Гонец

День клонился к закату. Солнце уходило за снежные вершины гор, оставляя мир на мгновение жить в спокойствии розовых сумерек. Пока не придет ночь.

Мел сидела на высоком резном крыльце своего дома и не отводила взгляда от дальнего берега Граничной реки. Там все ярче разгорались огни костров. Сегодня у людей праздник, но на том берегу их не ждут и вряд ли будут рады таким гостям.

Мел надеялась, что сегодняшний вечер не закончится как в прошлом году.

Тогда мужики из Сторожевой деревни напились до беспамятства, переправились в Брендел и начали жечь дома.

К счастью, за исключением нескольких крыш, никто не пострадал. Мужиков связали и поутру отправили домой.

За рекой девушки затянули песню. И чем мы отличаемся от них? Разве кто-то выбирает, кем рождаться в этом мире?

Мел родилась волшебницей. Ее род уходил корнями в Золотое королевство, но для Мел в ее неполные девятнадцать это не имело большого значения.

Из-за дома показался всадник, грузный мужчина на гнедом жеребце. Отец Мел и магистр Брендела.

— Ты взял моего коня, — вместо приветствия сказала Мел.

Отец устало улыбнулся.

— Мой мерин захромал, а твой Эльдвиг не возражал, — сказал он, подводя коня крыльцу.

Мел протянула руки, и жеребец ткнулся теплой мордой в раскрытые ладони.

Магистр опустился рядом с дочерью.

— Любуешься? — тихо спросил он. Праздник за рекой был в самом разгаре. Нехитрая музыка, легко преодолевая водную преграду, заставляла сердце Мел биться чаще.

— Неплохо и нам как-нибудь устроить праздник, — сказала она.

Отец обнял ее за плечи и убрал с лица длинные каштановые локоны.

— Я все понимаю, Ты молода, красива. Тебе не место в Бренделе.

— Но ты, же не отпускаешь меня учиться в Ревион, в академию. Лучше быть последним волшебником у священных стен Риардона, чем прозябать здесь, как кучка изгоев на границе людей. Им не нужна наша магия.

Магистр задумчиво посмотрел вдаль.

— Они не понимают чего лишают себя, — сказал он.- А ты когда-нибудь станешь настоящей волшебницей, но не сейчас. Мне будет спокойнее, если ты пока будешь подальше от Завесы.

— Вы выставили на ночь дозор? — Мел сменила тему, изо всех сил пытаясь скрыть досаду.

— Нет, магистр нахмурился. Я развесил сети заклинаний. Если кто-то попадет в них, то провесит до утра. На этот раз нам ничего не угрожает. Пошли спать.

В этот самый момент на окраине деревни ослепительно полыхнуло. Залаяли собаки.

Мел тут же вскочила на ноги.

-Кто-то уже попался в твою сеть?

Лицо магистра стало жестким.

— Кто-то пытается ее порвать, тот, кто умеет это делать.

Через несколько минут весь немногочисленный Брендел собрался на северной околице и пристально изучал нарушителя своего спокойствия.

Зрелище можно было посчитать забавным. Мужчина, потеряв сознание от неравной схватки с заклинаниями магистра, повис в воздухе. Он был немолод, богато одет, но явно не походил на зажиточного крестьянина.

— Смотрите, у него риния!- выкрикнул кто-то из толпы.

Мел оторопела. Действительно, на груди незнакомца блестела широкая золотая цепь, а на ней большой медальон в форме ринии. Желто-фиолетовый цветок Великой Риневии. Знак Великих Царей!

От удивления Мел сделала шаг назад. Приближенный Великих Царей здесь, в Бренделе?!

Мел посмотрела на отца. Он был растерян не меньше ее. Она это знала, но магистр деревни обязан держать себя в руках.

— Давайте, расходится, уже поздно, — обратился он к волшебникам.- Этот человек останется на ночь в моем доме, а утром я сообщу вам, что удалось выяснить.

Послышался недовольный ропот, но место событий быстро опустело. Магистр осторожно снял с мужчины магические путы и с помощью лекаря и Мел отнес его в дом у реки.

У незнакомца была сломана нога и несколько ребер. Магистр сомневался, что его сети могли нанести столь серьезный вред, но как только мужчина пришел в себя, он поспешил принести ему свои искренние извинения.

— Не стоит. Это уже неважно, — глухо произнес незнакомец, явно прилагая к этому огромные усилия.

Я — Мастер Лиги Воинов и Гонец Царя к Королю Мэриота.

Мел не сдержала удивленного восклицания, а ее отец лишь сильнее нахмурил брови.

— Вы несете послание Великого Царя к Королю Людей? Казалось, магистр мог с трудом в это поверить. Люди ненавидели волшебников, а уж тем более Великих Царей Риневии. Король Мэриота в свое время сделал все, чтобы на его землях не осталось ни одного волшебника и для чего он теперь понадобился Царю, ему было не очень понятно. Он не успел поразмышлять на эту тему, потому что гонец сделал в его состоянии нечто невообразимое. Он поднялся с кушетки и встал перед растерявшейся Мел на одно колено, протягивая ей цепь с ринией.

— Умоляю, возьмите и доставьте в Мэриот. Я уже не смогу. Людям грозит страшная беда. Скогги спустились с гор. Царь предлагает свою помощь. Пока не поздно, надо доставить послание, иначе погибнет много людей. Он это видел.

Мел была потрясена. — Почему он говорит это ей?

Отец, по-видимому, тоже посчитал поведение гонца странным и загородил собою дочь.

