Чудеса

Филипп остановился, откинул недокуренную сигарету в сторону, резко развернулся на пятках и встретился с тёмными глазами Младшего чудотворца. Парень явно нервничал, ведь это было его первое задание.

«Интересно, — подумал про себя Белокрылый, — почему это Никкор повесил этого мальчишку на меня? Хочет, чтобы я научил его чему-то важному?»

Старший тихо выругался себе под нос. Без лишних слов мотнул головой, велев этим жестом следовать за собой, притворно-тяжело вздохнул и вышел из подворотни, не заботясь уже о том, идёт ли за ним новенький.

Нет, Филиппу нисколько не было жалко обучить чему-нибудь этакому этого ребёнка. Хм, действительно, ребёнка. По сравнению с ним самим, этот Младший – как его там? Дарьял, кажется? – и вправду малое дитя. Хотя, для своей расы он, быть может, уже и вошёл во взрослый период жизни. Но, с другой стороны, теперь этот мальчик – чудотворец. А они живут до тех пор, покуда Смерть не заберёт их.

Порыв ветра поднял вверх крыло пепельных волос Старшего чудотворца. Фыркнув, мужчина сдул с лица непослушные пряди чёлки и глянул через плечо на быстро перебирающего ногами, но всё равно не поспевающего Дарьяла. Младший усиленно вертел черноволосой головой кругом, изучая улицы незнакомого города, где должно будет произойти что-то важное для всего этого мира. Солнце уже успело зайти за крыши домов, погружая всё кругом в непонятного цвета полумрак. На востоке мигали яркие крупные звёзды. Дарьял откуда-то помнил, что в городах, загрязнённых светом, звёзд не видно совсем. Выходит, что это не слишком развитый мир? Или, наоборот, развитый до такой степени, что здесь уважают Природу, её законы? И ночью не зажигают фонарей, чтобы можно было насладиться светом звёзд?

— Мы должны делать то, что должны, — остановившись, заговорил вдруг Филипп, взмахом руки откидывая за спину пепельные волосы.

Старший, запрокинув голову, глядел вверх. Ему нравилась его работа, но он безмерно устал от того, что ему всё чаще стали подсылать всяких новичков, за которыми глаз да глаз нужен.

— Ночью я оставлю тебя где-нибудь. Ночь – не время для Младших. Слишком многое скрывается в тени. Прошу, лучше тебе никуда не лезть. Я отвечаю за тебя. Мне не хочется получать по шее, понял? – Голос Белокрылого был холоден и тих; он пробирал аж до самых костей, проникая в саму душу, заставляя подчиняться и повиноваться. Мальчишка не мог ослушаться. – Тут в центре города есть фонтан. Будешь там, пока я не вернусь.

Чудотворцам не нужна еда. Чудотворцам не нужен сон. Но даже они могут скучать. Оставленный один, Дарьял не знал, чем можно занять себя. Вначале он нарезал круги вокруг белокаменного фонтана, невидимый никем. Потом ему это надоело, и он стал корчить рожицы стражникам, стоявшим у входа в городскую ратушу и охранявшим его. Но на мальчишке была невидимость, наложенная Старшим. Снять её сам Младший чудотворец не мог. Устав от бесцельных метаний по площади, Дарьял улёгся на бортик фонтана и стал глядеть в небо, выискивая среди созвездий разные силуэты: зверей и птиц, рыб, людей, сказочные замки и домишки с водяными мельницами. Откуда-то в его голове было множество знаний. Но, увы, он не помнил, кем был в прошлой жизни. В первый день, когда он только стал чудотворцем, ему сказали, что его прошлая жизнь – запретна. Что её больше нет. Он согласился быть чудотворцем, а им не нужна память, которая может сыграть злую шутку. Чудотворцы не служат себе, они служат мирам. Но так хотелось узнать, вспомнить, понять – почему? Почему он решился дарить мирам чудеса?

Скука. Смертная скука. Вот и солнце уже подниматься из-за горизонта начало. Вот и первые люди появились на площади. А Филиппа всё нет и нет. Скука.

Вздохнув, Дарьял сел на бортике фонтана, вытянул ноги и сделал неопределённый жест рукой. Под ногами златокосой красавицы с пустой корзиной, которая, видимо, отправлялась на рынок, вмиг вырос кустик синих роз. Да, таких в природе не существует. Но что мешает чудотворцу сотворить чудо?

Действительно, а что? Младший подпрыгнул на месте, закружился по площади в каком-то диком танце. Под музыку, которая невесть откуда начала звучать в небесах. Он не мог снять невидимость. Но что может помешать ему подарить этим людям радость? Даже хорошо, что его никто не видит. Больше чуда, больше сказки, больше волшебства.

