Магия в современной войне

За окном что- то взорвалось. Стекла звякнули, но спящую на кровати девушку это не побеспокоило. Она уже давно натянула одеяло на голову, открыв длинные загорелые ножки. Очередной взрыв был ближе и гораздо громче. По стене дома застучали осколки, комната резко накренилась. Девушка съехала с кровати на пол, и, не снимая одеяло с головы, сонным голосом закричала:

— Держать горизонт!

Комната послушно выровнялась. Девушка хотела снова завалиться в кровать, однако новый взрыв отбивает охоту спать. Она сбросила одеяло с головы и блаженно потянулась, и вдруг ее рука натолкнулась на странную прядь волос. Особо красивой девушку не назовешь. У нее слишком крупный и немного крючковатый нос, пронзительные черные глаза под чересчур густыми бровями, выпуклые скулы и тяжелый подбородок. Но недостатки лица полностью компенсируются идеальной фигурой, высокой, не крупной, красивой формы грудью, и длинной шеей. А вот с волосами у девушки что- то совсем не так. Седые, редкие, свалявшиеся пряди могут принадлежать только древней старухе. Девушка взвизгнула, но не от испуга, а от злости. Ее голос прозвучал тихо и зловеще:

— Василий, какого черта здесь происходит? Почему у меня не закончилось преобразование? – с учетом того, что в комнате никого нет, кроме огромного черного кота, эта фраза была адресована именно ему. И действительно, кот, лениво отвечает:

— Вы изволили проснуться за два часа до окончания преобразования, Ядвига Соломоновна. Я бы рекомендовал остричь эту седую паклю, и пока не отрастут нормальные волосы, походить в парике. Кстати, вы своим черепом пошли в папочку, так что вам и без парика будет неплохо!

— Твое мнение о моей прическе я не спрашивала! Почему я слышу взрывы? Какого хрена что- то взрывается так близко от моего дома? Я же, вроде, поставила защиту?

— А еще вы установили режим экономии маны, при снижении остатка ниже четверти последней емкости, — лениво зевнул кот,

— Система в режиме экономии маны не тянет одновременного преобразования и работы полной защиты. Как итог – вы прервали преобразование и не смогли уберечь избу от повреждений. Кстати, сейчас расход маны слишком высокий. Похоже, в механизме перемещения застрял осколок… — кот не успел договорить. В него полетел тапок. Кот небрежно сдвинулся в сторону, пропустив летящий предмет в сантиметре от себя:

— Я рад, Ядвига Соломоновна, что вы в хорошей физической форме, поэтому пора заняться избой. Прическа может подождать. И, пожалуйста, отмените приказ об экономии маны, иначе следующим снарядом нас просто размажет в лепешку, и это будет… — кот ощетинился. У него слух тоньше, чем у девушки, и свист очередного снаряда он услышал раньше нее. Сложное движение правой руки девушки, и свист, перешедший в вой, снова медленно превращается в свист и быстро затихает. Где- то далеко звучит взрыв.

— Василий, какого хрена по нам стреляют? – девушка не теряет времени даром. Рядом с кроватью лежат две аккуратные стопки вещей. Одна стопка – старое платье и застиранные кальсоны, которые могут принадлежать только старухе. Вторая – трусики, футболка, джинсы, курточка и кеды, которые ей как раз впору. И разговаривая с котом, девушка очень быстро одевается. Кот лениво трусит к комоду, на котором лежат перчатки из грубой кожи. Он брезгливо берет их в пасть, и тащит к девушке, говоря сквозь зубы:

— Ядвига Соломоновна, это будет не лишним!

— Спасибо, но ты так и не ответил! Кто по нам стреляет? – она бежит к дверям, кот успевает вскочить ей на плечо, и она, открыв дверь, не раздумывая, спрыгивает с трехметровой высоты на землю. Кот не только удержался на ее плече, но еще и успел развернуться и оценить обстановку:

— Левая нога, на полметра ниже колена. Как раз напротив вашего лица.

Ядвига быстро разворачивается. У избы, из которой она выпрыгнула, прямо из фундамента торчат две огромные куриные лапы. Как раз такого размера, чтобы удержать на весу домик размером пять на пять метров. И в левой лапе, там, где сказал кот, торчит крупный металлический осколок. Девушка хватается за него обоими руками, и медленно раскачивая, вытаскивает. Из поврежденного место лапы начинает течь вязкая жидкость черного цвета, которая почти сразу застывает.

Девушка облегченно вздыхает:

— Кажется, все! Исходное положение!

Избушка медленно опускается, пряча под фундаментом куриные ноги. Девушка с котом на плече снова заходит в комнату.

— За исключением мелочей! – язвительно замечает кот, — Было бы неплохо чего- то пожрать! Мисочка молока за двое суток преобразования, это, конечно, неплохо. Разгрузочные дни, понимаю. Мозги совершенно не работают, когда в животе урчит!

— Мышей нужно ловить!

— Ага, только при включенной защите их нужно искать за полкилометра от избы! А кто мне приказал отслеживать ситуацию во время преобразования?

— Врешь, мохнатый! Я наоборот, приказала тебе держаться подальше от интернета! Совсем торчком зависимым стал!

— А кто говорил об интернете? Что я там не видел? Русские говорят, что бомбят украинцы, украинцы говорят, что бомбят русские. А на всех снарядах клеймо: «Сделано в СССР». Вот и пойми, кто правду говорит, кто врет…

— А ты что думаешь? – нетерпеливо перебивает девушка.

— Рыбки бы мне. Или курочки. Если уже совсем все плохо, то хотя бы овсянки на молочке с сырым яичком. Жрать хочу – сил нет. Кстати, пока бы я поел, могла бы башку привести в порядок, а то смотреть тошно. Война войной, а приличной девушке, лучше быть лысой, чем с такой паклей на голове. Если мне не изменяет зрение, то преобразование волос остановилось на уровне сантиметра от черепа. Если аккуратно подстричь, будет очень даже симпатично!