— Царь заботится о людях, но они этого недостойны, — тихо проговорил магистр.

— Царь заботится о Диареме,- твердо сказал гонец, — Вы поданные Великой Риневии должны следовать его примеру. Кто-то должен доставить послание в Мэриот и как можно скорее.

Магистр покачал головой и тяжело вздохнул.

— Давайте свою цепь.

Но Мел решилась секундой ранее.

— Поеду я!

— Ты никуда не поедешь, — отец смерил Мел возмущенным взглядом.

— Я моложе и на Эльдвиге доберусь до Мэриота за полтора дня. Ничего со мною не случится. Магия меня хранит,- скороговоркой выпалила Мел.

— Деревенские уроки — это не охранная магия. Ты никуда не поедешь.

— Уроки мастера Гильдии Стихий — вот это охранная магия. Я поеду,- Мел не собиралась сдаваться.

— Девочка права,- подал голос гонец.- Она доставит послание быстрее Вас, магистр.

-Подойди, дитя мое.

И прежде чем отец успел возразить, воин надел тяжелую золотую цепь с ринией Мел на шею.

— Именем Великих Царей, ты — Гонец. Прошу, не медли ни секунды, от тебя зависят жизни людей.

Мел видела как побледнело лицо отца.

— Где послание, которое моя дочь должна передать? спросил он ледяным голосом.

— Послание в медальоне, Воин закашлялся, его силы были на исходе. — Его надо просто передать королю Этану и все.

— Ты сможешь,- он посмотрел Мел в глаза, — Великий Царь верит в тебя.

Сборы заняли около часа. Обсуждение поступка Мел было отложено до возвращения. Воин

передал ей карту, на которую был нанесен путь гонца, а также мазь, исцеляющую раны. Кроме того Мел попытались вручить оружие, но она наотрез отказалась. Немного еды, вода, теплый плащ с одеялом, и вот она готова отправиться в свое первое путешествие.

Под покровом уходящей ночи отец переправил Мел и ее верного Эльдвига на другой берег Граничной реки. Из Сторожевой все еще доносились песни подвыпивших гуляк, но Мел они больше не занимали.

— Моя глупая, глупая девочка, — отец крепко обнял ее. — Если бы три часа назад я знал, что сама судьба забредет в нашу глушь, то никогда бы не поставил свои сети.

— Не беспокойся,- успокоила его Мел. — Я помню все, чему ты меня учил.

— Отец покачал головой.

— Дорога не должна занять много времени. Утром ты достигнешь леса, в котором тебе придется заночевать и это даже хорошо, ты не столкнешься с людьми. Тебя ждет еще полдня по Мэриотской долине, но ты старательно избегай всех поселений. И вот он Мэриот. В большом городе никто не обратит на тебя внимания, и каждый подскажет, где дворец короля.

— Вот видишь, — улыбнулась Мел, — Я быстро вернусь.

Она прижала к груди медальон, надежно скрытый от посторонних глаз расшитой холщовой курткой.

Мел поцеловала отца в щеку и тронула коня.

Дорога ее не страшила, Мел переполняла гордость, которая была намного сильнее всех страхов. Темные поля пронеслись, словно во сне.

Лес встретил Мелиссу утренней прохладой и эхом ранних птиц.

Было уже далеко за полдень, когда Мел отпустило возбуждение вчерашнего вечера, и она почувствовала, что проголодалась.

Девушка достала карту. На ней зеленая линия гонца неукоснительно следовала синей линии пути и как раз приближалась к первому красному крестику. Деревня?

Мел выехала на небольшую опушку. Это точно здесь, но никаких признаков селения не было. И тут Мел почувствовала, как надвигается тьма. Нет, до вечера было далеко, и солнце еще угадывалось за сплетенными ветвями деревьев, но ее не отпускало это странное чувство. Все равно надо идти дальше.

Мел потянула коня за поводья, но Эльдвиг встал как вкопанный

— Что такое Эль? — Это все мороки, в лесу не может быть ничего страшного, сказала она больше для собственного успокоения.- Если мы будем на все обращать внимание, то до Мэриота и за неделю не доберемся.

Но Эльдвиг не внял Мел. Он заржал и закивал в сторону ближайших кустов.

— Что там? — Мел развела руками. Она на всякий случай повторила про себя первое, пришедшее ей на ум охранное заклинание, и раздвинула кусты. Мел даже не сразу поняла, что увидела. Небольшая поляна была покрыта кровью. Кровь была повсюду: на траве, деревьях, густая темная кровь капала с листьев и застывала в лужах на пропитанной кровью земле. Когда Мел осознала, что видит, к горлу подступила тошнота, а в глазах помутилось. Мел потеряла бы сознание, если в кромешной тьме не мелькнул отблеск света.

Она в отчаянье уткнулась в теплую шею Эльдвига. Великий Ольвад! Что же это такое?!

 

— Так кто-то есть Эль, — прошептала Мелисса, глотая противный комок.- Кто-то живой.

-Но как же я туда пойду?!

В ответ конь дернул ее за длинный волос.

Мелисса отпустила жеребца и одернула куртку.

— Я волшебница, И чтобы здесь не произошло, я должна помочь.

 

Мел глубоко вдохнула и шагнула на страшную поляну. Кровь хлюпала у нее под ногами, но Мел нашла, что искала.

В зарослях папоротника она увидела человека. Он лежал на спине, и казалось, не дышал. На его теле были страшные рваные раны. На груди, на боку, на руках.

