Локос — Случайная встреча

Закат окрасил небосвод в сине-фиолетовые краски. Поющие скалы медленно накрывали дорогу и, едущую по ней, одинокую телегу длинными тенями. Под мерный скрип колес и вялый цокот копыт шла «оживленная» беседа крестьян:

— Вот я тебе и толдычу барану: душегубы, насильники, самоубийцы и другие богомерзкие твари вроде орков или тех, остроухих воют в этих скалах, проклятые Хроносом на веки вечные! Мне сам жрец Аларий из Реама так говорил!!!

— Уж прямо и жрец говорил с тобой в Реаме?! Может и король детям привет передал, пока я за твоими свиньями смотрел?!

— Ой, да сдалось оно мне врать! И тоже мне скажешь, следил ты, два часа проспал. Кабы я раньше не вернулся, свиней если не украли бы, так сами сбежали! Хы… тоже мне помощник…

— А почем мне было знать, что пиво такое крепкое?! Я всего-то два литра выпил…

— Ага, баран он и есть баран! Ты ж в самую жару его пил, а всем ведомо коли на сафире брагу пить, то в разы пьяней будешь…

— Ну да! Скажи еще при третьей луне, коли нужду справлять, шибче идет! Хы-хых…

— Ха! Ну уж не знаю, надо проверить… Этой же ночью и начну! Авось чего полезного открою, королю доложусь об работе проделанной…

Возница пожилой сухонький мужчина с загорелой бронзовой кожей хмыкал и хихикал в кустистые усы. Его друг низкий щекастый весельчак в большой, изрядно порванной и потрепанной соломенной шляпе, смеялся в голос.

Телега скрылась за плавным поворотом ущелья. Кругом возвышались узкие скальные «клыки» с гладкими чертами. Будто каменные деревья, лишенные кроны, они тянулись вверх на сотни метров и обрывались округлыми концами. Любой, кто ступал на тропу, обязан был слышать странное пугающее пение.

Погруженные в зловещие звуки, друзья совсем не заметили вышедшего из-за «ствола каменного дерева» старика в сером балахоне. Привлекая внимание путников, он постучал посохом по бортику. Возница от неожиданности подскочил на месте и погнал лошадь. Товарищ тоже переполошился и завопил:

— Гони, брат! – обернувшись назад, он лихо спрыгнул с телеги и исчез в пыльном облаке.

— Стой! Стой! Остановись, друг!!! — донеслось до Агапыча из телеги.

— Ты кто, лопни твоя требуха, такой, а?! – кричал, тормозя лошадь, хозяин колымаги, в которой оказался бледный седой старик в серой пыльной одежде и длинной палкой в руке. Скачка в узком ущелье могла печально закончиться, но благо все колеса целы.

— Извините, что так к вам ворвался. Просто иначе вы бы проехали мимо…

— Так и есть. Теперь только тумаков тебе надаю, заберу своего дружка и поеду.

— Еще раз извините, вы же в Кружевку едете? И мне туда. Я заплачу за дорогу.

— А, вон оно как. Тады милости просим. Только там до вас свиньи ехали, так что запах соответственный.

Спустя несколько секунд, к телеге подоспел беглец.

— Ну ты и трус, Шамыч! Баран и трус!

— Да я это… упал, — вяло пытался оправдаться пухлый владелец большой потрепанной шляпы, — Не серчай, Агапыч, я ж думал грабют и…

— Э-э-х, садись давай! Он с нами едет.

— М-м-м… Здрасьте, а вас как зовут? Меня Шам, а я думал вы злодей — лиходей.

— Кх, Локос, приятно познакомиться. Вообще-то я историк…

— О-о-о! Это как, историк?

Возница толкнул друга в плечо.

— Ну, ты чего до человека пристал?!

— А что я-то?

— Нет-нет, я долго не имел никакой кампании и совсем не против беседы. Одиночество утомляет, знаете ли.

Почесав свои усы, Агапыч изрек:

— Редкое у вас имечко! Я вот от бабушки слышал историю про одного только Локоса – мага. Здешняя старая легенда, правда, всю целиком не вспомню…

— А хотите, я расскажу вам эту историю так, как было на самом деле. Как я уже упоминал, история — мое увлечение, а эта легенда не просто вымысел, все было на самом деле.

— Ну а чего?! До деревни далеко, давайте, господин историк, рассказывайте!

— В эпоху первых королей, на западе, среди острых скал стояла высокая башня темного мага по имени Локос…

***

— Мани, где ты? Паршивый, сопляк! Бегом ко мне! А-а-а, гаденыш!

Локос гневно стукнул резным посохом о пол кабинета. «Инструмент» в его руках, увенчанный опалом размером с кулак ярко вспыхнул. В ту же секунду перед хозяином появился чумазый паренек лет десяти в черном кожаном ошейнике и с растрепанными, грязными волосами. Вокруг него витала легкая, чуть голубоватая дымка, которая тут же развеялась. Мальчик поднялся с четверенек на колени и, сжимая в ладонях грязную тряпку, залепетал:

— Я просто не успел убрать на столе, господин маг! Прошу, я мыл полы в самом низу, уже заканчивал и собирался…

— Замолчи, щенок!

Шипящий от злобы старик, замахнулся и почти ударил посохом мальчишку, но вдруг остановился и, развернувшись, неспешно пошел прочь.

— Если еще раз ты не сделаешь то, что тебе велено, пойдешь питаться подножным кормом! В горах его не так много.

— Господин Локос, простите, пожалуйста! Я сейчас же все уберу!

— Ну, так действуй! – приказал хозяин и исчез.

Помещение было практически в идеальном состоянии. Почти, портил впечатление лишь огромный, заляпанный кровью, стол, на котором лежал изуродованный труп мужчины.

Молодой маг, попавшись в ловушку Локоса, закончил свой бренный путь в страшных муках. Что именно хозяин делал с ним и зачем, Мани не знал, да и абсолютно не хотел! Все вокруг тела несчастного было залито липкой красной жижей, грудная клетка вскрыта, а в медных чашах лежали его органы. Неподалеку валялись жуткого вида инструменты: ножи и пилы.

Глубоко вздохнув, Мани подошел к столу и принялся отвязывать руку выпотрошенного человека. Вдруг, труп задергался в судорогах, открыл глаза, и, высвобождая конечность, стал тянуться к парню. Сковывающие запястье ремни затрещали и лопнули. Мальчишка от испуга попятился назад и закричал, что было мочи:

— Локос! Локос! А-а-а! Господин маг!