— Да? – девушка бросается к зеркалу, раздвигает седые волосы и внимательно всматривается в корни,

— Похоже ты прав! Где машинка для стрижки?

— Не помню. Совсем от голода память отшибло!

— Сволочь, вымогатель мохнатый! На, жри! – Ядвига высыпает на тарелку кусочки жареной рыбы. Кот спрыгивает с плеча на комод, а оттуда – на пол, успевая на лету дернуть ручку третьего ящика. Тот плавно открывается, и в нем видно машинку для стрижки волос.

В течение пяти минут слышно только жужжание машинки и смачное чавканье кота. Потом резко стихает и то и другое. Кот с сожалением осматривает пустую миску, потом совершенно равнодушно – гладко остриженную голову хозяйки. Она с угрозой спрашивает:

— Ну?

— Просто блеск! Если бы я не был котом, уже б влюбился! Хватит сопли разматывать, у нас маны на десять часов, не больше! А потом нас в порошок сотрут!

— Кто? Ты мне только скажи, кто по нам стреляет? Я его сама…

— Их трое. Вы можете вывернуть их наизнанку, потратив всю оставшуюся ману. Вашему папе было бы стыдно за свою дочь. А потом к минометам, а по нам стреляют именно из минометов, подойдут трое новых солдат, и нам хана.

— Это русские или украинцы?

— А хрен его знает. Коты – дальтоники. Повязку на рукаве – вижу, а цвета на ней для меня серые. Что у украинцев, что у русских. А говорят они матерно, и те и другие. Да и какая нам разница, чья мина нас прихлопнет?

— Есть предложения? Ты же, вроде, нажрался?

— Илья на Шамбале прохлаждается. Если его растревожить, маны будет навалом!

— Илью? Этого тупого злобного качка? Есть другие предложения? Илья решит, что война – это моя работа, и первым делом свернет мне шею!

— Фу, Ядвига! Думайте шире, и маны будет больше. Мы же не собираемся сидеть под защитным куполом, и ждать, пока вокруг нас спалят лес? Вокруг масса людей, которые кипят страстями, только нам от этого ни холодно, ни жарко, потому что мы к этим эмоциям не имеем отношения. А вот если бы они брызгали слюнями от ваших пакостей, Ядвига…

— Соломоновна! — требовательно вставляет девушка.

— Я все сказал! Будешь тупить — буду называть Ягой, как делал это последние сорок лет! Сделай так! – кот становится на задние лапки, передние прижимает к груди. В его зеленых глазах появляются слезы,

— Илья, у нас совсем плохо! Люди гибнут тысячами! Только ты можешь нам помочь, иначе нам всем хана! – с последним словом большая слезинка вытекает из левого глаза кота и впитывается в шерсть,

— Сам подумай, если бы это была моя работа, разве бы я к тебе обратилась, — вторая слезинка повисает на уголке правого глаза,

— Спаси нас Илья, на тебя вся надежда! – глаза кота стали такими печальными, что в них нельзя смотреть без жалости. В углу левого глаза набухает третья слезинка.

— Сука, — восторженно вопит девушка,

— Где ты такому научился?

— Я был любимым котом вашего папы, еще до того, как вашу маму ему привезли во дворец. Это к тому, почему я такой умный. А делать дурные глаза и пускать слезу – это из Интернета.

— И чем поможет Илья против минометов?

— А также против танков, систем залпового огня и самолетов? Ничем. Он может привести из Шамбалы небесный металл. Можно, конечно, воспользоваться ртутью, но оно вам надо? Это нужно думать, где взять, и главное за какие бабки. У нас ведь не только мана заканчивается, у нас и с деньгами не густо, — кот замечает, что хозяйка подняла тапок и резко меняет тему,

— Кроме того, от ртути плохо растут волосы и нездоровый цвет лица… — кот снова уклоняется от летящего тапка,

— Слышь, Яга, если Илью буду просить я, то у нас не будет ни единого шанса. А если ты, то все зависит от тебя. Сфальшивишь – он тебя пошлет куда подальше!

— Ядвига Соломоновна!

— Соломоновной будешь тогда, когда у тебя будет минимум три полные емкости с маной. А пока у тебя в одной на донышке осталось. Если бросать в меня тапками – все, на что ты способна…

— Илья, у нас все плохо, — Ядвига мгновенно преобразилась. В ней нет наигранной жалобности кота. Просто бесконечная усталость и безысходность человека, который сделал все, что от него зависело, и от него уже ничего не зависит,

— Идет война, и нет плохих и хороших. Просто одни люди убивают других. Я хочу помочь, но для этого мне нужен небесный металл.

— На хрен он тебе нужен, ведьма? – над стоящим на полу блюдцем появляется голографическое изображение здоровенного бородатого мужика в холщовых штанах и косоворотке,

— Ты, гляжу, имидж сменила! Думаешь, западу на тебя, молоденькую? Накось, выкуси! – Илья сворачивает кукиш,

— Видел, как кот с тобой курс театрального искусства проводил! Я бы вас обоих на костре спалил, воздух чище бы стал!

— Тебе хорошо там, в Шамбале? – без злости устало говорит Ядвига,

— Нет взрывов, свиста пуль, крови и смерти! А здесь все это есть! Сможешь сам справиться с этим? С танками, с системами Град и Смерч, которые стреляют из- за горизонта. Со штурмовиками Су- 25, которые бомбят сверху. Тогда валяй, приезжай сюда. Думаю, тебя хватит только на то, чтобы зверски убить беззащитную девушку и ее кота…

— Это ты – и беззащитная? – зло рявкает Илья, потом задумывается, ероша волосы на затылке,

— А что ты сможешь сделать? Небесный металл поможет против танков?