Оглушительно хрустнула ветка. Мел подскочила, и возникший в ее ладони огненный шар чуть не угодил в Эльдвига, опалив ему гриву.

 

— Прости, Эль!- Мел со слезами обняла коня,- Прости ! Нам надо уезжать отсюда.

Ей стоило огромных усилий поднять мужчину и взвалить на коня. Соответствующих заклинаний она не могла вспомнить. Совсем недавно они проезжали ручей, где можно было промыть раны мужчины.

Мелисса не любила заниматься врачеванием. От одного вида крови ей становилось плохо, а здесь такое, но беспечное журчание воды успокаивало. Все будет хорошо.

Мел промыла раны, стараясь не замечать ни разорванной плоти, ни белизны костей. Как он может быть жив? Ведь он всего лишь человек. Она достала из сумки мазь. Письмена на баночке даже не эльфийские. Похоже, это снадобье феянитов. Действительно, бесценный подарок, если учесть, что феяниты погибли тысячу лет назад. Мел смазала раны человека светящимся и дурно пахнущим веществом, разорвала свою запасную рубашку и перевязала его, как могла.

Тем временем совсем стемнело.

Мелисса разожгла костер заклинанием, накормила Эльдвига и устроилась около дерева, под которым на ее одеяле лежал незнакомый человек, укрытый ее же плащом.

Чтобы сказал отец?

Мел совсем не спалось. Она вслушивалась в ночь и в дыхание мужчины. Теперь она рассмотрела не только его раны. Ему было около сорока, тонкие черты лица, жесткая складка губ, тяжелый подбородок, невысокий темноволосый, хорошо сложенный и очень тяжелый. Вот это она знала точно.

— Кто ты? — Мел вздрогнула от голоса хриплого и грубого.

Человек очнулся и сел.

-Я, — Мел растерялась, словно не она, несколько часов назад спасла этому мужчине жизнь.

-Я путешествую, и случайно нашла вас.

— Когда ты нашла меня?- совсем неучтиво поинтересовался он.

— Сегодня днем.

Человек скривился и отодвинул повязку на груди. К изумлению, Мел на месте глубокой раны оказался лишь алый рубец.

 

— Я истекал кровью и был одной ногой в могиле, а сейчас остались лишь шрамы.

Он сорвал остальные повязки.

— Ты, наверное, волшебница?

Мужчина пристально посмотрел на Мел.

— Нет, что вы,- она опустила глаза.- Ваши раны были не так серьезны, а у меня есть целебная мазь.

— А одежда у тебя есть? — спросил мужчина, безрезультатно пытаясь завернуться в маленький плащ.

— Только еще одна женская рубашка.

-Тогда, извини, буду сидеть перед тобою почти голым. Спасибо, что хоть штаны с меня не сняла.

Мел залилась румянцем.

— Ваша куртка, она была вся в крови и сильно порвана,- сама не зная почему, стала оправдываться Мел.- Мне пришлось ее снять, чтобы смазать ваши раны.

— Я не против, чтобы меня раздевали молодые девушки, особенно такие хорошенькие, — мужчина улыбнулся, видя как Мел становится пунцовой.

 

— Спасибо, что спасла мне жизнь,- уже серьезно добавил он. – Не окажись тебя с твоей мазью в этом лесу, я бы уже умер.

— Неужели тебе не было страшно?- человек изучающее смотрел на Мел, как будто не верил, что это маленькая худенькая девушка, могла вытащить его из рук смерти, не испугавшись кровавого месива.

Мел не поняла его вопроса.

— Мне было очень страшно,- призналась она,- но я не могла вас из-за этого бросить.

Любой бы на моем месте поступил бы также, — с уверенностью сказала Мел.

-Любой это вряд ли, — человек усмехнулся.

— Что же там произошло?- робко спросила девушка.- Кто способен на такое?

 

 

Мужчина опустил голову — Кто может быть способен на такие зверства?

— Только скогги. Наш отряд возвращался из Гериета, и мы никак не ожидали встретить их здесь, так далеко от гор. Они — звери, и еще маги. Чудовищная магия. Будь она проклята!

 

 

 

— А ты, почему путешествуешь одна, без охраны?- спросил мужчина.- Кто ты и откуда?

 

— Я — Мел, Мелисса из Бре…, из Сторожевой деревни. Тут недалеко.

Она неопределенно махнула рукой.

— Иду в Мэриот.

— Вот как в Мэриот?

-Да, в Мэриот,- закивала Мел.

— И что же понадобилось селянке из Сторожевой деревни в столице?

— У меня там дело. И я не скажу какое,- сразу предупредила она.

— Как хочешь,- мужчина улыбнулся.- Серьезная девушка с важным делом в Мэриоте.

— Я тоже иду в Мэриот — помолчав, сказал он.- Если разрешишь, я буду тебя сопровождать. Какая никакая охрана. Хотя бы от зверей.

— Вот зверей я как раз совсем не боюсь,- заверила его Мел.- А Вы мне даже имени своего не сказали.

-Зови меня Кевин. Я из купеческой охраны Мэриота.

С рассветом они двинулись в путь. Мел предложила Кевину сесть на коня, но он отказался и шел рядом. Продвигались они очень медленно. Временами Мел доставала карту и сверялась. Ей казалось, что лес тянется бесконечно и пора показаться селениям, но путь был верным. Картой заинтересовался Кевин. Он долго ее рассматривал, а затем заявил, что подобных вещей не делают в Мэриоте.

— Нам продали ее волшебники из Брендела,- соврала Мел.