На крик Мани, словно из неоткуда появилась голубая дымка, а вместе с ней и хозяин башни. Направив посох на ожившего мертвеца, маг что-то прошептал, и труп бессильно обмяк.

— Ха-ха, значит, все-таки получилось! Хорошо, это очень хорошо, – удовлетворенно проговорил Локос, — Так, чего ты встал? Убирай, давай!

Шаркая мягкими тапочками по винтовой лестнице и бормоча себе под нос нечто, понятное только ему, маг в раздумьях удалился. Мани колотила мелкая дрожь, липкий, холодный пот покрывал все тело. Больше всего на свете ему сейчас не хотелось подходить к этому «мертвецу», но, к сожалению, у него был небольшой выбор! Пересилив себя и загнав свои страхи подальше, парень отвязал вторую руку и сразу же отскочил от стола, как от огня! Рука безжизненно свисла вниз.

— Фух, ненавижу свою жизнь, магов и всю магию! Гадость какая! Ох…ну, за дело, или за тело…

Парень с трудом стянул жертву со стола и волоком по ступенькам потащил ее в подвал. В далеком подвале находилась дверь, ведущая в глубокую яму, которая служила мусоропроводом. Дотащив ношу до пролета и сбросив ее вниз, он стал прислушиваться. Несколько мгновений тишины и, наконец, глухой удар. Труп в подвале, оставалось только открыть двери и скинуть тело в яму. По словам мага у нее нет дна, и оттуда не было возврата! А перед этим бедному Мани предстояло снова замыть ступени и выдраить стол. Лишь спустя два часа тяжелые створки мусоропровода открылись, и переломанное, изувеченное тело смогло покинуть подвал башни. От падения с пролета несчастного разорвало пополам. Жутко, но мальчик был рад, по частям проще… Управившись с останками, Мани занялся вещами бедолаги. Среди сломанного жезла, рваной мантии и окровавленного разодранного платья Мани заметил маленькую, меньше его ладони, книжечку в сером кожаном переплете и затейливой эмблемкой на лицевой стороне. Открыв ее, Мани обомлел.

— Это же… надо сказать господину! — паренек бегом взлетел на самый верх башни и сходу выпалил, — Господин маг, смотрите!

Локос, стоя в центре большой пентаграммы, громко восклицал странные гортанные звуки, разносимые ветром. Парня едва не сдуло с плоской крыши башни. Маг прервал обряд и гневно спросил:

— Что тебе нужно?!

— Смотрите, это я нашел в подвале!

— Дай сюда!

Локос взял книжонку в руки, открыл и, скривившись, швырнул ее обратно Мани.

— Брось в яму! Это книжка горе-мага. Оказывается, он был еще учеником! Сопляк! Ну, не стой столбом! Ты что, со всем уже справился?!

— Нет еще, господин…

— Пошел вон, раб! И не беспокой меня больше сегодня, а то я тебя накажу!

Мальчик быстро скрылся из виду. По пути вниз на него вдруг накатила жалость к самому себе: «Ну за что он так со мной?! Все же делаю, все приказы выполняю! Туда, сюда, сидеть, стоять! Как же я устал»… Спускался он медленно, отчего-то не хотелось спешить.

Добравшись до подвала и уже открыв створки страшной бездонной ямы, Мани решил напоследок взглянуть на содержимое маленькой книжечки. Присев на черный песок, он открыл первую страницу и начал читать. Строчки, одна за другой, бежали перед глазами мальчика, складываясь в образы. Почерк автора был идеален, несмотря на то, что каждая буква была чуть больше половины ушка маленькой швейной иголки! В полутемном помещении Мани приходилось до боли напрягать глаза, чтобы в точности разобрать написанное. Освещением служил маленький светящийся шарик на потолке, который давал очень мало света. Его можно было сделать сколь угодно ярче с помощью магии, но Мани ею не владел. Опомнившись минут через десять, парень испуганно глянул на дверь, опасаясь гнева хозяина. Она была заперта. Переведя взгляд на книжку, он на секунду задумался и, кивнув головой, будто с чем-то соглашаясь, закрыл створки дверей ямы, оставив себе маленький трофей. Потея от страха, он бросился в дальний угол подвала и глубоко закапал книгу в песке. По дороге наверх Мани успокоился и пришел в себя, перестал потеть и дрожать.

Наводя последние штрихи чистоты в кабинете хозяина, мальчика не покидали мысли о прочитанном. В книжке говорилось, что маги рождаются абсолютно хаотично, и определить свою способность к магии можно при помощи одного простого обряда. Правда, пока не удалось прочесть какого именно, но Мани четко решил, во чтобы то ни стало, провести его. Для этого у парня было немало причин. Снять ошейник с шеи бедного мальчика-раба мог только маг, и только очень сильный маг смог бы убить мерзкого Локоса! В своих детских фантазиях он уже тысячу раз побеждал хозяина башни тысячей различных способов: сжигал его пламенем, топил в холодных горных реках, и даже разрывал на части голыми руками! Поглощенный своими мыслями мальчишка, незаметно закончил уборку.

Локос появился в башне только поздним вечером, как всегда раздраженный и злой, а тут еще наткнулся на спящего в кабинете слугу. Мани заснул прямо под столом, с которого, не смотря на всю сложность, смыл всю кровь до последней капельки. Маг небрежно пнул его ногой.

— Вставай раб! Пошел вон! Спи где-нибудь в другом месте.

Мани выполз из-под стола и побрел к выходу. По пути он тер грязными кулачками свои сонные глаза, пытаясь проснуться. Внезапно его, словно током, прошибла мысль о том, что хранилось под черным песком подвала. Остатки сна мгновенно улетучились, и он, будто обретя способность летать, бросился вниз по ступеням.

По ночам в горах становилось очень холодно, но Мани любил спать в подвале башни. Там не было ветра, и температура была всегда постоянной хоть и не очень-то теплой. Прямо на песке в углу подвала лежало изорванное одеяло Мани, служащее ему «мягкой постелью», но его самого там не было. Мальчик сидел на коленях у противоположной стены перед чашей с водой, в которой плавало маленькое семечко горного цветка кубулус. Суть обряда, описанного в книжке начинающего мага, заключалась в следующем: испытуемый должен выбрать стихию в соответствии со своим духом, эта сила в различных проявлениях всегда должна окружать мага. Затем нужна сама стихия. Возле ее источника необходимо провести последнюю часть ритуала, почувствовать взаимодействие. Мани здраво рассудил, что единственная стихия, с которой он имел дело, сколько себя помнит — это вода. Он столько раз мыл эту башню, столько перетаскал воды, что хватило бы на две сотни водоносов!

