Королевский аметист

Лена зажмурилась, но перстень с аметистом сиял под ее сомкнутыми веками. Со вздохом девушка открыла глаза и отошла от прилавка, где с полчаса рассматривала ювелирную бижутерию. Поклявшись, что со следующей зарплаты библиотекаря подарит себе этот перстень, она вышла из сияющего «Пассажа» через вертящуюся стеклянную дверь. Фонари на Невском проспекте вспыхнули все вместе, разгораясь от фиолетового к теплому белому свету, ночная подсветка зданий еще не зажглась, вокруг сразу стемнело. Небо над городом почернело, на нем проявились редкие белые облака. Лена поежилась и по пандусу сбежала в подземный переход рядом с «Пассажем». Странно, но под оживленным перекрестком Невского проспекта и Садовой улицы никого не было. Куда исчезла толпа горожан и приезжих, ведь главный проспект Санкт-Петербурга никогда не спит?

Призрачно-белый свет дневных ламп стелился по серому мраморному коридору, в темноте скрывался его дальний конец. Девушка осторожно ступила на плиты каменного пола. Показалось ли ей, что белый свет в подземелье заколебался и даже стал фиолетовым? У нее немного закружилась голова, руки невесомо взлетели к плечам, и все тело повисло в воздухе, как в теплой воде. «Что это, настоящая невесомость, как в бурлящей воде аквапарка?» — мелькнула удивленная мысль.

Мгновение ощутилось как долгий вдох, она больно ударилась пятками обо что-то твердое, отозвавшееся металлическим звоном, и упала… в траву. Сразу раздался шум ветра и деревьев. «Боже, что это? Я сплю? Кругом кусты, деревья, дальше поляна. А улица? А переход? Ни звука машин, ни уличного грохота…»

Послышался слабый стон. Девушка встала и медленно, с опаской пошла к зеленому кустарнику, откуда доносился жалобный звук. Мелкие листочки шелестели, обдуваемые легким ветерком. На пышной мягкой траве навзничь лежит человек. Но какой…

На голове что-то вроде кастрюли, на плечах и груди железные пластины… Да это же латы и шлем! Вот и наручи, и поножи… Рыцарь! Что он тут делает? Может быть, здесь происходит слет исторических реконструкторов? Но из-под сплошного блестящего шлема стекает струйка крови. Девушка в ужасе подбежала к лежащему и, склонившись, потрясла его за плечо.

— Господин рыцарь, что с вами? Вы ранены? – закричала она.

Он приподнялся и сел на траве.

— О-о… Тише, миледи, тише. Да, я ранен… Я почти зарубил огра, но что-то ударило в мой шлем с силой тарана, и я ничего больше не помню.

— Вы тут один? Кто может вам помочь? – в тревоге спрашивала Лена, поддерживая рыцаря за плечи.

— Со мной был отряд телохранителей, мы должны были остановить северян, но силы оказались слишком не равны. Мои парни – умелые мечники, а среди северян были огры, — ответил воин, голос его звучал гулко сквозь дырочки в шлеме.

«Огры… огры? Какие огры?» — короткое рычащее слово взорвалось в черепе Лены нестерпимой болью, она охнула и навзничь упала в траву, безвольно раскинув руки. Фигура рыцаря заслонила ей весь мир.

Раненый рыцарь поднялся, постоял немного, утверждаясь на ногах, качнулся и снял с головы «кастрюлю». Он оказался молодым темноволосым парнем со свеженаливающимся синяком на левой щеке.

— Миледи, где вы, миледи, — позвал он, оглядываясь, но не заметил девушки, лежащей в траве. – Или это был ангел с женским голосом? А может, кто-то из моих парней еще жив? – пробормотал он и побрел к кустам искать павших соратников. Девушка тихонько встала и пошла следом. Она была так ошеломлена, что даже не испугалась и не думала о ближайшем будущем.

Рыцарь вдруг обернулся и наконец-то осмысленно посмотрел на нее.

— Кто вы, миледи? Откуда здесь? Позвольте представиться – Тимоти Крейвенюгер, граф Дэлтон.