— Волшебники!- воскликнул Кевин и брезгливо вернул ей карту.- Не думал, что люди Пограничья общаются с магами.

Мел это обидело, и за все время до заката она не проронила ни слова, и Кевин не пытался с нею заговорить.

Заночевать вновь пришлось в лесу.

Мел стало неуютно. Весь день она ничего не чувствовала. Светлый лиственный лес ничем не напоминал вчерашнюю трагедию, но сейчас она чувствовала на себе чьи-то пристальные взгляды. Мел прижала к груди медальон. Риния успокаивала. Частичка Великой магии, которая спасет, остановит зло.

— Вы ничего не чувствуете, Кевин?- спросила Мел у человека.

— Нет, — сказал он, продолжая расседлывать Эльдвига.- Но, если там, в ночи действительно что-то есть, то, поверь, у нас нет шансов.

Кевин повернулся и поймал ее испуганный взгляд.

— Я говорю как есть. Лучше разожги костер.

Разожги костер! Не магию же при нем применять.

— Я не умею, просто сказала Мел.

— Вчера у тебя был костер.

-Вчера я разожгла его случайно.

Кевин недоуменно пожал плечами.

— Ладно, я сам разожгу.

 

Он разжигал костер около часа, из чего Мел сделала вывод, что заниматься этим ему тоже приходилось не часто. Когда, наконец, огонь был добыт, Мел облегченно вздохнула.

Вокруг них заплясали угрожающие тени, но пристально следящие глаза отступили в чащу, испугавшись света.

Они, молча, поели, и Мел захотелось спать, но этого делать нельзя. Нет.

— Ты до сих пор чувствуешь, что кто-то ходит рядом с нами?- спросил Кевин.

— Да, — Мел кивнула, кутаясь в плащ.

— Они ушли, но не очень далеко.

— Я посторожу,- сказал Кевин, а ты поспи. Ты устала.

Мел с интересом посмотрела на него. Первая вежливость за все время.

— Лучше вы, Вы были ранены.

— Поверь, я не хрупкая девушка и единственный мужчина среди нас.

В этот момент Эльдвиг угрожающе заржал.

— Извини, — рассмеялся Кевин. — Я забыл твоего коня.

Мел мгновенно провалилась в сон без сновидений. Проснулась она оттого, что ее трясли за плечо. Она с трудом открыла глаза и увидела Кевина. Лицо человека не предвещало ничего хорошего.

-У тебя есть оружие?

Мел села и протерла глаза.

— Нет, а зачем?

Ты меня поражаешь, деревенская девушка!- возмущенно произнес Кевин.- Оружие нам затем, чтобы защищаться.

— Ты весь вечер говорила о предчувствиях, а сейчас не видишь, что они пришли.

В тот же миг горло Мел сдавило, словно ошейником, стало нечем дышать. Эльдвиг захрапел и в круг света вышли они. Люди, но другие. Одежда из шкур, грязные длинные волосы, грубая кожа серого цвета, и голод в глазах, как у зверей, рычат, как звери, но не нападают, испытывают жертву.

— Они чего-то бояться,- шепотом предположил Кевин.

— Наверное, моего коня,- попыталась пошутить Мел, хотя ее сердце замирало от ужаса.

Стая расступилась, и вперед вышел вожак. Он был старше остальных и держал в руке шест, на который был водружен человеческий череп.

— Уходи, волшебная дева,- сказал он, обращаясь к Мел.- Оставь живую кровь и уходи.

— По- моему это он тебе говорит, Мелисса, — подсказал Кевин, а Мел затрясло мелкой дрожью.

— Уходи, — вожак угрожающе потряс своей палкой, от чего в пустом черепе что-то зазвенело. Мел не двинулась с места, и это было ответом.

Она почувствовала, как он выстраивает заклинание. Великий Ольвад!

Все произошло за доли секунды. Из глазниц черепа вырвались два огненных потока и устремились к Мел, но воздух вокруг нее уже замер, превратившись в прочное стекло. Огонь с ревом столкнулся с преградой, ослепляя девушку, и ринулся обратно, превратив в пепел своего творца.

Когда Мел вновь обрела способность видеть, щит уже растаял. Рядом Эльдвиг отбивался копытами от нескольких скоггов. Враги человека были гораздо многочисленнее.

Кевин размахивал горящей головешкой из костра и жалким кинжалом перед десятком зверей и на что-то надеялся. Мел не колебалась. Она знала только два боевых заклинания. Одно было детской игрушкой, а второе…, только бы хватило сил. С неба ударил сноп молний, поражая скоггов. Они падали, горели, но продолжали тянуть свои когтистые руки к человеку. Оглушительный раскат грома и снова молнии. Только когда все стихло, Мел смогла повернуться к Эльдвигу, но коня уже не было. От него остались жуткие кровавые лужи. Мелисса упала на колени и бессильно заплакала.

— Эль, Эль!

— Перестань реветь,- голос Кевина был глухим и жестким,- Ему уже не поможешь. Уверен он был хорошим конем.

Мел трясущимися пальцами дотронулась до застывшей на траве крови.

— Он был не просто конем, он был другом.

— Все, хватит,- Кевин силой поднял Мел на ноги.- Нам надо идти. Забыла? Твое важное дело в Мэриоте. Тем более скогги могут вернуться.

Мел кивнула, но с места не двинулась. Кевин собрал вещи, и, толкая перед собой Мел, перенес их лагерь подальше от места недавнего побоища.

Он разжег костер, гораздо быстрее, чем в первый раз. Завернул Мел в одеяло и согрел чай.

