Дикие острова

 

Галера плывёт мимо необитаемых островов. Всякого там ждёт гибель. Острова кишат монстрами, хищными деревьями, землетрясениями, молниями, лавой. Проклятая земля пожирает смельчаков и беглецов. Когда-то там жили орфы – легендарные Повелители Времени.

Яррад смотрит на острова с надеждой. Спокойный пейзаж островов – единственное сносное ощущение. А всё, что рядом, полная дрянь.

Лебёдка надрывно скрипит, сотни стиснутых в ком рыбин рвутся обратно в воду, грызут сеть. Яррад тянет рычаги, мускулы орка – горячие пузыри – дрожат от натуги, вот-вот лопнут, жилы вьются как змеи, лезут из кожи на волю, по раскалённому телу табунами катятся бугорки пота. Внутри кипит ненависть к постыдной работе, к рвущим сеть рыбам. К тому, кто их сожрёт.

Капитан высится на краю палубы, голос омывает судно волнами:

– Сотни лет орки сокрушали эльфов. Клинки этих заячьих отпрысков ломались под ударами орочьей стали, храбрые орки обращали в бегство длинноухих трусов, один орк побеждал на мечах и копьях дюжину эльфов. Силе, стойкости, смелости Горного Народа не было равных. Эльфы терпели поражения раз за разом.

Сеть с грохотом валится на палубу, обмякает соплёй великана. Рыбины гнутся, разбивают доски, плавники режут ноги, кожу застилает кровавая плёнка, тут же трескается, чёрнеет от белой жары. Яррад через спину тянет сеть, откушенный палец жжёт руку, клыки стискивают ярость.

Капитана затмевает тень грязного от копоти паруса, он продолжает:

– Но эльфы обратились к стрелам и магии. Сила, боевой дух – утратили толк. Самый сильный и смелый орк не успевал добежать до мочившего штаны эльфа, падал замертво, сражённый стрелой или молнией. Горному Народу грозила гибель.

Сеть ползёт гигантским слизняком, Яррад тащит, разрывается от натуги, будто сам вязнет в сетях. Рядом прихрамывает Йир, гоблин-помощник. Вот и сейчас… помогает. Следит, чтобы орк не надорвался. Должен толкать сеть, подбирать выпавших рыбин, но те вьются как змеи, кусаются. Потому семенит в сторонке, брезгливо отпинывает за борт, чтоб под ногами не путались. Помощь ведь.

– Мудрый вождь обратился к драконам! – громогласно изрекает капитан, рука гигантским крылом заслоняет солнце. – Владыки неба великодушно согласились защищать нашу честь. Ныне орды наши и корабли не знают поражений. Драконы превращают города эльфов в руины. Орки больше не гибнут целыми войсками. В прошлом году я трижды – трижды! – набирал команду. Но этот год плаваем в неизменном составе, погибли только двое. Исполнять бытовые прихоти драконов – самое меньшее, чем мы можем отплатить!

Яррад теряет сознание от пронизывающего жара, словно сам источает белые лучи, что накаляют галеру, океан, отражаются от солнца, рассеиваются дальше и дальше по всему свету.

– Ненавижу! – глухо рычит Яррад, на белоснежных клыках кипит слюна. – Третий день горбачусь как вол. Ещё раз эта гадина меня унизит – прирежу прямо в ангаре.

– Не говори так о драконе! – шипит Йир, глазищи вертятся будто ищут шпионов… или укрытие. – Он защищает нас от подлых эльфов, у которых нет смелости сразиться с Горным Народом честно и они плюются стрелами, магией, губят наших воинов.

– Где здесь воины? – Яррад пинает рыбину, та валит с ног тучного орка, грохот на весь океан. Здоровяк бешено выпячивает глаза на Яррада, туша кое-как подымается и… уходит.

– Мы воины! – крякает Йир, кулак грозно трясётся. – Великий Горный Народ – орки, гоблины, огры, тролли, циклопы! Воинственные племена, что испокон веков сокрушали и будут сокрушать трусливых червей равнин. А драконы, гласят легенды, тоже были горными созданиями, лишь спустя века улетели в небо. Мы родичи драконов!