— Я? – удивилась девушка. — Мое имя Елена Ленкова. Я здесь случайно.

— Кто провожает вас, миледи?

— У меня нет провожатого, я отказалась от сопровождения вооруженной охраны, и чувствую, что напрасно. Если б знать…

— Леди, не беспокойтесь, отныне я буду вас сопровождать и доставлю домой к супругу.

— Сэр, я не замужем!

— Значит, доставлю к вашим родителям.

— Благодарю, отважный рыцарь. Но где мой дом, я и сама не знаю.

Разговаривая, они обошли всех убитых в надежде найти живого. Тщетно. Лена не могла поверить, что все это происходит наяву.

— Мадмуазель, предлагаю выйти из леса, здесь недалеко таверна. Мне надо промыть рану, да и поужинать не помешает.

Лена последовала за Тимоти, и вскоре они подошли к таверне. Из открытой двери пахнуло едой. Гул голосов, и звон ножей подсказал, что завсегдатаи уже собрались на ужин и «беседу». Тимоти спокойно вошел в помещение.

Драка была в самом разгаре. Центральный стол уже лежал на полу со сломанными ножками. За столами у стен сидели посетители, и, пригнувшись к столам, что-то ели. Колоритная фигура в центре таверны привлекла внимание вошедших – моряк в полосатой майке и полосатых чулках. Длинные волосы заплетены в косичку, на голове – черная с белой окантовкой треугольная шляпа. В данный момент он лихо выкинул в окно своего тщедушного противника и дал подножку похожему на него самого верзиле. Рядом две пары бойцов с переменным успехом дубасили друг друга огромными кулаками. До ножей и клинков дело не доходило. По-видимому, это была просто дружеская разминка. И впрямь – когда Тимоти и Лена вошли в открытую дверь, а драчуны их увидели – драка прекратилась. Центральное действующее лицо, сняв шляпу, приветствовало даму. Тут же появился хозяин таверны:

— Сэр рыцарь, прошу вас и вашу даму пройти сюда. Сейчас подам еду. Сегодня у нас жареный каплун, седло барашка и прекрасный эль. Мадемуазель, окажите честь, присядьте за этот стол. Господа пираты вас не побеспокоят.

— О да, дама может рассчитывать на нашу любезность, — воскликнул главарь. Позвольте представиться, миледи, монсеньор, я — Хозе, капитан «Морской гончей»!

— Мессир, — кивнула Лена. Есть ей не хотелось, перед глазами стояли зарубленные товарищи Тимоти. Их красная кровь застывала на зеленой траве. Кровь огромных огров оказалась темно-зеленой. Лене очень хотелось знать, что случилось, куда она попала, и что это за местность. Хотя первая растерянность прошла, но после обхода поля боя тошнота подступила к горлу девушки. Убитых надо же похоронить? И чтобы священник прочел отходную?

— Сэр рыцарь Тимоти, какой год мы сейчас переживаем? — спросила она как бы невзначай.

— Мадемуазель, ужасный год, земля наша разграблена, законы не действуют. Распоясались пираты на море. Окончилась династия наших соседей королей Колинсонов из Колинслэнда. Последний наследник их престола погиб на днях в битве с северянами. Говорят, его сразил принц огров.

— Да, но какое сейчас число?

— 31 июня, если быть последовательным, 1212 года от Рождества Христова.

«Тринадцатый век! — с ужасом сообразила Лена. – Параллельный мир! Что мне делать? Как попасть обратно в двадцать первый век? Я шла от Пассажа к Гостиному по подземному переходу. Как же я могла очутиться здесь?»

Есть девушке совсем не хотелось, хотя сэр Тимоти спокойно поедал жаркое и запивал его элем из большой глиняной кружки. «Сейчас спросит, где я живу, куда меня проводить. Придется врать? Или нет, скажу ему правду, пусть помучается со мной вместе».

— Леди Лена, где живут ваши родители, далек ли путь к ним? Дело в том, что я должен вернуться к моей армии в город Зингер.