— Теперь расскажешь правду, волшебница?- сказал он, садясь напротив Мелиссы.

— Зачем тебе в столицу? Что за важное дело?

— Я несу послание Королю Людей.

— Королю?!- Кевин был неподдельно удивлен.

— Чье же послание ты несешь ?

— Великих Царей.

— Даже так, — Кевин удивился еще больше.

Ты придворная волшебница из Риардона.?- спросил он, рассматривая ее, словно впервые увидел

— Нет,- Мел покачала головой. — Я дочь магистра Брендела, что на Граничной реке.

— Все- таки ты селянка, только не простая, а волшебная,- Кевин улыбнулся собственной шутке.

— Как хочешь,- Мел отставила кружку с чаем — и накрылась с головой одеялом.

— Последний вопрос, Мел, — Кевин присел и поднял край цветного войлока.

— Почему ты спасла меня, а не своего друга?

Мел посмотрела на него глазами полными слез.

— Меня учили знать цену жизни,- горько проговорила она.

К полудню следующего дня они, наконец, вышли из леса прямо на проселочный тракт. Карта отмечала красным крестиком поблизости небольшое селение. Кевин убедил Мел, что неплохо бы немного отдохнуть, нормально поесть, купить одежды и лошадей, но чем ближе они подходили к деревне, тем сильнее она чувствовала, что сердце вновь накрывает тьма. Вскоре вдали показались черные клубы дыма. Мел, леденея от ужаса, остановилась.

— Нам нельзя туда идти, — твердо сказала она. — Они побывали там.

Кевин скинул с себя сумки и отнес в небольшую рощицу около дороги.

— Сиди здесь, — сказал он Мел.- Я пойду, посмотрю. Быть может, какой-нибудь дурак поджег свой курятник, а тебе везде видится Зло.

Мел закрыла лицо руками.

— Не ходи туда, Прошу.

Кевин смерил ее взглядом.

— Я сказал, жди здесь.

Мел подчинилась. У нее не было сил сопротивляться. Зачем она отправилась в это путешествие? Если бы только она знала.

Кевин вернулся бледный, а в его глазах горела ярость. Он схватил Мел за плечи и с силой тряхнул ее.

— Скажи мне, волшебница, что это за магия такая, которая не оставляет от людей даже тени, только кровь, Скажи!

Мел со страхом смотрела на него.

— Мне незнакома эта магия,- пролепетала она.

— И лучше тебе ее никогда не знать.

Кевин отпустил девушку и отвернулся.

— Что случилось? — осторожно спросила Мел, уже зная ответ.

— Дай карту,- Кевин, словно не заметил вопроса. Мел протянула ему кожаный сверток, не сводя глаз с его мрачного лица.

Он несколько минут рассматривал карту.

— Твоя карта неверна, — зло сказал он,- Недалеко стоит еще одна деревня, которая здесь не указана, но я точно знаю, что она есть. Идем.

 

Селение людей, если чем и отличалось от селения волшебников, то только не очень опрятного вида домами.

Таверна, одно из главных зданий деревни, имела два этажа. Причем нижний был свежевыкрашен в яркий зеленый цвет, а верхний мог похвастаться лишь облупленной синей краской.

Как только Кевин и Мел вошли в просторный зал, воздух которого был пропитан запахом табака и горелого масла, все не очень дружелюбные взгляды тут же обратились на них.

— Подожди меня на улице,- сказал Кевин Мел, словно почувствовав угрозу.- Я договорюсь о комнатах.

Мел не успела спуститься с порога, как к ней подбежала большая рыжая собака. Она обнюхала сапоги Мел и вдруг заскулив, положила передние лапы прямо на грудь девушке.

— Ну, что, рыжая? Что случилось?

Собака решила, что ее поняли и, схватив Мел за плащ, потянула за собой.

В яме рядом с поленницей девушка увидела щенка. С ним было что-то не так. Мел провела ладонью. Сломаны обе задние лапки. Наверное, на него наехали телегой или ударили чем-то тяжелым. Рыжая собака стояла рядом и заглядывала Мел в глаза. Девушка могла бы помочь. Кости маленькие и тонкие. У нее хватило бы сил. Мел посмотрела по сторонам. Рядом никого.

Она положила обе руки на щенка и произнесла несложное лечебное заклинание. Спустя минуту малыш уверенно встал на все четыре лапы и радостно запрыгал, пытаясь лизнуть Мел в лицо. Девушка засмеялась.

-Ведьма,- прогремело у нее над ухом. Мел хотела обернуться, но ее больно схватили за волосы.

— Отпустите меня, закричала Мел.

— Ну, нет, ведьма!

Ее вытащили на середину двора, где уже начала собираться толпа.

— Смотрите люди добрые, — заголосил здоровый белобрысый мужик, державший Мел.- В наши края забрела риневийская ведьма. Она заколдовала наших собак, которых теперь придется убить.

— Может она заодно с чудовищами погубившими Прилесье.

— Убить!- выкрикнул кто-то из толпы.- Убить ведьму!

Мел не могла понять, что происходит.

 

— Я не сделала вам ничего плохого,- выкрикнула она толпе.

Ее грубо толкнули в спину. Мел упала и захлебнулась в пыли. А потом полетели камни острые и тяжелые.

— Кевин!- в отчаянье закричала Мел,- Кевин!

Мелиссе казалось, что уже не спастись. Кровь заливала глаза, когда она услышала знакомый голос.

— Что здесь происходит? Или убивать девушек в этой деревне хороший обычай?