– Скажи это ящерице. За такое «родство» она тебя сожжёт и сожрёт.

Гоблин спотыкается, бормочет:

– Нуу… Дракон помнит, он мудрый и древний. Зачем его носом тыкать, это непочтительно.

– Лучше сгинуть, чем так унижаться.

– Чем позорен союз? Сам Горный Народ – союз. Гоблины, орки, прочие… Когда-то мы объединились и держим в страхе трусов равнин. Такой же союз с драконами…

– Это не союз.

– А что? – Йир таращит глаза, костлявые пальцы чешут затылок. – Брр! Вечно всё запутываешь, мудришь, на великого дракона от тебя одни жалобы!.. Слишком много общаешься с шаманом. Дурной старик надоумил, да? Твоё дело пировать со всеми да радоваться, а его – колдовать щит перед боем. А вы каждый вечер запираетесь, грохочете, тревожите нашего великого спасителя… Ну вот зачем, скажи, ты всё ещё носишь доспехи и меч этот сломанный?! Закупорился в сталь на жаре!

– Орк всегда готов к битве.

– Горный Народ больше не гибнет в битвах, за нас бьются драконы. Пойми уже! Все давно поняли, доспехи-оружие на склад, не знают горя.

– И где склад?

– В самом нижнем трюме. По соседству с тем, куда сваливается дерьмо нашего великого дракона. А что?

Яррад открывает рот ответить, но там засуха – ещё слово и язык треснет. Грудь выдыхает горячий яд, орк сжимает режущую ладони скользкую сеть, верёвки трут кровоточащий сквозь повязку огрызок пальца, ноги из последних сил плетутся к воротам ангара.

Думает об орфах. Лишь мысли об этой таинственной расе отвлекают от тяжких ощущений, дарят покой, уносят как ветер далеко-далеко…

Орфы, Повелители Времени, – древнейшая раса. Неведомо, сколько тясяч лет назад они вымерли. Их артефакты находят всюду, в самых дальних землях. Орфы жили даже когда не было разумной жизни и миром правили гигантские чудовища. Уже тогда они предсказывали события, что случались после их исчезновения. Пророчества Повелителей Времени сбываются по сей день. Но об орфах известно только из их записей, в истории нет никого, кто говорил с орфом или хотя бы видел издалека. Лишь драконы могут помнить, но их не смеют расспрашивать…

Орки, гоблины, голые по пояс, плывут по палубе медленно, легко, словно сказочные рыбы. Вроде тех, что задыхаются в сетях Яррада. У всех важные дела. Подтянуть канаты, перенести бочонки с вином из трюма в камбуз, окинуть взглядом горизонт, пройтись туда-сюда гордой походкой. Тяжкая работа, благородная, потому и пот благородный, гладкий как латы. Горный Народ таких не куёт – только эльфы.

Один Яррад, как дурак, весь в железе, обломок меча за спиной гремит, раскалённый шлем варит голову. От солнца доспехи красные как в горне, Яррад жарится заживо, на коже лопаются волдыри. Пот крупный, уродливый, вонючий, льётся искрами, ручьи текут по доспехам, вскипают, шипят. Белёсые струйки пара оплетают тело, Яррад в облаке как призрак, не место в мире живых.

Косые взгляды кружат назойливой мошкарой, глаза налиты презрением, злобой к Ярраду, скоро лопнут. Острые языки на замке, боятся, что Яррад пошлёт всех подальше, свалит на них почётную миссию кормить дракона, чистить сральник. Они бы с радостью, но… э-э… не достойны такой чести, вот!

Яррад упирается взором в палубу, какая-то часть сердца вздрагивает, выбивается из бешеного ритма, не хочет верить, что судьба обошлась с его народом и с ним вот так…

С тех пор, как на галере поселился дракон, орки не воюют, в штиль не нужно грести – аура драконов наполняет паруса. Орки лишь управляют кораблём, следят, чтобы не прогнил, не развалился, и самое главное – утоляют драконьи нужды: кормят, убирают дерьмо, чистят пластины, ходят на цыпочках, драконы круглые сутки спят, за нарушение покоя могут сгоряча корабль сжечь. В боях дракон за минуту превращает флот эльфов в обугленные головешки. Как-то один орк попросил дракона не жечь всё подряд, пропадает много добра. Эти слова были его последними, зато дракона не пришлось кормить… Награбленные деньги льются на прилавки портовых рынков, вино льётся в глотки, щёки набиты жареным мясом, пирушки на судне каждые день и вечер, только без песен и плясок – страшно будить дракона.

