Поездочка

 

Нечасто приходится встречать рассвет. Сквозь щель в закрытых шторах наблюдать за пробуждением города и островков наполненной возрождением весенней природы. Рассеивается темнота, трансформируясь из однообразной серости в яркую зелень, отражение солнечного света и радости. Первый рассвет в осознанной жизни. Рассвет новой жизни.

Сегодня решится все.

Представитель владельца интересующей меня недвижимости умудрился назначить встречу на первую половину … не дня. Утра. Шесть часов. Решительная попытка оттолкнуть предполагаемо ленивую и любящую поспать девушку, удержать от подписания окончательного договора и спровоцировать новый виток переговоров. Чем дольше тянется процедура размышлений, тем больше зарплата. Элементарно. Ну уж нет, пусть не рассчитывает. Замок будет моим. Двухгодичные переговоры завершатся только в мою пользу. Сегодня. Аргументов «против» не осталось.

Ровно с пятым ударом тяжелых напольных часов я открыла дверь в знакомый кабинет, приевшийся за пятьсот визитов. Шестой удар раздался за спиной, когда садилась в неудобное кресло. Напротив меня – Федор Михайлович Красников, модель внешности идеального человека. Представитель владельца желаемой для меня собственности, а также известной фирмы одежды. Удачно совмещает деловую часть жизни и светскую. Раздвоение не мешает ему преуспевать в двух направлениях.

Федор Михайлович по привычке неодобрительно взглянул на мой внешний облик и не замедлил приступить к делу. Вопреки обыкновению, на его столе кипы документов не очень удачно изображала единственная черная папка.

-Сегодня последняя встреча, — произнес. – Возможность завершить переговоры сделкой, выгодной обеим сторонам. Прежде всего, я хотел бы задать вопрос.

-Надеюсь ответить максимально честно.

-Покупка непригодного для проживания замка связана с его прежним хозяином? Договор купли-продажи практически заключен, потому вы можете не оглядываться на условности.

-Напоследок вас потянуло на откровенность?

-Если говорить упрощенно – да. Сгораю от желания связать покупку с вампирами.

-Что ж, ваша удача. Связывайте, без условий и сомнений.

-Из-за Влада?

-В том числе. Как же можно было пройти мимо увлекающей поколения истории? Темные силы, кровь, неизменная опасность. Притягательная смесь, не находите?

-Романтические фантазии заслуживают ли глобальных финансовых затрат? Ведь сам по себе замок – каменная рухлядь без возможности полного восстановления. Частичное также весьма сомнительно.

-Слышал бы вас сейчас владелец, который рассчитывает продать мне эту-самую рухлядь за внушительную сумму.

Красников изобразил обеспокоенность.

-Ведь мои слова не станут причиной отмены подписания договора?

-Нет. Я готова поставить подпись. Если мне, наконец, покажут документ.

Он придвинул черную папку к себе.

-Терпение. Осталось выяснить некоторые обстоятельства. Может быть, вы собираетесь снести замок и воспользоваться стоимостью земли?

-Вам прекрасно известно, что я не собираюсь ничего разрушать.

-Знаю. Не могу понять только: к чему вам замок?

-Нужен. Какая вам разница? Деньги плачу, уступаю на переговорах, выполняю условия. Что еще?

-Прошу простить меня. Я задаю вопрос больше из собственного любопытства, нежели деловой, рабочей необходимости. Два года не могу до конца понять.

-Чем сто раз спрашивать и ломать голову попусту, — проще увидеть.

-Я могу сопровождать вас?

-Если перестанете испытывать мою выдержку и отдадите договор. Владелец подписал еще вчера, я знаю.

-Обещаете?

-Могу точно пообещать, что загрызу в случае промедления.

Больше оттягивать нельзя. Будто бы с сожалением, Федор Михайлович передал в мои руки заветную папку.

 

Шесть часов спустя были улажены все формальности. Растянувшийся на годы процесс купли-продажи завершился победой. Я еду обозревать собственность.

Красников раскрыл планшетный компьютер и погрузился в изучение маршрутов. Движущаяся за окном панорама занимала его крайне мало. Я не собиралась мешать ему, предпочитая тишину любому виду помех. Лучше в окно смотреть, чем тратить время на препирательства. Если повезет, — то весь путь возмущенному «представителю» и попутчику удастся сохранить молчание.

Ну конечно…

Оторвавшись спустя двадцать минут от устройства, Красников заговорил, изо всех сил удерживаясь в рамках вежливости.

-По сведениям из Сети, существует несколько способов добраться к замку Дракулы (он же Бран). Путешествие самолетом, поездами, автобусами и личным транспортом. Возьмем для примера один из них. Самолет «Москва – Бухарест», далее поездом до Брашова. От румынского города Брашова довольно часто курсирует автобус прямиком к обители вампирьего предводителя. Вам известно, что замок никогда не был собственностью Цепеша?

