал в скважину – яму, наполненную болотной жижей, догадался проводник.

Теперь вскрикнул Экхарт. Лампа в его руках также погасла. И вновь страх холодной рукой сковал внутренности проводника. Лампа в его руках начала моргать, а свет тускнеть.

-Ускоряемся! – в отчаянии крикнул он. – Смотри под ноги, чтобы не попасть в скважину!

Стрелы одна за другой попадали в цель. Но тваренышей не становилось меньше. Огонь их даже не отпугивает, он их дразнит.

И тут Рейдера осенило. Болотный газ! Однажды во время перехода неосторожно пущенная им стрела попала в болотную кочку – скопление такого газа. Тот легко воспламенился, и через пару минут огонь объял рядом стоящие деревья. Как ни странно, спустя пару часов огонь потух, но успел сжечь несколько деревьев. Скорее всего, скопление газа закончилось, и огонь нечему было подпитывать.

-Ищите болотные кочки! – крикнул проводник, сместившись вбок. Тени нехотя расступились, пуская путников с горящими факелами вглубь леса.

Рейдер увидел одну из кочек и пустил стрелу. Та достигла цели, но потухла. Пустышка. Сзади его дернул Экхарт, указал в направлении большой кочки. Проводник прицелился и выстрелил.

Болотные кочки чем-то напоминали большие прыщи. Стоило их проткнуть, как они брызгали кровью или неприятной жидкостью. Так и тут. Стоило огню попасть в скопление газа, как раздался взрыв.

Путников отбросило взрывной волной. Факелы и оружие выпали из их рук.

Рейдер почувствовал, как жаром обдало кожу. Огонь охватил деревья и кусты, осветив опушку ярким светом.

Тени мигом отступили, освободив опушку. Огонь быстро перекидывался с дерева на дерево. Теперь путники в безопасности, но огонь скоро погаснет, а ночь может длиться несколько недель.

Рейдер не сразу осознал, что слышит вой. Не человеческий, не вой полоумного мымрика. Волчий вой.

На опушку выскочил волк с ножом в боку. Заглотыш! А за ним целая стая дружно воющих волков. Проводник знал, что потомки даранов не редко становились вожаками, но на это уходили месяцы или годы. А Заглотыш привел стаю волков спустя полчаса!

Превозмогая боль, Рейдер подполз к раненому волку и вытащил оружие. Заглотыш взвизгнул, но остался на месте. Рейдер оторвал от подола своего плаща кусок ткани и перевязал рану волка.

-Что-то ты поздно, прожора, — волк отозвался одобрительным рычанием.

-Проводник! Что теперь? – раздался сзади голос Экхарта.

-Теперь преступники пойдут своей дорогой, а проводники своей!

-Не глупи, Рейдер! Нам надо держаться вместе! К тому же ты получил плату! А на той стороне получишь столько же! Если доберемся живыми!

Рейдер подполз к своему мешку, вытащил алит и швырнул его принцу.

-Своя шкура дороже любого золота! Твареныша мне в ноздри, да вас ищет все Междуречье! Вы убили два десятка человек, в том числе проводника! Меня уже считают вашим подельником! А становиться преступником не входило в мои планы!

-Да разуй же глаза, проводник! Никого мы не убивали! Зачем наследнику Динарии, чьи отцы боролись за отмену смертной казни и мир в Междуречье, убивать невинных жителей? Люди из Речных Земель подослали шпиона, который бы проник в окружение к наемникам. А кто нужен наемникам больше всего? Девушки для утех! Дастра была одним из лучших воинов Динарии, столицы Речных Земель! И самым преданным. И была влюблена в меня! Терпела унижения, страдания! Ради принца, которого две недели назад, под покровом ночи освободила из темницы, переодела в наемника, провела через посты и вывела на волю! Наемники выдумали резню, выдумали все убийства мирных жителей! А, может, сами их убивали! Мы же скрывались в лесу, в телегах фермеров, на сараях. Но медленно и упорно пробирались в Речные Земли…

-Откуда у вас мымрик с поводырем? Где вы их нашли?

-Понятия не имеем, откуда они. Посол Динарии в провинции Михо по имени Траго был нашим союзником. Помогал нам. Нашел колдунью, которая смогла вернуть мне отрубленные наемниками пальцы! Через своих людей Траго подкупал фермеров, но его сил было мало, чтобы открыто нам помогать! Он обещал выслать помощь. На одной из разрушенных ферм нас и ждали Пилош и Тиш. Мымрик и его поводырь. Они не сказали, откуда пришли, лишь сказали, что нам по пути, что они помогут! Мымрик родился слабоумным, не было никакого падения с лошади и травмы, но закат с горы Морут он очень хотел увидеть! Дабы запутать людей и не вызывать подозрения, мы и придумали легенду. Выдали меня за брата Тиша. Прикинулись оборванцами. Черт, да мы две недели жили, как оборванцы, чтобы не привлечь внимания! Нам надо назад! Мой отец, король речных земель, болен. Ему остались считаные дни! Без наследника Динарии Междуречью грозит война! Решайся, Рейдер! Война грозит и твоему дому, твоему бизнесу, твоей безопасности. Я знаю, что в Речных Землях тебя ждет…

Договорить он не успел. В воздухе просвистела стрела, которая угодила наследнику Динарии прямо в глаз. Другая стрела проткнула принцу второй глаз. Третья угодила в сердце.