— Сам по себе – нет. А вот если его заговорить…

— На такие гадости я не согласен!

— Илья, заговор – это не обязательно плохое. Можно заговорить чирей, и он пройдет…

— Ты мне лапшу на уши не вешай! Что ты будешь с ним делать?

— Привози – расскажу. Согласишься – сам и используешь, уже заговоренный. А нет – заберешь обратно в Шамбалу. Я его и пальцем не трону! Ты ведь знаешь, он у меня от этого просто отгорит!

— И сколько мне его привозить?

— А сколько дотащишь, лишнего не будет! Хилым ты никогда не был, хотя от безделья…

— Врешь, ведьма! Я не бездельник! Я просто не знаю, чем могу помочь против современного оружия!

— А я знаю! Только без твоей помощи и небесного металла мне не справиться. Понадобиться также участие Левши и Змея. Ты их не любишь, только вариантов у нас нет. Ты подумай, Илья, я тебя не тороплю. Только если будешь думать больше часа, меня накроют Градом, а дальше ты один будешь просто пытаться проломить своей дубовой башкой танковую броню! Или у тебя есть планы отсидеться в Шамбале? – Ядвига щелкает пальцами, и изображение Ильи исчезает.

— Браво, Ядвига Соломоновна! – бархатным голосом мурлычет кот,

— Я бы в жизни не догадался включить проектор, когда я ломал комедию. А вы сделали это, и Илья сейчас в шоке. Думает, что это, сбой техники, или какой- то ваш гадкий план. Даже если через час Илья пошлет вас подальше, у нас будет полная емкость маны. Приход — почти два процента в минуту!

— Хочу видеть этого твердолобого мужика. С таким приходом маны, он должен выть, биться головой о скалу и драть на себе бороду. Изображение без обратной связи! – она сделала жест рукой, но ничего не произошло,

— Хм, похоже, в наших рядах сепаратисты! У кого- то приступ совести? Или мания величия? В 1971 году я объединила просто красивое не сортовое яблоко, уже тогда старое блюдце Будянского фаянсового завода и душу бухгалтера, приговоренного к расстрелу за растрату госимущества в особо крупном размере. Получился неплохой голографический проектор. До сих пор он меня устраивал, хотя Левша давно предлагал его усовершенствовать. И на время своей работы замену давал. Китайский фарфор, конечно не древний, а современный, яблоко польское сортовое и душа какого- то педофила. Качество изображения – на порядок выше. Я бы просто выбросила свою поделку, да вот все никак не соберусь. Что- то есть в том бухгалтере особенное. Только ты не зазнавайся, тварь! Особенно сейчас, когда твои капризы могут стоить нам жизни! Мне нужно знать, что сейчас делает Илья!

Изображение появляется почти мгновенно. Илья сидит на берегу большого озера с удивительно спокойной и темной водой, в которой ничего не отражается. Только необычный блеск поверхности говорит, что это вовсе не вода. Илья обхватил голову руками и сжимает их с такой силой, что череп обычного человека уже б давно лопнул.

— Блин, там его сотни тонн! – мечтательно вдыхает Ядвига,

— А этот качок, в лучшем случае привезет килограмм сто! Красавчик! Как он для меня ману из своей башки давит!

Изображение задрожало, и Ядвига деловито сообщает:

— Только попробуй погасить, мигом старый хлам с гнилым фруктом выкину на помойку, а душу отдам Левше на перевоспитание! А сейчас покажи зону боевых действий, из которой по нам стреляли из миномета! Крупным планом, и сканируй вооружение, — над блюдцем возникает серое размытое изображение с нечеткими контурами. И четкие желтые строки количества оружия. Отдельно автоматы, минометы, БТРы танки и прочее. Ядвига в восторге:

— Я таки не ошиблась с бухгалтером! Что бы мне сейчас педофил показывал! Для такого количества оружия мне все озеро небесного металла понадобиться! Милый, возьми на метров пятьсот, не больше!

На этот раз в серой дымке изображения просматриваются темные пятна танков и БТРов, а желтые цифры стали намного меньше.

— Думаю, с этим сотня кило небесного металла управиться, хотя последнее слово за Левшой! Связь с Левшой двусторонняя!

Над блюдцем появляется изображение высокого сутулого парня в халате, который когда- то был белым. Сейчас грязно- серый застиранный халат украшают пятна всевозможных форм и цветов. Есть также обгорелые дыры и пятна, обугленные кислотой. Левша, не поворачиваясь, нетерпеливо отмахивается:

— Отвали, Яга, я сейчас очень занят!

— Ядвига Соломоновна! Он занят! Заныкался в Днепропетровской области, и думает, что война пройдет мимо тебя?

Левша резко разворачивается. Спереди его лицо и руки выглядят еще страшнее, чем халат. Они все в глубоких шрамах, порезах и ожогах. Только глаза у Левши умные и веселые, а голос – молодой и ироничный:

— Ядвига Соломоновна? Это тебе снова восемнадцать на вид, а на самом деле – тысячи две лет. Дочь самого царя Соломона! А потом, когда тебе на вид будет тридцать, ты будешь просто Ядвигой. Зачем кичиться давно умершим папашей, когда и у тебя за душой что- то есть? А как перевалит тебе за шестьдесят – ты становишься просто Ягой. Старой брюзгой, которую все только раздражает. Мне нравится твоя новая прическа. Сознательный эксперимент, или по техническим причинам? Ладно, можешь не отвечать! Говори, что нужно, я действительно занят.

— У меня скоро будет некоторое количество небесного металла. Нужно рассчитать его минимальное количество для приведения в не рабочее состояние всей техники и оружия на определенной местности. Данные по вооружению тебе уже загружены.

