Помни, Иви

Часть 1: В пути

Телега ехала не еле-еле по утрамбованной тысячами копыт дороге к городу Кильдору. Деревья радостно встречали и провожали путников, шумно качая ветвями и шелестя мириадами листьев. Ветерок, причесывающий изумрудные поля по правую сторону дороги, убаюкивал своим размерным и приятным шепотом. Солнце щекотало глаза красочным калейдоскопом сквозь облака и кроны деревьев.

На очередной кочке телега подпрыгнула слегка сильней, и из одной из бочек выскочил аппетитный, желто-красный фрукт. Немного задержавшись на кромке бочки, он отправился в полет, но… ему не было суждено долететь донизу и разбиться о доски. Маленькая лапка схватила фрукт и быстро спрятала добычу.

— Ивэль! положи витафрут на место! — раздался суровый, но не злой голос со стороны управляющего повозкой.

— Ничего не брала я шиту, — произнес неуверенный, но малость шельмоватый голосок.

Молодой и приятной наружности парень лет двадцати пяти повернулся и хмуро посмотрел в сторону собеседницы. Свесив ножки с бочки в силу небольшого роста и обернувшись хвостом так, что его кончик лежал у нее на коленях, на крышке сидела молоденькая, огненно-рыжая лисохвостка с огромными зелеными глазами и милым личиком. Она была помесью лисицы с эльфом, однако родства с эльфами у нее не было.

Открытое лицо, длинные волосы и честные глаза с огромными ресницами могли бы околдовать сердце любого романтика и заставить его отправиться на край земель, чтобы добыть прекрасный букет цветов, который бы он вручил, встав на одно колено, красавице лесов.

Но в нашем случае мы имели дело с опытным торговцем и борцом за жизнь, которому чужды романтика и лирические настроения.

— Иви! быстро положи фрукт на место! — повторил он.

Посмотрев еще пару мгновений и поняв тщетность попыток, лицо Иви сменилось с кокетливого на грустно-обиженное. Ушки напряглись, и, спрыгнув с бочки, она надрывно сказала:

— Да я взяла один шиту… мне голодно шиту… я есть хочу шиту.

В ее руках каким-то образом оказался тот самый злополучный витафрут.

— Да брось ты Эстер, — сказал сидящий рядом парень помоложе, управляющий повозкой. — Она же взяла всего одну штуку, никто даже не заметит.

Эстер повернул голову и быстро ответил:

— Тристан, ты видимо плохо знаешь нашего заказчика! Они пересчитали все фрукты, которые мы собрали и у меня с собой письмо с печатью, где указано количество фруктов и суммой награды для нас.

Тристан ненадолго задумался, а Иви тем временем, осознав безысходность, бросила фрукт обратно в бочонок и, соскочив с повозки, побежала к деревьям.

— Надо подождать! — сказал взволнованный Тристан.

— Нет, мы и так плетемся еле-еле, и можем опоздать до заката в город, — отрезал Эстер.

Но Тристан не отступил:

— Ты ее обидел, и к тому же, мы уже очень давно не делали привалов!.

— Она же зверек, как она может обижаться? — распалился Эстер.

— Она не зверек, а друг! и то, что совет не признал их расу на уровне высокоразумных и не жаловал соответствующие привилегии, не дают тебе право так с ней разговаривать! — строго сказал Тристан и добавил:

— Да и большую часть витафрутов собрала она с высоких кустов.

— Ладно… хорошо… сделаем привал у тех камней, — помолчав произнес Эстер.

Спустя пятнадцать минут, Тристан подошел к дубу, на котором сидела Иви и, глядя вверх, спросил:

— Ты там как?

— Лучше всех шиту, — резковато с иронией ответила Иви и добавила:

— Здесь никто не командует хотя бы шиту.

— Не обижайся на него Иви, он просто переживает по поводу работы, и к тому же у него разлад с его возлюбленной произошел недавно, он не хотел тебя обидеть, — озвучил жизненную ситуацию Тристан.

— Не хотел, но обидел шиту, — сказала Иви, спрыгнув с ветки на траву.

— Не огорчайся Иви, — подбодрил Тристан и продолжил:

— Вот выполним работу, получим за нее причитающиеся монеты и съездишь домой к своей родне, объешься фруктов, и все будут счастливы.

— Будут счастливы шиту…», — безнадежно произнесла Иви и побрела в сторону телеги, опустив голову, наблюдая за травой под ногами, которая шелестела от каждого шажка мягкой лапки.

Часть 2: Врата города Кильдора

Старая дорога. Сколько она повидала копыт и колес? Рыцари и торговцы, крестьяне и маги, эльфы и люди. Рыцари отправлялись в далекие земли насаждать волю владык. Кому-то посчастливилось – возвращались тем же путем, а кому-то удача не улыбнулась. Торговцы везли богатые урожаи и дорогие украшенья. Одни радовали своими товарами горожан, а другие теряли все в засадах воров и прожорливых орков. Крестьяне гуляли и устраивали свидания, а маги странствовали в поисках знаний. Все это было и будет еще, а дорога… старая, вытоптанная дорога, как шла через леса и луга, так и идет до сих пор прямо до каменных стен города.

Вовсю виднелась каменная стена города с воротами. Телега медленно приближалась к ним, продолжая неизменно поскрипывать.

— Тристан, доставай ошейник и сбрую для зверей, город уже близко, не хочу, чтобы нас еще и наказали из-за нее, — обратился Эстер к Тристану, бросив взгляд на спящую на досках рыжий комок.

— А может, попробуем без него, Эстер? Он ей точно не понравится, — вопросительно глянул Тристан. — Тем более, Цлакам же дали статус высокоразумных, несмотря на то, что у них от человека ничего и нет. Я уже не говорю про поведение… ящеры – они везде ящеры.

— Цлаки – хорошие войны, их прирожденное владение алебардами делает их незаменимыми в боях и глазах короля, — сказал Эстер и закончил:

— Ничего страшного, она потерпит.

После расширения границ королевства, города стали посещать все более причудливые создания. Их становилось так много, что контролировать порядок было практически невозможно. В конечном итоге это привело к увеличению количества нападений на высокоразумных. Король решил положить конец беспорядкам и издал указ о принудительном ношении намордников, сбруй и других сковывающих креплений для различных «недограждан». Законотворцы быстро издали закон, в котором перечислили все требования и тех к кому они применяются. Лисохвосты не были исключением, а Цлаки были наняты как усиление охраны города.