У штурвала капитан грозно нависает над шаманом:

– Ты вчера в своей каюте устроил что?

– Яррада учил. – Старик спокоен, под облаками бровей и усыпанной рунами накидкой веки опускаются, поднимаются неспешно. – Он и мой фантом бились на мечах, колдовали.

– Этот дурень может колдовать? – Капитан недоверчиво щурится, складки на лбу темнеют. – Там все стены обожжены, в рубцах.

– Издержки. Не тревожься, каюта моя, с ущербом смирюсь.

– Каюта – часть корабля, вы могли его спалить. Разбудили великого дракона! Он чуть не сожрал меня за вашу выходку.

– Прошу прощения за нас обоих. Не хотели мешать, лишь…

– Хватит боёв! В мечах, копьях, топорах нет нужды, в колдовстве тоже. За нас воюет великий дракон, гораздо лучше.

Яррад смотрит на шамана тепло, как сын на отца.

Вспоминает его вечерние рассказы об орфах. Мудрый старик показывал орфийские свитки и скрижали, что повествуют об их истории, Яррад жадно разглядывал ажурные символы, манящие живые рисунки. Особенно нравится один, встречается в каждом листке пергамента, в каждой каменной табличке. На нём силуэт в плаще, лицо скрыто, незнакомец двумя мечами отрубает дракону крылья. Шаман говорит, это первый орф – освободил мир от драконов, основал свой народ.

Этот рисунок у Яррада в душе, окутан верой, что история повторится, придёт кто-то сильнее драконов, свергнет их в прошлое…

Шаман уплывает как привидение сквозь доски, в трюмы, а капитан возвращается на край верхней палубы, руки в боки, взгляд обводит галеру, матросов…

Капитан за год разросся как тролль. Кажется, надавит на мачту – порвёт как папирус. Тело мраморной статуей возвышается над сгорбленным Яррадом, слепит бликами.

Порой хочется бросить борьбу, стать таким же спокойным, уверенным, величественным, по вечерам есть-пить со всеми…

Взгляд капитана задерживается на Ярраде.

– Всё шумишь. – Голос как плеск волны. – Тревожишь дракона.

– У этой скотины обед! – скалится Яррад, скулы врезаются в шлем, тот скрипит. – Превращение рыбок в дерьмо.

Из груди капитана тяжкий вздох, качает головой, смотрит на горизонт. Губы шевелятся как утопающие в болоте, вязнут в словах, подбирают, сдерживают. Взгляд вонзается в бунтаря.

– Не надоело? Глянь на себя. Рычишь, пыхтишь, сопишь, хрипишь, орёшь, беспокоишь нашего защитника. Он пожертвовал покоем, спустился с неба. Знаешь, как для него свят покой? Так же как для нас – звон стали, битва.

– Для вас они уже не святы.

– Святы. Но мы жертвуем святынями, как и драконы.

– Что-то не видно их жертвы.

– Ты позоришь Горный Народ! Великий дракон милосерден, до сих пор тебя не сожрал. Иных карает за одно-единственное слово.

Мясистые брови капитана опускаются, глаза тонут в тени, чернеют.

– Но я не дракон, – громыхает он, заслоняет Яррада от солнца как туча. – Тебя казнят!

– Отлично! — Яррад швыряет сеть, спина гордо распрямляется.

– Как только прибудем в порт. А пока продолжай выполнять почётную миссию.

Кровь Яррада вскипает, мышцы вздуваются, орка будто насаживают на дюжину кольев. По телу мелкая дрожь, растёт, пронизывает, руки-ноги трясутся будто в объятиях элементали молний, когти впиваются в ладони почти насквозь.

– Продался за сытую жизнь, бросил клинок ржаветь! – рычит Яррад капитану в спину, та выгибается как парус под ударом ветра. – Все продались! Не Горный Народ, а сборище шлюх!