Последний этап был ключевым. Испытуемый должен сосредоточить сознание и все свое естество, чтобы почувствовать связь. Нащупав и упрочив стихию, нужно заставить ее подчиняться! На бумаге все выглядело довольно просто. Только по истечении пяти часов тренировок, которые могли быть пятью часами сна, Мани стал понимать насколько это трудоемкий процесс! Доведя себя до изнеможения и в конец обессилив, он еле дополз до постели…

Утро начиналось одинаково мерзко. Спящего Мани окружило голубой дымкой, и он оказался в кабинете Локаса. В глазах мельтешили розовые круги, скорее всего от ярко вспыхнувшего большого опала на посохе мага.

— Меня не будет несколько дней, — паренек зевал и тер глаза, маг брезгливо пихнул его сапогом, — На обеденном столе остались объедки, можешь доесть. К моему возращению башня должна быть в идеальном состоянии, вымоешь все и натрешь до блеска! Ты меня понял?!

— Конечно, господин маг.

Мальчик продолжал тереть глаза, сон никак не хотел отпускать его. Локос стукнул посохом о пол и растворился в голубой дымке.

Мани остался совсем один в огромной башне. Он посидел еще пару минут, а затем, вспомнив, что говорил маг, вскочил и ринулся к столу в другом конце комнаты. Там действительно была еда, остатки!!! Какая-то жареная птица, горох, зелень, овощи и полбуханки хлеба! Небывалая роскошь! Все это было свежим, пахло свободой и летом…

Плотно позавтракав, Мани вновь провалился в блаженный сон. Его закружило и потянуло куда-то ввысь. Во снах он уже не раз совершал перелет сквозь пустоту к странному острову и, живущему на нем, не менее странному старичку.

— Привет, малыш! Давно тебя не видел… — старик очень по-доброму относился к мальчику.

Цветущая поляна, на которой располагалась меленькая хижина, была самым прекрасным местом на свете! В своей коротенькой жизни Мани видел так мало хорошего, только здесь он мог улыбаться по-настоящему искренне!

В хижине стояла деревянная кровать и столик с двумя стульями, за которым вели беседу мальчик и старец. Хозяин разливал по чашкам ароматный травяной чай, а маленький гость с упоением рассказывал о последних событиях, на что его пожилой собеседник заметил:

— А когда ты почувствовал связь со стихией, какая она была?!

— Ну… будто…- Мани обреченно опустил голову, — Я не могу объяснить, в общем-то, я ничего не почувствовал….

— Какие ощущения ты испытывал? Может быть ты не твердо ощущал связь? Тогда…

— Нет! Мне было тяжело! Я не мог двинуться, обливался потом и не мог! Я испугался и перестал, когда стало трудно дышать…

— Все ясно! Ты выбрал неверную стихию, малыш! Камень твой удел, почувствовав связь с ним, ты хотел заставить твердь переливаться, словно воду, пытался изменить суть, и пока… — старик сделал паузу, — Не удалось. Но так будет не всегда. Тебе уготовано стать одним из величайших…

Не успел старик договорить, как неведомая сила стала отдалять мальчика от столика с ароматным чаем, уютной хижины, доброго и мудрого старика, и от прекрасной цветочной поляны с изумрудными бабочками. Все быстрее и быстрее он мчался сквозь бескрайнее нечто…

Очнувшись в хозяйском кресле, Мани аж передернуло от осознания своей ошибки! Если бы маг видел это, точно надавал бы тумаков, но к счастью Локоса не будет несколько дней. И все же, стоило приниматься за уборку, чем Мани и занялся с присущей ему добросовестностью.

Чтобы спуститься с верхнего этажа башни до подвала нужно преодолеть шестьдесят шесть пролетов винтовой лестницы, что занимало минут пятнадцать. Шагая с пустыми ведрами вниз, коротая время, Мани считал ступени. Резервуар с водой располагался в самом низу, почти перед самым подвалом. Набрав ведра, парень решил на минуточку заглянуть в свой тайник.

Удобно устроившись на полу подвала и закрыв глаза, мальчик старательно сосредоточился. Ему нужно ощутить связь со своей стихией. Теперь он точно знал, что это не вода, но что это давало?! Вдруг Мани почувствовал что-то необычное и стал концентрировать свои мысли на этом странном ощущении. У него получилось! Следующим этапом нужно было заставить камень подчиняться. Мани делал все возможное, но ничего не выходило. Малыш открыл глаза. От сильного напряжения у него перехватило дыхание, а со лба скатывались огромные градины холодного пота! Внезапно его осенила идея: «Подвал полон песка, может быть с ним получиться!» Мани вновь занял уже привычную позу и успокоил дыхание, сосредоточившись на песке, не допуская ни одной посторонней мысли. И снова эта незримая связь на грани чувств. Мани морщился и кряхтел, прилагая все возможные усилия. Мысленно он приказывал песку передвигаться и принимать различные формы, заставляя мельчайшие частицы внутри каждой песчинки менять свой привычный ход. Стихия покорилась! Открыв глаза, мальчик чуть не ахнул от удивления. Весь черный песок, будто приливной волной «прибило» к дальней стене помещения, а посреди подвала лежал камень с подножия скалы, на вершине которой располагалась башня Локоса! Чтобы проверить полученные навыки, Мани закрыл глаза и мгновенно ощутил связь.

— Так легко?! — изумился мальчик и попытался вернуть все на свои места. Сначала стало получаться, но неожиданно у юного мага зашумело в ушах, сильно закружилась голова, и он упал без сознания.

Мани очнулся на следующее утро. Спохватившись, он схватил ведра с водой и помчался по винтовой лестнице на самый верхний этаж, решив оставить уборку в подвале на потом. Наверху, среди книг и «запретных» вещей, скопилось много пыли, которую нужно убрать до возращения хозяина.

Отмыв всю башню от грязи и пыли, Мани добрался до подвала и принялся сгребать песок от стены к створкам бездонной ямы. Малыш уже сгрузил в ее недра большую часть кучи, лежащую у стены, но песка было слишком много! Почти выбившись из сил, покрывшись потом и черной пылью, Мани отчаянно торопился. Оставалось совсем чуть-чуть, как вдруг, его окутала голубая дымка и перенесла в кабинет Локоса.