Иви снился прекрасный сон. Ей снилась мама и ее любимая речка, где они ловили рыбу в солнечную погоду. Мама учила ее правильно бросать небольшую сеть и аккуратно ее доставать, нетеряя улова. Иви улыбалась во сне и крепко сжимала простенькую ленточку в своей лапке, когда начала просыпаться от того, что на ее шее появилось что-то холодное. Открыв глаза, она увидела над собой Тристана и Эстера, которые разматывали небольшую веревку. Еще полусонная Иви приподнялась на локтях и, посмотрев на Тристана спросила:

— А что вы делаете шиту?

— Не волнуйся, это для твоего же блага, — сказал Тристан, и небольшие тряпичные кандалы были затянуты на лапках Иви, соединив ее руки с ошейником на шее. Иви начала окончательно просыпаться и уже не сонно спросила:

— Это что еще за шутки шиту?

— Прости нас Иви, но так надо. Иначе стража тебя заберет в зверинец, — сказал извиняющимся тоном Тристан, а Эстер добавил:

— А мы заплатим за тебя огромный штраф.

Хитрая конструкция позволяла, при подозрении на нападении своего питомца на кого-то, дернуть поводком и лапы притягивались к шеи, что сковывало передвижения. Закончив, Эстер с Тристаном отпустили Иви. Она недовольно посмотрела на них и отвернулась в другую сторону.

— Вот видишь, не так уж и ужасно все, — сказал с легкой насмешкой Эстер.

Солнце не успело выглянуть из-за облаков, как повозка с десятью боками витафрутов и одной недовольной лисохвосткой подкатилась к огромным распахнутым воротам города Кильдор. К нашим героям сразу подошло два цлака с огромными алебардами и в доспехах. Оглядев повозку они уставились своими холодными змеиными глазами на Иви, а потом перевели взгляд на Эстера с Тристаном и один прошипел:

— Зраз что в бочках?

Эстер быстро и четко ответил на вопрос:

— Витафруты для господина Алгора.

— Хррр, зраз рыжая тварь едет тоже, з-з-з вами оно или? – не успел закончить один из стражников, как Тристан ответил:

— С нами, конечно… видите на ней ошейник.

— Зраз без-з-з намордника почему? — прохрустел один из земноводных.

— Она тихая, да и на ее намордник не найти, она же как человек, — объяснил Тристан.

Один из ящеров подошел к Иви, слегка наклонился и произнес:

— Зраз на шкурру з-здай. Рредкий мех, много з-золота получишь.

Иви съежилась и вжалась в противоположную стенку тележки. Ящер издал подобие смеха с примесью шипения и рыком, после чего прошипел:

— Зраз проез-з-зжай быстрей, — и наша троица вкатилась во внутренний дворик крепости.

Часть 3: Звонкая монета

Внутренний двор был, несмотря на свои огромные размеры, был весь застроен домиками, палатками, столиками, шатрами и различными другими торговыми конструкциями. Среди этих строительных скал текли бурные реки людей. Повсюду слышалась человеческая речь, эльфийские наречья, гномьи споры и звон монет. Звон монет был как гром во время грозы, как шелест во время ветров, как потрескивание рядом с костром. Монеты манили к себе торговцев со всех земель, чтобы предложить свои неповторимые и уникальные артефакты, украшения, меха и экзотические фрукты.

Притормозив коня возле одного из складов, Эстер скомандовал Тристану:

— Начинайте выгружать бочки, а я пока переговорю с кладовщиком. Эстер, постучавшись в дверь, скрылся за ней через пару мгновений. Тристан подошел сзади к телеге и опустил подмосток, чтобы выкатывать бочки. Иви сидела возле одной из них, опершись спиной, и глядела на пол.

— Вы меня отдадите на шкурадерню шиту? — обреченно спросила Иви у подошедшего к ней Тристана.

— Нет, конечно, с чего ты решила? — оправдывался Тристан. — Нам сейчас нужно фрукты выгружать, поможешь?

— А как я тебе помогу, у меня лапы скованы шиту?

Когда половина бочек коснулись земли, Эстер вышел со склада и с улыбкой подойдя, сказал:

— Повезло, даже пересчитывать не будет… торопится, видимо. Поэтому, закатываем бочонки на склад и будем искать, где недорого поесть.

— Жмот шиту! — прошептала Иви почти про себя, вспомнив недавнюю историю с витафрутом.

Получив мешочек золота от кладовщика, Эстер поинтересовался у него:

— А где здесь можно поесть хорошенько и недорого?

— Есть таверна «Старый Сатир», там и поесть и выпить можно, но… — тут складовщик увидел стоящую в проходе Иви. — А если продадите вон ту зверюшку, то еще и ночлег снимите приличный.

Эстер обернулся на рыжую спутницу, а потом обратно к кладовщику:

— Гобер, а почему мне все советуют ее продать? Она так дорого стоит?

— Конечно стоит, она же последняя из своего рода, судя по всему, — ответил Гобер.

Эстер удивился, а Гобер продолжил:

— Их поселение уничтожили белые орки, когда возвращались из похода. Никого, говорили, не осталось, а вот видишь – есть еще один экземпляр. Так что она стоит немало… подумай… я бы у тебя ее купил за сто золотых.

Эстер немного опешил, ибо за всю повозку с фруктами они получили всего двадцать монет. Но увидев взгляд Тристана, сказал:

— Хорошо Гобер, я подумаю над твоим предложением.

— Думай не долго, завтра я уже не буду таким добрым, — сказал Гобер и мерзко улыбнулся.

Спустя пять минут Эстер с Тристаном вышли со склада и их взгляд упал на Иви, которая пританцовывала возле тележки, глядя в сторону эльфа музыканта, который выдавал на своем волшебном музыкальном инструменте прекрасные и душевные ноты. Хвост Иви извивался как на волнах, и было ясно, что она блаженствует. Мужчины впервые отметили для себя, что Иви обладает грациозной фигурой молодой девушки, а пушистый хвост и торчащие ушки добавляют экзотики. Конечно, ее тело было покрыто пушистой и ласковой лисий шерстью, а не как у человеческих или эльфийских пассий, но это не мешало быть ей женственной.

Немного полюбовавшись, Эстер с Тристаном подошли к Иви и сказали:

— Все сдали, пора пойти поесть, или ты не хочешь есть?

— Хочу, конечно, хочу шиту!

— Тогда пошли, а когда поедим, тогда и с ночлегом разберемся, — сказал Эстер, посмотрев на лисичку, и пошел в сторону таверны.