— О, монсеньор, мои родители очень далеко. Но дело тут не в расстоянии, а во времени. Я из двадцать первого века, случайно оказалась здесь. И не знаю, почему.

— Двадцать первый век. Это же восемь столетий между нами, а я гадал, в какой из окрестных земель носят такую чудную одежду, — Тимоти задумался, тряхнул головой и добавил: — Этот вопрос нам сейчас не решить. Предлагаю ехать в мой замок. Там священник отец Гарри поможет, да и чародей в замке имеется.

 

Дверца в воротах города отворилась, как только конь Тимоти подскакал со своей двойной ношей – Лена сидела позади рыцаря, держась за его пояс. Рыжий страж ворот в боевых доспехах приветствовал всадника:

— Сэр Тим! Вы из армии, милорд? Битва при Гардине уже произошла?

— Нет, Освальд, я был на севере, а сейчас в квесте. Заехал повидать матушку и сестер.

— Они очень грустят…

— Что произошло?

— Вы не знаете, милорд?

— Я давно не получал известий из дому.

— Я сам ездил в Зингер по поручению миледи королевы, но не застал вас в армии, милорд граф, о простите, ваше высочество, — и стражник

склонился в поклоне.

— Короче, Освальд! – вскричал раздосадованный Тим.

— Ваш батюшка, король Дональд, скончался две недели назад.

— Как это произошло?

— Погиб на охоте.

— Благодарю, Освальд, я не забуду твоей преданности, — ответил рыцарь. Лена молча погладила его по железному плечу. Как еще она могла выразить ему сочувствие? Тим пришпорил коня и галопом подскакал к воротам замка. Поставив Лену на брусчатку площади, он спешился сам и повел гостью к входу в замок.

Из сада, что позади замка, выбежали три маленькие принцессы, сестры Тима. Старшая, лет восьми, была в светло зеленом платьице, очень подходившем к ее глазам, чепчик на ее голове был обвязан черным крепом. Две совсем маленькие принцессы шли за руку с нянями. Они были одеты в светлые платья с черными лентами по подолу. Девочки радостно закричали:

— Это Тим, наш братик Тим приехал.

Старшая принцесса Майя бросилась Тимоти в объятия. Затем он поднял на руки младших и расцеловал в пухлые щечки. Из парадной двери замка вышла их мать-королева в траурном платье. Диадема из черных гранатов венчала ее высокую прическу, черная вуаль затеняла бледное лицо.

— Матушка, — поклонился рыцарь. Лена спряталась за его спиной, избегая грозного взора вдовствующей королевы.

— Милорд мой сын, что задержало вас на целых две недели? Вы не прибыли даже на похороны вашего отца.

— Сожалею, миледи королева, но меня не поставили в известность об его гибели.

«Как излагает!» — изумилась Лена. Подобные обороты речи она встречала только в старинных рыцарских романах двенадцатого века.

— Мы давно вас ждем, сын мой. Я посылала гонцов в армию, но они вас не застали. Пойдемте, мне надо о многом поговорить с вами.

— Матушка, со мной случилась странная история, я сейчас не из армии города Зингер. Разрешите представить вам мадмуазель Лену, — Тим извлек из-за своей спины упирающуюся девушку. Она неловко поклонилась грозной государыне. «Выходит, Тим – их будущий король?» — в смятении думала Лена.

— Так случилось, что я должен сопровождать прекрасную чужеземку. Она появилась в наших землях из очень дальних краев, — продолжал Тимоти. – Мы познакомились на поле боя отряда моих телохранителей с отрядом северян и огров.

«Это он про меня рассказывает?» — удивилась Лена.

— Добро пожаловать в наш замок, дорогая леди. Под нашим кровом вы ни в чем не будете нуждаться, — вежливо произнесла вдовствующая королева.

— Сердечно благодарю вас, ваше величество, — ответила с поклоном Лена.

— Скажите, матушка, в замке ли сейчас наш капеллан отец Гарри? – осведомился рыцарь.

