Продавцы заклинаний

Ворота нависают над приезжими двумя исполинскими големами. Их огромные каменные руки проносятся над малюсенькими человеческими головами, сканируя пропуска.

Новички обычно пугаются. Кажется, что гигантские чудовища вот-вот схватят тебя или прихлопнут, как назойливую букашку.

Я давно уже не боюсь.

Тем, у кого есть пропуск, страшится нечего.

А вот тех, кто пытается пробраться через стену, минуя стражей, и правда давят, как насекомых.

Я слегка наклоняю мотоцикл и упираюсь в землю одной ногой. Жду своей очереди.

Она неимоверно длинная. Пусть, големы и работают без отдыха, но желающих побывать на колдовском рынке во время съезда торговцев всегда больше, чем можно себе представить.

Люди стекаются со всех сторон, съезжаются отовсюду, приходят пешком, приплывают по реке Дай.

Стена окружена разносортными магами, но, по сути, мы все — одна большая толпа сброда. От нас отличаются лишь те, что торгуют, и те, что прибывают на торг телепортом или по воздуху. Само собой пропуска и очереди не для них. Это элита.

 

Наш мир устроен очень просто. Есть богачи, которые владеют абсолютно всем, и есть бедняки, которые, чтобы выжить, вынуждены работать на первых.

Мне, конечно же, не повезло.

Я родился в семье должников.

Мой отец всю жизнь тяжело трудился, но так и не смог рассчитаться с мастером Тэном. Моя мать… Мама умерла, когда я был еще совсем мальчишкой. Она сильно заболела, но у нас не нашлось средств, чтобы оплатить услуги целителя.

Отец даже осмелился попросить помощи у хозяина, но такие заядлые коллекционеры, как мастер Тэн, неохотно расстаются со своими заклинаниями. И даже если бы он расщедрился, у нас всё равно не было возможности воспользоваться такой помощью. Для этого нужна перчатка. А с перчатками, как известно, коллекционеры расстаются еще неохотнее, чем с высшими заклинаниями.

Каждый ребенок в Эгаре знает, что без перчатки магия не возможна. Не отсканированное заклинание – всего лишь клочок бумаги или обломок камня, испещренный тучей сложных и малопонятных символов. Пока символы не будут считаны, заклинание нельзя использовать.

Естественно, подобная ценность не могла принадлежать моему отцу или мне. А ее аренда вогнала бы в долги еще и моих правнуков.

Мы похоронили маму. А спустя десять лет погиб и отец. Его убили за несколько простых заклинаний, которые он вез для хозяина. В общем-то, в этом заключалась его работа. А теперь и моя.

Я – курьер. Я ищу и покупаю для мастера Тэна любые заклинания, какие ему понадобятся, и доставляю их.

Последнее бывает сложнее выполнить, чем первое.

Некоторые из бедняков объединяются в преступные группировки и охотятся на таких вот перевозчиков, как я, ведь у меня нет перчатки, чтобы защитить себя с помощью магии.

Легкая добыча. Но только на первый взгляд. Всё-таки у них тоже нет перчаток. А значит, наши шансы равны.

Приложив некоторые усилия и овладев техникой рукопашного боя, я обеспечил себе кое-какую безопасность и даже заработал славу одного из лучших перевозчиков заклинаний. Я мог бы неплохо на этом подняться, но был слишком много должен мастеру Тэну. Вернее, задолжал еще мой дед. Проигрался по пьяни.

Вот так – какой-то старый пропойца, которого я никогда не видел, и который умер еще до моего рождения, определил мою судьбу.

Конечно, не напортачь старик,  я бы всё равно был вынужден выбирать между работой в поле или, например, профессией обувщика. Или даже подался бы от безнадеги в разбой. Поэтому я не жалуюсь и не виню его.

Он дал мне возможность вращаться в высших кругах и обрастать знакомствами, которые в будущем – я верю – обязательно мне пригодятся.

А пока я спокойно занимаюсь своим нехитрым делом и стараюсь дожить до того счастливого момента, когда последняя запись в моей долговой книге будет стерта.

 

Големы сканируют мой пропуск. Я ставлю ногу на подножку и поворачиваю ручку «газа». Пешие разбегаются в разные стороны, недовольно ворчат, обругивают меня и показывают в спину неприличные жесты.

Мне плевать. Я спешу. Я не могу позволить себе неторопливую прогулку по рынку. И не хочу. Чем быстрее я доставлю мастеру Тэну его заказ, тем больше строк исчезнет из моей долговой книги.

К тому же я точно знаю, что мне надо, и у кого именно оно есть. Нет причин задерживаться у каждой лавки. А просто поглазеть, как подавляющее большинство присутствующих, – я уже имел удовольствие и не один раз. Я частый гость на рынке. Я работаю на мастера Тэна уже три года, с тех пор, как мне исполнилось семнадцать. Тогда отец был еще жив и успел сам показать мне здесь все.

Я останавливаю мотоцикл у маленькой сиреневой палатки. Думаю с полсекунды и въезжаю внутрь. Не прогадал. Изнутри палатка куда крупнее, чем снаружи. Купол подпирают массивные колонны, между которыми парят люстры, несколько микро-солнц и пузыри, заключающие в себе целые галактики. Повсюду пестрящие яркими красками стеллажи и подставки.

Всё это – демонстрация колдовского ассортимента. Здесь и искривление пространства, и создание космических тел, и иллюзии. Последнее относится к галактикам – не создано еще то заклинание, которое позволило бы заключить в мыльный пузырь целый мир. И нет такой перчатки, которой хватило бы энергии на воссоздание чего-то подобного.

Я ставлю мотоцикл у одной из колонн и принимаюсь с интересом осматриваться. Продавца нигде не видно, но я точно знаю, что он здесь. Просто ждет подходящего момента, чтобы произвести на покупателя впечатление.

Всё-таки одет я довольно прилично, хоть и путешествую на старом байке, а значит, передо мной будут выделываться.

И тянуть время.

Чего я не люблю.

– Эй, мне нужен мастер Блабаш, – говорю громко, уперев руки в бока и демонстрируя отсутствие терпения. – Есть тут такой? Я спешу.

За моим правым плечом раздается покашливание. Я оборачиваюсь, и прямо из воздуха передо мной материализуется невысокого роста мужчина в костюме с продольными серо-сиреневыми полосками. Под тонким ровным носом красуются закрученные кверху усики, черные волосы гладко зачесаны набок, хитрые глазки-бусинки метают маленькие недовольные искорки.

– Я – мастер Блабаш, – ворчливо представляется щеголь в полосочку. – А вы кто будете? И что у вас за спешка?

Я явно ему не нравлюсь. Но мне плевать.

– Меня зовут Люк, если это важно. Я здесь, потому что вы продаете одно из редчайших трансмутационных заклинаний.