-Известно, — произношу параллельно наблюдению за мелькающими деревьями за окном.

-Тем более. Полет на самолете занимает три часа, а мы едем на поезде. До Бухареста? Только этот первый отрезок пути равен практически сорока часам. Двое суток на поезде. В данной ситуации вы планируете встречу со смотрителями на десять часов сегодня. Невозможно переместиться в пункт назначения к назначенному времени.

-Что вас не устраивает?

-Заблуждение, в которое лично вы ввели меня, бывшего собственника замка и его смотрителей. Пожилые люди будут ждать. Зря.

-Дождутся.

Вам известен способ разогнать поезд?

-Может быть. Зависит от поезда.

-Двое суток в десять часов следующий по расписанию не сделает.

-Локомотив и два вагона по расписанию не ходят.

-Откуда взялся этот поезд?

-Совпадение?

-Я не верю в совпадение!

Пожимаю плечами.

-Это вы!

-Что – я?

-Поезд заказан вами. Наверняка, идет в нарушение расписания.

Договорить Федору Михайловичу не было суждено. В купе заглянула проводница. Скользнула подернутым дымкой взглядом алых глаз по мужчине, заметно облизнулась. С удовольствием понаблюдав за дергаными движениями Федора, опустила вырез блузки ниже. Краска вернулась на щеки, Красников не мог не обратить внимание на грудь пятого размера.

-Приветствую вас, — грудным голосом завораживала девушка. Рыжеволосая бестия перемежала слова с непременным придыханием. – Надеюсь, поездка удовлетворит все ваши желания. Я лично готова приложить огромные, — сладострастный вздох, — усилия. Все, что пожелаете.

Блеск глаз Федора осветил бы темноту, жаль, днем едем. Он смотрел на проводницу, забывая о необходимости дышать. Спохватившись, закашлялся и покраснел еще больше.

-Лилиана, — являю предостережение.

Бестия с неохотой переключилась на меня. Чуть помедлив, бросила стыдливо:

-Простите. Конечно же, мои усилия будут предоставлены всем пассажирам. Главное – это комфорт клиента. Заповедь нашей транспортной компании.

-«Суккубу и партнеры», — позволяю себе усмешку. – Компания по завлечению мужчин и соблазнению.

Красивое личико затянуло тучами обиды.

-Леди, не следует… Неужели нельзя обойтись…

-Без обмана.

Федор переводил наполненный недоумением взгляд с одной на другую.

-Что происходит? Я не понимаю, о чем вы говорите.

-Леди…

-Поздно. Знакомьтесь, Федор Михайлович. Лилиана, славная представительница династии работников железной дороги. Бессменная проводница особого поезда на протяжении вот уже пятидесяти лет.

-Невозможно! Вы несете чушь, ей едва девятнадцать!

-Внешность обманчива. Лилиана – суккуб, не подвластный времени.

 

Проводница сокрушенно покачала головой после того, как мы подняли с пола бесчувственное тело и уложили на полку.

-Напрасно вы, леди, так разом огорошили парня. Современные мужчины настолько некрепкие, что падают в обморок от любого известия. Кто ж знал, что в мире еще остались дикие смертные.

-Отдельно взятый смертный сознательно держится подальше от всего необычного. Не то опасается, не то боится.

-Втянуться боится, очароваться и не захотеть искать дорогу домой.

-Хватит, Лилиана. Если хочешь – забирай, но только после окончания поездки. Концентрация сверхъестественной энергии и так чрезмерна. Взлетит на воздух.

-Повинуюсь, леди.

-Иди!

Хитро сощурившись, Лилиана наградила бесчувственного легким воздушным поцелуем, прежде чем умчаться прочь.

 

Очнулся Красников через два часа. С удивлением огляделся по сторонам.

-А где… Я не понимаю.

-Лилиана занимается служебными делами.

-Что было со мной?

-Столкновение «лоб в лоб» с «одаренными». Первой ласточкой стала суккуба.

Федор закрыл глаза, отгородился руками.

-Я сплю. Нахожусь во власти Морфея, а когда проснусь – ничего не будет. Суккубов не бывает.

-По прошествии семи лет со дня Объединения «одаренные» становятся обыденностью.

-Мне все равно. Я не намерен путешествовать и оставаться в одном поезде с нечистью. Либо я, либо проводница.

-Что вы предлагаете?

-Избавьтесь от нее!

Я встала на ноги и подошла к двери купе. Распахнула ее настежь и обернулась к попутчику.