— Сын мой, кажется, он уехал в селение около замка. К вечерней службе должен вернуться. Однако, что же мы здесь стоим. Пойдемте в комнаты. Леди Лена устала с дороги. Она отдохнет в спальне для гостей. Через час обед в Малом рыцарском зале.

Королева-мать прошествовала в холл замка впереди сына и его гостьи, подошла к большому медному гонгу и ударила в него специальной колотушкой. Тягучий медный звон поплыл по старому замку. Лена ойкнула, присела и зажала уши. В холл спешно вбегали слуги, пажи, домочадцы. Сэр Тимоти ободряюще подмигнул своей гостье, и она растерянно улыбнулась ему.

Одноухий одноглазый лорд в пурпурном колете, сияя обширной лысиной и блестящим нагрудником, прошел сквозь раздавшуюся перед ним толпу.

— Дорогой племянник, наконец-то вы прибыли в наш замок, — обратился он к Тимоти и улыбнулся так широко, как будто мечтал его загрызть.

— Да, дорогой дядюшка, я вернулся в мой замок, и не один, а с могущественной чужеземной гостьей, — ответил сэр Тимоти. — Теперь все у нас пойдет по-другому, — он притянул к себе за руку Лену, и она приветствовала одноухого дядю вежливым поклоном. Дядя побагровел, положил руку на эфес меча и представился:

— Герцог Эйрик, к вашим услугам, прекрасная чужеземная дева.

«Тоже мне, колобок на пенсии», — злобно подумала Лена, опустила ресницы и еще раз поклонилась. Тут горничные и пажи приблизились по мановению королевской длани.

— Проводите нашу гостью в спальню и подберите наряд, достойный ее красоты, — велела королева-мать.

— Мне надо идти с ними? – Лена в страхе взглянула на Тимоти – ведь в этом мире она была знакома с ним дольше, чем со всеми другими.

— Ступайте с ними, миледи, они позаботятся о вас, — ответил наследник престола.

— А, ладно, — девушка пожала плечами и начала подниматься вверх по лестнице в сопровождении горничных. Пажи освещали ей дорогу факелами и поддерживали на крутых поворотах мраморной винтовой лестницы. Сэр Тимоти смотрел вслед странной леди, с которой познакомился на поле боя. Из мечтательной задумчивости его вывел голос матери:

— Тимоти, сын мой, пройдем ко мне в комнаты. Я должна вам многое рассказать.

Рыцарь оглянулся. Дядя его исчез. Тим предложил матери руку и почтительно проводил в ее покои.

 

Лена растерянно оглядывалась в роскошной комнате для гостей. Горничные усадили ее в деревянное резное кресло с высокой спинкой у окна с полукруглой мраморной рамой. Обе створки были распахнуты наружу. Теплый воздух вливался в окно и приносил аромат цветущих яблонь. «А у нас в Петербурге сейчас начало октября», — подумала девушка, движением руки отказалась от кубка с подогретым вином и потянулась к серебряной вазочке с мороженым. «Кто знает, что у них подают на обед, а мне надо поддержать силы уже сейчас». Она с наслаждением облизала серебряную ложку и благосклонно кивнула горничным, показывающим ей роскошные платья.

 

— Матушка, здоровы ли вы? Не печальтесь, такова жизнь: дорогие нам люди уходят…

— Да, я печалюсь о странной смерти твоего отца, но у меня есть еще один повод для грусти. Твой дядя, брат твоего дорогого отца, Эйрик Одноухий, хочет на мне жениться. Конечно, так заведено в нашем королевстве — брать вдову брата в жены, но меня страшит судьба моих и Дональда, царствие ему небесное, детей. Ведь наследник ты, все королевство принадлежит тебе, и отдавать его твоему дяде Эйрику я не хочу.

— Да, матушка, я понимаю. Впрочем, и судьба отца меня удивляет. Он так любил охоту, был осторожен и аккуратен. Как он погиб?

— Стрела пробила его сердце, пройдя под левой лопаткой, — со вздохом ответила королева.

Тим вздрогнул.

— Его убили в спину!

— Да, в спину, сын мой, я сама видела след, когда обмывала его бедное тело.