– Ух ты! – Глазки продавца заблестели иначе. – Быстро расходятся новости. Я только прибыл, только поставил шатер, не успел ничего разрекламировать, но какой-то мальчишка уже обо всем узнал. Откуда?

– У меня много источников. Мастер Шейла, например. – Я вложил руки в карманы джинсов и оперся спиной на колонну. – Кого-нибудь еще назвать? Или, может быть, поговорим о цене? Я спешу.

– Значит, мальчик знает Шейлу, – сощурился мастер Блабаш. – Интересно. И зовут тебя Люк. Хм… Кажется, я понял, кто ты такой. Ты тот самый волчонок, который работает на Тэна. Такой юный и такой борзый. Но талантливый. Только Тэн мог взрастить нечто подобное.

– Меня вырастил не он, а родители. Хотя это совсем не важно. Особенно в данную минуту. У вас есть то, за чем я пришел, или слухи ошибочны? В который раз я повторяю, что спешу?

– Нахальный волчонок Люк, – ухмыляется щеголь. – Про тебя говорят на рынке. Правда я представлял тебя ростом повыше и плечами пошире. И эти длинные волосы – сейчас не в моде.

– Меня мало интересует мода.

– Я заметил. Но ты прав, это неважно. Да, у меня есть то, что надо твоему хозяину.

Наконец-то!

Он картинно поднимает правую руку над головой, что, в общем-то, совсем не обязательно. Его перчатка выглядит просто, даже грубо. Она большая, металлическая, скопление сенсоров, датчиков и проводов. Но она у него есть, что говорит о немалом достатке щеголеватого торгаша в полосатом костюмчике.

Он тоже в некотором роде коллекционер заклинаний. Просто он не видит смысла держать их дома, складируя на полочках. Отсканировал – продал. Купил новое. Никакой жадности и маниакальной одержимости.

В отличие от мастера Тэна.

– Вуаля! – Передатчики на перчатке продавца загораются белым. Посреди шатра появляется высокий столик, на нем – красивая позолоченная шкатулка.

Диковинка тоже всё время была здесь. Никакого сейфа. Но наверняка на ней куча охранных заклинаний.

Мастер Блабаш какое-то время водит рукой в перчатке над коробочкой, потом поворачивается ко мне.

– Оно здесь, перед тобой. Я хотел выставить его на торги, но для мастера Тэна… Что он предлагает?

– Сейчас. – Я достаю из внутреннего кармана куртки маленькую прямоугольную бумажку, покрытую переливающимися символами, подобными тем, из которых составляют заклинания. – Земля на востоке седьмой провинции, наивысшего качества, готова к засеву; меха и ценные металлы; оборудование для ремонта и диагностики перчаток (мастер Тэн знает, что вы его хотели) и, конечно же, кое-что из его личной магической коллекции. Хозяин надеется, что такого у вас еще нет.

– Дай-ка сюда.

Блабаш берет бумажку и сканирует перчаткой – символы исчезают.

Это всего лишь расписка. Землю и прочее торгаш получит только тогда, когда я доставлю заклинание мастеру Тэну, и оно будет считано. И не секундой раньше. Мне даже не надо проверять, что там в шкатулке. Если хозяин не получит желаемого, Блабаш тоже ничего не получит. И может даже разориться, если мастер Тэн будет не в настроении.

Блабашу не выгодно меня обманывать. Но он имеет право отказаться от предложенной цены. Имеет, конечно. Но не станет. Оборудование для починки перчаток невероятно ценно, а заклинания из коллекции Тэна, даже самые простые, — лакомый кусочек для многих торгашей. В наше время заклинания в основном отыскиваются, но мастер Тэн… он действительно мастер. Он один из тех нескольких магов во всем мире, которые умеют создавать новые заклинания.

Столько ему не предложит никто.

Щеголь довольно скалится и отходит в сторону, приглашая меня к столику со шкатулкой.

Я не медлю. Но в последний момент, Блабаш хватает меня за запястья, не позволяя забрать покупку.

– В чем дело? – медленно поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с его хитрыми черными глазками.

– Слушай, парень, – вкрадчиво говорит щеголь, – а не хотел бы ты поработать на меня? О тебе действительно очень хорошо отзываются. Ты на редкость надежен и продержался в нашем бизнесе достаточно долго. Я буду платить вдвое больше, чем твой нынешний хозяин. Что скажешь?

– Скажу… – Я аккуратно выворачиваю руку из под его пальцев и поднимаю шкатулку. – Скажу, что благодарен за предложение, но пока что никто не сможет заплатить мне больше, чем мастер Тэн. Спасибо. Всего хорошего.

 

***

 

Дорога обратно выдалась на удивление спокойной. То ли разбойники еще не успели прознать о редком трансмутационном заклинании, то ли на рынке имелось что-то поинтереснее, за чем они и охотились.

В любом случае, я прибыл в особняк Тэнов еще до заката и надеялся на хорошее вознаграждение за свои старания.

И в некотором роде получил его еще до встречи с хозяином.

Лидия – она первая вышла меня встретить. Сияющая, словно мечта. Прекрасная и недостижимая. Еще одна приятная особенность моей работы.

Она спускается по лестнице в холл, плывет, словно сон, рождающийся глубоко в подсознании и складывающийся в образ самого вожделенного, что только может привидеться мужчине.

Юбка ее длинного платья шелестит, как листва на ветру. Золотисто-рыжие локоны подобны солнцу, разбросавшему лучи за ее спиной. Светлая кожа сияет здоровьем и молодостью. Губы… я бы целовал их, не отрываясь веками. Я бы отыскал заклинание, дарующее бессмертие, лишь бы навсегда оставаться с ней.

Лидия…

Глупая мечта.

Неисполнимое желание.

Жена мастера Тэна.

Она приветственно кивает мне и проходит мимо. Оказывается в его объятиях. Я даже и не заметил, как он появился в холле. Но вряд ли это было действие заклинания. Мастеру Тэну нет смысла передо мной красоваться. Никого здесь присутствующего фокусы не интересуют.

Раздается легкий серебристый смешок. Она повисает у него на руках и с улыбкой и наслаждением принимает поцелуй.

Я опускаю глаза, разглядываю запыленные сапоги.

Такого мужчину, как мастер Тэн, без сомнения можно полюбить. Он высок и статен, черты лица правильные, хотя, возможно, это результат применения качественных чар. Глаза узковаты, нос крупноват, морщины на лбу, но, в целом, лет пятнадцать назад он мог бы с успехом сниматься в рекламе, и женщины толпами валили бы в лавки за теми товарами, которые он предлагал бы им с экранов и постеров.

Добавить к этому одну из самых крупных коллекций заклинаний и прочие приятности вроде земель, замков и приисков, и получается более чем завидный жених.