Кевин встал рядом с Мел, и она обхватила его ногу, ища защиты.

— Она ведьма, — сказал белобрысый.

— Отойди от нее, или ты тоже волшебник?

— Если не боишься, иди сюда, Я покажу тебе какой я волшебник.

Мужик явно колебался, но, не желая ронять себя в глазах толпы, подошел.

Кевин подбросил в руке монету и что-то сказал белобрысому на ухо. Тот опешил и, бормоча, попятился от Кевина и Мел.

— Идите домой.

Последнее, что слышала Мел перед тем, как сознание оставило ее.

Очнулась она в уютной светлой комнате. Мел лежала на кровати почти обнаженной, а Кевин, склонившись над нею, смазывал чудодейственной мазью многочисленные раны.

Первым порывом Мел было укрыться, но Кевин остановил ее. – Меня ты тоже раздела без малейшего стеснения.

Мел залилась краской      , которою не смогли скрыть даже лиловые синяки на лице.

— Они успели тебя сильно покалечить,- проговорил Кевин, качая головой.- Надо было защищаться, в конце концов.

— Я не могу причинить вреда людям,- хрипло произнесла Мел.

— Зато они могут и глазом не моргнут и совести хватит.- За что они нас так ненавидят? — спросила Мел, стараясь не замечать, как пальцы Кевина прикасались к ее расцарапанной груди.

Кевин внимательно посмотрел Мел в глаза.

— Разве ты не знаешь?

— Люди не забыли, кто впустил в Диарем Зло, которое уничтожило все на своем пути.

-Волшебники заперли его за Завесой.

— Но оно все еще здесь.

Мел нечего было возразить.

 

— Вот и все, проговорил Кевин, укрывая Мел одеялом.- Если твоя мазь также хорошо подействует на тебя, как и на меня, то завтра утром мы будем въезжать в Мэриот.

Он поднялся со стула и направился к двери. Мел охватила паника, что если ночью придут люди и убьют ее.

— Не уходи,- тихо попросила Кевина Мел.- Пожалуйста, я очень боюсь.

— Тебя здесь больше никто не тронет, Не посмеет.

Но в глазах Мел застыли слезы.

Кевин тепло улыбнулся, и от этой улыбки у Мел остановилось сердце.

— Хорошо, я буду рядом.

На следующее утро Мел обнаружила Кевина спящим на маленьком коврике возле кровати. Он лежал в неудобной позе, положив себе руку под голову, и чудовищно храпел.

 

Рядом на стуле ее ждало новое суконное платье и парчовый плащ. Мел оделась. Девушка чувствовала себя прекрасно и все ее страхи улетучивались.

Она разбудила Кевина.

Мужчина с трудом проснулся. Мел про себя улыбнулась. Такой заспанный, растерянный, словно не помнит, как здесь оказался.

— Спасибо, — поспешила сказать Мелисса.

 

Кевин пожал плечами.

— Это был лучший наряд в этой глуши.

— Не за это,- Мел смутилась не в силах поднять на него глаз.

— За вчера.

— Это не я, это все твоя мазь, А мужики — просто дураки. И раз ты в порядке, мы можем ехать дальше.

Днем они уже въезжали в ворота Мэриота. Мел никогда не бывала в больших городах, и поэтому ее до глубины души поразило великолепие камня: Дома, дворцы, огромные площади, фонтаны, статуи, арки.

Если такая красота существовала в Мэриоте, тогда какой же Ревион — красивейший город в Диареме. Кевин ехал рядом и увлеченно рассказывал о своем городе: короли, битвы, Риневия, Мэриот. Он пообещал проводить Мел до дворца. Но чем ближе была цель ее путешествия, тем меньше Мелиссе хотелось ее достигнуть. Нет, она не боялась встречи с Королем Людей, она боялась расставания. Мысль о том, что она больше никогда не увидит этого грубого заросшего щетиной мужчину была невыносимой, но королевский дворец неумолимо приближался. Серая громада с широкой мраморной лестницей.

— Ну, вот, ты и добралась волшебница,- проговорил Кевин, останавливая коня у высоких чугунных ворот.

— Скажи, кто ты и тебя отведут к королю, он тебя выслушает.

— А ты, Кевин?- Мел посмотрела на него с надеждой, сама не понимая на что.

Кевин взял ее за руку.

— Мне пора, но я не забуду тебя, волшебница.

 

— И я не забуду тебя,- лишь тихо прошептала Мел, опуская глаза.

Кевин сильнее сжал ее руку. Мгновение и целая вечность.

Стоило только Мел представиться, как и говорил Кевин, ее тут же проводили в роскошные покои с задрапированными шелком стенами и покрытой позолотой мебелью. Стражники даже не пытались скрывать своего удивления, как и советник короля, который пришел приветствовать ее. Он сообщил, что перед королем она сможет предстать только завтра. Мел попыталась возражать, но безрезультатно. Впереди ее ждала ночь. Зато Мел получила возможность искупаться и отдохнуть. Она мечтала о том, что завтра спросит у советника, где найти купеческую охрану и еще хоть раз увидит его.

На следующее утро перед Мелиссой распахнулись двери невероятно красивой, залитой солнечным светом беломраморной залы.

— Мелисса Вен — Посланница Великих Царей,- звучно объявил встречавший ее советник и подтолкнул Мел по направлению к трону.

Ей было страшно. Она шла не поднимая глаз и думала только о том, что она скажет сияющему королю людей.