Левша бросает взгляд на цифры и присвистывает:

— Может, заодно рассчитать и расстояние, на котором ты должна держаться от этого количества небесного металла? Девочка, ты – темная, а небесный металл темных не любит!

— Ага, а я такая дура, что стану над ведром и буду колдовать! Для ста кило для меня – не менее двухсот метров, иначе у меня будут ожоги и язвы. Пятиграммовая капля – около метра, при этом мне будет жарковато. С такого расстояния я смогу ее взять под контроль! Больший размер мне не осилить. Ты только посчитай, а потом поможешь мне сделать так, чтобы ни я, ни Змей не пострадали!

Левша все это время быстро набирает на клавиатуре исходные. Через мгновение у него готов результат:

— Как ни странно, но чтобы вся техника умерла, небесного металла нужно не так уж и много. На автомат – только два грамма. Всего то, съесть кончик бойка. Танк – двадцать пять грамм, чтобы запаять отверстия в жиклерах. От этого дизель умрет. Еще сорок грамм, закоротить банки аккумуляторов. От этого умрет электроника. Еще сорок грамм на пушку и пулеметы. Итого, на пятьсот метров противостояния с обеих сторон – сто двадцать кило небесного металла. Где ты возьмешь такое количество?

— Выхожу замуж за Илью. Он мне подарит их на свадьбу!

— Смешно! Он скорее женится на твоем коте! Ты действительно с ним договорилась?

Ядвига кивает.

— Ядвига Соломоновна, как насчет ужина? За последние сто лет я не встречал такой умной девушки. А сто лет назад это тоже были вы!

— Левша, если бы не твои руки, я бы тебе оторвала бы голову. Может, она и умная, но от твоих комплиментов выть хочется! Мне понадобиться эмульгатор и, — она быстро что- то проговаривает про себя,

— Да, быстрее его не скажешь! Заклинание – на две секунды. Если капля металла будет пролетать мимо меня, две секунды – это двадцать метров. А я должна быть на высоте метров десяти. И читать заклинания тридцать часов подряд, каждые две секунды, когда каждая капля, пролетая мимо меня, будет обдавать меня жаром. А потом этот здоровенный дуролом Илья скажет, что он герой, а я – ведьма.

— Ядвига, ты ведь действительно ведьма! Сейчас Илья сидит возле озера небесного металла, и мается дурью, а какая- то героиня тырит у него ману. Это ты его можешь обмануть, а меня не выйдет. Двадцать пять процентов маны, от того, что ты получишь в ближайшие пять дней, и торг не уместен.

— Жадная сволочь! Это плата за дерьмовый эмульгатор?

— Не только. Нужно открыть портал в определенном месте и принять Илью с небесным металлом. Он же не будет переть полтораста кило через границы и блокпосты. Нужно уговорить кого- то таскать металл по килограмму к эмульгатору. Это устройство будет в десяти метрах от тебя, и больше полутора кило металла в нем сделают тебя головешкой. Ты должна заговорить каждую каплю, и они после этого не должны слипнуться вместе. Нужно оттаскивать от места падения заговоренные капли металла. Оттого, что ты им что- то нагрузишь, они не воспылают к тебе любовью. Тот же максимум – полтора кило, иначе у тебя на пятках волдыри будут. Сделать защиту Змею и Илье, чтобы их не подбили, как Су- 25. Да и для Змея находиться к небесному металлу ближе, чем двести метров – чревато последствиями. У него шкура потолще нашей будет, но и он не железный. Это к тому, что все, что ты заговоришь, он в лапах не потащит. Да и ты должна заговорить каждую каплю. Собьешься в заклинании, или прочитаешь его не вовремя — это будет не только впустую потерянный небесный металл. Это будет улика против нас, а я жутко не люблю ходить на допросы. Нужно отсеять те капли, на которых заговор не удался, и вернуть их на второй круг. По ходу дела могут возникнуть и другие проблемы. Думаешь, легко тридцать часов подряд каждые две секунды говорить заклинание? А современная химия…

— Амфетамины жрать не буду! — зло мотает головой Ядвига.

— Будешь! Иначе ни хрена у тебя не выйдет! И языком быстрее будешь шевелить, и не заснешь! Каждый получит свое. Илья – славу героя, он светлый, ему это нужно. Мы с тобой – ману. Я на тебе проверю новый состав… — увидев, что Ядвига снова отрицательно крутит головой, он зло ухмыляется,

— Попробуешь, не умрешь. С одного раза привыкания не будет. А если у меня все получится, то после двадцати часов заговоров, ты меня еще часов на пять в кровать затащишь!

— Извращенец! Импотент! Тебя и на пять минут не хватит, а мне потом пять часов простыню грызть!

— Значит, да? Кстати, сколько у тебя пустых емкостей под ману? Гарантирую, что только с тебя во время заговора две полных будет!

— Не может быть! Чтобы меня так поперло от своих же заклинаний? Или это твоя наркота?

— И она тоже. И еще кое- что, но лучше, если это будет для тебя сюрпризом. Василий, как там приход нашей с Ядвигой маны?

Кот бросает взгляд на Ядвигу и после ее кивка нехотя говорит:

— Плюс процент в минуту, кроме того, что мы имели от Ильи. Думаю, шесть- десять емкостей нам будут не лишними!

— Между нами, девочками, — тихо цедит Ядвига,

— Кащей, ты и раньше был редкостным гадом. А сейчас, когда ты начал заниматься химией и техникой, ты просто мегапоганец! И то, что тебя теперь все называют Левшой, дела не меняет. Память у людей короткая. Твое старое имя забыли, а сейчас ты поганишь новое!