Конечно, мастер Тэн получает всё, что хочет. Естественно, Лидия, как и любая разумная женщина, не отказалась от такой перспективной партии.

Но как же хотелось верить, что дело тут вовсе не в любви и богатстве. Что у меня есть шанс. Что она скрывает какую-то ужасную тайну за своей милой улыбкой. Что Тэн просто вынудил ее притворяться. Что он не так хорош для нее.

О, да, он алчен и властолюбив. Бывает жесток с теми, кто не подчиняется ему. Уничтожает врагов одним махом перчатки. Но как по мне, так это повод завидовать ему еще больше.

И я завидую.

– Оно у тебя? – В серо-зеленых глазах Лидии разгорается пламя, но обращается она не ко мне.

– Одну секунду. – Он выпускает ее из своих объятий и протягивает мне руку.

Я спешу передать ему шкатулку.

– Увесистая, – довольно жмурится Тэн. – Коды?

– Думаю, просто открывающее заклинание. Нет кнопок, панелей и отверстия для ключа. По крайней мере, мастер Блабаш никаких напутствий не давал.

– Отлично. – Тэн с интересом рассматривает шкатулку и явно растягивает удовольствие. На его перчатке разгораются синие передатчики.

Он всегда в ней. И она разительно отличается от той, что я видел на Блабаше. Она точно повторяет контуры его пальцев и выполнена из черного металла, подходящего по цвету к одежде Тэна. Я знаю, что этот металл необычен, он меняет цвет в зависимости от желания хозяина. Это тоже магия, но магия направленная на восприятие, как и сама перчатка. Что-то сродни сканированию.

Мне хочется прикоснуться к ней и померить, но я знаю, что это невозможно. Тэн не снимает ее и никому не позволяет ее касаться. Разве что Лидии.

Щелкает потаенный механизм, и крышка шкатулки слегка отскакивает. Тэн медленно поднимает ее и заглядывает внутрь.

Я невольно делаю несколько бесшумных шагов вперед и становлюсь так, чтобы иметь возможность видеть, что же там такое лежит.

– Книга? – не сдерживаю удивления я.

– О, я этого ожидал, – улыбается Тэн. Он передает шкатулку жене, а сам открывает книгу на первой странице.

Я вижу знакомые, слегка переливающиеся символы. Их много, они маленькие и написаны очень плотно.

– Заклинание длиной в целую книгу, – мурлычет Тэн. – Это нормально, когда речь идет о высшей трансмутационной способности.

– Твоя перчатка сможет его воссоздать? – серьезно интересуется Лидия.

– Конечно, – слегка хмурится мой работодатель. – Что за странный вопрос?

– А моя? – Лидия невинно моргает, и до него наконец доходит.

– Ах, вот в чем дело. – Он ухмыляется. – Хочешь первая попробовать. Ну, давай. Сейчас принесу твою перчатку. Ее мощности должно хватить.

Конечно, у Лидии тоже есть перчатка. Это свадебный подарок Тэна. Однако пользоваться ею жена хозяина может только в его присутствии. Всё остальное время перчатка заперта в сейфе, открыть который не может никто, кроме самого Тэна.

Вот она – искорка надежды. Он не доверяет жене перчатку. Судя по задумчивому взгляду Лидии, которым она провожает мужа, мы думаем об одном и том же.

Тэн использует несколько сложных заклинаний, чтобы открыть двустворчатую дверь и приглашает нас войти в библиотеку.

Я попадаю сюда не в первый раз, но у меня всё равно перехватывает дыхание. Его коллекция заклинаний впечатляет. Конечно, не все эти свитки, таблички и просто листочки в рамочках купил сам Тэн. На самом деле он продолжает семейную традицию. И, тем не менее, большая часть коллекции – его заслуга.

В углу, между стеллажами и высоким окном от самого пола, я вижу кое-что новое – клетку с канарейкой. Птичка мечется и чирикает, ей тесно за решеткой и ее тянет к свету, но там ей не быть. Я сразу же понимаю, зачем она здесь – совсем не для красоты.

Тэн вставляет руку в перчатке в специальное отверстие в сейфе, приборы считывают информацию, и дверца отворяется. Конечно, это не единственный сейф в доме и далеко не последняя перчатка в коллекции Тэна.

– Милая, подойди.

Серебристая и легкая, словно сшитая из ткани, перчатка оказывается на руке у Лидии. Жена хозяина удовлетворенно вздыхает и нетерпеливо тянется тонкими пальчиками к заклинанию, которое Тэн всё еще держит в левой руке.

– Это займет какое-то время, – говорит хозяин и передает книгу супруге.

Мы оба молчим и внимательно наблюдаем, как Лидия перелистывает страницы и водит вдоль них правой рукой. Сенсоры на ее перчатке мигают самыми разнообразными цветами.

Я успеваю немного покемарить, опершись на один из стеллажей. Когда Лидия захлопывает отсканированную книгу, за окном уже совсем темно.

– Ну что, попробуем? – улыбается жена хозяина.

Он жестом предлагает ей начать с канарейки.

Лидия протягивает к ней руку в перчатке и прикрывает глаза, чтобы сосредоточится.

Перчатка может содержать в себе до тысячи разнообразных заклинаний, и чтобы применить одно конкретное, нужно дать четкую мысленную команду.

Наконец, серебристая гладь тончайшего металла разгорается красными огоньками. Канарейка застывает на месте, вцепившись коготками в прутья клетки, и замолкает.

Трансмутация – это превращение одного в другое. Обычно она используется по отношению к каким-либо веществам или предметам, но высшая трансмутация, как и любое высшее заклинание, действует на живое.

Желтое оперение канарейки постепенно меняет цвет на коричневый, птица плавно увеличивается в размерах, ее клюв загибается вниз, когти становятся острее, взгляд – более хищным. Теперь перед нами настоящий сокол.

– Великолепно! – Тэн аплодирует жене. – Ты как всегда не подвел. – Он берет с полки мою долговую книгу и, проводя над страницами рукой, стирает целых три записи.

Я благодарно киваю.

– Зайди ко мне завтра после обеда, – продолжает он. – У меня будет для тебя еще одно задание. А сейчас можешь идти. – Тэн обнимает Лидию за талию и притягивает к себе, нежно целует в шею. – Мы с моей женой хотим отпраздновать очередную победу.

– Конечно. Всего хорошего. – Я слегка наклоняю голову в знак уважения, разворачиваюсь и быстрым шагом выхожу из библиотеки.

Вслед мне доносится серебристый смех и шелест листвы.

 

***

 

Дома, как всегда, не убрано и нечего есть. На первое я уже давно не обращаю внимания, а второе приходится как-то решать, хоть и неохотно. После захода солнца никакие лавки уже не работают – еды не купить. Я открываю холодильник и несколько минут любуюсь плесенью, потом достаю получерствый хлеб, полбанки томатного соуса и трачу какое-то время на пережевывание и размышления.