— Ты почему такой грязный? Песок!? Что ты натворил, маленький гад!? — маг стукнул посохом о пол, и раб вместе с хозяином оказался в подвале. — Что ты тут делал?!

— Я… я… — мямлил пацан. Локос со всей силы ударил мальчишку посохом по спине и еще раз ногой по ребрам. Малыш, скрутившись калачиком, заплакал от боли и обиды.

— Немедленно сделай все, как было, гаденыш!

— Слушаюсь, господин маг… — выдавил сквозь слезы мальчик и, продолжая всхлипывать, встал и пошел исполнять приказ хозяина.

Мани с закрытыми глазами сидел на коленях. Внешне он был абсолютно спокоен, иногда по его лбу пробегали легкие морщинки. Как обычно в ночное время мальчик находился в подвале башни, но вопреки мнению Локоса он не спал. Так продолжалось уже многие недели.

Весь черный песок, оставшийся в подвале, подчинялся сейчас воле маленького мага! Песчинки, будто ртутные шарики, стали скатываться и собираться посреди комнаты, превращаясь в подобие каменной плиты. Постепенно, одна за другой, песчинки, склеиваясь друг с другом, образовывали почти идеальный черный блестящий прямоугольник. Несколько секунд ничего не происходило, а затем раздался оглушительный звон и треск. Все пространство заполнилось черной пылью, только вокруг Мани воздух был по-прежнему чист. Мальчик открыл глаза и медленно встал во весь рост. Немного постояв, он вновь закрыл глаза и поднял ногу, будто пытаясь взобраться на ступеньку и,.. о чудо! Песок под его ногой образовал маленькую каменную возвышенность. Встав на нее, паренек шагнул вперед. Перед ним мгновенно появилось продолжение каменной дорожки. Мани побежал. Песочная пыль превращалась в гладкую каменную тропу, ведущую под самый потолок подвала, а затем плавно спускалась обратно. Со лба мальчика струился пот, но в его искрящихся глазах читались восторг и решимость. Юный маг напрягся всем телом, и в эту же секунду черная пыль покрыла его тонким прочным слоем блестящего черного камня. Разглядывая свой «костюм», Мани вытянул вперед правую руку и как ее продолжение из струй песка, «текущего» вверх, появился длинный кинжал из черного стекла. Мальчик резко вскинул вперед другую руку, и часть блестящего доспеха сорвалась, и тысячей тонких игл «рассыпалась брызгами» о противоположную стену.

Локос открыл глаза. В его башне что-то творилось: «Возможно кто-то пытается проникнуть внутрь!» Мысль смяла все остатки сна мага. Он быстро накинул балахон и, схватив посох, стукнул им о плиты пола. В комнате появился Мани весь, с ног до головы, в черном песке. Его блестящие доспехи от страха вновь превратились в песочную пыль, а дар речи и вовсе пропал!

— Да что же ты такой грязный?! Ты что там опять делаешь?! Ладно, я тебя позже побью,.. будь в моем кабинете! Никуда не выходи, или умрешь! Понял?!

Мани с такой частотой закивал, что казалась, его голова вот-вот оторвется. Песок с тела мальчика постепенно осыпался на пол кабинета. «Грязь» доставляла магу почти физический дискомфорт. Скривившись, как от зубной боли, раздражено цокая посохом, Локос вышел из комнаты и направился по ступеням на самый верх башни. Оттуда он мог «видеть» всю округу на несколько дней пути…

Позже Мани был жестоко наказан за то, что насорил в кабинете мага. Это надолго отбило у него желание заниматься чем-либо, кроме уборки и сна. Мальчик стал так сильно бояться наказания, что даже выбросил маленькую книжечку, научившую его магии, в бездонную яму подвала. По ночам, когда ему снилось, что он вновь пользуется магией, бедный малыш, просыпаясь в холодном поту, долго не мог отдышаться от накатившего на него приступа удушья. В тот вечер Локос так и не нашел причины своего беспокойства, за что сполна отыгрался на своем рабе.

Снова однообразные будни тянулись своим чередом. Закончился очередной мерзкий день маленького мальчика по имени Мани. Как всегда, уставший и опустошенный, он спустился в подвал, лег на свое рваное одеяло и, накрывшись другой его частью, мирно засопел. Во сне ему привиделся знакомый полет сквозь пустоту…

Милый, вечно улыбающийся, старичок разливал вкусный, ароматный чай по маленьким чашечкам. Его юный собеседник, утирая горючие слезы, рассказывал о происшествиях последних недель.

— Ну что? Значит, ты больше не хочешь стать магом?!

— То и значит, не хочу и все!!!

— Ладно, ладно, успокойся, не горячись. Сейчас ты напуган, и есть чего бояться! Но подожди,.. время лечит и не такие раны!

Малыш исподлобья с недоверием взглянул на старика. Он был полностью уверен в своих словах, а вот этот странный старичок не мог понять очевидного, заладил: « Все пройдет… время лечит…».

— Ну, улыбнись. Чего ты такой хмурый? Еще чай будешь?

— Да!

— Ну вот и славно…

На чудесном островке всегда был теплый, но не слишком жаркий и всегда хороший день. Мани хотел бы остаться здесь навсегда, но как показывала практика его короткой жизни, хорошее — либо сон, либо подвох! Открыв глаза, он в этом убедился! Вместо приятного старичка перед глазами Мани возникли грязные сапоги хозяина.

— Немедленно вставай, мерзавец! У тебя много дел! Постирай и почисть мою одежду! Потом уберешь на крыше, там много пыли. И еще займешься…

Весь день маленький раб неустанно трудился и когда, наконец, закончил, было уже далеко за полночь. Мани почти без сил побрел в подвал, где рухнул на свою «постель» и сразу же провалился в сон. На этот раз ему ничего не снилось. Проснулся он от грубого тычка ногой в спину. Мани показалось, что он только закрыл глаза, и тут же пришлось просыпаться. Ненавистный голос заорал:

— Сколько можно спать?! Встать, раб!