— В спину! Не иначе, это дядина стрела, он же кривой на один глаз, и ухо у него отсутствует. Да и потерял он ухо раньше, чем глаз, еще подростком, когда охотился со старшим братом Дональдом в Темном лесу… Так мне рассказывал отец.

Королева и принц обнялись, утешая друг друга в постигшем их горе.

* * *

В Малом рыцарском зале за столом собрались всего двадцать человек, самых близких к престолу. Кресло отца во главе стола занял прибывший днем сын. Рядом сидела королева-мать. Дядя Эйрик Одноухий, немного замешкавшись, сел рядом с Леной, расточая ей комплименты по поводу наряда и прически. Платье двенадцатого века из красного бархата удивительно шло ей.

После обеда герцог провожал Лену в ее комнаты. Коридор оказался пуст, все успели разойтись. Тим провожал мать и сестер. По дороге старый герцог сказал:

— Леди Лена, позвольте показать вам рыцарский зал, там старинные доспехи и оружие наших предков.

— Как интересно, — выдохнула девушка. Она бы с удовольствием совершила экскурсию по замку в сопровождении молодого принца, но обижать его дядю не следовало.

Эйрик распахнул высокую дверь, там оказалась темная лестница, ведущая вниз. Лена остановилась в замешательстве, но дядя Тимоти сильно толкнул ее в спину.

«Боже мой, где я? Что случилось?» — были первые мысли Лены, когда она открыла глаза после стремительного полета в темноте. Она сидела на полу длинного коридора, уходящего во тьму. На стене горел факел, Лена встала, достала его и посветила вокруг. Лестница, с которой она свалилась, уходила не так уж и высоко. Девушка даже не расшиблась – пышная бархатная юбка уберегла ее. Взбежав по лестнице, Лена поняла, что дверь закрыта. Она стучала и кричала, звала на помощь сэра Тимоти, но тщетно. Тогда Лена опустилась на холодный каменный пол и прокляла всех средневековых интриганов. Дядя Тимоти, Эйрик Одноухий, был уверен, что разлучил их. Девушка решила не сдаваться и елико возможно осложнить жизнь старому интригану. Факел горел ярко, клаустрофобией Лена никогда не страдала и не могла заставить себя испугаться мрачных тайн старого замка. Даже если бы призрак убитого короля Дональда предстал сейчас перед ней, она бы пожаловалась ему на его подлого брата. Девушка решила пройти вперед по коридору. Может быть, он выведет ее в сад? Из окон своей комнаты на втором этаже она любовалась пышными кронами деревьев в этом саду. Лена рассчитала, что находится сейчас на первом этаже замка или же в полуподвале. Воздух был чистый, пол сухой, стены каменные, очень гладкие. Из коридора вели ответвления – ходы. В одном из них она попала в тупик. Вернулась. Опять боковой ход. Там что-то сверкнуло. Не боясь приключений, ведь большой факел в ее руке горел ярко, Лена без страха двинулась на проблеск света. Может быть, выход из рукотворного подземелья находится там? Но это опять оказался тупик. Однако тупиковая стена сияет золотом и радужными бликами? Зачарованная этим зрелищем Лена провела пальцами по камням, граненым самоцветам, вделанным в эту стену. Они образовали причудливый узор, переливающийся разными огнями, как новогодняя гирлянда. А вот повыше – фиолетовый прозрачный – не аметист ли? Девушка захотела потрогать его, но он был на высоте более двух метров над полом, до него еще надо было дотянуться. Она прислонилась к стене всем телом, встала на цыпочки, пальцами достала аметист, но, качнувшись, потеряла равновесие и ухватилась за драгоценность покрепче. Стена подземелья поддалась, исчезла, и Лена упала во тьму.

 

Она сидела на полу своей спальни, прислонившись спиной к ножке кровати. Рука девушки была сложена лодочкой, она еще ощущала холодную тяжесть, но драгоценный камень исчез – его еще предстояло купить в «Пассаже» в конце этого месяца.

 

читателей   980   сегодня 2
980 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 2,00 из 5)
Загрузка...