Одна ночная встреча

Звёзды тихо светили в безлунной ночи. Как назло, луну, висевшую в почти безоблачном небе, закрыла собой небольшая тучка, и окрестные деревья исчезли в непроглядной тьме. Лишь где-то вдалеке лаяли собаки да светил огнями ночной Киев. Это было красивое зрелище – россыпи розовых, синих, зелёных, жёлтых, белых огоньков, мерцавших между деревьями. Ира вздохнула, сидя на здоровенной ветке огромного дуба в парке возле своего дома. Вокруг царила тишина – очень мало прохожих шли через тёмный парк, почти не освещённый яркими фонарями всеобщей электрификации.

Ира любила вот так вот сидеть на дереве. Не то чтобы она не понимала опасности тёмных парков, но здесь она по крайней мере была одна – наедине с деревьями, ветром, тишиной, поодаль от всех. Наедине с собой. Ей нравилось быть одной – хотя бы потому, что далеко не всегда толпа предпочтительнее одиночества. А в некоторых случаях только в тишине можно разобраться кое в чём.

Но в данный момент девочка просто хотела молча посидеть в кроне старого дуба, слушая тишину.

Внезапно что-то привлекло её внимание. Нет, на первый взгляд ничего не изменилось. Всё так же дул ветерок, шелестели листья, лаяли собаки… И стелилась под ногами полнейшая темнота. Что-то изменилось именно в ней. Она казалась темнее, непрогляднее – и в то же время как бы светилась изнутри мягким жемчужным светом. Ира вспомнила море в Крыму: иногда ночью, стоя на берегу, можно бросить горсть камешков в воду – и она начинала играть, переливаться жемчужными искорками. Мерцать, точно там плавали тысячи крохотных искорок. И при этом вода по-прежнему оставалась тёмной, словно чёрное стекло.

То же самое происходило и здесь.

— Это что-то новенькое, — Ира подобрала под себя ноги. Что бы сейчас ни происходило, такое с ней случилось впервые. Ладно вода в море – но когда кажется, что темнота обычного городского парка вдруг начинает светиться сама по себе?

Вокруг тучки, заслонившей луну, собрались ещё несколько летающих собратьев. Тьма словно только того и ждала – она начала подступать к дереву со всех сторон, окружая его чёрной и в то же время мерцающей всё сильнее бахромой крохотных точек, то появлявшихся, то исчезавших.

Вдруг искорки закружились, словно поднятые внезапным резким порывом ветра. Тьма стремительно подлетела к дереву и заколыхалась под ним, словно вода, плещущаяся между невидимыми камнями. Ире в какой-то момент показалось, что она слышит тихий плеск чёрных волн. Сердце забилось сильнее – от ситуации веяло опасностью, она её чувствовала, как кошка чувствует недобрый взгляд – и одновременно… Ира затаила дыхание. Эта тьма, которой она всегда, скажем честно, слегка побаивалась, теперь была… Другой. Не такой, какой она всегда её видела. Что-то изменилось в ней. Что-то неуловимо-неприметное…

— Тишина, — услышала она подозрительно знакомый голос.

— Кто здесь? – сказать, что Ира была удивлена, значит, не сказать ничего. Девочка по праву гордилась острым слухом, но никаких шагов не слышала – а ведь все окрестности были прямо-таки усыпаны опавшими листьями.

Тем временем мерцающие точки взметнулись светящимся плащом, взметнулись — и стремительно разлетелись в стороны, оседая на стволах деревьев. Из темноты вышел обладатель голоса. Растрёпанные волосы вились по ветру. Знакомые серые глаза смотрели, как всегда, с улыбкой и затаёнными глубоко внутри оттенками и полутонами сокрытых там эмоций.

— Сергей? – Ира недоверчиво улыбнулась – А ты что здесь делаешь?

— Гуляю, — последовал лаконичный ответ.

— Гуляешь? Так поздно? – Ира посмотрела на часы – А здесь-то ты как оказался, твой дом ведь через реку!