Малыш и не заметил, как попал в кабинет Локоса, так крепко спал. Очнулся он прямо перед огромным зеркалом, в котором отражался грозный маг, облаченный в фиолетовое платье с бордовыми вставками на плечах и рукавах. На нем было множество золотых украшений, голову венчало нечто вроде короны, а в руках он сжимал резной посох с большим опалом. У ног мага сидел Мани, маленький чумазый мальчуган с грязными, спутанными волосами, разодранной рубашке серого цвета и каких-то тряпках на ногах. Имея хорошую фантазию, можно представить, что когда-то это было штанами. На шее мальчика «красовался» черный ошейник раба, привязывающий его к башне. Одеть и снять ошейник может только маг. Мани так внимательно разглядывал отражение, что совершенно не слышал Локоса, за что и поплатился. К реальности его вернул резкий удар ноги в спину! Паренек закашлялся и завыл от боли.

— Что, ты орешь?! Заткнись!!!

Разгневанный хозяин наступил ногой на плечо бедного раба, повалив его на спину. Затем, наслаждаясь беспомощностью мальчика, встал пяткой на шею и сильно надавил…

— Все, ты мне надоел!!! Удавлю, тварь!!!

Малыш, что было сил, упирался руками в ногу хозяина и молил о пощаде, но взбешенный Локос только сильнее злился! На его лице играла зловещая «улыбка», а в глазах читалась жажда смерти! Больше всего на свете Локос любил убивать, единственная страсть, которая была у старого, алчного, тщеславного мага — это чужие муки! Страдания других доставляли ему истинное наслаждение.

Когда Мани уже покинули силы, он побледнел и почти перестал дышать, в ногу Локоса вдруг уперлось что-то твердое! Подняв ее, маг ошарашено уставился на каменный штырь, торчащий из гладкой плиты пола!

— Что?!! Это… это?..

Воспользовавшись передышкой, мальчик с мокрыми от слез и полными ненависти глазами, отполз подальше от хозяина. Встав на ноги, он схватился руками за ошейник и стал тянуть его в разные стороны, изо всех сил стараясь разорвать. Но усилий оказалось недостаточно… Тогда он бегом бросился к лестнице. Спускаясь вниз, перепрыгивая по три — четыре ступеньки за шаг, он лихорадочно думал: « Как убежать? Куда»?! Нужно быстро снять ошейник!!! По идее он должен был полностью блокировать способности к магии, лишая мага возможности самостоятельно снять его! Когда Мани об этом узнал, то решил, что с его ошейником что-то не так и он плохо «работает», потому как мальчик ощущал связь с магией и мог ею пользоваться. «Точно! Магия! Она поможет снять ошейник»! — думал парнишка, устремившись в подвал. Там, среди черного песка у него был призрачный шанс.

Локос, стоя в своем кабинете, хохотал во весь голос. Его забавляла и заводила это случайная удача.

— Этот щенок оказался магом, а я даже не подозревал! Да еще каким магом! Чтобы пробиться через ошейник нужно много сил… Ух… я разорву тебя на куски!!! — крикнул вдогонку чародей. Использовать излюбленную телепортацию Локос не стал. Растягивая удовольствие, он, слегка пританцовывая, неспешно пошел вниз.

Мани сидел напротив входа в подвал и с помощью черного блестящего клинка пытался перерезать ошейник! Ремень уже начал протираться и стал чуть потрескивать, как вдруг, засов сам по себе отодвинулся, и в дверях появился хозяин башни! В глазах деспота читалось безумие, жажда крови, ненависть, и все это разнообразие было направлено на маленького мальчика. Малыш, недолго думая, метнул стеклянный нож в пышущего злобой мага. Результат был довольно предсказуем, Мани промахнулся. Лезвие просвистело мимо и попало в камень стены, разлетевшись вдребезги. Маг криво ухмыльнулся и направил посох на парня. Опал засветился и из него ударил яркий луч света, который сжег бы Мани дотла, если бы он вовремя не проделал трюк с каменными доспехами! Щурясь, Локос пытался разглядеть останки мальчишки, но на том месте лежал лишь обожженный и порванный ошейник. Локос огляделся. Вокруг никого не было. Маг напрягся и почувствовал, как за его спиной что-то зашевелилось. Резко обернувшись, он еле успел отбить летевший в спину осколок острого черного стекла, затем еще один, и еще…

Ударив посохом о землю, маг телепортировался к противоположной стене подвала и стал зорко всматриваться в пустоту. Он еле разглядел «щенка», притворившегося частью стены. Почувствовав ненавидящий взгляд Локоса, Мани открыл глаза и инстинктивно отпрыгнул в сторону. Вовремя. Туда, где он был мгновение назад, угодил огненный шар. Обжигающие, жалящие всполохи, накалив «броню» юного мага, заставили Мани сбросить ее, чтобы через секунду его покрыл новый слой. Малыш не сдавался. Стеклянные осколки, величиной с фалангу пальца, непрерывным потоком со всех сторон продолжали атаковать ненавистного хозяина!

Локос забавлялся. Смеясь, он укрывался от атак своего слуги, используя десятки различных заклятий. Опытный маг был готов ко всему. Мани, обливаясь потом, укрывался от летящих в него, огненных шаров мгновенно вырастающими из песка стеклянными плитами. Мальчик отчаянно сражался, продолжая верить в победу.

«Игра» порядком надоела магу. «Щенок» оказался не прост и чудовищно вынослив. Взбешенный Локос сулил «маленькой гниде» вечные муки!

— Я оживлю твой труп и буду год от года до скончания веков убивать тебя трижды в день!!! Ты познаешь муки, каких не знала Этея, крысеныш!!!

Напор разъяренного мага становился все сильнее и сильнее. Вскоре Локосу самому пришлось защищаться от своих мощных атак! Такую силу уже не сдержать стеклянной плитой. Измотанный неравным противостоянием, Мани был готов к самому худшему. Последние мгновения жизни маленький свободный чародей направил во имя спасения всей Этеи, хоть никогда и не видел ничего, кроме этих холодных скал…

Собравшись с мужеством, малыш попытался сделать невозможное! Ощутив магическую связь со скалой у подножия, Мани получил возможность связаться с самой башней. Величественное строение было воплощением мощи Локоса, сосредоточением его силы, безграничным источником энергии. В башне маг был непобедим!!! Снаружи она казалась несокрушимой, но Мани точно знал, что внутри – это обычное каменное строение.

Укрепив связь с твердыней и, собрав всю волю в кулак, мальчик приготовился к последней атаке. От сильного напряжения перед глазами все поплыло и заложило уши, но Мани сейчас не обращал на это внимания. Мощным усилием, выдирая огромные камни из идеальной кладки, юный маг стал «затягивать» внутрь и рушить оплот мага. Один из таких «кирпичиков», несущихся в хаотичном порядке, еле успел парировать Локос. Осмотревшись, он ужаснулся! Его непреступная башня трещала по швам, а вместе с ней и его могущество!