— Злись, Ядвига, злись! Не забыла, четверть твоей маны – моя! Кстати, ты уже подумала, кто небесный металл будет таскать к эмульгатору, а потом оттаскивать заговоренные капли? Таковых должно быть минимум двое, и на меня можешь не рассчитывать! Я темнее тебя, мне вообще за полкилометра от этого нужно быть. У тебя есть на примете двое светлых, которые помогут Яге? Скажем, старцы из скита. На людей можешь не рассчитывать. Они все серые, кто больше, кто меньше. Ребенок светлый до первой истерики, а потом, увы, потихоньку сереет.

— Хрен тебе, а не мана с меня, — Ядвига показывает язык,

— У меня будет не два, а десяток светлых! Если не догадаешься кто, пока не отзовется Илья – дашь мне свой Лендровер на день покататься. Наркодиллер хренов, амфетамин варит, с людей бабки гребет, с меня ману!

— Кто бы говорил! Я еще и твои грибы с коноплей толкаю, и они идут не хуже мета! Получишь авто только с шофером! Не хватало мне угробленной машины! Не боись, мой водила тебя так укатает – сама будешь проситься, чтобы ехал помедленнее. Лендровер ей! А может, твоей метле кожаный салон сделать с климат- контролем…

— Илья на второй линии, — перебивает Василий.

— Сейчас, — отзывается Ядвига,

— Левша, ты еще не придумал, как мне сразу с двумя разговаривать?

— Даже и не собирался. При таком разговоре моя голова будет торчать прямо под бородой Ильи из его груди. А ты будешь ржать, как кобыла безмозглая. Переключайся!

Левша исчезает и вместо него появляется Илья с двумя металлическими бочонками из- под пива. На его лице растерянность. Вроде, как Яга – темная, а без нее людям не поможешь!

— Ты, это, Яга, не кипятись, — уныло мямлит Илья,

— Людям помочь – святое дело. Тебе ведь тоже гадости нужно кому- то делать. Людишки помрут – и ты с тоски окочуришься. Набрал я небесного металла. В каждом бочонке килограмм сто будет. Что дальше делать?

— Жди, Илья. Сейчас Левша портал настроит – и мы тебя заберем!

— Мутит меня после портала вашего. Может, мне лучше самолетом?

— А вести его будет ангел господень и только с тобой! Потому, что люди от двухсот кило металла небесного в пепел превратятся! Рассольчика выпьешь – и отпустит! Все, в течение часа заберем!

Илья исчезает, и вместо него появляется изображение Левши:

— Думаю, Лендровер тебе не светит! Я- то понял, кого ты из светлых хочешь набрать, только при Илье озвучивать не стал, иначе он откажется от сотрудничества. Пока ты с ним лясы точила, я тут тебе список из двадцати телефонов набросал. Мамочек детишек солнечных. Эти дауны, хоть и убогие, но все светлые!

— Вот скотина! Ты что, мысли читаешь?

— А то! Через месяц у тебя гормоны поутихнут, и все будет путем, а пока у тебя на лице все написано! Считай себя волонтером, они все такие же дуры восторженные, как ты сейчас. За двое суток из столетней бабки в восемнадцатилетнюю девку превратиться! Звони матерям этих Даунов, говори, что испытывают новое лекарство, — он замечает отвращение на лице Ядвиги, и хмуро замечает,

— Я же говорил, что темнее тебя. Говорят, что Илья пригоршню земли русской с собой таскает. Зачем, если он по этой земле ходит? А вот небесный металл – точно таскает! Он силу светлым дает, как нам мана. Каплю металла возьмешь с собой, я футляр дам, не обожжешься. Даун ее за десять метров учует и захочет взять в руки! Нормальным при этом он, конечно, от этого не станет, но разница будет заметной! Сначала предложишь потрогать матери, пускай попробует, поймет, что это не ртуть. Это подло, но Даунам, которые хотя бы два часа потаскают небесный металл, станет гораздо лучше. Лишнюю хромосому он не заберет, но на какое- то время у них все приблизиться к нормальному уровню. Родители это заметят. Опять по твоему лбу бегущая строка пошла, что я бабло с их матерей косить буду, после нашей шалости. И рад бы, только весь небесный металл будет заговоренный, мы его в дело пустим. Может, косячок потянешь, успокоишься?

— Обойдусь! Когда будешь забирать Илью?

— Сначала вытащу тебя, потом мы отбежим подальше от портала, и только после этого я заберу Илью с его с бочонками. Я бы ему мета или кокса предложил бы, но не хочу в рожу получить. Обещала ему рассол, бери с собой жбан. В прошлый раз он, после выхода из портала, ведро не отрываясь, выпил! Блюдце не забудь, я- то буду за полкилометра от тебя! Да и пока Илья с этими бочками, мы к нему ближе полукилометра не подойдем! И, еще. Твоя защита последнюю мину в загородный дом одного олигарха отправила. Там забор трехметровый кирпичный, неплохо сделанный, но от двух погонных метров остались одни обломки, заходи, кто хочет! Мины так далеко не летают, так что к тебе сердитые парни могут наведаться, разобраться!

— Василий на хозяйстве. Он старше меня – что- нибудь придумает. Меня больше волнует, где я ведро рассола возьму? Хотя, — она открывает шкаф, и берет небольшую банку с зеленым порошком,

— Этого на десять ведер рассола хватит. Не такой уж Илья гурман, чтобы настоящий рассол от химии отличить. Василий, ты о серьезных людях слышал? Здесь для них порошки разные приготовлены. Бери только те, на которых дурная рожа нарисована. Там где череп и кости – не тронь. Не хватало мне только Су — 25 в гости!

— Снова двое суток – без еды? – мягко интересуется кот, — Или мне ходить за полкилометра охотится? А кто за домом следить будет?

