Город волшебных вещей

Ломаные линии улиц, расчертившие весь Город Волшебных Вещей на части, похожи на солнечные часы. Каждая улица переполнена лавками, где продаются самые диковинные товары. Вход в любую из лавок нарядно украшен, точно подарочная коробка.

Это неспроста – в Город постоянно приезжают гости, чтобы купить здесь что-нибудь необычное. От обилия украшений все лавочки сливаются в одну большую вереницу праздника и волшебства. Но есть в городе один магазин, с запыленными окнами, едва держащейся на петлях двери, не украшенной хотя бы захудалой ленточкой.

Этот маленький магазин всегда наполняется тоскливым звоном старого колокольчика, когда случайный прохожий толкает его дверь. Звон проносится по залу, отскакивая от потрескавшихся тарелок и запылившихся жестяных банок, горами сваленных на полках.

В магазине всегда пахнет стиральным порошком и табаком. Скорее всего потому, что владелец магазина очень любит курить и стирать свои старые, истертые рубашки, сквозь которые просвечивало его розоватое тело.

О владельце магазина стоит сказать немного больше. Было около сорока лет, а может и около шестидесяти. Никто не сможет сказать наверняка, потому что каждый день он живет тоской по разному времени. И тоска его была такая сильная, что пропитывает его целиком, стирая черты его настоящего и превращая его в человека из прошлого.

Наплывы его тоски всегда одинаковые: он садится на белую табуретку возле одной из своих витрин и начинает неспешно разглядывать хранившиеся на ней трофеи. Ими может быть все, что угодно: старые фантики, давно закончившиеся ручки, сломанные часы и даже обрезанные локоны, закупоренные в старые склянки от валерьянки. Одно объединяет все эти сокровища – они относятся к определенной эпохе. У каждой эпохи свое название. Эпоха дивных танцев на площадях, или, например, эпоха плаваний на кораблях. Каждая эпоха живет в сердце владельца магазина, а вместо сердца у него товары, что пылятся на старых полках.

Во время очередного наплыва тоски, он бережно берет сокровища в свои шершавые руки, нежно гладит их и уносится в сладостный мир воспоминаний. Там он всегда счастлив. Там, казалось, была его настоящая жизнь. Вот возьмет он в руку старую пластинку, у которой откололись края и без проигрывателя слышит музыку, что была записана на ней. Музыка становится все громче, а магазин, в котором он сидит на жалкой табуретке, все дальше. И вот он уже на городской площади, держит за руку миловидную блондинку со слегка размазанной помадой и слишком круглым носом. Но нос казался круглым давно, а теперь же, когда он вернулся сюда, этот нос выглядит самым красивым носом на свете. Он смотрит на него, видит в нем отражение розовых закатных лучей и чуть не плачет от счастья. Музыка начинает играть еще громче и они пускаются в пляс. Ритмы захлестывают, ноты летят вместе с кровью к сердцу, и счастье становится таким осязаемым. Его даже можно обнять и оно не растворится.

Пластинка возвращается на полку и огни площади меркнут. Пыль и тишина вновь становятся реальными. Возвращение в этот мир начинает проявлять тоску. Тоска пронизывает кожу, искажает взгляд и, глядя на владельца магазина, уже невозможно вспомнить каким он был минуту назад.

В магазин заходят редко, ведь такого добра у всех хватает. Тем более что все знают, как неохотно владелец расстается со своим товаром. Многие даже постоянно сплетничают о его совершенно неграмотном подходе к делу.

А он даже не догадывается об их разговорах. Живет себе в своем мире постоянных путешествий в прошлое и кроме его тоски ему других переживаний не надо. А вот то, что ему действительно интересно, так это его воспоминания. Потому что они такие яркие, живые. Да и он сам в них живой, хотя, если призадуматься, в те времена, к которым он возвращается, он думал точно также. О том, что прошлое было прекрасно, а настоящие не стоит ни капли любви и интереса.

Он берет в руки, обвитые широкими венами, свою любимую табуретку и тащит ее к другой витрине. Садиться, легонько дует на сложенные в аккуратную кучу вещи, стряхивая так с них пыль, и отправляется в новое путешествие. На этот раз в качестве билета – выцветшая со временем записка. От человека, которого он, казалось бы, уже и не помнит, но стоит вчитаться в слова, как образ его ярко загорается в памяти. Это записка от старого друга. У него была такая смешная густая борода, над которой он сам охотно подшучивал.  Записку он эту оставил, перед тем как навсегда уехал в другую страну, к морю, где спустя пару лет покончил с собой. Эта записка – последние слова от старого друга, который теперь кажется выдуманным. В ней всего пару слов: «Живи настоящим, а не прошлым». «То же мне, советчик,- думает владелец магазина.- Хорошим, видимо, жил настоящим, коли с собой покончил.  А вот другом он был хорошим, да. Столько смешных историй знал, не пересчитать. И чай умел вкусный заваривать. С мятой и медом». Басистый смех старого друга стихает, затонув в звоне колокольчика, и в магазин заходит редкий посетитель.

Это девушка, лет двадцати со смешной прической. Волосы не то рыжие, не то русые и торчат в разные стороны, точно наэлектризованные. Лицо ее не пожалело солнце и оставило, наверное, тысячу веснушек. За спиной у нее тихо хлопают тонкие, как паутина крылья.