Остальное произошло за несколько невероятно длинных мгновений. Последнее, что видел и помнил Мани — это огромные камни, летящие со всех сторон и, орущий какие-то предсмертные проклятия, Локос. Затем все стихло…

***

На рассвете, превратившись в груду обломков, рухнула, рассыпалась серая непреступная башня злого мага по имени Локос! Раскатистый грохот был слышен всей округе. Никто не знал причины случившегося, но судя по всему, маг сгинул вместе со своей твердыней. Чародей брал все, что ему вздумается и не признавал никаких законов! Страдали все: и крестьяне, и благородные господа! Кто только не пытался покончить с ненавистным магом, но все добровольцы неизменно терпели поражение. И вот, в конце концов, Локос, похоже, пал жертвой своего очередного безумного эксперимента!

Спустя два дня с горы, где недавно находилась башня, спустился маленький мальчик. Он был весь в крови и лохмотьях. Завидев людей, обессиленный ребенок упал без сознания, не дойдя до деревни всего сотню шагов. Местный лекарь оказался бессилен. По его мнению, малыш был обречен.

— Пара дней ему осталась, не больше. Мне очень жаль…

Прошла неделя, но вопреки предсказаниям местного врачевателя, паренек боролся за свою жизнь. Местные жители бедные, но добрые работяги, решили помочь мальчику. Скинувшись всем селом, кто сколько мог, они решили отправить бедолагу в Реам — небольшой городок, располагавшийся в пяти днях пути на восток. В замке точно есть какой-никакой маг, если что и могло помочь мальчишке выкарабкаться, так только магия…

С рассветом телега отправилась в путь. Отвезти парня к магу-врачевателю вызвался Иван — здоровенный мужик и за себя мог постоять, и больного в обиду не даст. К тому же возница часто ездил в город продавать своих лошадей, так что путь для него не новый. Всю дорогу, наслаждаясь путешествием, он насвистывал незатейливый мотив. Иногда (его видимо так вдохновляла природа), он пел, правда, голоса у Вани совсем не было и, похоже, он сам это понимал, но отчаянно отказывался верить, пытаясь снова и снова, сотрясая округу глубоким басом:

— Чистое небо, всегда надо мной,

Воля и ветер, конь верный со мной.

Гривой трясет, копытом стучит,

Словно б он человек, говорит.

Друг мой, послушай, назад обернись,

Забудь про войну и за плуг вновь возьмись…

Двигаясь по лесной дороге, мужик решил, что докричался до самих богов, когда неизвестно откуда взявшийся белый голубь нагадил ему на нос! Эрия — покровительница жизни и природы избрала птицу, как своего посыльного! Иван чтил богов, жил, не гневя ни добрых людей, ни высшие силы. Посчитав сие «знамением», он уже молча гнал лошадей до самого заката. Скоротав ночь у костра на обочине, Ваня с восходом солнца снова отправился в путь. Лишь иногда, пристально вглядываясь в небо, он позволял себе ритмично постукивать ногой.

Через четыре дня пути телега остановилась у внешних ворот Реама. После заката их всегда запирали, но солнце еще не зашло за горизонт, и Иван попытался достучаться до стражи. Изнутри не последовало никакой реакции. Делать было нечего, и здоровяк, впервые за все время путешествия, позволил себе уснуть в телеге рядом с мальчиком. У городских стен было относительно спокойно, опасаться следовало разве что воришек, но им самим должно быть страшно будить такого богатыря!

 

***

 

— Эй!.. Доброе утро! А-а-а,.. и че с ними делать?

— Иди сюда! Пусть спят, грибок тебе на ноги! Демонов хвост тебе в ухо! Ты, вообще, какого рожна с поста ушел?!

— А-а-а, ну да. Да кого нам бояться? Врагов — то не видать!

— Видно ли, нет, мы у ворот стоим! Вот и иди сюда! Кизяк тебе под язык!

Стражник развернулся и, в задумчивости, побрел обратно к распахнутым воротам города. Почесав затылок кожаной перчаткой, он скривился. На его глуповатом лице, эта гримаса была больше похожа на перекошенную ухмылку. Длинный, худющий, в тяжелом нагруднике, явно не его размера новобранец городской стражи (один из десяти), выглядел смешно!

В прошлом году, закончив строительство стены вокруг города, Борн Несокрушимый отдал «Приказ о городской страже». Неслыханная роскошь! Для содержания этого нововведения требовались немалые средства! По сути, для лордов стража не имела никакой пользы, в замках и особняках господ всегда была личная охрана! Очень многие считали: «Чернь не имеет средств и не заслуживает подобной щедрости!» Однако у хозяина Реама имелось на этот счет свое мнение! Согласно его планам, через три года начнут закладывать еще одну стену уже намного дальше от города для размещения охраняемых полей и пастбища!!!

С момента появления городской стражи, ее ряды сразу же разделились. «Стражники» охраняли ворота и патрулировали город, а «скитальцы» несли вахту на стене. Среди своих стену называли «кольцом». Только молодых отправляли «кружить по кольцу».

Микола первый день встал на стражу ворот с новым напарником «махром». Как он сам говорил:

— Только махровые мужики охраняют ворота, а балбесы сгоняют вес на «кольце», — непременно добавляя, что-то вроде, — Пчел им в штаны!

— Слышь, а это че? Это, я тоже вроде, как «махровый» получается, да?! — поинтересовался несуразный страж у своего напарника, становясь на пост.

— Бестолочь, ты! Если лорд Несокрушимый узнает, ты сам поймешь, почему его так прозвали! Он лично порвет тебя на две части! Червей тебе в брюхо!

 

***

 

Утро кануло в вечность. Лишь к середине второй половины дня Иван разлепил заспанные глаза. В телеге рядом с ним по-прежнему лежал маленький бледный мальчик.

— Ох, я дурень … — мужик довольно ловко встал, перелез на скамейку возницы и взялся за поводья, — Ну, дорогуши, вперед! Держись, малыш, чуток осталось.

Застоявшись, пара сереньких в яблоко лошадок бодро зацокала копытами. Осторожно развернувшись, телега поползла к воротам.

Реам — молодой город. Его главной достопримечательностью, помимо двух колец оборонительных укреплений, был замок Несокрушимого Брона. Иван направлял телегу по единственной широкой улице прямиком к твердыне лорда. У крепостных ворот их остановила стража.