— Проглот! Рожу наел – больше чем у мейн- куна! – она лезет в холодильник, достает большой кусок сырой говядины и быстро нарезает ее небольшими кусочками. Потом расфасовывает их в четыре пакета, и кладет их на нижнюю полку,

— Это видел? Пакет в день – вполне достаточно. А теперь смотри и слушай, что с тобой будет, если возьмешь следующий пакет, раньше, чем через сутки после предыдущего! – она начинает что- то быстро говорить на неизвестном языке, сопровождая слова сложными жестами. Это продолжается достаточно долго. Кот становится грустным:

— Первых двух заклинаний было бы достаточно. Ядвига Соломоновна, мы же уже две тысячи лет вместе, должны доверять друг другу!

— Я тебе доверю все, кроме жратвы. Кстати, спи чутко, проспишь гостей – будет это, — при виде ее новых заклинаний у кота дыбом встает шерсть:

— Лучше, я уж совсем спать не буду! Как с Кащеем пообщается – совсем мегерой становится!

***

— Здравствуйте, спасибо, что согласились на встречу! – Ядвига стояла на лестничной клетке и быстро щебетала о новом лекарстве для Даунов. На лице женщины, которая открыла дверь, недоверие читалось слишком явно. И тут внезапно все изменилось. Мальчик, лет пяти, с явными признаками синдрома Дауна, протискивается между матерью и косяком двери, выходит на лестничную площадку и требовательно протягивает руку. Ядвига поясняет:

— Они его чувствуют. Для обычных людей это лекарство обжигает кожу, а Даунов – лечит! Смотрите, — она достает кубик из зеленого полупрозрачного камня,

— Откройте, не бойтесь! – Ядвига почти насильно всовывает кубик в руку матери,

— Чтобы открыть, нужно одновременно придавить его с четырех сторон! — она показывает, как именно нужно сжать футляр. Женщина послушно сжимает пальцы и из кубика, который казался цельным, выдвигается вогнутая пластинка из такого же камня, на которой лежит металлическая капля. Мать чуть не бросает кубик, но сильные руки Ядвиги этому мешают,

— Это ртуть! – с отвращением шепчет мать.

— Коснитесь капли пальцем, и вы поймете, что ошиблись! До ртути можно дотронуться!

Мать тянет палец к капле, но останавливает его за несколько сантиметров:

— Она горячая!

Мальчик настойчиво трясет рукой, и мычит что- то похожее на: «Дай!»

— Я не позволю ему это проглотить! – мать хочет закрыть коробочку, но ее глаза встречаются с умоляющим взглядом ребенка. Она переводит удивленный взгляд на Ядвигу, и та поясняет:

— Это лекарство не глотают, а просто держат в руках. У вас от этого будет волдырь, а ваш сын после двух минут… — пальцы матери слабеют, и Ядвига переворачивает коробочку, и капля металла медленно и мягко переваливается на ладошку мальчика. Мать мгновенно замечает разницу между этой каплей и ртутью. Та бы не удержалась на неуклюжей ладони Дауна. Мать озабочено спрашивает:

— Тебе не больно? – возможно, она ожидала просто покачивания головой, или мычания, похожего на «Нет». Мальчик, вместо ответа, накрывает каплю второй ладошкой и четко говорит:

— Мне хорошо!

У матери начинается истерика. Она хватает Ядвигу за куртку и начинает трясти:

— Кто вы такие? Что это за лекарство? Сколько я должна заплатить? – дальше идут неразборчивые всхлипы. Ядвига спокойно ждет, пока мать немного успокоится, после чего поясняет:

— Руководителя проекта выгнали из института, потому что его подход противоречил докторской диссертации директора. Ему официально запретили заниматься этим проектом. Если у нас будут убедительные доказательства – лекарство разрешат, и Даунов можно будет лечить. Академиком, конечно, ваш сын не станет, но слесарь или токарь из него получится неплохой. Кроме того, у него не будет болезней, которые сопровождают синдром Дауна. Для чистоты эксперимента нам нужно десять детишек, и вы – девятая, к кому я обращаюсь. Любая из матерей может сообщить в компетентные органы, и вместо проверки лекарства у нас будет допрос в прокуратуре, а потом изъятие и уничтожение всех результатов работы. Поэтому, я с пониманием приму ваш отказ от участия в эксперименте. Мы не платим денег, потому, что мы все вложили в подготовку эксперимента, и не требуем их с вас, потому, что это аморально!

Мать бросает взгляд на лицо сына. Сейчас оно почти не отличается от обычного ребенка, разве что глаза так и остались с необычным разрезом. Но в них светится сознание! Мать, все еще со слезами на глазах, почти шепчет:

— Я согласна на все! Что мне нужно будет делать?

Ядвига сует ей карточку с надписью:

«Будьте по адресу: улица Мельникова 18 в 19- 00. Вас заберут и привезут к месту проведения эксперимента. Через два часа вас вернут домой. К сожалению, вам придется находиться за триста метров от помещения, где будут лечить вашего сына. Если два грамма лекарства горячи для пальца, то несколько кило могут вас серьезно обжечь. Мы не можем сделать защитные костюмы для матерей. Вашему сыну это лекарство не повредит. Если вы позвоните куда- либо, или сообщите иным способом, за вами просто не приедут. Сделайте правильный выбор!»

Ядвига нежно приподнимает верхнюю ладошку мальчика, а нижнюю переворачивает так, чтобы капля небесного металла попала на полочку футляра. Мальчик не сопротивляется. Он жалобно смотрит на мать и вполне внятно шепчет: «Мама».

***

Ядвига почти без сил вываливается из машины. За то время, пока она уговаривала матерей, Левша серьезно поработал. На краю обрыва установлено какое- то громоздкое оборудование, в том числе небольшой кран. Он сует Ядвиге какую- то таблетку:

— Быстро глотай и начнем! Первые детишки уже приехали. Ты была потрясающе убедительна. Ни у одной из мамочек не возникло ни малейшего желания звонить! Они все согласны. Кстати, твой заговор о совмещении кусков картона, которые ты дала матерям, с контролем их голоса – это просто чудо! Я бы до этого не додумался!