На секунду мальчишке показалось, что все разбежались с площади с криками ужаса. Но нет. Остались дети. И редкие взрослые. И кое-кто стал заинтересованно поглядывать на фейерверки, искрящиеся золотые дожди, выросшие под ногами белые вьюнки. И музыка, музыка, повинующаяся одной только мысли Младшего чудотворца, гремит над площадью.

Чудеса случаются, люди! Посмотрите, они есть. Ну же, не бойтесь. Подойдите ближе и посмотрите. Насладитесь зрелищем, устроенным для вас. Радуйтесь, люди!

Представление кончилось внезапно. Рассерженный Старший схватил мальчишку за ухо и поволок в какую-то подворотню. Швырнул его в угол, навис над ним.

Не по уставу это. Каждое чудо на счету. Любая такая выходка дорогого стоит. Понимает ли он, жалкий мальчишка, только начавший свой путь чудотворец, что только что натворил? Как поменял ход истории целого мира? Знает ли он, что магия здесь не в чести? Знает ли, кто теперь может попасть под подозрение в колдовстве? Знает ли, сколько людей от его выходки теперь пострадает? Догадывается ли обо всём этом? Разумеется, нет! Он ребёнок. Дитя, получившее в руки игрушку, которой не умеет пользоваться.

Но и Старший хорош. Оставил мальчишку с игрушкой один на один, не объяснив ничего. С другой стороны, должны же были быть объяснены Младшему самые простейшие правила?

 

Ночь застала Старшего чудотворца и его шефа на крыше городской ратуши. Они были в том самом городе, где утром Дарьял учудил беспорядки. Теперь с этим разбираться пришлось многим, очень многим. Нельзя было упустить ничего. Целый день будет стёрт из жизни города? Или всё-таки оставить всё, как есть? На всё воля Судьбы, как любил говаривать начальник Филиппа – мужчина с бронзовым загаром и каштановыми волосами по имени Никкор.

Внизу по улочкам под пологом невидимости бегала белокудрая эльфийка – верная ассистентка начальника. Она собирала информацию для своего шефа, отдавала распоряжения и одновременно с тем успокаивала Младшего чудотворца, который всё это учудил. Мальчик трясся в испуге, ведь ему вот-вот предстояло разговаривать непосредственно с начальством.

— Не переживай, Дарьял. Тебя ведь так зовут? Извини, если перепутала. В последнее время так много новеньких стало. Так вот, Дарьял, — Тингэ внимательно посмотрела на подростка, — все мы совершаем ошибки. У кого-то они большие и несут за собой страшные последствия. У кого-то они маленькие и незначительные. Твоя же, по-моему, не так уж и велика, если сравнивать её с ошибкой Филиппа.

— Ошибкой Филиппа? – Младший был почему-то уверен, что допустить ошибку уж кто-кто, а пепельноволосый чудотворец никак не мог.

— Да. По его вине… Извини, нельзя об этом вот так вот просто говорить. Просто поверь мне, что ошибки совершают все.

Дарьял неуверенно кивнул в ответ.

— Ну, выше нос! И я тебе ничего не говорила, — задорно подмигнула эльфийка мальчишке. – А теперь поднимайся. И не бойся. Не смей бояться. Чудотворцам не должен быть ведом страх. Они должны находить объяснение каждому своему поступку. Понял?

 

…- Ник, чёрт возьми, почему ему никто не объяснил простейших правил? Пользоваться чудесами просто так!

— Тихо, Филипп! – успокоил Белокрылого темноволосый чудотворец.

— Дарьял, — подозвал к себе Никкор Младшего.

Мальчишка послушно подошёл ближе.

— Почему ты сделал то, что сделал? – холодным тоном спросил мужчина.

— Я… — Дарьял осёкся, сглотнул и… совсем уже другим тоном, более твёрдым, заговорил уверенно, процитировав строчку из Устава, который он учил вместе с Зарией, своим наставником: — Чудотворец должен полагаться на своё виденье мира. Чудотворец не имеет права пренебрегать своими ощущениями, своими чувствами и позывами. Если сердце велит…

— Хватит. Всё понял, Филипп?

Пепельноволосый фыркнул. Никкор кивком головы разрешил мальчику покинуть общество двух Старших. Как только Дарьял ушёл, темноволосый мужчина, не глядя на Белокрылого, сказал:

— Чудеса должны случаться не по расписанию, указанному свыше.

— Я понял, — нехотя кивнул в ответ Филипп.

«Понял, почему ты отправил со мной этого мальчика. Не я учил его чему-то. Он научил меня», — продолжил про себя Старший чудотворец, запрокинув голову и наслаждаясь ярким светом звёзд в лицо.

 

читателей   960   сегодня 1
960 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Голосов 13. Оценка: 3,46 из 5)
Загрузка...