— Куда прешь?! Разворачивай колымагу и вали отсюда!!!

— Господа хорошие, сынишка у меня захворал, мне бы магу его показать…

— Сынишка захворал?! — привратник обошел телегу и заглянул внутрь, но кроме бледного мальца, лежащего на горстке сена, в телеге больше ничего не было.- А к лекарю чего не обратился?! Деревенщина!

— Дык, лекарь и сказал мол: «Маг ему нужен»!

— Ишь, маг… Ладно,.. жди!

Развернувшись на каблуках, служака подошел к воротам и несколько раз ударил в них ногой. Двери отварил другой охранник.

— Че?!

— Сходи, спроси господина мага сможет ли он помочь бедному сыну того мужика.

Стражник в дверях нахмурился.

— Бедному говоришь?! Бедному вряд ли, тут и спрашивать нечего…

 

— Гм,.. н — да… Эй! Отец, а монетка-то найдется сына лечить?! – крикнул привратник.

 

— Кое-что есть, господин, все на лошадь собирал, да видно не судьба…

— Ясно. Ну, че встал! Зови мага давай!

Двери затворились. Привратник велел Ивану откатить телегу с дороги и ждать, а сам занял свой пост у ворот. Прошел час, затем еще один… Солнце понемногу клонилось к горизонту. От долгих ожиданий Иван начал присыпать и в конечном итоге громко захрапел! Не выдержав Ваниных басовитых раскатов, наш знакомый стражник только собрался прекратить свои мучения легким пинком, как вдруг, открылись ворота, и из них вышел молодой длинноволосый парень лет двадцати, с посохом из какого-то белого материала и золотистой рясе.

— Где больной?!

— В телеге у стены, господин маг!

Молодой чародей деловито пошел к телеге и, заглянув внутрь, побледнел!

— Телегу немедленно в замок! Парня ко мне в кабинет! Бегом!!!

Ивана разбудили крики. Проснувшись, он огляделся и увидел мага.

— Добрый день,.. э-э-э,.. вечер, вашество.

— Да-да, твой сын?!

— Ага, захворал чего-то!

— И ты не знаешь от чего?!

— Нет, вашество. Пришел домой из леса, я его за дровами послал, весь в крови, бледный. Как меня увидел, так и рухнул на землю без чувств! Я его к лекарю, а он говорит, мол, что ничего сделать не может. Вот я к вам и привез сынишку. На вас, вашество, вся надежда!!!

Маг слушал мужика с недоверием, но решил не делать поспешных выводов, скоро все станет ясно…

— Слазай с телеги. Завтра к закату приходи к воротам.

Чародей развернулся и поспешил обратно в замок. Не успел Ваня соскочить, как один из стражей ловко запрыгнул в телегу и, развернув лошадей, направил их к воротам.

 

***

 

Оставшись один, Иван первым делом отправился в таверну. Еще у стойки он опрокинул в себя пару кувшинов дешевого кислого, но крепкого вина. Заказав «на дорожку», здоровяк направился за большой общий стол, где уже сидело трое мужчин, активно обсуждающих проделки своего четвертого товарища:

— Так ты представь, Гоша уже в третий раз нажирается, как свинья и в третий раз путает Ольгу с Тамаркой!!! Ха-ха…

— И че, Ольга три раза простила ему?!

— Да какой там! Устроила скандал!

— И?..

— И!.. Получила по морде, после чего он сделал то же самое, что с Тамарой!!! Хы-хы-ха…

— Ну, дает! Ха-а-а…

Иван постоянно пил, сосредоточенно вникая в разговор мужиков. Суть беседы, которую он почти уловил, стала вновь ускользать от него.

— И так че,.. кода Г-гоша с Томарой или О-олей придет?! Или он с обе… обо… вообще, где он есть?!!

— Мужик, тебе чего надо?! Шел бы ты спать! – рассказчик явно был не доволен тем, что его перебили.

— Пока голова не разболелась!!!- подхватил его приятель, что был поздоровее.

— ЧТО??? – Иван медленно встал из-за стола, пошатываясь, обошел лавку и разделяющую его и «грубиянов» деревянную колонну. Приблизившись к ним вплотную и уперевшись руками о стол для устойчивости, Ваня переспросил, — Что???

Все трое вскочили на ноги. Ростом они, включая «здоровяка», были по грудь Ивану.

— Те че надо!!! – задиристо крикнул один.

— Пошел вон, деревенщина!!! – чувствуя поддержку товарища, вторил другой.

Ваня, тяжело вздохнув, схватил лавочку и стал, особо не целясь, размахивать ею во все стороны. Одним взмахом он уложил «здоровяка» и неловкого зеваку. Так продолжалось недолго, кто-то из посетителей позвал городскую стражу, и радостная пьянка Вани закончилось. Его нетрезвый мозг на фоне пятен и разводов все же рассмотрел и оценил четыре алебарды и доспехи. Этого было вполне достаточно…

Около полудня дебошир очнулся у городских стен. Все его тело болело, рядом была небольшая лужица полупереваренной пищи, судя по составу и внутреннему состоянию Вани, она была его. Опираясь о стенку, он поднялся и побрел к воротам. Получалось плохо, шатало, морозило и трясло. Приблизившись, он наткнулся на гневный взгляд стражника.

— Пошел вон, пьяница!!!

— Кто?! Я?!

— Ты, ты!!! В городе тебе делать не чего!!!

— Но,.. мне к закату нужно попасть к господину магу!

— Зачем?!

— Дык, наказал он мне так! Сказал: «К закату завтра, — значит сегодня,- явиться к замковым воротам»!!!

— Ну иди,.. но если обманул!

— Да, нет, что вы, господин хороший. Как можно?!

— Ну-ну…

 

***

 

Как и обещал молодой маг, на закате замковые ворота распахнулись, и из них выехала телега. Следом вышел сам чародей.

— Вашество, ну что там сынок мой?!

— Жив, слаб, но здоров! Радуйся отец! Сын-то твой маг! А ты и не знал?! У него было сильное истощение, и держался он на одной силе воли! Но все позади…

— Спасибо, вашество!!! Вот это вам. — Иван протянул небольшой кожаный мешочек с медяками. Маг небрежно отмахнулся.

— Оставь себе. Заботься о малыше! И хорошо его воспитывай!.. Как оправится, пусть приходит, если захочет. Я научу его пользоваться даром. — чародей провел ладонью по чубу мальчика и пошел прочь, — Прощай!