Часть 4: Ночь

В таверне «Старый Сатир» все было как во всех тавернах и пивных: столики, бочки, барная стойка и бармен с парочкой разнощиц, которым постоянно приходилось уворачиваться от попыток их ущипнуть или шлепнуть по мягкому месту. На одном столе, сидело 3 бородатых пьяницы, громко и бурно обсуждавших последние события в городе, разбавляя беседу замечаниями в адрес пышных форм разносящих пиво девушек. На другом столе уже спал какой-то торговец. Заснув, он перевернул кружку с остатками жидкости и по столу извилистым ручейком, завершая свой путь водопадом с края стола, струилось свежее пиво.

Наши герои зашли в таверну и сели в углу за шатающимся столиком. Никто даже не обратил на них внимания. Даже сидящие неподалеку два сомнительных странника не подали виду. Через минуту к Эстеру подошла девушка и спросила:

— Что желаете?

Эстер ответил:

— Нам два пива и отбивных, а еще… — Эстер покосился на Иви. — А что у вас есть недорогое?

— Суп овощной, — сразу ответила девушка, косясь на Иви.

— Вот его и давайте, — радостно сказал Эстер.

— Хорошо, только учтите, у нас тут со зверями нельзя, — резко сказала разнощица.

Тристан с Эстером начали упрашивать девушку оставить лисицу с ними, но спустя пару минут Иви произнесла:

— Принесите мне суп, пожалуйста, и я пойду во двор шиту.

Девушка удивленно посмотрела и спросила:

— Она умеет разговаривать? Странно, — и после этих слов удалилась за стойку.

Через небольшой промежуток времени она принесла заказанное и взяла плату с Эстера. Иви взяла свою плошку, в которой было подобие супа: вода с редкими овощами. Но и этого было неплохо для живота, который уже два дня просил еды.

Аккуратно выходя из таверны, вдруг Иви схватила за руку какая-то женщина в капюшоне, немного сдавила руку, и через мгновение, отпустив, сказала:

— Ой, извините пожалуйста, обозналась.

Также быстро женщина скрылась во мраке переулков. Иви удивленно посмотрела ей в след, дернула ушком и пошла во двор таверны. Уже было темно и только светильники вяло освещали выборочные пятна улиц и закоулков.

Сев на какой-то старый пустой ящик, Иви начала поедать содержимое плошки. В супе плавало немного овощей, которые она сразу начала вылавливать и отправлять в ротик, изредка запивая бульоном. Вдруг Иви почувствовала, что рядом кто-то находится. Оглянувшись вокруг, она ничего не обнаружила. Только она приготовилась продолжить трапезу, как сзади опять послышались шорохи.

Тем временем Тристан с Эстером расправились с мясом и пивом, сидя развалившись на стульях.

— А вот и Иви! — сказал Тристан, увидев, как маленькая особа подошла к столу и поставила пустую плошку на стол.

— Я устала очень, и хотелось бы поспать, — сказала она с усталостью в голосе и добавила:

— Пойдемте поищем где выспаться можно, а то уже темно и страшновато на улице.

Эстер с Тристаном переглянулись и молча согласились.

Виляя хвостом, рыжая лисица вышагивала перед нашими героями усталой походкой. В дали где-то раздался свист.

— Кстати, а ты точно больше не голодна, съев только одну плошку супа? — спросил насторожившийся Тристан.

— Я бы с удовольствием, может, и съела чуток мяса, но уже поздно.

— Верно! Тем более ты же сегодня уже съела один витафрут, — полувопросительно сказал Тристан.

Эстер с непониманием посмотрел на Тристана.

— Да, он был очень кстати, — ответила она на вопрос.

Шиту! — резко сказал Тристан и встал как вкопанный.

Часть 5: Разоблачение

В воздухе повисла тишина. Улицы, освещенные синеватым светом Луны больше чем фонарями, прохладный ветер, гуляющий по лабиринтам города, и затянутое облаками небо создавали атмосферу пустоты и вневременья. Людские голоса из таверны уже не были слышны, и только шумно развивались флаги на башнях, устремившихся ввысь небес и океана облаков.

Вместе с Тристаном остановились и все остальные. Тристан суровым голосом продолжил:

— Ты хотела сказать – он был очень кстати шиту.

Мгновение спустя он добавил:

— Да и витафрут врятли бы утолил твою жажду, лежа в бочках на складе.

Рыжая башка немного вжалась в плечи, но через несколько секунд расслабилась и медленно повернулась к Эстеру с Тристаном. Милое женское личико было обезображено жестоким и надменным оскалом.

— Я погляжу, вам не совсем наплевать на вашу подружку, раз заметили, такой малый недочет… теряю форму, видно, — проговорила уже другим голосом самозванка.

— Кто это? — спросил Эстер, нащупав короткий клинок.

— Это Морра, или как в народе еще их называют — безликие, — взволнованно сказал Тристан.

— Да ты хорошо осведомлен, но боюсь, это уже никак не повлияет на грядущее, — мерзко произнесла Морра и хмыкнула.

— Ладно, безликие, безглазые или бездушные, мне все равно. Где Иви? — строгим и жестким голосом спросил Эстер у пародии на лисохвостку.

— Какой страшный и грозный, наверное сейчас ударишь меня своим ножиком да? Ну давай – бей! — после этих слов взгляд твари совсем потерял былое сходство с Иви и стал отдавать чем-то неживым и потусторонним.

Эстер начал движение к ухмыляющемуся монстру, но Тристан его остановил:

— Стой! твое оружие перед этим бессильно.

— Правильно советует тебе твой дружок. Послушайся его и будешь жить еще… немножко, — произнесла подобием женского голоса Морра и рассмеялась.

— Морры являются гомункулами, способными принимать обличие того, до кого дотронутся рукой. Их хозяином был черный алхимик Аль-Катар. Он нашел способ, как открыть врата в мир пустоты. С помощью медальона «Око времен» и жертвы он смог приоткрыть завесу между мирами и заглянуть в пустоту. Что он там увидел никто не знает, но с того дня его никто не видел. Одни говорят, что его утянуло в раскрывшуюся бездну, другие считают, что он стал одержимым, а третьи рассказывают легенды, что он по-прежнему жив и ищет способ открыть врата небытия второй раз. В любом случае все его гомункулы помощники разбежались по миру как крысы по кораблю, — закончил рассказ Тристан.

— Как убить эту тварь? — спросил Эстер, дослушав Тристана.

— Никто не знает, — огорченно констатировал Тристан. — Хотя у меня есть идея.

Тристан прошептал что-то Эстеру на ухо, в то время как Морра смотрела на них и бесформенно скалилась.