-Сын умрет раньше отца, Динария падет раньше провинции Михо!

На опушке стоял Кворус. В руках он держал лук мертвого Вораха. Раненый наемник с оторванным ухом потянулся за четвертой стрелой, но Заглотыш его опередил. Волк молниеносно подскочил к карателю и вцепился в горло. Рейдер свистнул, отзывая волка к себе, но было поздно.

Карателей обучали сражаться не только с врагами на двух ногах, но и с четвероногими. В том числе, с волками. Зубы зверя достигли цели, но Кворус отпихнул Заглотыша, выхватил кинжал и вонзил его волку между глаз.

Со всех сторон раздался волчий вой. Волки выли, волки скулили, волки готовились к нападению на убийцу Заглотыша. Выла и Дастра над телом убитого принца. Рейдер не выл, он кричал. Он потерял своего друга, своего компаньона – он потерял часть себя.

Но тут произошло то, что заставило замолчать всех. Круша горящие деревья и кусты, на опушку выскочил слабоумный Тиш. Мымрик прибежал на звуки и огонь. Весь в крови, но сам невредимый. Недоуменно оглядел волков и людей. Звери настороженно попятились от мымрика. Тиш увидел тело мертвого принца, мертвого волка, а затем Кворуса с кинжалом в руке.

В следующее мгновение командира карателей вывернуло наизнанку. Как люди выворачивают на другую сторону свою одежду, так и самого человека сейчас аккуратно разрезало и вывернуло на другую сторону, при этом обнажились все мышцы, внутренние органы и кости. Разница в том, что вывернутую одежду можно продолжать носить, а вот вывернутый человек больше жить не сможет.

Убив наемника, слабоумный взглянул на мертвого волка, потом недоуменно посмотрел на Рейдера. «Тише» — произнес он, как бы принося соболезнования хозяину Заглотыша.

Проводник уже пошел в сторону слабоумного, но тут увидел ужас на его лице. Здоровяк-мымрик начал пятиться, показывая пальцем на Рейдера.

Секундное замешательство сменилось ужасом. Рейдер понял, что напугало Тиша. Тень Рейдера. Точнее силуэт, который был его тенью. Темный силуэт поднялся с земли и предстал перед тем, от кого отделился секунду назад. В одно мгновение байка для трусов стала реальностью. Эта тень, этот твареныш не боялся огня, не боялся света. Он не шептал, он лишь произнес три слова:

-Тебя заждались, Меркуций.

А потом он проник внутрь Рейдера. Через стиснутые зубы, через уши, через нос, через глаза, которые проводник пытался зажмурить. Тень проникала даже сквозь кожу. Но это потеряло свою важность. Как и убитый принц, как живой мымрик, которых истребили много лет назад. Как и то, что тень знает настоящее имя Рейдера – Меркуций. На смену горящим Темным Низинам пришла темнота. Темнота, из которой вышли они.

Перед проводником предстали его убитые товарищи. Те, кто погиб в последнем бою, двадцать лет назад. В бою, после которого Меркуций покинул отряд наемников и стал проводником. Рейдером.

Все двадцать лет они ждали его здесь. В темноте. Погибшие ради мира на войне, которую затеяли короли Междуречья. Здесь, в темноте, не было войны, не было королей, не было ничего. Кроме темноты. И эта темнота приняла Проводника Рейдера по имени Меркуций в свои объятия.

 

***

Они бежали по Низинам. Девчонка и слабоумный. Дастра и Тиш. Воительница и Мымрик. По обе стороны их сопровождали волки. И тени. После смерти проводника тени их не трогали, но следовали рядом, пока путники не покинули болота. Затем тени и волки остались во тьме Низин. Вместе с погибшими путниками и наемниками. А живые ступили на Речные Земли.

Спустя час они поднялись на вершину горы Морут. Для путников так и осталось непонятным, почему сигнал о наступлении ночи прозвучал раньше положенного времени. Но теперь это не было важным.

Последние лучи заходящего солнца еще были видны на горизонте. С горы открывался великолепный вид на восемь рек, которые отделяли одну провинцию от другой. Именно в одну из этих провинций и предстояло попасть путникам. В одной из этих провинций и жила дочь проводника Рейдера по имени Меркуций. Ей предстоял долгий путь и великие свершения, которые изменят судьбу не только Динарии, но и всего Междуречья. Ведь дочь проводника тоже была мымриком.

Насладившись лучами заходящего солнца, здоровяк Тиш довольно сказал «Тише» и указательным жестом в направлении Речных Земель выразил свою готовность идти дальше. И они двинулись. Те, кому суждено, спасти Междуречье от войны. Те, кому предстоит восстановить мир, которого так заслуживает Междуречье. Те, кого ждут великие подвиги и свершения. Мымрик по имени Тиш и его новый поводырь по имени Дастра.

 

читателей   1194   сегодня 1
1194 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 14. Оценка: 3,57 из 5)
Загрузка...