Мел остановилась, не дойдя десяти шагов. Ее сердце вдруг перестало биться…

На троне в золотом с рубинами обруче власти восседал Кевин, а рядом с ним красивая белокурая женщина. Король и Королева.

Мел забыла все, что хотела сказать. Горячая кровь вдруг обожгла сердце. Он — Король.

Ее осторожно взяли под локоть.

— Вы должны подойти поближе,- Мел слышала настойчивый шепот советника, но не могла сдвинуться с места. Последние силы покинули ее. Этот человек еще вчера спал на полу около ее постели, она знала все шрамы на его теле а сегодня у него такое бесстрастное выражение лица, словно он ее видит первый раз в жизни. Он — Король!

— Подойди ближе, Гонец Царей.

Она слышала его голос, но не узнавала. Холодный, властный. Как она не поняла? Не увидела в нем этого.

Мел подошла, спотыкаясь, все еще не в силах произнести ни слова.

— Нам сказали, что Вы принесли весть от Великих Волшебников.

Надо что- то говорить. Мел в замешательстве посмотрела на Кевина, но встретила лишь ледяное ожидающее молчание.

Заговорила Королева.

— Может, все-таки скажете, зачем вы здесь, раз уж волшебники считают нужным склонять голову перед Королем Людей.

Среди мужчин окружавших трон послышался ропот и это привело Мел в чувство.

— Великий Царь приветствует Короля Людей,- сбивчиво произнесла Мел и поклонилась.

Кевин ответил сдержанным кивком.

— Послание в медальоне,- Мел, не помня себя, поднялась по бархатным ступеням и протянула Кевину ринию. Стоило только Королю открыть медальон, как весь зал заполнился сиреневым светом, и перед троном возник старик. Точнее его призрак, который мерцал в сиреневом мареве. Мел до глубины души была восхищена великим волшебством Царя, но людей это привело в смятение. От бегства их удерживало только любопытство. Кевин остался невозмутим.

— Приветсpтвую тебя, мой брат, Король Этан,- заговорил призрак, и голос у него был мягкий и глубокий.

— Я рад, что мой Гонец доставил тебе послание, и ты можешь лицезреть мою тень.

Царь на миг прервался и склонил голову.

— Страшная беда, король Этан, надвигается на твой народ. Я видел это в своих снах. Скогги спускаются с гор, чтобы сеять смерть и темное чародейство, замешанное на крови. Мы волшебники Риневии не можем бросить в беде наших братьев. Прошу, верь мне, король Этан, и прими благосклонно нашу помощь в эти черные дни.

Царь приложил руку к сердцу и растаял вместе с сиреневым покровом.

В огромной зале воцарилось молчание. Слышали ли они что-нибудь про скоггов, про этих чудовищ или Ке.., Король Этан единственный, кто видел их.

— Мы внимали речам нашего брата Царя Мелиса,- проговорил король,- он обращался к Мел,- Мы благодарим за предупреждение и принимаем помощь.

На лицах людей отразилось возмущение.

— Мой король, — советник склонился перед Кевином настолько низко, что стукнулся лбом об пол.- Любое предложение достойно того, чтобы о нем поразмыслить.

— Волшебники — это такое же зло, — подала голос королева, скривив красивое лицо.- Их нельзя пускать в страну, мы не сможем им противостоять.

— А как мы сможем противостоять скоггам? Или вы, моя, королева, способны к магии, или вы, мой мудрый советник? Вы не видели на что способны эти звери, они не оставят даже тени от ваших благородных душ, и это не телесная сила и не сила оружия — это сила смерти. Ей вы сможете противостоять?

— Волшебники,- на секунду взгляд Кевина задержался на Мел, которая съежилась под градом возмущения.- Волшебники знают, что это за зло и как ему противостоять, мы должны на время забыть старые обиды.

— Но простые люди не примут их помощи. Люди боятся волшебников.

— Не примут? — Этан криво улыбнулся.- Скажите это жителям Прилесья и моему отряду. Вы ничего не видели.

— Мой король,- вновь подал голос советник. — Простите, но волшебники считают нас низшей расой.

— Мы уже давно отвоевали свою независимость. Нам больше нечего доказывать, если только во вред себе, тихо проговорил Этан.

— Свое слово я сказал, он вновь обратился он к Мел, не обращая ни на кого внимания.

-Передайте Великому Царю, что мы с благодарностью примем помощь Риневии.

Мелисса низко поклонилась и вдруг почувствовала себя совершенно потерянной. Теперь ее цель доставить ответ Великому Царю. Большая честь, которой она была совсем не рада.

Мел забрала все свои немногочисленные вещи и отправилась в новое путешествие. Назад, домой, в Риневию. Она шла и не замечала, как по ее лицу струятся слезы. Глупость! Какая глупость!

У ворот стража преградила ей путь. Мел в растерянности посмотрела на каменные лица Воинов.

— Мне надо идти, Я — Гонец.

— Ты так и пойдешь через весь Мэриот без коня и охраны, Гонец, — вдруг раздалось у Мел за спиной. Она вздрогнула и обернулась.

Перед ней стоял Кевин без мантии и короны. Он улыбался и держал под уздцы белоснежную лошадь.

— Ваше величество,- Мел поклонилась.

Почему у нее все так дрожит внутри?

— Это- Ласка,- сказал Кевин.- Быть может, она хоть как то возместит потерю твоего друга.

Мел только кивнула в ответ, не находя внутри себя слов

 

— Прости, Мел, — вдруг сказал Кевин,- я не хотел тебя обидеть. Зачем тебе было знать кто я. Ты принесла свое послание и это главное.