— Глупо пытаться убить того, кто никогда не рождался, — проскрипела тварь и медленно пошла на героев.

Притворившись, что они опешили, Эстер приготовился отпрыгнуть, а Тристан стоял на месте. Морра ускорилась и в шаге от Тристана бросилась на него с ревом и хрипом. Но тут и произошел стратегический прокол. Эстер отскочил в бок, и когда Морра пролетала мимо него, он ухватился за поводок, который Морра надела для достоверности, и дернул за него со всей мочи.

Монстр издал икающий звук от резкой остановки, а потом раздался громкий хлопок. Затянутый поводок притянул руки Морры к ошейнику и ладони шлепнули монстра по лицу. Тут и началось самое страшное. Волшебная сила рук Морры начала действовать против нее. Руки прикипели к лицу и все попытки оторвать были тщетны. Красивое тело лисохвостки начало терять форму, мышцы начали гулять по телу и обезображивать внешность. Раздался жуткий рык и тварь начала кататься по земле.

— У кого нет своего лица, собою стать не сможет, — произнес Тристан, глядя на действие. Эстер, молча, стоял и смотрел на жуткое зрелище попыток метаморфозы.

— Куда ты дела Иви? — грозно спросил Тристан.

— Ты умрешь! — прошипела Морра.

Вокруг нее уже были разбросаны ее части, которые испарялись по мере отделения от тела.

— Где Иви? — громко повторил Тристан, присев рядом с уже неузнаваемым существом.

Вдруг гомункул резко встряхнул головой, сбросив остатки и уставившись пустым лицом без глаз, ушей, рта и носа произнес глубинным голосом:

— Ее кровь прольется на «Око времен», и откроются врата небытия во второй раз, ознаменовав его приход, — с этими словами гомункул рухнул на землю и через несколько минут полностью растворился, не оставив о себе и следа.

— И что это было Тристан? — спросил Эстер, махнув кинжалом в сторону, где минуту назад была тварь.

— Нужно спасти Иви, пока не стало поздно, — сказал Тристан и побежал.

Часть 6: Плен

Чувства Иви были красочны и разнообразны. С одной стороны ей хотелось обидеться на своих путников и уйти от них. С другой стороны, ей было спокойнее с ними. После гибели всех лисохвостов – она осталась одинокой в жизни. Иви не знала, что ей делать дальше? Искать уцелевших, но это бессмысленно. Пытаться отомстить за смерть родных… глупо, да и нереально в сложившейся ситуации. Единственное что оставалось ей – это выживать в мире, где ее жизнь ни стоит ничего… или это она так думала…

За час до схватки, Иви сидела на ящике и пыталась смаковать суп с овощами, ибо есть хотелось сильно, а еды было мало. Вдруг откуда не возьмись, две руки из темноты схватили за плечи и дернули назад так, что Иви упала на спину, опрокинув суп на землю. В два мгновения незнакомцы оттащили ее за угол и быстро сняли ошейник с поводком. Один из нападавших бросил в руки темному силуэту снятую с Иви сбрую и сказал:

— Надень для полного сходства.

— Без тебя не знала, — язвительно донеслось из темноты.

Придя в себя от шока, Иви попыталась позвать на помощь, но похитители были готовы. Не успев произнести и звука, как один из похитителей заткнул рот приготовленным кляпом и зафиксировал его, обмотав тканью вокруг головы. Иви совсем испугалась и начала брыкаться, но тут же оказалось, что второй похититель уже давно начал связывать ей руки. Затянув на запястьях, он обвязал вокруг талии веревкой, зафиксировав руки сзади Иви и начал закручивать ноги выше колен. Второй Тем временем держал пытающиеся сопротивляться ножки Иви. Через минуту все было закончено. Оба бандита отпустили пленницу и встали над ней. Иви отчаянно извивалась и мычала, пытаясь освободиться или позвать кого-нибудь. Но тут произошло для нее то, что она ожидала меньше всего. Из мрака темноты появился тот самый силуэт, который все это время надевал ее сбрую. Это была абсолютная копия самой Иви. У нее был хвост и уши, большие зеленые глаза, ошейник и поводок. Иви на минуту замерла в недоумении. Она подумала, что это все ей снится, но тут ее отражение подошло к ней и нагнувшись, глядя прямо в глаза произнесло:

— Замечательно, теперь отвезите ее господину, и смотрите, чтобы она не сбежала, — Проведя коготком по телу Иви. — Ее кровь и плоть очень пригодится для открытия одной очень важной дверцы.

После этих слов, она рассмеялась, распрямилась и уходя, закончила:

— Я вас догоню, когда разберусь с ее путниками.

Иви почувствовала как ее взяли на руки, как полено и понесли куда-то. Брыкающуюся лисичку положили в карету. Один похититель сел за поводья, а другой сел в саму карету напротив лежащей на сиденье Иви. Раздался свист, и к ним подбежало еще двое разбойников в масках. Они запрыгнули в кабину, и экипаж тронулся на запад из города. Ворота миновали легко. Иви успела увидеть в окно, что возле ворот лежит два ящера, таких же стражников, каких она видела при въезде.

Они скинули маски, и оказалось, что это два молодых парня лет двадцати двух.

— Эти уроды просто как скалы, — сказал один из последних пассажиров. — Только ваш порошок сна подействовал, — добавил второй, и оба посмотрели на связанную пленницу. Иви напряглась и стала внимательно на них смотреть.

— Хех, мы теперь животных похищаем, забавно, — усмехнулся тот, что был слева. — Знаешь, а в ней есть что-то от девушки… единственное хвост и уши смущают, но можно представить, что это маскарадный костюм, — добавил второй.

— Заткнитесь оба, идиоты! — прошипел похититель и добавил:

— Она не для ваших утех нужна.

Горе бандиты осеклись и сели тихо, поглядывая на Иви, которая пыталась развязать свои лапы, но веревки были туго затянуты.

Ленточка Иви осталась лежать на том месте, где она упала, а карета, тем временем, набрала скорость и направилась в сторону огромного леса, где Иви предстояло стать частью события, которое могло стать одним из ужаснейших не только для нее, но и для всего мира.

Часть 7: Погоня

Телега стояла на складе, а рядом был привязан конь. Он в полудреме стоял и помахивал хвостом. Вокруг лампы летали ночные бабочки и комары. Они как маленькие кораблики летели на огромный маяк в кромешной тьме, но только он их не спасал, а наоборот — обжигал. В окно задувал прохладный ночной ветер, а ставни тихо поскрипывали.