У мастера Тэна есть еще одно дело для меня. Это хорошо. Но почему он не сказал сразу, что за заклинание ему потребовалось? Странно. Таким образом, у меня остается меньше времени на то, чтобы выяснить, где и у кого его искать.

Я отодвигаю от себя опустевшую банку, стряхиваю со штанов крошки и сажусь поближе к окну. Конечно, дневного света сейчас нет, но там у меня стоит рабочий стол, куда я складываю свои собственные сокровища, и мольберт.

Я рисую. Это успокаивает и расслабляет. А еще немного волнует, потому что рисую я ее. И только ее.

 

***

 

Я знаю, что после обеда Тэны любят отдыхать в саду, поэтому сразу же направляюсь туда. По пути встречаю седого мужчину лет пятидесяти. У него густые рыжие усы и серо-зеленые глаза. Мне не надо долго думать, чтобы понять: вероятнее всего – это отец Лидии. Я узнаю схожие черты лица, ведь я не один раз рисовал ее. Да и возраст подходящий.

Мы разминаемся, не поздоровавшись. Буквально мгновение скользим друг по другу заинтересованными взглядами и отворачиваемся каждый в свою сторону. Он одет довольно бедно, в отличие от своей дочери. Но держится прямо и немного горделиво, почти как она. Значит, не простой рабочий. Или, по крайней мере, не всегда им был.

Вздыхаю. Ему наверняка не приходится ждать специального приглашения Тэна, чтобы иметь возможность увидится с ней.

Неожиданно, но мне везет. Лидия одна. Сидит на скамейке под яблоней и что-то читает. Похоже на письмо, какими пользовались еще до изобретения телекинетических заклинаний и прочей связной магии.

Сегодня на ней бледно-розовое, почти белое платье, а ее волосы на солнце отливают золотом.

Невольно останавливаюсь, чтобы полюбоваться ею, но, видимо, меня уже успел выдать шорох шагов, потому что она поднимает голову и устремляет на меня взгляд своих задумчивых глаз, которые сейчас кажутся ярко-ярко-зелеными.

Выдыхаю, натягиваю на лицо приветственную улыбку и подхожу. Здороваемся. Она тоже улыбается, быстрым движением руки прячет письмо в складках платья. Делаю вид, что не заметил ее волнения. И, чтобы нарушить тягостную паузу, решаюсь на глупость.

Достаю из-за пазухи бумажный свиток и протягиваю ей.

Лидия удивленно моргает. Разворачивает. Смотрит на рисунок, затем на меня, чуть приоткрыв рот.

– Это подарок, – говорю я.

– Нет. – Она качает головой, сворачивает и возвращает мне.

– Тебе не понравилось?

В ее взгляде сквозит непривычная для нее растерянность.

– Нет.

Я киваю и прячу рисунок обратно за пазуху. Всё ясно. Я выставил себя дураком, еще и ее смутил. Поворачиваю голову в сторону, лишь бы не смотреть на Лидию и вижу, как к нам приближается Тэн с какой-то металлической коробкой подмышкой.

– О, Люк! – Хозяина явно радует мое появление. – Я знал, что ты будешь во время. Ценю. Вот.

Он протягивает мне коробку. Она довольно легкая.

– Что это?

– Перчатка. Вот адрес, куда ее надо отвезти. – Тэн дает мне прямоугольную бумажку с именем и цифрами.

Наверное, у меня глаза размером с блюдца, так как он смеется и поясняет:

– Конечно, я не собираюсь ее продавать. Ей нужна диагностика. Помнишь того сокола, которого сотворила Лидия из канарейки? Перчатка почему-то сработала только один раз. Конечно, у меня были другие планы насчет тебя, но они подождут. Это – важнее.

Значит, перчатка ее.

– А что, если дело в заклинании? – сглотнув, предполагаю я.

– Нет. Моя перчатка справилась с трансмутацией безукоризненно. Дело не в этом.

– Хорошо. Я отвезу.

– И не задерживайся. Мне неспокойно, когда мои перчатки не со мной.

– Конечно.

Я киваю и, как он и просил, не задерживаюсь.

На это раз за спиной тишина. Только ощущение такое, будто в ней, в моей спине, образовалось две дыры. Одна от внимательного взгляда Тэна, другая от взгляда Лидии.

Подмывает обернуться, но я сдерживаюсь. Всё равно не пойму, о чем она думает.

 

***

 

Мастер дел перчаточных обитает не настолько близко, как хотелось бы, но и не то, чтобы слишком далеко. В Полисе. А вот дорога туда лежит через пустыню Аше. Место не самое приятное для прогулок и далеко не самое безопасное. Сюда мало кто ездит, поэтому здесь любят ошиваться разбойники и прочий сброд. Конечно, можно было бы и объехать ее, но я как обычно пожалел времени. Да и разве страшны мне какие-то разбойники? К тому же, о том, что я везу одну из перчаток Тэна на осмотр, прознать никто не мог.

До первого оазиса я еду почти час. Проезжаю мимо. И зря. Второй не работет – ремонт трубопровода. К третьему я добираюсь с пересохшим ртом и на грани теплового удара.

Готов бросить мотоцикл прямо в песок, но всё же пересиливаю себя и, выдвинув подножку, бросаюсь к колодцу. Судорожно нащупываю кнопку подачи воды, вдавливаю до упора. Подставляю голову под кран.

Фу-у-ух. Вода еще не успела потечь, а я уже испытываю значительное облегчение. Закрываю глаза, прислушиваюсь к шуму в трубах и блаженно выдыхаю, когда волосы окропляет влагой. Открываю рот, глотаю медленно – воды дается немного, струя совсем скудная.

И, тем не менее, я давно не был так счастлив.

Обмыв лицо и намочив полностью волосы, выбираюсь из-под крана и возвращаюсь к мотоциклу. Уже садясь, замечаю густую пыльную дымку, змеящуюся над иссохшей землей. Кто-то едет. Очень быстро, так как пылевое облако стремительно приближается. И едет этот кто-то, несомненно, в мою сторону.

Слышу рев моторов. Мотоциклы. Несколько.

Совпадение? Может быть. Но судьбу испытывать не стоит.

Я поворачиваю ручку «газа» и направляюсь своей дорогой. Если эти ребята остановятся у оазиса, значит волноваться не о чем. Если не остановятся… Я ускоряюсь. Смотрю через плечо. Потом еще раз. И еще.

Проехали мимо. И явно ускорились. Проклятье!

Кошусь на привязанный к сидению металлический ящичек. Как? Откуда они узнали? Я ведь и сам не знал об этом до самого последнего момента.