— Да, это главное,- согласилась Мел.

— Да, главное,- повторил Кевин и провел рукой по ее заплаканному лицу, словно пытаясь запомнить каждую черточку.

— Будь осторожно маленькая волшебница, тебя будет охранять отряд воинов, но все равно будь осторожна.

— Нет, — Мел покачала головой. — Мне не нужна охрана. Я с трудом одного вас спасла, король Этан, что я буду делать с целым отрядом?

Кевин рассмеялся.

И все- таки, какая у него улыбка!

— Ты права, с нами людьми одни неприятности.

— Тогда поезжай и пусть твоя магия хранит тебя.

— И тебя, Мел растерянно улыбнулась, а ее сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— До встречи, услышала Мел, уже выезжая из дворцовых ворот. Слабое утешение для тех, кому не суждено больше встретиться.

Ласка оказалась быстрой и выносливой. К вечеру Мел достигла злополучного леса. На ночь она расположилась на краю опушке, сквозь редкие деревья которой были видны покрытые туманом поля и огни далеких деревень. Мел развела костер, и, не мигая, смотрела на него. Она думала о Кевине, забывая свои страхи и напрасно.

Сквозь языки пламени Мел вдруг увидела старика. Она готова была поклясться, что секунду назад его не было. Мелисса вскочила на ноги, готовая нанести удар.

— Кто вы?

— Почему ты отказалась от охраны? Скогги не ушли, они все еще здесь.

И вдруг она поняла, кто перед ней. Этого старика она уже видела сегодня утром.

 

Мел упала на одно колено и низко склонила голову.- Вы здесь?

— Дитя мое, старик улыбнулся, — Я люблю бродить по Диарему. Слушать его.

— Великий Царь, — спохватилась Мел.- Я доставила послание. Люди готовы принять вашу помощь.

— Да, я знаю,- он подошел и взял Мел за руку.- Встань с колен.- Ты не в зале Царей и не перед Советом Мэриота. Волшебники Риневии говорят друг с другом на равных.

Царь внимательно посмотрел на Мел.

— Я верил в тебя, и ты справилась.

— Но,- Мел была в замешательстве, — Вы не могли знать, что я буду Гонцом.

— Не мог? — старик удивился.- Царям многое дано, Мелисса Вен. Мы не можем видеть все, но иногда даже судьбы волшебников не кажутся нам загадкой. Я знал о тебе еще до того, как скогги решились напасть на людей. Тебя ждет большое будущее, а сейчас ты стала первым волшебником, которому доверяет король Этан, которому будут доверять люди. Очень скоро Риневии понадобится их помощь.

— Нет,- растерянно сказала Мел,- Ведь это мы будем помогать людям.

Царь молчал и смотрел на Мел. В его глазах она читала боль и страх. Что происходит?

— Я хочу, чтобы ты поняла, Мелисса то, что я сейчас скажу, и осознала сердцем и разумом. Завеса рушится. Я не знаю, сколько она еще выдержит, и сколько выдержу я. На Дальнем Рубеже прорвется нечисть и сокрушит Диарем.

В сердце Мел заползал ужас. Завеса не может рухнуть. Никогда.

— Но причем здесь люди и скогги?

Царь тяжело вздохнул.

— Скогги — это лишь тень той ужасной беды, что надвигается на Диарем. Если бы Завеса рухнула вчера, люди в своей глупости и гордости даже не подумали бы предложить нам помощь. Погибли бы мы, эльфы, а они остались бы одни лицом к лицу со злом. Они не понимают, что только вместе мы можем противостоять тьме. Тогда я решил первым протянуть людям руку помощи.

— Но все так странно совпало, — пробормотала Мел.

 

— Эльфы просто отошли в сторону. Даур и его народ охраняют границы Мэриота от скоггов на протяжении сотен лет. Люди знают об этом, но предпочитают делать вид, что никакой угрозы не существует, как и самих эльфов. Так же и Завеса. Что она для них? Просто миф. У людей осталась только ненависть и недоверие к тем, кто когда-то Ценой жизни своего народа, запер за ней тьму.

Мел внезапно стало нечем дышать. Она не хотела верить.

-Так нельзя!- Мелисса не сдержалась и закричала от возмущения

— Вы, Мудрый Царь! Погибли же люди, а я всех обманула

— Поверь, я не хотел их смерти,- царь опустил голову. И ты никого не обманывала. Ты помогала от чистого сердца. Теперь Король Людей сделает все, чтобы помочь маленькой волшебнице.

Мел покраснела до кончиков ушей.

— Так нельзя, — на ее глазах выступили слезы.- Нельзя!

Как она верила в святость волшебства! Как она верила в мудрых волшебников способных помочь, защитить.

— Я не стал бы тебе рассказывать об этом, если бы не надеялся, что ты поймешь.

— Но подумай о том, что есть большее зло, помнишь ли ты об этом?

Тьма и чудовища. Она никогда их не видела. Для нее они были таким же мифом, как и для людей, мифом, который никогда не должен был вторгнуться в реальность. Она видела только Кевина возле своей кровати и его улыбку.

 

 

Король Мэриота Этан II погиб в сражении со скоггами.

А за спиной Мага Стихий Великой Риневии Мелиссы Вен на Дальнем Рубеже стояли лишь эльфы и волшебники.

 

 

Что есть большее зло, помнишь ли ты об этом?

Да, я помню.

читателей   876   сегодня 1
876 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 5. Оценка: 3,00 из 5)
Загрузка...