«Фея? Небось, пришла выкупить мои товары. Им вечно нужно всякое барахло, чтобы дарить несчастным полоумным детям»- продавец явно не рад появлению покупателя.

— Здравствуйте, что продаете?

— Там на двери есть вывеска.

— Была, да вот только ее давно сдуло ветром с моря – ухмыляется фея.

— Прошлое я продаю, понятно? Воспоминания там разные.

— О чем воспоминания? О чем – то хорошем?

— Конечно о хорошем. В прошлом все хорошо.

— Это как посмотреть. Столько людей из-за прошлого теперь несчастны.

— Дураки может и несчастны.

— А вы счастливы?

— Конечно, счастлив. Я никогда бы не был так счастлив, если бы у меня не было прошлого.

— А я думаю, что прошлое хорошо только по тому, что из него можно сшить прекрасное будущее.

— Много ты понимаешь, фея. Тебе бы только порхать над полями, да колдовать над своим котлом, делая непонятные вещи, неизвестно для чего.

— Вот и неправда – она взмахнула своими серебристыми крыльями и взлетела на табуретку. – Я делаю вещи, которые радуют остальных. Вчера я купила старую метлу у ведьмы и сделала из нее собачку. Собачка лохматая получилось, зато верная. Ведьма счастлива, а вместе с ней и я. А раньше ее метла пылилась в углу, потому что ведьма высоты стала бояться и не летает больше.

— Ну, из моих вещей ты ничего лучше не сотворишь. Они только хуже станут, потому что уже перестанут быть частью прошлого.

— Ну, давайте проверим. Покупаю у вас вот эту дудку – она бросила на прилавок золотую монету. – Давно вы на ней играли?

— Давно, еще до того, как цветок, из которого ты вылетела, не вырос из земли.

— Вот возьму я эту дудку и сделаю из нее вам очки, в которых вы будете видеть лучше всех. А то окна вашего магазина так запылились, что вы не видите, как по улице ходят кони с золотой гривой.

— Таких коней не бывает, глупая ты.

— Уже 10 лет как бывают. Их вырастили в королевстве.

— Да быть того не может!

— Сами посмотрите – она покрутила в руках старую, треснувшую дудку и та исчезла в ярком сиянии. Когда сияние исчезло, вместо дудки в ее руках лежали новенькие очки в толстой оправе. Продавец надел очки и бросил недоверчивый взгляд на окно. Видел он в них и правда хорошо. Вот только улица была пустая, никаких коней по ним не бегало.

— Ну и где твои кони?

— В конюшнях, конечно. Не стоять же им вечно у вашего магазина.

— Обманщица ты! – рассердился продавец.

— Вот и нет. А за такие грубые слова я у вас все куплю!

— Нет! Ничего я тебе больше не продам. Уходи-ка ты отсюда!

— Я все-все покупаю – она швырнула ему на стол золотой мешок с монетами и хлопнула в ладоши. В ту же секунду все вещи исчезли с прилавка.

— Что ты наделала? – рассвирепел хозяин магазина, ошарашено оглядывая свой опустевший магазин.

— Я взяла ваше прошлое, чтобы сделать из него прекрасное будущее – гордо заявила фея и вылетела прочь из магазина.

Продавец проводил ее полным злости взглядом и плюхнулся на свою табуретку. Не рассчитал силы и сломал ее, рухнув на пол. «Глупая фея! Отобрала все вещи, и табуретка из-за нее сломалась. И на кой мне теперь ее очки? Нужно скорее идти в ее дурацкий дом и забрать все вещи назад».

Он схватил мешок с деньгами и вылетел прочь из магазина. До дома феи идти было далеко, так что по пути он решил завернуть в конюшни, где по ее словам должны были отдыхать златогривые кони. Нетерпеливо дернул он двери конюшни и замер от удивления. И правда, целый табун прекрасных лошадок мирно дремали в стойле. Долго он стоял и смотрел на них, не веря своим глазам. Кони были так прекрасны, что напрочь отбили всю его злость. Он смотрел на них и думал о том, как было бы здорово, если бы он мог взять одно из этих коней и отправиться на них к королевству. Он ведь давно в нем хотел побывать. Еще в детстве ему рассказывали про чудесный замок и про маленькие улочки с разноцветными домами и про крутой обрыв с видом на фиолетовое море.

От этих мыслей сердце его наполнилось волнением и трепетным чувством ожидания чего – то нового и прекрасного. И пока он там стоял, наполненный новыми забытыми чувствами, к нему подошел конюх, чтобы поинтересоваться, что он делает у конюшен, да еще и в такое время.

Продавец посмотрел на свой пухлый мешок с монетами и, не думая, заявил, что хочет купить одну из лошадей. А уже через пять минут он скакал по дороге, на самой красивой лошади их всех. Грива ее сияла в лучах закатного солнца, и в этом сиянии было что – то диковинное для продавца. Он чувствовал себя другим. Будто из его груди вынули старое, забарахлившее сердце, и вставили новое.

Он небрежно снял очки, подаренные феей, и, улыбаясь, вгляделся в горизонт.

читателей   1784   сегодня 4
1784 читателей   4 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 7. Оценка: 3,57 из 5)
Загрузка...