Или, может быть, я зря переживаю. И эти ребята вовсе не за мной так спешат. Снова оборачиваюсь. Нет. Скорее всего, за мной. Но вряд ли они знают, кто я и какой груз везу. Хотя… это ничего не меняет. Разбойники есть разбойники.

Наверное, я слишком отвлекаюсь на размышления о происходящем, потому что не сразу замечаю, как из-за бархана навстречу мне выныривает два квадроцикла. Парни, едущие на них, вооружены дубинками, что явно не предвещает ничего хорошего.

Я резко сворачиваю влево. Квадроциклисты и мотоциклисты, само собой, устремляются следом.

До меня доносится какой-то странный треск. И в следующее мгновение в позвоночник впивается тысяча раскаленных иголок, тело стремительно немеет. И я уже не могу справиться с управлением.

Скрип, грохот, удар, который едва смягчает песок. И всё.

Они останавливаются рядом, подходят. Я не могу встать. В меня выстрелили из парализатора. Сволочи.

Напоследок успеваю пожалеть, что больше никогда не увижу Лидию – у одного из парней с дубинками такие же ярко-рыжие волосы – и отключаюсь, получив удар по голове.

 

Сознание возвращается внезапно, врезается в мозг ослепительным светом и пульсирующей болью. Я скрежещу зубами, сплевываю резиновую слюну с кровью – похоже, прокушена губа – и не без усилий поднимаюсь. Мотоцикл лежти рядом. Разбойников и шкатулку сдуло ветром, как и их следы с песка. Я понятия не имею, куда они уехали. И даже если бы имел, вряд ли догнал бы. А догнав, наверняка схлопотал бы еще раз.

В сознании четко пропечатывается: «мне конец». Тэн не простит потерю перчатки. Выход? Бежать.

Я воровато оглядываюсь. А куда бежать? Нет такого места, где поисковое заклинание высокого уровня не сможет меня обнаружить. А у Тэна оно имеется. И не одно. Есть такое, которое не только обнаружит пропавшего человека, но еще и заставит его вернуться обратно. Бесполезно.

Я обязан что-то придумать, иначе для меня всё кончено.

Например, можно найти перчаточного мастера и… Нет, мне нечего ему предложить. Кому я вообще могу что-либо предложить? Я – мальчик на побегушках у одного из самых влиятельных магов Эгара. У меня нет ничего своего, кроме долгов. Это всё мое имущество.

Нет, это всё… материальное имущество. Есть еще кое-что. Знакомства. Знакомства с кучей магов и продавцов.

Я кошусь на мотоцикл, надеясь, что он еще работает. До Полиса еще около часа езды. У меня есть немного времени.

И одна маленькая надежда.

 

***

 

– Люк? – Шейла выглядывает из-за двери, удивленно моргает. Она явно отдыхала. На ней длинный синий халат с золотым шитьем, черные волосы свободно спадают на плечи. Обычно она носит строгие наряды и делает сложные прически, но не сегодня. – Что ты тут делаешь? Разве мы договаривались…

– Нет. Я сам приехал. Пустишь?

– Входи… – Она открывает дверь шире, чтобы я мог пройти. – Что с тобой случилось? Выглядишь побитым.

– Очевидно, что меня побили.

Она удивленно приподнимает бровь.

– Кто?

– Какие-то ребята из пустыни. Меня явно поджидали. – Я захожу в квартиру, сажусь на диван, вытягиваю ноги и запрокидываю голову.

Шейла садится на пуфик напротив.

– Они отобрали перчатку Тэна, – выдыхаю я.

Ее тонкие губы – сегодня без помады – размыкаются. Но она так ничего и не говорит.

Поэтому говорить продолжаю я. Рассказываю всё, что помню, не упуская подробностей.

– Они и правда тебя ждали, – внимательно выслушав, кивает Шейла. – И повезло, что не убили. Ты ведь свидетель.

– Им не надо было меня убивать. За них это сделает Тэн.

– Что правда, то правда. – Она хмурится – похоже, серьезно обдумывает сложившуюся ситуацию. Мне повезло, что именно она живет в Полисе. И просто невероятная удача, что я ей нравлюсь.

Мастера редко интересуются простыми смертными, вроде меня. Но Шейла… кажется, она находит меня забавным, или что-то в этом роде. Не знаю, почему. Да впрочем, и не важно.

– Люк. – Она смотрит на меня очень-очень серьезно. – Зачем ты пришел ко мне? Я не смогу вернуть эту перчатку. Для поискового заклинания у тебя слишком мало информации. Рыжий парень на квадроцикле – этого недостаточно.

– Знаю. – Я провожу рукой по лицу, откидывая слипшиеся от пота и грязные от песка волосы со лба. – Но я в точности помню, как выглядела перчатка.

– Ты же понимаешь, что даже если удастся отыскать ее с помощью магии, то забрать ее ты вряд ли сможешь.

Я не сдерживаю ругани. Да, я, черт побери, знаю это, но всё еще на что-то надеюсь.

– А ты? Есть у тебя что-то?

– Есть ли у меня заклинания, которые могут потягаться с заклинаниями Тэна? – Она вздыхает. – Ты не туда пришел.

– Мне больше не к кому обратиться. Никто не станет помогать мне просто так.

– Хм. Я тоже делаю это не просто так.

Мы встречаемся взглядами, но я первый отступаю.

– А заклинание сокрытия?

– Спрятать тебя от Тэна? – Она издает нервный короткий смешок. – Это бессмысленно. Рано или поздно он догадается, кто тебе помог.

– У меня много разных знакомых…

– Таких, как я?

Мы снова смотрим друг на друга.

– Нет, – отвечаю я очень тихо. Похоже, надеяться действительно не на что. – Это конец.

Она вздыхает, какое-то время смотрит в сторону, на картину, изображающую черноволосого мужчину в двух перчатках, полагаю, кого-то из ее родственников.

– Знаешь, – наконец, говорит она, всё еще разглядывая картину. – Мой отец был талантливым магом и добрым человеком. Он прощал должников и хорошо заботился о тех, кто на него работал. Его любили. Жаль, что ваша семья задолжала Тэну.

– Угу, – невнятно отзываюсь я.

– Думаю, он бы хотел, чтобы я тебе помогла. Ведь ты не заслуживаешь смерти.

Я  таращусь на нее со смесью непонимания и возрождающейся где-то глубоко надежды.

– Как хорошо ты помнишь ту перчатку? – спрашивает Шейла.

– В деталях, – не лгу я.

– У меня есть идея. – Она подается вперед, по-дружески сжимает мою руку. – Но за это придется заплатить.

– Ты же знаешь, я на всё согласен. – Я перехватываю ее пальцы своими, наклоняюсь и целую ее ладонь.