Эстер с Тристаном ворвались на склад, где стояла их повозка с лошадью. На полу валялись открытые бочки и вокруг были разбросаны витафруты. Половина из них была раздавлена, а другая была рассыпана по полу и углам. Но невооруженным глазом было видно, что если собрать все витафруты в бочки, окажется, что половина бочек оказались бы пусты.

— Видимо мы перевозили что-то более важное, чем витафруты, — сказал Эстер, глядя на беспорядок.

Они подошли к лошади и стали второпях отвязывать.

— У тебя есть план? — спросил Эстер.

— Пока не знаю, — запыхавшись, ответил Тристан.

— Ты видел ту тварь? Ты уверен, что нам по силам бросать им вызов? Черт знает, кто там еще будет!

Тристан грозно посмотрел на Эстера, и тут на пороге выросла фигура в темно-зеленом балахоне и замотанным посохом в руках. Эстер схватился за клинок, а Тристан взял кинжал в руку со словами:

— А ты еще кто такой?

— Я помогу спасти Ивэль, — произнес незнакомец. — Меня зовут Арвен, я друг.

Три всадника вылетели верхом на конях из ворот города, через которые недавно вывозили пленницу, и устремились в погоню. Арвен практически не переставал подгонять скакуна. Эстер с Тристаном ехали слегка позади, но тоже не отставали. Позади трех несущихся черных молний началось зарево. Оно обливало янтарными красками одежду наездников.

— Я их вижу! — прокричал Арвен и немного скорректировал свое движение по кротчайшему пути.

— За нами хвост! — проорал похититель, управляющий лошадьми.

— Видимо это те два неудачника, которые были с ней, — злобно сказал похититель, сидящий напротив Иви и гневно зыркнул на нее.

Иви переполнили эмоции: надежда на спасение, страх за друзей и желание, чтобы все это оказалось лишь плохим сном. Выглянув из окна кареты, опытный боец начал командовать молодым разбойникам:

— Так, ты! бери арбалет и стреляй из окна по преследователям, а ты охраняй ее.

Немного замешкавшись, один из разбойников взял арбалет как в первый раз и высунулся в окно. Его руки тряслись, потому что это было его первое боевое задание, где нужно не просто воровать, а стрелять и убивать. Спущен крючок, и арбалетный болт устремился в первую фигуру на коне.

Эстер с Тристаном не успели увидеть, как Арвен выхватил из-за спины посох и стряхнув ткань с одного его конца, резко взмахнул им. Алая сфера на конце посоха заискрилась и извергла брызги огня в сторону стрелявшего. Болт мгновенно оплавился, и потеряв энергию полета, устремился в землю, оставляя за собой шлейф из дыма. Арвен, не ожидая второго выстрела, крутанул своим магическим посохом, и сфера породила огненную стрелу, которая с ревом понеслась на встречу со стрелявшим из кареты. Стрелок попытался скрыться из окна, но не успел. Огненная стрела влетела на огромной скорости в стенку на уровне окна, и всполох огня озарил утреннюю траву желтыми и оранжевыми тонами. Плащ арбалетчика загорелся. Похититель, поняв что от этого бойца проку уже нет, вытолкнул ногой его из кареты на ходу и тот, горя и кувыркаясь по земле, остался позади. Арвен уже приготовился послать вторую стрелу, но вспомнив, что там Иви и он может ее задеть, убрал посох за спину. Эстер и Тристан пришпорили лошадей и стали догонять Арвена.

Тем временем, в карете оставались: похититель, связанная Иви, и испуганный до полусмерти разбойник.

— Что делать? — закричал разбойник как маленький мальчик, переводя взгляд с Иви на похитителя.

— Заткнуться! — крикнул похититель и, высунувшись из другого окна, злорадно засмеялся.

— Сейчас они отведают по чем нынче лихо! — громко крикнул похититель и уселся в карете.

Часть 8: Битва в поле

Раздался оглушительный звук скрежетания металла, сопровождаемый воем и утробным рыком. Со стороны леса, навстречу погоне, нацелившись на наездников, летел огромный и явно голодный вывер. Их еще называют летающие гидры. Огромное зеленое тело, длинная как у змеи шея, на конце которой была мерзкая зубастая пасть и перепончатые крылья. Из пасти летели брызги ядовитой жидкости, а когти на лапах явно разорвали немало жертв. Эта болотная тварь не может быть приручена, но ее можно подчинить могущественными заклинаниями. Учитывая то, что карету вывер миновал – его целью была тройка наших героев.

Узрев летающую тварь, Арвен направил огненную сферу в сторону приближающейся угрозы и, произнеся быстрое заклинание, выбросил руку с оружием в сторону цели. От сферы отделился шар, переливающийся всеми оттенками пламени, и полетел по восходящей в зеленого гада. Почувствовав приближение опасности, вывер изверг из себя огромный поток кислоты, который коснувшись энергетического сгустка, мгновенно потушил его, оставив лишь дымчатое воспоминание на высоте кроны деревьев. Теперь был ход за вывером. Он быстро подлетел к наездникам и, махнув крыльями на полном ходу, сбил Эстера с лошади. Тот даже клинок не успел выхватить. Тристан притормозил, а Арвен не сбавляя скорости, скакал к карете. Он уже почти добрался до нее, как вдруг резкий удар по спине. Арвен вылетел из седла, и кубарем покатился по траве. Почувствовав потерю наездника, конь начал снижать скорость и уходить в сторону.

Сознание ушло бы у Арвена от такого сильного удара, но жуткий вопль ликующего, и предвкушающего трапезу вывера привел его в чувство. Оглядевшись, он увидел снижающегося на землю змея и двух своих спутников, поодаль. Все тело пронизывала боль, но надо сражаться. Вставая на ноги, Арвен увидел свой посох. Он лежал на траве, чуть поодаль. Время для раздумий не было. Он приподнял руку и посох мгновенно вернулся к своему владельцу. Сердце разрывалось, глядя на уходящую в горизонт карету с Иви, а рядом рычал вывер, желающий сделать это по-настоящему..

— Хорошо, тогда закончим дуэль быстро, Огненный заслон! — произнес Арвен, и вокруг него образовалась огненная стена, обдающая жаром все снаружи, но не внутри.

Со стороны было ощущение, что Арвена поглотил пылающий капкан. Тристан дернулся к нему, но Эстер его остановил и крикнул:

— Ты ему не поможешь!

— Тогда хоть дракону помешаю! — выпалил Тристан и побежал к месту дуэли.

— Это не дракон… — произнес Эстер и бросился вдогонку.