Иван внимательно осмотрел парнишку. Внешне тот был абсолютно здоров. Мужик сел в телегу, взял поводья и погнал лошадок по улице прочь из города. Проезжая очередной переулок, ему в глаза бросилась вывеска «Кулак и медовуха».

— Интересно…

Повернув лошадей и поставив их у входа, Иван направился внутрь, собираясь пропить сэкономленные деньги! Вдруг из телеги послышался слабый стон. Ваня развернулся и заглянул внутрь. Мальчик открыл глаза и стал опасливо озираться.

— Привет, малыш! Ну наконец-то ты пришел в себя…

Мани сжался в комок. Он был готов ко всему.

— Ты кушать хочешь? Пойдем, поедим и обратно в деревню…

Мальчик кивнул и пошел за незнакомым ему человеком. Внутри секрет названия, привлекшего внимание Ивана, был раскрыт! В этой таверне проводились кулачные бои, а основным напитком была медовуха! Усевшись за столик, Иван огорченно вздохнул: « Хорошенько выпить уже не получится».

Заказав две похлебки, буханку хлеба и пару перепелок, Ваня уставился на мордобой. Мани исподлобья наблюдал за всем происходящим. Вскоре принесли еду, и оба путника стали уплетать за обе щеки. Покончив с похлебкой, Мани почувствовал, что вот-вот лопнет, он, наверное, еще ни разу в жизни столько не ел,.. а его ждала еще почти целая перепелка! Иван, решив помочь мальчику, оторвал у перепелки крылышко, приговаривая:

— Маленьким объедаться не хорошо, большим тоже, но не страшно!

Прикончив на пару вторую перепелку, Иван на оставшиеся деньги взял чашку отвара на травах для малыша, а себе кувшинчик медовухи. Понемногу потягивая свое пойло, Ваня рассказал Мани все о том, как он появился, и что они здесь делают… Когда рассказ дошел до упоминания о рухнувшей башне, мальчишка вздрогнул и, разлепив губы, тихо почти не слышно проговорил:

— Спасибо….

— Да, пожалуйста!

Во время беседы в таверну вошли двое мужчин и сразу же привлекли к себе внимание. Первый прокричал с порога:

— Всем выпивку за мой счет!!!

Второй явно лебезил.

— Хозяин Виктор самый хитрый! Он обманул самого ЛОКОСА! ВСЕ кричите ура ему!

— Заткнись!!! Расскажи лучше, как я это сделал! – надменно сказал первый.

Посетители с любопытством смотрели на вошедших, кто-то аплодировал бесплатной медовухе.

— Мой хозяин заключил сделку со злобным магом! По ее правилам Виктор получал пятьдесят тысяч золотых и становился самым богатым человеком, но! Всего на тридцать лет! Спустя это время, злобный маг должен был забрать жизнь моего господина. Но этому не суждено сбыться, боги на стороне хозяина, они прикончили мага! Взорвали его башню!

Скрипнув зубами, Мани встал из-за стола и медленно пошел к Виктору. Остановившись на расстоянии пяти шагов от раба — лизоблюда, мальчик топнул по земляному полу таверны. Снизу мгновенно вырос каменный стержень в два пальца толщиной. Стукнув им о пол, Мани по пояс вогнал в землю противного прихлебателя…

— Я, маг ЛОКОС! Ты, червь! Много мне задолжал и еще смеешь смеяться над разрушением моей башни?!!

Мальчик направил «посох» на хозяина лизоблюда, и того с ног до головы сковал каменный панцирь. Наконечник каменного стержня начал расти и превращаться в иглу, направленную прямо в лицо побледневшего Виктора. Трясущимися губами «должник» забормотал.

— Простите, господин маг…

— Локос!!! — крикнул малыш, и вся таверна затрещала по швам. Пол покрылся трещинами и местами стал проваливаться.

-… П-простите, господин Локос!!! Не убивайте, прошу вас….

Панцирь понемногу стал сжиматься…

— Ты принесешь мне немедленно двадцать пять тысяч золотых, и может быть, останешься жив…

— Да-да, конечно же, у меня осталось сорок тысяч, больше я не смог потратить… Я все сейчас принесу…

— Раб! Проследи за ним! — обращаясь к Ивану, сказал мальчик – маг. Тот интенсивно закивал.

— Обязательно прослежу за должником господина Локоса!

Каменный панцирь осыпался, и Виктор, чуть ли не бегом, бросился к входу, а его прихлебатель так и остался торчать в полу…

***

 

Из таверны маленький «Локос» вместе со своим огромным «рабом» вышел сказочно богатым. Погрузив «улов», они направились к воротам, которые за золотой открывались даже ночью! Скрипучая телега с красивым сундучком внутри навсегда покинула город …

— Слушай,.. малыш, здорово ты это с Локосом провернул! Я почти поверил!!! Тебе есть куда податься?! Давай к нам в деревню, будешь помогать нам магией, а мы тебя кормить и все такое… А?!

Немного подумав, мальчик согласно кивнул.

— Ну вот и славно… так, а зовут тебя как?

— Я же сказал, Локос.

***

 

— Точно! Прям один в один, как я помню, бабушка рассказывала! Только вот я еще знаю, что этот мальчуган жил в нашей деревеньке, а башня та стояла вон там. — возница указал рукой на восточную горную гряду.

— Все верно, Агап, кажется? Или все же Агапыч?

— Как вам, господин, удобнее, так и зовите.

Обладатель соломенной шляпы, поправив ее, возмущенно спросил товарища:

— Ты отчего мне не рассказывал эту легенду, коли знал?! Все-то ты врешь! А вы, историческое вашество, я и вам не верю! Ну откуда вы знаете все это?! Строилось, по вашим же словам, третье Реамское кольцо стен! А их пять уже несколько тысяч лет!!!

Старик лукаво улыбнулся, но этого никто не заметил. Капюшон и ночная мгла скрывали все. Из небольшого рюкзачка старик извлек огромную и, судя по виду, очень древнюю книгу. На кожаном переплете сама по себе святилась надпись «Хроники Этеи».

— И чаво это за жуть?! — спросил «истинно» верующий в Хроноса «трус». Историк скинул капюшон и, погладив книгу по переплету, заявил.

— Это его дневник… того самого Локоса!

— Ух ты!!! Древность какая!!! Вот что значит книга!

читателей   834   сегодня 1
834 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,80 из 5)
Загрузка...