Замирать очередь капитана. Ноги будто пускают в палубу корни, отростки жил, те набухают, оплетают громадную тушу. Качается, шумит как дерево в шторм – дышит. Йир теребит руку Яррада, что-то бормочет, пытается увести. Матросы, злые, но любопытные, оставляют «дела», толпятся кольцом, глаза на лоб: сейчас начнётся, делайте ставки…

– Мы всегда готовы взять мечи, – шипит капитан, взрывается: – Так же свирепы, смелы!

– «Исполнять бытовые прихоти», – дразнит Яррад. – Лизать задницы и подставлять свои! Даже ссышь сказать прямо, куда тебе до меча!

Йир хватается за голову, отворачивается. Языки зевак висят от предвкушения, челюсти отваливаются, шеи вытягиваются как у зомби вблизи мяса…

– Народы взрослеют, – говорит капитан спокойно, со всех сторон вонючие вздохи разочарования, только один облегчённый, скисшие матросы разбредаются.

– Для победы мало лишь смелости, силы. – Капитан взглядом касается Яррада через плечо. – Нужен разум. Разум объединил нас с драконами. Пока повзрослеть и тебе.

Уходит.

Яррад погружается в омут тишины, посреди пустынной души огонёк обиды. Так обижается дитя, меняющийся, растущий стебелёк не хочет быть старым закостенелым древом…

В груди что-то взрывается шаманским огненным шаром, существо Яррада противится, ломает клетку, холодную паутину логики, разума, кровавыми волнами хлещет ярость, ярость, ЯРОСТЬ! Рычание трясёт воздух, каждую доску, балку. Яррад хватает сеть, страшным рывком бросает рыбий валун к ангару. Кулак падает на ворота, вминает, трескает, летят щепы.

– Вставай жрать, змея тухлая!!!

Орков, гоблинов разом подбрасывает как ужаленных, десятки голов с ошалелыми глазищами поворачиваются к самоубийце Ярраду. Матросов как ураганом сдувает в трюмы, палуба пустая, корабль похож на скелет вымершего гиганта.

Яррад пинком скидывает перекладину с ржавых скоб, от рывка бугристых рук ворота чуть не слетают с петель.

Солнце белит передний клочок ангара, но света хватает увидеть, кто внутри. Широченная скала из пластин, шипов, рогов, прочих костяных наростов, острия сотнями звёзд мерцают в тени, от скалы веет чудовищной тяжестью, даже воздух тяжёлый, давит на грудь. Давит мысль, что судно не разваливается лишь потому, что эта громадина неподвижна.

По скале прокатывается волна каменного треска. В глубине разломов загорается кровавый огонь – открывается глаз. Вспыхивает второй огонь. Воздух гудит, пространство над скалой рвётся, обнажает ревущие чёрные порталы, мрак поглощает, тянет в абсолютное ничто, вечный холод, страх… Наконец крылья оседают, упираются в пол, скалистое тело вздымается с грохотом. Глаза наливаются магмой.

Пасть как пещера, сплошь каменные бивни, из глубин будто гром обвала:

– Опять… шумишь…

Яррад вталкивает в ангар сеть, та растекается пирамидой, рыбы трепещут как языки огромного тёмного костра.

– Опять принёс жрать, толстая туша! Научись говорить спасибо! Или хотя бы не гадить!

Из ноздрей дракона чёрными призраками дым.

– Я вчера… учил… манерам… И позавчера…

– Позавчера, хряк, ты откусил мне палец! – Яррад трясёт искалеченной рукой, выхватывает клинок. – Вчера сломал меч моего деда!!

Из всех щелей, нор выныривают любопытные головы. Глаза накачаны страхом, но жутко интересно, почему дракон не жрёт Яррада, третий день терпит нового слугу. Прежний лебезил полгода, оплошал лишь три дня назад.

Йир дрожит, зажмурившись крадётся к Ярраду, руки отчаянно машут, стараются привлечь внимание безумца, мол, хватит.