Вывер изогнул свою шею, и что было мочи, выплюнул в огненное кольцо огромную каплю зеленой жидкости. Подлетая к стене, она начала быстро испаряться и исчезать. В конце концов, от сгустка жидкости ничего не осталось… один пар. Арвен слегка улыбнулся и решил произвести ответный ход, как вывер повторил свою атаку, с тем же успехом… а потом снова и снова.

— Глупый вывер, — подумал Арвен и только решил взмахнуть посохом, чтобы обдать тварь огнем, как вдруг он понял, что руки его не слушаются.

Он попробовал вновь и вновь. Тело было парализовано и все мышцы отказывались помогать хозяину в сражении.

— Что за магия? — подумал Арвен и понял.

Вывер не просто так плевался в огонь — он испарял жидкость, превращая ее в ядовитый парализующий газ.

— Но как это безмозглое существо смогло додуматься до этого? — подумал Арвен, и в этот момент вывер взлетел над огненной стеной, чтобы нанести смертельный удар в центр захлопнувшейся ловушки.

Но тут произошло то, чего вывер никак не мог ожидать, впрочем, как и сам Арвен.

В крыло вывера вонзился короткий клинок Тристана, который он метнул на удачу, подбежав к месту сражения. Лезвие в крыле сковало движения выверу, и он рухнул на землю. Время было выиграно!.

Тристан подбежал на расстояние к огненному барьеру и начал быстро думать, что случилось и как помочь. Арвен стоял без движения, а сфера посоха переливалась языками пламени.

— Думай, думай, — командовал себе Тристан. И вдруг он понял, что надо делать. Схватив камень на земле, он прицелился и бросил его прямо в руку Арвена, держащую посох. Посох упал, а с ним и чары. Огненное кольцо ушло в землю, оставив черный шрам на поле. Тристан подбежал к Арвену и начал трясти его. Тем временем Эстер добрался до места, где все происходило. Увидев, что попытки привести в чувства Арвена не дают успеха, что нельзя было сказать про вывера. Подхватив с земли камень, он бросил его в голову выверу. Тварь, пытающаяся извлечь лезвие, получила ощутимый удар по зубастой пасти. Внимание резко перешло на Эстера.

— Наверное я зря это сделал, — сказал Эстер и медленно попятился назад.

Тристан к тому моменту уже отволок Арвена на несколько шагов и посадил на землю.

— Ты живой? Что случилось? — кричал запыхавшийся Тристан. Наконец-то, Тристан смог разглядеть лицо мага. Вопреки его ожиданиям оно было молодо, а в глазах читалась решимость и рвение, несмотря на паралич.

Вывер же наступал, прихрамывая на одно крыло. Эстер же ускорил свое отступления, иногда бросая камни в зеленое отродье.

— Надо Эстера выручать! — подумал Тристан и, отчаявшись в своих силах, он схватил лежащее оружие Арвена и махнул им в сторону вывера. Крепления посоха, державшие магическую сферу огня, были повреждены и не выдержали. Монстр повернулся на крик Тристана и в этот момент шар попал ему прямо в челюсть. Рефлекторно клыки сомкнулись в попытке разгрызть предмет, но в эту секунду, отошедший на половину от яда Арвен повернулся в сторону вывера и произнес:

-Взмах феникса!

Сфера на миг стала белая от жара, а потом вспыхнула огненным столбом. Крылатый змей пропал в янтарно-рубиновом вихре языков пламени, а Эстера с Тристаном отнесло волной назад. Пылающими брызгами искр обдало всех участников сражения.

Через минуту все было кончено. На месте вывера зияла черная брешь в поле. Эстер приподнял голову и осмотрелся. Тристан с трудом поднялся на четвереньки и стал высматривать в дыму и гари очертания крыльев или длинной шеи. Но их не было. Арвен упал на спину и начал глубоко дышать.

— Что это было, Арвен? — спросил Тристан.

— Мы одолели его! — тихо сказал Арвен.

— Где мой меч? – шутливо спросил Эстер, подползая к героям. — Знаете, если мы так дальше будем вести дела, то к вечеру уже без штанов окажемся, — продолжил Эстер и сел рядом на траву.

Тристан улыбнулся и посмотрел на Арвена.

— Нужно поймать лошадей… Иви в беде, — с трудом сказал Арвен и потерял сознание.

— Отлично, — иронично закончил Эстер.

Часть 9: Ритуал

Карета въехала на поляну, где располагался средних размеров алтарь. Он был похож на все алтари мира. Он был круглый, невысокий, на его основании были изображены руны и печати. Рядом находилась группа тех, кто подготавливал все к ритуалу. Солнце продолжало взбираться по небу, оставляя за собой шлейф из света и тепла. Птицы пересвистывались и пели песенки. Одной лишь Иви было не до тепла и песен.

Карета остановилась в десяти шагах от алтаря, и из нее вышел похититель. Выходя, он приказал разбойнику достать пленницу. Не поворачиваясь к гостям, фигура в черном балахоне обратилась к ним:

— Я смотрю, вы не смогли разобраться с несколькими недомерками.

— Мы сделали все, как Вы приказали, — начал оправдываться похититель. — Это Морра подвел Вас, а мы-то привезли, что Вы приказывали.

После этих слов похититель немного отодвинулся и указал в сторону парня, стоящего у кареты с Иви на руках.

— Ты никогда не умел выбирать исполнителей Гобер, — холодно и медленно сказала черная фигура. — Привяжите ее к камню для жертвоприношений. Скоро начнется, — завершил он, опустившись перед порталом на одно колено. — Скоро я Вас освобожу повелитель.

— Как велите хозяин, — заискивающи крикнул Гобер и, повернувшись к парню, рявкнул:

— Тащи ее к столу!

Он глянул на Гобера, а потом на Иви. Она жалобно смотрела в глаза парню и иногда оглядывалась вокруг. Тем временем второй похититель спрыгнул с кареты и стал оценивать последствия огненной стрелы мага. Иви жалобно промычала, но парень продолжал ее нести, изредка поглядывая на лицо.

Дойдя до каменного стола, парень остановился. Уж больно красивые были у Иви глаза. Его день сегодня пошел кувырком с самого начала. Начиная с утреннего разговора с Гобером, заканчивая потерей друга. А сейчас приходится нести красивую девушку, хотя и хвостатую на плаху в окружении каких-то фанатиков и убийц.

— Живей Крэл, живее! — повторил Гобер и начал разматывать веревку, чтобы привязать, наконец-то, лисицу к ее законному месту.