— Да вот как-то… Загулялся, — мальчик поднял голову — А потом смотрю – ты сидишь. Решил подойти, поздороваться…

— Ну, привет, — Ира никак не могла понять, в чём именно заключается неправильность ситуации. Нет, теоретически Сергей мог забрести даже в другой конец города, да, гулять он любил, просто… Что-то чувствовалось вокруг. Не сказать что нехорошее… Просто – чужое.

— Привет, — согласился Сергей – Ты не против, если я к тебе залезу?

— Э-ээ… Да, конечно!

Уцепившись за ветку, мальчишка одним махом взлетел наверх.

— Красиво. — протянул он, глядя на звёзды.

— Угу, — Ира никак не могла прогнать этот оттенок настороженности. Вроде сидит рядом знакомый уже не первый год человек, хороший друг… И одновременно что-то не то. Чувствовалась какая-то преграда, невидимая стена, раньше не существовавшая. Словно что-то невидимое, но между тем прекрасно ощутимое, витало в темноте между ними.

Вдруг Ире стало очень страшно. Никогда раньше ей не было страшно до того, что колени начинали мелко дрожать. Её пугала эта темнота, которая не темнота, эти крохотные летающие звёздочки, вдруг показавшимися жуткими на тёмных безжизненный стволах. Прохладный ветерок вдруг обратился холодным вихрем, звёзды на небе, такие мягкие и милые, в одночасье стали колючими и острыми. Вокруг облаков, за которыми скрылась луна, возникла светящаяся и переливающаяся аура, словно луна хотела во что бы то ни стало прорваться сквозь заслон из облаков – и Ира вдруг до жути испугалась того, что ей это удастся. Прямо сейчас. Она выглянет – и случится что-то ужасное. Что-то, о чём страшно даже подумать.

Впервые в жизни она обрадовалась тому, что находится в темноте.

— Да, — Сергей поднял голову к облакам – Ты тоже это чувствуешь, да?

— Что это? Что происходит? – Ира обхватила руками колени.

— Сам не знаю, — Сергей пожал плечами – Впервые так.

И вновь – ей показалось, что он что-то недоговаривает. Что-то очень важное, что-то связанное с ним – и с ней. Ей страшно хотелось, чтобы он наконец сказал – но мальчик смотрел на облака и молчал.

— Сергей, — Ира села прямо – Ты ведь не случайно забрёл в этот парк, да?

Она взглянула на часы. Половина десятого.

— Не случайно, — согласился он – Хотел успеть тебя повидать. Видишь луну?

— Нет.

— Смотри, мы в темноте. Я знаю, ты боишься её. Почему же ты так боишься, что луна вот-вот покажется из-за облаков?

— Не знаю…

Сергей усмехнулся.

— Когда нужна темнота, чтобы увидеть то, что ты ищешь, — он взглянул на Иру – Свет не так уж необходим.

Казалось, облака сдвинулись, приоткрывая луну. Ире показалось, что она увидела промелькнувшую на лице друга тень – мимолетную, не то чтобы он чего-то боялся… Просто хотел что-то успеть.

— Знаешь, а я сегодня экзамен по английскому сдала, — вдруг похвасталась Ира.

В глазах Сергея мелькнул огонёк.

— На сколько?

— Пять!

— Молодец! Я верил в тебя. Сложно было?

— Да нет, там такие задания были…

Ира рассказывала про экзамен, преподавателей, билеты, одноклассников, и Сергей слушал, не перебивая. Затем они сошли с темы экзаменов, заговорили о звёздах, о друзьях, о вездесущих проблемах, о политике, отношениях, увлечениях… Казалось, всё больше Сергей увлекается разговором – и стихает холод, медленно отступает темнота, звёзды снова становятся собой…

— Да, а вот я недавно смотрела показ мод, там у них такие кошмарные причёски! – Ира хмыкнула – Жуть. Химическая завивка…

— Ну, о тебе такого не скажешь, — улыбнулся Сергей, глядя на волосы подруги – Я уверен, окажись ты там — ты бы всех их победила!