– О нет. – Шейла качает головой. – Платить придется не мне. То есть, со мной ты, конечно, тоже рассчитаешься. Но позже. Сейчас на это нет времени.

– Какая у тебя идея? – Я глажу ее большим пальцем по руке и отпускаю.

Она выпрямляется.

– Не простая, но осуществимая.

– Говори.

– Перчатку нельзя вернуть, но можно воссоздать. Я знаю отличного мастера. Только…

– Что?

– Так как у тебя нет заклинаний для оплаты, и у меня столько тоже не насобирается, придется выкручиваться по-другому.

– Это я уже понял. Чего он захочет? Секса? Каких-то извращений? Мне не нравятся мужики, но я хочу жить и, черт возьми, готов пойти даже на такое.

– Интересное заявление, – улыбается Шейла. И тут же мрачнеет. – Но дело не в этом. Ему нужны подопытные для трансмутационных заклинаний. Люди, как ты понял.

– Это незаконно.

В который раз она вздыхает, явно с сожалением.

– Тебе решать: ты или они.

 

***

 

Шейла дала мне адрес и карточку, которая удостоверяет, что я пришел от нее. Адрес, черт побери, соответствует тому, который я получил от Тэна. Видимо, мастера по перчаткам – та еще редкость. Оставается только надеяться, что перчаточник не сдаст меня в угоду Тэну. Да и выбора как такового нет.

По пути я заезжаю в один из окраинных районов. Выбираю бар, возле которого ошивается несколько потрепанных жизнью проституток. Захожу.

Как и ожидалось, в баре находится только хозяин и по совместительству бармен и всего трое посетителей, явно нетрезвых. Один из них, самый пропитый на вид, поднимает на меня мутные покрасневшие глаза и звучно отрыгивает.

Похоже, с жертвой я определился.

Конечно, бедолага может оказаться всего лишь простым рабочим, любителем выпить посреди дня, но его компания… эти уж слишком сильно походят на разбойников, чтобы так оно и было.

– День добрый, – здороваюсь я, в наглую усаживаясь за стол и внимательно разглядывая каждого из присутствующих. – Как поживаете?

– Ты еще кто такой? – гундосит один, бородатый и лысый.

– Чего надо? – кривится второй, сухощавый обладатель длинных засаленных патл. Хотя мои сейчас наверняка выглядели не лучше. Надо бы и правда подстричься.

– Дело у меня к вам, неотложное.

Лысый фыркает, наливает из бутылки мутного пойла, явно отдающего спиртом, и одним разом опрокидывает стопку.

– Чего тебе? – повторяет сухопарый, кривясь пуще прежнего.

– Ходят слухи, вы, ребятки, промышляете грабежом, – вкрадчиво начинаю я.

– Что-что? – возмущается патлатый.

Лысый тихо и угрожающе рычит, почти как животное.

– У меня есть наводка на одного перевозчика, – как ни в чем не бывало продолжаю я. – И мне нужны крепкие парни в помощь.

Они переглядываются. Третий снова рыгает, смотрит на меня в упор, пытаясь собрать глаза в кучку, и хрипло выдает:

– Где он будет?

Готово.

Я улыбнаюсь и кошусь на хозяина бара, трущего что-то тряпкой на стойке.

– Может, выйдем, обговорим всё без свидетелей.

Они снова обмениваются взглядами. На лицах ясно читается – узнаем всё, что надо, и пристукнем этого нахала, чтобы не делиться. Как раз то, что требуется.

– Пойдемте к моему мотоциклу. – Я встаю из-за стола. – Там карта. Покажу дорогу, по которой он поедет.

Ножки табуреток скрежещут по полу. Мужики поднимаются и, пошатываясь, следуют за мной к выходу.

Я склоняюсь над мотоциклом, провожаемый любопытными взглядами проституток. Расстегиваю сумку для инструментов и запускаю в нее руку.

– Эй, и где же карта? – хватает меня за плечо лысый.

– Уже достал.

Я разворачиваюсь, сбрасываю с себя лапу разбойника и с размаху врезаю ему гаечным ключом по роже.

Одна из проституток принимается визжать. Вторая, более сообразительная, хватает подружку за руку и тащит в бар.

Я отталкиваю ногой лысого – он мешком валится на землю – и жестом маню к себе двоих других.

– Эй, – не спешит сухопарый и придерживает за рукав своего сверх меры пьяного дружка. – Кажется, я его знаю. Это тот пацан, который работает на Тэна. Чего тебе от нас надо?

Я хмурюсь. Они не должны были меня узнать.

– Проклятье, ребятки, – перебрасываю ключ в другую руку, качаю головой. – Теперь это не важно.

 

Есть такие люди, которые ни за что не пойдут на убийство, пусть даже это сойдет им с рук. Но что, если на кону твоя собственная жизнь? Разве ты не станешь за нее бороться любым доступным способом?

Я могу отвезти перчаточнику только одного человека за раз. В общем, я уже выбрал, кто это будет. Но тот второй, с ним надо что-то решать. И быстро.

 

Преодолев несколькими быстрыми шагами разделяющее нас расстояние, я набрасываюсь на сухопарого. С пьяницей разберусь потом – вряд ли он далеко убежит. Хотя он и не пытается.

Патлатый пятится и уворачивается от первого удара, но второй – в поддых – пропускает, после чего сгибается и пятится еще дальше. Его дружок пропускает меня вперед и пытается схватить сзади. Я перебрасываю его через себя, намереваясь попасть в патлатого, но сил докинуть не хватает. Пьянчуга разваливается у ног приятеля. Пробует встать, но алкоголь настолько сильно вывел его из строя, что он просто ворочается на земле, напоминая перевернутую черепаху.

Я покрепче сжимаю гаечный ключ и двигаюсь вперед.

– Мужик, остынь, – выставляет перед собой руку сухопарый. – Что на тебя нашло?

Проклятье…

Я опускаю ключ.

Не могу просто так убить человека, пусть он и разбойничья мразь. Просто не могу.

– Прости. – Я провожу пальцами по волосам, разделяя слипшиеся пряди. – Тебе придется поехать со мной или я за себя не отвечаю.

– Я сделаю всё, что хочешь, мужик, – кивает разбойник, – только успокойся. И не тронь моих друзей.

– Ладно. – Какое небывалое самоотречение. – Подойди.

– Да-да, иду. – Он медленно обходит приятеля и так же медленно, с опаской, делает шаг ко мне.

Пожалуй, можно отвезти к перчаточнику этого парня вместо алкаша, тот всё равно на завтра меня не вспомнит.

Я расстегиваю ремень, чтобы связать ему руки, и случайно краем глаза замечаю, как блестит лезвие ножа, которое он прижимает к бедру.