Крэл аккуратно положил Иви на камень, и через минуту он вместе с Гобером прикрутили несчастную к холодной поверхности. Она попыталась освободится, но веревки были прочные, и не давали и лучика надежды.

Два помощника хозяина, одетые в похожие балахоны, но серого цвета закончили приготовления алтаря, и пошли к столу с Иви. Она начала дергаться изо всех сил, но никакого эффекта. Когда они подошли к ней, она увидела, что их лица были замотаны и виднелись лишь прорезь для глаз. Один из них глянул на Крэла и тот немного попятился. Гобер отошел сам, а фанатики начали рисовать руны по столу и самой Иви какой-то непонятной темной краской. На груди Иви они нарисовали огромный символ глаза и песочных часов.

— Пора начинать! — грозно сказал хозяин и достал из кармана предмет, похожий на пирамиду с иглами по сторонам.

Поставив его в центре алтаря, он достал кинжал и двинулся к Иви. Страх окончательно сковал пленницу, так что она была полностью обездвижена. Палач встал рядом с ней и поднес лезвие к ее лицу.

— Ох завидую я тебе, зверюшка. Кто бы знал, что для призыва повелителя пустоты нужна самка лисохвостов – представительница вымирающей расы, чья кровь годна для ритуала, — явно с безумной улыбкой сказал хозяин. — Я столько десятков лет занимался алхимией и поиском артефакта, и в результате я не удостоен быть сосудом для повелителя… несправедливо, правда Ивэль… Ивэль, красивое имя для твари бездушной, однако скоро твое имя будет другим, а тело наполнится пустотой, всеобъемлющей и нескончаемой, — произнес хозяин и засмеялся голосом сумасшедшего.

Следующим движением, он сделал надрез на лапе, и кровь хлынула на холодное лезвие ножа. Иви замычала от боли, ибо это было единственное, что ей оставалось сделать. Крэлу стало нехорошо, и он попятился к карете. Гобер со своим напарником стояли с другой стороны. Когда лезвие стало красным от крови лисохвостки, безумец поднял кинжал на уровень лица и с дьявольской улыбкой пошел к алтарю. Фанатики последовали за ним, в то время как Иви осталась лежать с кровоточащей раной.

Встав перед плитой с рунами, хозяин кровавого пира положил перед собой книгу и начал произносить звуки, мало похожие на человеческую речь. Фанатики стояли по обе стороны алтаря и не шевелились. Через несколько мгновений алхимик вскрикнул:

— Откройтесь врата! Врата в мир шепота во мраке! В мир, где нет света и тьмы! В мир, которого нет на карте времен!

После этих слов он положил на алтарь амулет с изображением глаза на фоне песочных часов и с яростью вонзил в амулет окровавленный нож.

Часть 10: Пустота – холодна

Раскатился гром, а за ним сразу второй. Поднялся ужасный ветер на поляне. Этот ветер как воронка притягивал к себе все вокруг. Листья, ветки, камни и все остальное примагничивались к алтарю. И вот, наступил момент, когда над алтарем появилось серое окно. Это было похоже на портал, или дверь в другое измерение. Но это было хуже, чем самые страшный кошмар. Это были врата небытия. Врата в мир, где не существует пространства и времени, где нет жизни и смерти, нет света и тьмы. Есть только она – пустота.

— Я, Аль-Катар, величайший алхимик этого мира, призываю тебя, всеобъемлющего и великого снизойти до нашего мира! — прокричал слуга бога, глядя в зияющую рану этого мира.

Следующим движением Аль-Катар взял окровавленный кинжал и бросил его в пустоту, закричав вдогонку:

— Прими жертву и приди сюда, владыка пустоты!

Через мгновение из портала донеслась смесь шепота и рыка, после чего кинжал был выброшен обратно. Вокруг лезвия блуждал дымок, а от крови не осталось и следа.

— Он принял ее! — безумно радостно закричал Аль-Катар, и поднял кинжал, оскверненный пустотой.

— Остановись! — прогремело позади алхимика. Он неохотно повернулся на звук и увидел троицу, стоящую на окраине опушки. — Ты не посмеешь продолжить ритуал! Брось кинжал! — выкрикнул Арвен и быстро направился к месту событий.

Гобер со своим напарником быстро побежали навстречу незваным гостям. Крэл остался наедине с привязанной Иви, стоя поодаль. Ему было страшно. С одной стороны был беспощадный алхимик со своими фанатиками, с другой бездна, утягивающая в себя все, что было вокруг, а с третьей — истекающая кровью девушка.

Похитители сошлись в схватке с Эстером и Тристаном, а Арвен бросился к Аль-Катару, держа в руках посох.

— Ты храбрый парень, но выводы ты не делаешь, — произнес Аль-Катар, и жестом приказал фанатику напасть на Арвена. Осознав неминуемость боя, Арвен скинул вторую часть чехла с посоха, оголив изумрудную сферу на другом конце посоха, и с разворота отправил в фанатика искру, которая на пути к фанатику начала притягивать от земли камни. К моменту подлета искра превратилась в каменный ком, который с грохотом влетел в фанатика. Оглушающий удар и камень разлетелся на куски. Фанатик разбил глыбу одним ударом руки. Аль-Катар злорадно засмеялся, и медленно пошел с кинжалом к Иви.

Бой Эстера и Тристана тоже накалялся. Меч, который Эстер забрал у разбойника не очень хорошо справлялся с мечами врагов. Гобер яростно пытался пронзить Тристана, но наш герой был ловок. Тем временем, фанатик с силой сжал кулак, и когда он раскрыл ладонь в ней был черный сгусток энергии. Следующее мгновение и экстракт тени уже приближался с огромной скоростью к Арвену.

— Земляной щит! — успел произнести Арвен, и темная сила врубилась в нерушимую стену из породы, которая выросла перед магом буквально за мгновение до этого. Облегченно вздохнул Арвен, ибо магия земли давалась ему нелегко.

Но удача коварная натура. Эстер поскользнулся на росе и упал навзничь, дав своему врагу наступить на него и занести меч над головой. Тристан отвлекся и пропустил удар в правую руку, от чего клинок вырвался из горячих пальцев героя и воткнулся в метре от него. Арвен бился сверкающими от магической энергии руками с фанатиком, но тот был опытнее и в один момент он пронзил кинжалом ногу Арвена. Резким движением отмахнулся от руки мага и рассек ему ладонь и кисть. Посох упал на землю и зеленоватый свет сферы начал угасать.

— Вот и все милая! — сказал Аль-Катар, злобно улыбаясь. — Теперь ты станешь вместилищем нового бога этого мира, а его пророком стану я! — воскликнул алхимик и занес над Иви кинжал.