– Палец… – Кратеры драконьих глаз сужаются, будто вспоминает нечто тысячелетней давности. – Позавчера ты рано оборвал мой сон… ругался… Вчера не поклонился… взглянул неучтиво…

– Не трать время, жри, пока есть чем! – Яррад врезается ногой в кучу еды, рыба отлетает дракону в морду, отпечатывает слизь. – Ящерки заплатят за Горный Народ!

Йир охает, уши встают дыбом, глаза выпрыгивают. Хватает Яррада, пытается оттащить, ноги крутятся как лопасти мельницы, скользят, трут палубу до зеркального блеска, но орк высится как риф.

– Ничтожество! – гремит Яррад, меч пылает солнцем, орк в облаке света. – По-настоящему сильный равнодушен, что какой-то смертный не лизнул ему зад. Тебя, червяк, это заботит! Твоя сила не завоёвана потом и кровью в боях с более сильными или хотя бы равными. Трус! Каждую минуту кого-то унижаешь, хочешь показать, что чего-то стоишь. Дерьмо!

Головы вновь прячутся, пусто. Йир стрелой прочь, забивается в угол, сжимается в комок, от бочонков отличают разве что трясущиеся уши.

Дракон как лёд, ни хруста, ни вздоха. Лишь валит сквозь колонны зубов дым, потолок и пол коварно застилает чёрная пелена, обволакивает Яррада.

– Моё сердце… тронуто, – выдыхает дракон, стена дыма за спиной Яррада смыкается. – Отведай со мной… Подойди, сядь, вкуси свежей рыбы…

– Жри сам свою рыбу! Ты позор…

Глаза дракона проваливаются, вместо них сгустки дыма. Рыбину из кучи съедает такой же дым, она срывается как ядро из баллисты, бьёт Яррада под рёбра. Орк падает, сгибается пополам, к доспехам и коже липнет чешуя. Рот хватает воздух часто, беззвучно, как рыбий.

Откуда-то возникает шаман, сквозь туман полуобморока Яррад видит его сандалии, подол плаща.

– Прости за нашего жалкого сородича, величайший. – Шаман склоняет голову.

Из каюты на шамана несётся как цунами капитан.

– Убей, велича… – осекается. Шаман не оборачиваясь поднимает скрюченную кисть, в пальцах крутится шаровая молния. Искры как бешеные псы на цепях рвутся в сторону капитана. Тот замедляется, встаёт, складки на лбу сгущаются тучами.

– Позволь наказать нам, величайший, эта тварь не заслуживает марать даже твой взор. Её ждёт боль, достойная твоего гнева. – Взгляд шамана цепляет парочку притаившихся орков, искрящийся палец тычет в Яррада. – В нижний трюм его! Живо!

Двое берут Яррада под руки, шумит их тяжкое пыхтение, перестук сердец.

– Благодарю, величайший! – Поклон, и шаман удаляется вслед за Яррадом.

Шамана провожают обнажённые клыки капитана. Он оглядывает галеру, матросы выбираются с явной неохотой, исподлобья косятся на него.

Капитан сурово оглашает:

– Новым слугой великого дракона назначаю… – Грозный взгляд падает на Йира. Того шарахает паника, он цапает рыбину, швыряет. Снаряд бьёт дракона в бровь, насаживается на рог.

Судно тонет в замогильном рычании, за клетью драконьих зубов разгорается пламя, дым растёт гигантскими грибами, заворачивается в смерч. Все в ужасе садятся, ладони вместо щитов, сердца мечутся как звери в волчьих ямах.

Йир с диким воплем носится в толпе как вихрь, руки впиваются в двух орков. Те воют, трясут головами в поисках хищника, гоблин рвётся туда же, где исчезли Яррад с шаманом, тащит грузных бедняг как пушинки. Вопит:

– Сдаюсь! Бросьте меня в трюм, скорей!

 

Голову бьёт жуткая вонь, тело скукожено как мертворожденный младенец. Яррад обнаруживает себя на горе мечей, щитов, топоров, доспехов, шлемов. Толстый ковёр пыли как серый мох, всё загажено мухами, крысами. Стена трещит, доски опасно выгибаются внутрь трюма, между сочится бурая жижа, ползёт на груду ржавого хлама. Похоже, драконье дерьмо выгребут только к ночи. Весь день убьют на поиски нового слуги – поймают, изобьют, устрашат казнью, заставят быть добровольцем.