— Сволочь! Это было просто мерзко! У меня сейчас только одно желание – вымыться!

— Я это предусмотрел! Раздевайся!

— Извращенец! Мне мыться прямо здесь?

— Да! Ты будешь мыться все двадцать пять часов! Обрыв высотой только семнадцать метров, поэтому тебе нужно быстрее шевелить языком и быть ближе к большому количеству металла. Тебе будет жарче, чем мы рассчитывали. Поэтому с одной стороны тебя будут поджаривать капли металла, с другой – охлаждать прохладный душ. И ты будешь медленно вращаться! Глотай таблетку и раздевайся!

— Ты мне обещал какой- то сюрприз? Порадовал! Надеюсь, это все?

— Почти. Заклинание должно заканчиваться поднятием рук над головой. В принципе, его можно читать с уже поднятыми руками. Ты сможешь продержать поднятые руки над головой двадцать пять часов подряд?

— Так, — протяжно тянет Ядвига,

— Маны с меня действительно будет много. Ты подвесишь меня голой за ноги вниз головой, на высоте девять метров. Мимо меня будут пролетать обжигающие капли небесного металла, а я буду медленно вращаться, как поросенок на вертеле и меня будут поливать холодной водой. Это все?

— Я бы тебе сунул в ухо блютуз- наушник, но просто разрядник — лучше. Как только сверху будет отделяться капля, тебя немножко уколет электричеством. Для того, чтобы ты знала, когда начинать читать заклинание!

— Я очень хочу тебя убить! Медленно, отрезая по маленькому кусочку, и присыпая места отрезов солью. Это все? — говоря это, Ядвига быстро раздевается, почти выхватывает из руки Левши таблетку и быстро глотает ее.

— Ядвига, ты меня знаешь. У меня есть еще один сюрприз, но ты узнаешь о нем после того, как заговоришь весь небесный металл! – он застегивает крепление на ногах Ядвиги, после чего, вынимает из кармана пульт управления,

— Я бы на твоем месте, лег на землю. Сейчас я тебя буду поднимать, будешь стоять – шлепнешься!

Ядвига тут же воспользовалась советом. Левша поднимает ее на уровень своего лица:

— Прости, Ядвига, сейчас будет немного больно! – он включает воду и девушка взвизгивает:

— Идиот! Она холодная! – визг усиливается, и Ядвигу выгибает дугой,

— Сволочь, ты же обещал, что меня уколет, а не убьет электричеством! – ее передергивает еще несколько раз, с каждым разом все слабее. В очередной Левша раз решает:

— Все, слабее нельзя, а то заснешь! Давай, красавица, на тебя сморит вся страна! – он нажимает ей на нос, уклоняется от удара в ответ и разворачивает кран так, что Ядвига зависает над обрывом, а потом медленно опускает ее вниз. Она в это время орет что- то нецензурное, но Левша ее не слушает. Он, продолжая опускать Ядвигу, включает голографический проектор, на котором появляется голова Змея. Та сразу хамит:

— Чего надо, Кащей? И какой мой интерес?

— Банка маны в день, и жрачка за мой счет! – деловито сообщает Левша,

— И если можно, называй меня Левшой!

Вторая голова Змея вмешивается в разговор:

— Кащей, нам твоя химия с техникой – до лампочки! А имена разные придумывать – это не для нас! Пять тысяч лет Кащей, а потом вдруг резко – раз и Левша. Перебьешься. Банка маны – стандартная, или мухлюешь?

— А жрачка – полтуши коровы на каждую голову в сутки, — подпрягается третья голова. Левша зло улыбается:

— Если будете столько жрать – не сможете летать. Поэтому мое предложение: Яга будет вас кормить на лету. Жрете, сколько влезет, пока сможете держать скорость восемьсот километров в час. Ее метла полтуши возьмет. Съедите все на такой скорости – она возьмет еще! Пойдет?

Головы Змея переглядываются, потом шепчутся между собой, и, наконец, первая, тяжело вздохнув, озвучивает:

— Согласны на полтуши коровы на троих или полтораста кило мяса с костями. Нежирная и не старая говядина или баранина. Мы так понимаем, что нужно будет летать с такой скоростью? Тогда жрать будем на земле после полета, который не должен быть дольше трех часов в сутки! Груз – не больше тонны! Если снова в Афганистан за героином, заговори мясо, чтобы в дороге не протухло!

— Полеты над районом боевых действий, ночью, защитное покрытие – тридцать кило, Илья – двести кило.

— Нагулял мяса бык колхозный, — вздыхает вторая голова,

— Или это он в доспехах будет? Со своей дубиной железной?

— Какая вам разница, что везти, героин или Илью? – зло интересуется Левша,

— Или у вас моральные принципы появились?

Все три головы Змея дружно ржут, после чего первая спрашивает:

— Илья, покрытие – и все?

— Заговоренное от порчи мясо на пять дней. Еще буксировка на тросу длинной триста метров двухсот кило заговоренного небесного металла!

Головы Змея становятся серьезными:

— Кащей, ты в войну вступить решил? На что заговор? Мы к тому, нас он не тронет?

— Он заговорен на порчу только боевой техники и вооружения. Поэтому зажигательную смесь тебе лучше слить, иначе форсунки заварит! Тебе воевать не придется. Будет желание и необходимость – продлим контракт!

***

Левша поднимает Ядвигу над обрывом, разворачивает кран, и аккуратно укладывает ее на заранее приготовленный каремат. Она совершенно обессилена и едва ворочает языком:

— Все закончилось? У нас все вышло?