-Более не задерживаю.

Красников не двинулся с места. Всего лишь развернулся корпусом к выходу. Напустив на себя высокомерную гримасу, мужчина вопросил:

-Своим поступком вы показываете истинное отношение к людям. Вам животное, чудовище дороже меня. Когда поезд останавливается?

-Вы проспали остановку.

-Когда будет следующая?

-В пункте назначения. Промежуточная – через Серые Камни. Можно договориться о замедлении.

-Нет! Сговорились, что ли? Хорошо. Почему вы сделали выбор а пользу суккубы?

-Поезд больше принадлежит ей, чем мне. Элементарное право выбора находится не в моих руках.

-Час от часу не легче. Кто еще имеет обыкновение путешествовать на сем великолепном транспортном средстве?

Словно в ответ на вопрос проем купе загородил мужчина внушительных габаритов и откровенно звериной наружности. Лицо грубее камня, заросшее по самые глаза черной бородищей. Острые очи буравят все, к чему (или кому) обращается взор их. Заключенное в свободный костюм тело, лопаты-руки. В руках – поднос с обедом на двоих.

-Вы пожелали трапезничать в купе, избегая вагона-ресторана, — пророкотал, устанавливая свою ношу на столе.

Федор Красников с ногами забрался на свою полку, старательно упаковался в дальний угол и застыл, неотрывно преследуя глазами незнакомого гостя.

Медведеобразный визитер заметил страх и поспешил уйти.

-Я приду за посудой, — буркнул сконфуженно.

-Спасибо Миша.

Дождавшись ухода, Федор рывком вскочил и подбежал к двери. Крепко закрыл, несколько раз проверив. Только после второй проверки вернулся в сидячее положение и решился заговорить.

-Что происходит?! Оборотень – тоже владелец поезда?! От него нельзя избавится?

-А зачем? Разве Михаил кому-то мешает?

-Мне мешает! Я не могу…

-Находиться в одном помещении с чудовищем. Знаю.

-Я имею право на собственное мнение. И свою точку зрения на объединение с нечистью.

-Предельно ясно. Удивляет другое. Какого… я должна подстраиваться под ваши бредни?

-А вам инкубы на улицах нравятся? Похищающие людей вампиры и кусающие – оборотни? Лично вы готовы рано или поздно стать жертвой томимого жаждой монстра? Или отдать на растерзание близких. Детей.

-Мои близкие в лучшем из миров, а детей нет. Что касается меня, перспектива стать частью меню не угрожает.

-Беспечность – вот причина катастроф. А вот я не хочу сближаться! Разве не могу избегать встреч?

-Не раньше прибытия на место назначения, — честно отвечаю.

-Что это значит? В поезде находится еще кто-то? Из ваших «одаренных».

-Именно.

-Кто? Машинист? Помощник? Начальник поезда?

-И пассажиры, которые сели на остановке.

Федор вцепился в волосы, сильно дернул.

-За что мне такое… Я жалею о собственном любопытстве, — лучше б дома сидел.

-Поздно спохватились. Замкнутое пространство и непрерывное движение ограничивает свободу действий. Время работает на вас, неумолимо сокращая расстояние до Брана.

 

В молчании, полном затаенной обиды, прошло сорок минут. Федор едва притронулся к еде, злобно наблюдая за проявлением моего аппетита. Краткий визит Михаила прошел в напряженном ожидании ухода, потенциальная жертва дрожала от страха. Через минуту после едва расслабившийся смертный решил посетить «место общего пользования». Сделал шаг к двери, и тут же вскочил на полку и заорал во весь голос.

Открывшаяся дверь пропустила натурального монстра. Взъерошенный, одежда в беспорядке, зубы торчат. Желто-красные фонари вместо глаз плотоядно шарят внутри купе. Незваный гость понял, что иметь дело с Федором бесполезно, потому обратился ко мне.

-Леди, помогите нам! Прошу вас!

-В чем дело?

-Моя невеста умирает!

Формально предупредив отлучившегося в глубь сознания Красникова, я пошла за страждущими. Распознать в чудовище обычного вампира на грани отчаяния не составило труда.

Случай привел меня в купе через один от нашего. Небольшое помещение занято двумя мужчинами и женщиной. Представительница слабого и прекрасного пола лежала на расстеленной нижней полке, возле нее дежурил молодой вампир. Его старший собрат разложил на столе травы в мешочках и что-то смешивал, то и дело сверяясь с растрепанным пергаментом. Рядом с травами, на краю стола, мирно притаились ужасающего вида инструменты, не иначе как альтернатива снадобьям, если не помогут.

Молодой вскочил при нашем появлении.