Мы встречаемся взглядами, в следующее мгновение нож врезается в гаечный ключ, скрежещет, скользя по грани, и улетает в сторону, удачно мною выбитый. Всё-таки не зря я учился работать руками.

Патлатый падает, заработав удар в колено. Я добиваю его ключом по затылку, выдергиваю ремень из петель и связываю руки. Рядом стонет, приходя в себя, лысый. Пьянчуга к этому времени умудряется встать на четвереньки, но вряд ли при этом представляет собой хоть какую-то угрозу.

Погрузив «подопытного» на мотоцикл, я сажусь впереди и поворачиваю ключ зажигания. Надеюсь, всё это не зря.

 

***

 

На самом деле мастерская находится не прямо в Полисе, а уже за его чертой. И уж очень удачно располагается – практически безлюдное место, поблизости заброшенный завод, где когда-то пытались массово производить перчатки. Не получилось. Кажется, для их создания надо было знать какие-то магические секреты, которыми никто не захотел делиться.

По пути сюда меня только единожды остановили патрульные, но, разглядев карточку Тэна, сразу же отпустили. Популярность хозяина играла мне на руку – никто не горел желанием нажить себе проблем в его лице.

Я останавливаюсь у запертых ворот и нажимаю кнопку вызова. На мониторе, установленном чуть повыше моей головы, появляется изображение. Пожилой мужчина в черном тюрбане смотрит на меня в ожидании. Я снова пользуюсь той же карточкой.

– А, – шипят динамики, и взгляд старика становится более заинтересованным, – ты от Тэна. Задержался, парень.

Щелкают механизмы. В воздухе чувствуется напряжение – он снимает защитное заклинание. И ворота медленно, поскрипывая, отворяются.

Я проезжаю во двор, останавливаюсь у гаражной двери, которая как раз приглашающе поднимается вверх. Показавшийся за ней старик манит меня рукой внутрь. Кажется, бесчувственное тело у меня на байке его особенно не удивляет.

– Подарочек от Тэна? – кивает он на разбойника.

– Что-то вроде. – Я ставлю мотоцикл на подножку и сгружаю «подопытного» на пол. – Это подарочек от Шейлы.

Старик удивленно приподнимает брови, и я протягиваю ему письмо.

– Гм, – прочитав, перчаточник чешет покрытый седой щетиной подбородок. – Так значит, вот в чем дело. Попал ты, парень.

– Я надеялся, мы сможем договориться.

– Одна «крыска» за перчатку? – Он громко смеется. – Ты же понимаешь, что этого недостаточно.

– Да, понимаю, – с легким раздражением отвечаю я. – Не беспокойтесь, я расплачусь.

Он какое-то время пристально изучает меня, сощурив темно-карие глаза, потом его губы медленно растягиваются в очень странной улыбке.

– Конечно, расплатишься, Волчонок, – довольно скалится перчаточник. – Да-да, я знаю, кто ты. Ты расплатишься, иначе Тэн узнает о твоем маленьком прегрешении. А ты ведь этого не хочешь.

– Я всё понял еще до того, как сюда явиться. Незачем меня запугивать.

– Он всё понял, – кривляется старик. – Ну что ж, отлично. Значит, сработаемся. Бери «крыску» и пойдем за мной.

 

***

 

Спустя три часа я несусь через пустыню обратно к дому Тэна. Мотор оглушающее ревет, голову всё еще ломит после удара, и я никак не могу сосредоточиться на мыслях, которые беспощадно атакуют мое сознание.

Что-то меня беспокоит. Кажется, всё обошлось. Да, конечно, я теперь должен не только Тэну, и времени на себя у меня совсем не будет, но я жив и должен этому радоваться.

Но не могу. Ощущение неправильности всего произошедшего и происходящего гнетет меня.

Как разбойники узнали, где и когда я буду? Совсем не верится, что это случайное совпадение.

Почему меня оставили в живых? Ведь куда сподручнее просто избавиться от свидетеля.

И этот перчаточник. Так легко согласился помочь и… самое странное. Как он так быстро сделал копию перчатки Тэна?

Я жму на тормоза и останавливаюсь, подняв тучу песчаной пыли. Вынимаю из сумки коробку с перчаткой. Открываю и внимательно на нее смотрю. Нет, это не может быть та же перчатка. Слишком новая на вид. Ею никогда не пользовались.

Я рискую натянуть перчатку на руку. Тесновата. Сосредотачиваюсь, представляя, что хочу превратить песок в воду. Совсем немного песка в маленькую лужицу.

Ничего. Все сенсоры тускло поблескивают в лунном свете. В этой перчатке нет трансмутационного заклинания. Это не она.

Я вздыхаю и прячу перчатку обратно в сумку. Кажется, я перегрелся на солнце. Кому пришло бы в голову красть у меня что-то, чтобы потом снова вернуть? В чем выгода? Перчаточник хотел обзавестись мальчиком на побегушках? Не многовато ли мороки ради такой ерунды? Наверняка, у него и без меня должников хватает.

Езжай дальше, Люк, ты и так опоздал. Сейчас важнее придумать, как объяснить Тэну отсутствие заклинаний в его перчатке.

 

***

 

Заявляться в хозяйский особняк посреди ночи не самая лучшая идея, но я предполагаю, что Тэн скорее всего беспокоится о своей перчатке и всё равно ждет меня. К своему удивлению, я ошибаюсь.

Заспанный привратник снимает охранное заклинание и впускает меня, предложив оставить «посылку» у него или подождать до утра в гостевой комнате. Я выбираю второе. Но не успеваю перейти через двор, как меня очень тихо окликают.

Лидия выглядывает из окна и движением руки просит меня подняться наверх, к хозяйской спальне.

Мы встречаемся в коридоре, и она, не говоря ни слова, куда-то меня ведет. Я не так уж часто расхаживаю по дому Тэна, и наш маршрут мне ни о чем не говорит.

– Э, госпожа… – пытаюсь хоть что-нибудь разъяснить я, но Лидия только шикает на меня и ведет дальше.

Больше я ничего не спрашиваю, пока мы не оказываемся в небольшой спаленке, скромно обставленной, но очень уютной. У меня даже мелькает похабная мысль, что Лидия привела меня сюда ради любовных утех, но я быстро выкидываю это из головы, когда вижу фотографии. Здесь есть седой мужчина с рыжими усами, обнимающий прекрасную женщину с вьющимися, как у Лидии, волосами, только каштанового цвета. Здесь – совсем еще маленькая Лидия вместе с маленьким рыжим мальчиком, наверняка, братом. Здесь и Лидия-подросток, счастливо улыбающаяся, а рядом с ней не менее счастливая черноволосая девушка с очень яркими синими глазами.

– Что это? – спрашиваю я, взяв рамку с фотографией.