Йир сидит рядом, нос печально болтается, тяжко вздыхает. Яррад поднимается, кусает губы, на животе горит огромный как лепёха синяк. Слева тонкие лучи текут сквозь решётку, орк подходит за глотком воздуха.

– Постарался, гад, весь корабль провонял.

Яррад достаёт из торбы щётку и тряпку, чистит доспехи. Пластины вспыхивают, по трюму пляшут солнечные зайчики.

– Хоть бы сейчас доспехи снял, – ворчит Йир.

Сталь сияет, орк похож на гигантского жука. Смотрит на синие волны с прожилками пены, мерный плеск целебным эликсиром на душу.

Яррад кивает на свалку клинков:

– Твоё копьё здесь?

Йир прячет глаза, руки-ноги оплетают тщедушное тельце, голова по-черепашьи ныряет вниз. Ушастое яйцо качается как в трансе.

– Раньше смерти не боялся, – урчит гоблин будто мертвец. – Но этот монстр хуже смерти… Он всемогущ! Если б знали, что драконы так сильны, вождь бы ни за что…

Волны взрываются сотней фонтанов, грохот воды подбрасывает орка и гоблина.

– Что это?! – Йир затравленно вертит головой, из горла льётся нытьё.

Корабль дрожит, по нему будто лупит град с дыни, ровную завесу шума рвут орочьи крики. Так кричат перед смертью.

Яррад прыгает в центр, доспехи встают дыбом как шипы, тело хищно сгибается, на полморды оскал. Всё внимание наверх. Дерево трещит, щепки как ливень дротиков, из потолка торчат зазубренные как листья стрелы. Пускают корни, ростки вьюнов, растут, толстеют, закручиваются, алые цветки раскрываются словно жадные пасти.

– Эльфы! – Яррад выхватывает меч.

Цветки набухают тяжёлыми как ядра красными плодами, брызжет сок, вылупляются, лезут громадные скользкие многоножки. Белые тела извиваются, тысячи лапок-крючьев бешено трепещут, пилят потолок, жвала щёлкают, оттуда как из песочных часов смерти течёт стружка. Дюжина тварей грызёт потолок в уродливое решето, доски и брёвна проседают, вот-вот рухнут, задавят.

Йир трясётся, стучит зубами, взгляд скачет с одной твари на другую, стружка сыплется на плечи как стая кровожадных термитов, гоблин судорожно стряхивает.

Клинок орка режет горячий воздух, чёрные головы с хлюпаньем падают, в агонии грызут пол, Яррад башмаками плющит, всюду зелёные брызги.

Дрожь в теле гоблина утихает, голова вертится медленнее. Грудь наполняется спокойным дыханием, Йир озирает тварей одним взглядом. Губы дёргает оскал.

– Лучше от них, чем от дракона!

Гоблин яростно каркает, костлявая рука хлыстом ныряет в груду оружия. Рывок – и ржавый хлам разлетается в стены, кулак Йира стискивает копьё. Лезвие шириной с орочью ладонь сверкает, свистит, через секунду по нему течёт зелёная слизь, у ног свирепого гоблина брыкаются пять игольчатых голов.

– Узнаю прежнего Йира. – Орк рубит последнюю многоножку.

Ливень стрел затихает, Яррад бросается к окну.

Фонтаны оседают, теперь это вновь мерные волны. Стрелы всё ещё падают, но растворяются в невидимой преграде оранжевыми кругами.

– Шаман раскрыл щит!

По ту сторону двери матерный крик, лязгает замок. Мешком вваливается капитан, весь в кровоточащих укусах, кожа бледно-зелёная, кровь блестит ядовитым оттенком, ноги, руки, пальцы… всё разбухшее. В пробитом насквозь бедре висит мёртвая многоножка.

– Оба за мной, живо! – Слова жидкие как блевотина.

Капитан бросает обмякшее тело к лестнице, бьётся о стены.

Верхняя палуба.

Гремят слова заклинания, шаманский плащ развевается от эха, руны сияют волшебной паутиной. Шаман качается в такт словам, руки над головой кружат в магическом танце, чертят огненные дуги. Небо мерцает сотнями вспышек, стрелы и зелёные кометы заливают щит, превращаются в энергию, вдоль сферы бегут оранжевые волны.