-Она не перестает бредить! Только сейчас замолчала, будто почувствовала что-то. Ой! – парень заметил мое присутствие. – А кто это, Рамзес?

-Добрая душа, которая при виде меня не сбежала с криком.

-Нас все боятся, — сообщил доверительно юнец, протягивая руку для пожатия. Старший не успел помешать, а я не отказалась.

-Простите, леди. Юлиус не усвоил элементарные правила этикета.

-А я что? – Задрал тот голову. – Я ничего…

-Дама первая должна подать руку. В противном случае она не желает прикосновений.

-Извините меня, леди, — потупился.

-Ничего страшного. Возможно, нам следует познакомиться и вам разъяснить мне суть проблемы.

-Конечно… Мое имя – Рамзес. Это мой брат Север и племянник — Юлиус. Мы едем в гости к родственникам.

-Ближе к делу.

-Розалинда – моя невеста. Ее напоили отравленной кровью.

-Когда?

-Сегодня утром. Прошло четыре часа, состояние ужасное.

-Организм практически не принимает мои снадобья, — вставил Север. – Я испробовал все сочетания и комбинации.

-Нужна сыворотка.

-Из чего?!

Север оказался кладезью информации, его походный чемоданчик содержал в недрах абсолютно все. За пятнадцать минут я составила весьма сложный для понимания и приготовления рецепт и воспроизвела его в небольшую емкость. Процеженную жидкость надлежало выпить до дна.

Больная принялась выть, совершенно по-волчьи и очень пронзительно. С каждой секундой громкость его увеличивалась. Женщина лежала неподвижно, лишь голосов выдавая страдание.

Рамзес поднес склянку с лекарством к губам невесты, когда услышал «краем уха» шум распахнувшейся настежь двери. Снадобье было выбито из его рук, а перед глазами замаячило искаженное праведным гневом лицо.

-Не смейте вредить девушке! Я не позволю вам мучить ее! А-ну, отошел!

-Вы в своем уме?

Молодой вампир оттолкнул Федора, тот впечатался с размаху в стену. Стоны больной усилились, достигая ультразвука.

-Леди, что делать?!

-Мешать заново.

-Розалинде плохо!

-Подожди, Юлиус. Леди… мы можем не успеть?

-Ладно, хватит.

Федор яростно сопротивлялся насильственному донорству, однако его сил не хватило для противостояния трем вампирам и скромной мне. Ему пришлось пожертвовать несколько миллилитров живительной влаги из вен. Кровь смертного в сочетании с единственной щепоткой сушеной травы, оказывается, легко излечивает отравление у вампиров.

 

Красников баюкал заклеенную пластырем руку, с ненавистью поглядывая на меня.

-Это насилие. Я был категорически против. Вы должны были…

-Оставить девушку погибать из-за вашей глупой импульсивности.

-Ну я же не знал всех обстоятельств. Можно было объяснить.

-Увы, времени не было. Радуйтесь, Федор Михайлович. Широкий жест обеспечил вам сохранность жизни.

-Все равно.

-С чего вы так боитесь «одаренных»? Несчастная любовь? Предательство?

-Ненависть. Последняя из рода Дракулы в одну ночь уничтожила мою семью.

 

Бран. Замок неумолимо пробуждался, словно приветствуя хозяина. На глазах удивленного Федора исчезали трещины, сколы, следы разрушения временем и капризами природы. Будто не было сотен лет. Замок оживал от прикосновения, поверяя мне свои тайны.

Я обернулась к Федору.

-Ты сам – продавец. Вот почему я никогда не видела владельца.

-Увы. Я рад избавится от бремени неприятных воспоминаний и источника проклятья.

-Откровенность за откровенность. Наследница Дракулы не могла истребить твою семью.

-Я был свидетелем и все видел!

-Тем не менее.

-Почему?

-А видел ли ты меня?

-Нет.

-Вот видишь. А последняя Дракула перед тобой.

 

Федор Михайлович Красников стоял на обочине дороги. Девушка давно скрылась в замке, а он не мог сдвинуться с места. Дракула. Последняя из рода. Вампирша ли? Смертная? Слишком много вопросов и ни одного шанса получить ответ. Федор знал, что не сможет теперь переступить порог бывшей собственности.

Погрузив руку в карман пиджака, он нашел лист бумаги. Раскрыл, чтобы прочесть написанное смутно знакомым почерком.

«В поезде не было смертных. Подумай.»

Спустя десять минут Красников решился. Шаг за шагом приближался он к цитадели сокровенных тайн и загадок. Ведь за время его размышлений, — казалось бы, столь малый отрезок, — «рухлядь» преобразилась в новостройку.

Замок Дракулы отныне полностью соответствовал названию.

   

читателей   890   сегодня 1
890 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...