– Это мое убежище. – Лидия стоит у окна, спиной ко мне, и не видит, что я держу в руках. – Тэн позволил мне взять кое-какие вещи из дома. Я довольно часто прячусь здесь.

– Да, – понимающе киваю я. – Но я не об этом. Фотография. Здесь ты и… Шейла?

Она оборачивается, смотрит на рамку.

– Да, мы дружили когда-то.

– Как тесен мир.

– Несомненно.

Я ставлю фотографию и пробегаюсь взглядом по другим. Меня привлекает еще один снимок, но тут я чувствую, как рука Лидии аккуратно касается моего плеча.

– Ты привез ее?

– Да. – Я тут же вынимаю из сумки коробку с перчаткой. – У меня вышла небольшая заминка. И если честно, мастер сказал, что для починки перчатки пришлось удалить все заклинания. Мне очень жаль. Надеюсь, у хозяина остались исходники.

– Это плохо. – Она забирает у меня коробку, поднимает крышку и прикасается к перчатке. – Но не переживай. Я позабочусь о Тэне. Он тебя не накажет. Ты можешь идти.

– Спасибо, госпожа.

Она кивает и отворачивается, чтобы открыть дверцу шкафа. Я уже собираюсь покинуть комнату, но что-то заставляет меня остановиться и снова посмотреть на фотографию.

На ней рыжий подросток, очень похожий на Лидию. И одновременно он похож на еще одного рыжего человека, которого я недавно встретил.

– Лидия.

– В чем дело, Люк?

– Кто это?

Она смотрит через плечо. Я указываю пальцем на снимок.

– Мой брат, – настороженно отвечает она.

Я прокручиваю в голове стычку в пустыне. Рыжий разбойник с дубинкой напоминает мне Лидию. Точно так же, как и этот парнишка на фото. Это – один и тот же человек.

– Где сейчас Тэн? – щурюсь я.

– Спит. – Она закрывает коробку в шкафу и поворачивается, прижавшись к дверце спиной, словно пытаясь ее защитить.

– Почему?

– Что значит «почему»? – Лидия хмурится, хотя грозный вид ей так и не удается принять – мешает страх в глазах. – Мой муж устал и имеет полное право на отдых.

– Ну, естественно. Только мы оба с тобой знаем, что он бы места себе не находил, пока не получил бы обратно свою перчатку. И уж точно не упустил бы возможности устроить мне выволочку. Так что скажи мне правду. Что тут происходит?

– Он, правда, спит. – Лидия тяжело дышет. Я почти слышу, как неистово бьется ее сердце.

И тут до меня доходит.

– Только ты знала, что я повезу перчатку на ремонт.

Она затаивает дыхание.

– Твой брат ограбил меня. – Я делаю шаг к ней, и Лидия буквально вжимается в шкаф. – Где сейчас перчатка Тэна?

Я подхожу вплотную к ней, она отворачивается и жмурится.

– Говори.

– Какое твое… какая тебе разница? – Она выдыхает, открывает глаза и внимательно на меня смотрит. – Это не важно. Всё обошлось. Тэн получит обратно свою перчатку.

– Глупость какая-то. Зачем ты это сделала?

– Ты что, не понимаешь? – Теперь она, кажется, начинает злиться. – Я это сделала, чтобы получить свою перчатку.

– Но у тебя же…

– Нет! – перебивает она. – Это всё принадлежит ему. Я могу только иногда поиграть с перчаткой, если Тэну так захочется. Но ничего больше.

– Зачем тебе перчатка?

Она вытягивает руку, отталкивая меня от себя, и отходит от шкафа. Возвращается к окну.

– Ты видел моего отца? Он приходил вчера.

– Да.

– Тогда ты наверняка догадался, что он должник Тэна.

– Я думал об этом.

– Так вот. Я – часть выплаты.

Я замираю. Мне кажется, что время остановилась. Она вышла за него не по своей воле. Я хотел услышать это с самой нашей первой встречи.

– Перчатка стоит достаточно дорого, чтобы отец смог окончательно с ним рассчитаться, и чтобы Тэн перестал держать меня в заложницах. Я смогу снова видеться со своей семьей. Понимаешь?

Мне остается только кивать. Моя мечта сбылась. Теперь я готов согласиться с чем угодно.

– Я всего лишь подсыпала ему снотворное. Ты выдашь меня ему?

– Нет, – шепчу я.

– Спасибо. – Она внезапно прижимается ко мне. Я чувствую ее тепло, чувствую ее шелковистые волосы у себя под рукой. Я глажу ее по голове и не могу представить, что когда-либо почувствую себя еще более счастливым человеком.

Вот только…

– Лидия?

– Что?

– Как ты узнала, что я привезу вторую перчатку? Ведь этого могло и не произойти.

Она отстраняется, качает головой:

– Я всегда верила в тебя.

Эти слова звучат так сладко, настолько приторно, что я просто не магу поверить.

– Не правда. Ты точно знала. Ты ждала меня. – Я отступаю на шаг. – Шейла. Вы с ней дружили. Она знала того самого перчаточника. И помогла тебе.

Лидия молчит, значит, я прав.

– Вы с самого начала решили подставить меня. – Я так не хочу верить тому, что говорю, но краем сознания ощущаю, что это правда. – Тебе нужно было ослабить хватку Тэна. А Шейле… зачем ей это?

– Ее отец умер и оставил ее почти без гроша, – наконец, говорит Лидия, тут же став очень серьезной. Несчастная девушка, нуждающаяся в моей защите, исчезла. – Он был слишком расточителен. Прощал слишком много долгов. Много дарил. Заботился обо всех на свете, кроме своей родной семьи. Шейлу можно понять.

– Значит, деньги.

Лидия кивает.

– Как? – Это единственное, что я хочу узнать перед уходом.

– Ничего особенно сложного. – Она пожимает плечами. – Я связывалась с Шейлой через отца. Обычные письма, никакой магии – не отследишь. Я знала, что Тэн давно ищет заклинание трансмутации. У Шейлы оно было. Она подправила кое-что, чтобы после первой загрузки оно сработало неправильно, и через посредника продала его.

– А потом слила мне информацию на перекупщика.

– Я же сказала, ничего сложного. Перчатка не была сломана. Просто заклинание действовало иначе и так казалось.

– И Тэн купился. – Почти не верится!

– Он слишком сильно доверяет тебе, – ухмыляется Лидия, – чтобы усомниться. Поэтому все подозрения пали на перчатку.

– А мастер?

– С ним договорились заранее.

Проклятье! Я так и знал!

– Спасибо. – Я разворачиваюсь к двери. – Увидимся.

– Люк, постой.

– Что?

– Ты ему скажешь?

Я вздыхаю, провожу рукой по лицу.

– В этом нет никакого смысла.

читателей   1022   сегодня 1
1022 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,43 из 5)
Загрузка...