Прозвучал свист, и стрела вонзилась в руку Аль-Катара, выбив из нее кинжал, который упал в густую траву. Все оглянулись на крик Аль-Катара. Вокруг воцарилась тишина. Возле кареты стоял молодой парень, с арбалетом в руках и огромными испуганными глазами. Что-то сломалось у Крэла в душе, и он не смог больше смотреть на все происходящее. Когда минута тишины должна была закончиться, а бой перейти в финальную стадию произошло то, чего не ожидал никто находящийся на поляне.

Часть 11: Рука

Буд-то скрежет стекла раздался в воздухе, и ослепительно голубая сфера влетела в спину стоящему над Арвеном фанатику. Звук бьющегося хрусталя, и недруга окутал ледяной туман. Балахон стал покрываться льдом и крошиться. Фанатик резко попытался обернуться, но половина его одежды сразу рассыпалась в осколки. Через несколько мгновений его ноги и руки покрылись глыбами льда, и он упал на землю без возможности пошевелиться.

На опушке со стороны леса стояла невысокого роста девочка с черными волосами и в белых одеяниях. Ее рука, украшенная кольцами с небесно-голубыми камнями, была направлена в сторону упавшего на землю помощника алхимика. Буквально сразу же с другой стороны раздался выстрел из небольшой пушки. На Гобера обрушилась сеть, повалив его грузилами на почву. С другой стороны стоял парень, весь обвешанный ремнями, сумками, механизмами и оружием. В его руках было подобие арбалета, которое и вывела Гобера из поединка.

— Не может быть! — проорал Аль-Катар и обратил взор к восходу солнца. Поодаль стоял высокий седой старец с огромным посохом. Синяя мантия слегка колыхалась на ветру. Справа от него стояла высокая девушка в голубых одеяниях, а слева стояла невысокая девушка в рыцарских латах и огромным боевым молотом наперевес.

— Диларон Светлый, опять ты на моем пути!

— Я буду всегда там, где ты будешь творить свое зло, — ровным и громким голосом ответил ему Диларон.

— На этот раз ты опоздал старик, я закончил свой ритуал! — и с этими словами Аль-Катар вернул себе в руку кинжал и со всей силы вонзил его в грудь Ивэль в центр нарисованного глаза.

Перехватило дыхание, вспышка боли и оглушительный шепот обрушились на поляну. Портал заклубился с безумной силой. В серой дымке тумана появились неясные очертания. Скрежет разрывающегося времени оглушал всех на поляне. Симфония мрака и бездны ознаменовали его приход. Из разлома пространства появилась уродливая длань бога пустоты. Она была как будто из серого дыма.

Как только рука пронзила тонкую мембрану пространств, вся трава в округе завяла и начала гнить. Стоящий рядом с порталом второй фанатик попятился от руки, но его судьба была предрешена. Цепкие пальцы схватили фигуру в балахоне и обволокли туманом. Через мгновение она извлекла душу из жертвы и, сжав подобие кулака, рассеяла ее. Тело фанатика обмякло и превратилось в прах. Руны, начерченные помощниками алхимика стали почти симметричными, а коней вместо троих стало двое. Бог стер все о том человеке… его будто никогда не было в этом мире.

Аль-Катар заворожено смотрел на все происходящее, держа руку на рукоятке кинжала, погруженного в плоть. Иви мычала, и все ее тело охватили судороги. Боль в груди была ужасной. Ее нутро начало заполнятся пустотой. Ее сознание начало рушиться, уничтожая воспоминания и чувства.

— Нееет! — закричал обезумевший Тристан и, отпихнув Гобера, побежал к Иви и Аль-Катару. Все прибывшие на помощь последовали его примеру и ринулись вперед. Рука из бездны превратилась в подобие змеи, и направилась к своему вместилищу. На пути следования бога к его новой форме оказался его верный пророк. Аль-Катар даже не задумывался о том, что богу пустоты чужды любые понятия. У него есть только цель, к которой он стремится любой ценой. Столб тумана пронзил тело Аль-Катара насквозь, и тот упал на землю, словно это не был великий мастер алхимии. Его тело скатилось по склону как мешок.

Над Иви нависло огромное облако, которое начало обволакивать ее и проникать в тело. Когда все подбежали к ней, весь дым вошел в нее через рукоятку кинжала.

Все смешивалось и терялось в сознании Иви. Ее нежное тельце распирала боль и новый хозяин. Сознание бога начало сражаться с сознанием маленькой лисохвостки. Пустота холодно пожирала светлые воспоминания о детстве Иви: когда она была счастлива, когда рядом с ней бегали ее братья и сестры, когда солнце светило ярче, а небо было светлее… когда была жива ее мама.

— Мама! — возникло в голове Иви и время будто остановилось.

Часть 12: Главное в жизни

Она увидела свою маму, стоящую рядом с ней на берегу реки возле их поселенья. У мамы был большой пушистый хвост и красивые ушки, хотя уже не такие как в молодости. Ее лицо было в лучах закатного солнца. Иви смотрела на речку, а потом вдруг спросила:

— Мама, а что самое главное в жизни шиту?

Мама слегка улыбнулась, и приобняв маленькую Иви произнесла:

— Главное в жизни… это любить… любить всем сердцем моя девочка… любить вопреки расстояниям и времени… любить всегда. Помни, моя Иви, моя любимая Иви… чтобы не случилось, у тебя в жизни, если все будет против тебя, и не будет видно луча надежды сквозь беспросветную тьму… помни! что я всегда буду с тобой, даже если меня не будет рядом.

Иви крепко обняла маму, как могла, и произнесла:

— Я люблю тебя мама… очень люблю шиту!

Ослепительная вспышка в сознании и мрак дрогнул. Пустота начала отступать, покидая тело Иви. Ее уже отвязали от каменного стола, и голова Иви покоилась на руке Тристана. Изо рта шла кровь, но она повторяла «Мама… мама». Каждый вздох обрывался и сотрясал обессиленное тело.

Когда последняя частица мрака вернулась в свое логово – врата схлопнулись, разрушив алтарь и уничтожив артефакт. Тристан зажимал рану рукой и кричал:

— Иви! Иви, вернись! не умирай!

— Мама, мама, — повторяла Иви на последнем вздохе, сжимая ленточку в ослабевшей лапке, которую вложил ей в руку Тристан. — Я люблю и помню шиту.

   

читателей   1076   сегодня 1
1076 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,20 из 5)
Загрузка...