— Было около двух процентов брака, но я их отсеял и запустил на повтор. Ты справилась, умница! Илья со Змеем уже улетели, детей развезли по домам. Теперь можем отдохнуть!

— Дерьмо, твой мет! Я сейчас – как выжатая тряпка. Твой разрядник лазил по мне, как вша, и бил током каждый раз в новом месте. У меня все чешется. А по поводу брака – верю, что отсеял, только как бы ты его на второй круг пустил? Заныкал для Даунов? Хочешь без меня бабки с их матерей лупить?

— Если бы я дал тебе мет, то приход маны от тебя был бы в разы меньше. Ты съела аспирин. Если бы разрядник долбил тебя в одном месте, там бы все обуглилось. Кстати, Дауны только первый круг косолапили, а остальное время – бегали, как заведенные. Их матери кипятком писают…

— Это сейчас. А через пару недель, когда действие небесного металла закончится, они все в прокуратуру побегут. Мой портрет будет висеть на стенде «Их разыскивает милиция» на самом видном месте. А ты, как всегда, не причем!

— А оригинал твоего изображения, будет разгуливать рядом с этими щитами, и никто не догадается, что ты на них есть. Это тебе не солнечный загар. После небесного металла цвет сойдет года через два. В зеркальце посмотреть хочешь? – он протягивает ей зеркало. Она вскакивает, как ужаленная:

— Тварь, надеюсь, это был твой последний сюрприз? – она внимательно осматривает свои руки и ноги, которые приобрели темно- шоколадный цвет, разглядывает свое тело, того же цвета. Нос из крючковатого стал толстым и широким, а волосы свернулись в короткие пружинки,

— А документы? Меня же первый патруль в Конго отправит, на корм эболе! Ты же меня негритянкой сделал!

— Да ладно! Кстати, ты не из Конго, а из Эфиопии, зовут тебя, — он открывает вид на жительство и пытается прочитать имя, но быстро отказывается от этой затеи,

— Сама прочитаешь, не хуже заклинания какого- то! Еще демон какой- то явится! Вид на жительство у тебя есть, зарегистрирована ты у меня, как моя жена. Довольна? А теперь можешь валить в свою избушку, наша работа закончилась, теперь осталось только ману собирать. Война закончится – поговорим о Даунах. А что касается секса, то меня и на обычных баб не тянет, а негритянка с таким носом… Кстати, как я его тебе заделал? Одним движением пальца!

— Хвастун! Расскажи лучше, как Змей смог небесный металл взять? Ты же говорил, что ему нельзя быть к нему ближе, чем за двести метров?

— Это как раз проще всего. Двадцать пустых банок из- под маны, триста метров троса. Да, и с каждой банкой – заговоренный шарик с водородом. Степень сжатия – до десяти атмосфер. Не сжатый – держит банку с небесным металлом в воздухе и Змей ее, вместе со всеми остальными, буксирует в нужный район. От заклинания, которое сможет прочитать Змей, шарик сжимается, и после этого не поднимает даже пустую банку. Прилетели ночью, выгрузились, небесный металл отработал военную технику с оружием и вернулся в банки. А днем в зону с умершим оружием приходит Илья, и как всегда начинается мордобой! Стрелять- то солдатам нечем! А если кто на Илью кинется со штык- ножом, дубиной или саперной лопаткой – так это ему только в радость!

Из доклада министра обороны Украины (совершенно секретно)

«На участках *, **, *** российскими войсками было применено новое секретное оружие, приводящее в негодность боевую технику и оружие в области применения до одного квадратного километра. Имеется непроверенная информация о появлении в этих районах сразу после применения секретного оружия неустановленного лица, необычной физической силы, который зверски избивает всех, кто откликнется на его призыв подраться согласно русскому христианскому обычаю. Потери в живой силе на каждом участке – до двадцати пяти человек за одну драку. Тех, кто не выходит драться, он вылавливает сам и нещадно избивает, за трусость. Согласно показаниям свидетелей из социальных сетей к этому причастен российский боксер Николай Валуев. В участках применения неизвестного оружия украинские войска деморализованы и отступают, бросая оружие и технику.»

Из официального заявления министра иностранных дел Лаврова:

«…В связи с участившимися случаями приведения в негодность вооружения и техники у обеих противоборствующих сторон неизвестным оружием, со всей ответственностью заявляю, что Российская Федерация на настоящее время не располагает таким вооружением. Также заявляю, что Николай Валуев и другие российские спортсмены не имеют отношения к гнусным инсинуациям, относительно массового избиения безоружных солдат украинской армии».

Из сообщения Барака Обамы в Твиттере:

«Fuck! Shit! Fuckin shit! SU- 24 –fuck! Russian unknown weapon- fuckin shit!»

Из донесения капитана СБУ *** позывной «Зверь»:

«При расследовании инцидента с обстрелом резиденции гр.*** оперативная группа попала в зону произрастания галлюциногенных грибов. Все члены группы получили отравления разной степени тяжести и на настоящий момент госпитализированы. Поэтому нецелесообразно воспринимать показания участников группы о проведенной операции, как достоверную информацию».

Международная организация УФО- логов сообщает, что в зоне аномальной порчи вооружения и военной техники, согласно спутниковых наблюдений, был замечен неизвестный летательный аппарат по размеру и степени защиты от средств радиолокации подобный F- 111, который перемещался со скоростью от ста до восемьсот километров в час, и осуществлял посадку c нулевой скоростью в местах с сильно пересеченной местностью, где в дальнейшем визуально не наблюдался. УФО- логи всего мира рады, что инопланетный разум наконец- то вмешался в бессмысленную войну с целью остановить кровопролитие!

 

читателей   1031   сегодня 2
1031 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 9. Оценка: 1,22 из 5)
Загрузка...