Он протянул палец, собираясь дотронуться до гладкого и мягкого, словно шёлк, локона…

И остановился. Палец замер в считанных сантиметрах от волос. Казалось, Сергей что-то слышит – его лицо напряглось, а в глазах мелькнуло то самое странное выражение. Он отдёрнул руку и встал. Крохотные летающие точки вихрем взвились вокруг него.

Где-то внизу кто-то тихо зарычал. У Иры волосы на голове встали дыбом от этого рыка.

— Что ж, — Сергей кивнул с некоторым сожалением – Мне пора.

— А, — Ира покосилась в темноту.

— Нет, не бойся, — мальчик взъерошил себе волосы – движение, всегда выдававшее в нём смятение – Это… Пёс. Мой пёс. Заждался, наверное.

Он бросил быстрый взгляд на луну, ореол которой становился с каждой секундой всё ярче. Облака рассеивались.

— Мне пора, — повторил он, улыбнувшись Ире – Давай, готовься к следующему экзамену!

— Что же ты, даже к нам в гости не зайдёшь? – удивилась Ира, тоже вставая – Мама бы обрадовалась…

— Нет, — мальчик бросил быстрый взгляд на луну – Я… Хотел бы сказать…

Ира насторожилась.

— Что?

Сергей открыл рот – и словно что-то сдерживало его. Он вздохнул, отворачиваясь к темноте. Летающие точки завихрились, словно их обуяла тревога. Ореол луны светил всё сильнее – облака рассеивались. По парку пролегли пока ещё короткие лунные дорожки.

— Я…

Тихий рык снизу. Сергей весь напрягся, словно пытался побороть возникшую из ниоткуда преграду. Точки завертелись в стремительном хороводе, срываясь с деревьев, вихрем мечась вокруг Сергея.

— Я… Хотел сказать, — Сергей взглянул на Иру – Ира, ты…

Он запнулся — и в этот момент луна прорвала облака. Стремительным движением мальчик оттолкнулся от ветки и спрыгнул в темноту за мгновение до того, как ветку залило лунным сиянием. Ира моргнула, оглядываясь. Тьма исчезла, сменившись обычной темнотой, слегка пугающей, но не более. Мерцающие точки исчезли, растворившись в лунном свете. Парк снова стал самим собой – самым обычным парком, похожим на тысячи других киевских парков. Ира прислушалась – и ничего не услышала. Ни шагов, ни шелеста листьев. Заглянув под дерево, она не увидела ни мальчика, ни ждавшего его пса.

— Странно всё это, — пожала она плечами, спускаясь с дерева – Даже в гости не зашёл. И что он хотел всем этим сказать?

 

 

— Что-то ты сегодня рано, — улыбнулась мама, сидя на диване и читая книгу.

— Разве? – Ире казалось, что за время их беседы прошло около часа и она, наоборот, опоздала к ужину. Быстрый взгляд на часы – и она остановилась, держа кроссовок в одной руке. Вновь её охватило то самое чувство неправильности происходящего.

Часы показывали половину десятого.

— Странно, — Ира хотела рассказать маме, как она только что встретила Сергея – но в этот момент зазвонил телефон.

— Извини, сейчас, — мама подняла трубку – Алло? Да… Ч.. Что случилось?

Ира с удивлением следила за лицом мамы. Оно вдруг как-то побледнело и застыло. Не говоря ни слова, мама ушла в свою комнату и закрыла дверь. Ира пожала плечами и пошла в ванную мыть руки. Отчего-то вдруг на душе стало как-то странно, неощутимо тревожно. Словно она ещё не знала, но уже понимала, что случилось что-то. Что-то непоправимое и от этого ужасное.

Затем она пошла на кухню и поставила чай. Ощущение не пропадало. Наоборот, оно росло и крепло. Ира как раз подносила ко рту конфету, когда дверь комнаты открылась.

Конфета с тихим стуком упала на пол.

— Мама? – Ира вскочила из-за стола – Мама! Что с тобой?

Мама подняла глаза. В них жемчужинами переливались слёзы.

— С… — Она вздохнула, пытаясь успокоиться – С-сергей… Он…

читателей   847   сегодня 1
847 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 6. Оценка: 3,33 из 5)
Загрузка...