Палубы как вспаханные поля щепок, клубятся облака стружки и пыли, глаза слезятся, дышать нечем. Оголтелые в укусах матросы отбиваются от полчищ белых извивающихся многоножек бочками, ящиками, мотками канатов, обломками судна.

Галеру лижут языки зелёного пламени. В его объятиях дерево стремительно гниёт, морщится, осыпается трухой, кишит личинками, колонии целыми поколениями мрут, плодятся, вместо павшей прахом древесины растут кочки мха, лишайника, грибы, лабиринты вьюнов – всё за какие-то мгновения.

Зелёное пламя пожирает одного из орков. Несчастный рвёт горло криком, бьётся о палубу, но пламя обволакивает гуще. Тело быстро тощает, вдоль и поперёк рубцы морщин, кожа бледнеет, выпадают волосы, зубы. Мелькают тугие жгуты трупных червей, чёрные рои мух, белые кости…

Ворота ангара нараспашку, створка висит на выдранных петлях, другой нет вообще. Дракон созерцает бойню в полудрёме, словно любуется закатом.

– Какого… – Лицо Яррада в когтях гнева. Йир жмётся к его ноге, обнимает дрожащее копьё.

– Дракон не взлетит, пока вы не попросите прощения, – хрипит капитан. Хочет крикнуть, но в жилах больше нет здоровой крови подвести силы к горлу. Бледно-зелёная туша падает ничком, многоножки накидываются, но почему-то сразу же уползают…

– Рехнулась, гадина?! – Яррад сквозь орду многоножек прорубается к дракону. – Тут бой, а ты задом не воротишь и требуешь извинений?!

– Не извинений… Просите прощения.

– Кормили год как свинью, дерьмо чистили, а ты… – Яррад задыхается, в глазах красный туман.

– Грустно… Твои братья гибнут… По твоей вине…

Дракон кивает на кровавое месиво.

– Лучше себя убью, чем унижусь перед ничтожной змеёй!

Яррад подносит меч к горлу, из ноздрей пар, с каждым вдохом кожа опасно упирается в лезвие, кровь клокочет.

– Убей… Я останусь лежать… Погибнут все…

Спину Яррада, словно грязный колючий плащ, накрывают вопли орков и гоблинов.

Дракон томно смотрит на орка чёрными провалами.

– Я… убью ТЕБЯ! – Яррад кидает меч в дракона, клинок с глухим звоном отскакивает от костяных пластин. Дракон не шевелится.

В борт вонзается стрела. Затем в палубу. Ещё две и ещё, стрелы накрапывают как дождик перед ливнем, на крышу ангара падает сгусток зелёного пламени.

– Щит слабеет! – кричит кто-то. – Нас убьют!

Шаман уже на коленях. Руки вздёрнуты к небу, ладони объяты огненным свечением, губы что-то шепчут, но голова болтается словно на одних позвонках, глаза закрыты.

Сердце Яррада сжимается от боли.

Из драконьей пасти вываливается жёлто-зелёный ком в пенистой слизи, от него прёт рыбой и желудочным соком. Яррада скручивает мерзость, он зажимает нос, шагает назад.

– Ты со мной… не отобедал, – гудит дракон. – Приглашаю… ещё раз…

Чёрный взгляд указывает на смердящие рыбьи потроха, те медленно растекаются, ползут к ногам, плавники и хвосты всё ещё шевелятся.

– Макните лица… сюда… И я прощу…

Йир бросается к тошнотворной массе, копьё падает, жалобно дребезжит. Гоблин валится на колени, перепуганная рожа со всей дури впечатывается в рыбу, летят брызги.

– Вот так… – Дракон кивает, взгляд рушится на орка. – Теперь ты…

Яррад не желает верить в происходящее, в горле комок.

Так быть не может. Несправедливо! Это сон, бред…

Матросы дерутся с тварями, вопли, шипение, хруст дерева. Или костей. Истошный крик:

– Яррад, сделай это!

Дыхание орка учащается, хрипит, рвётся грудь, ломаются рёбра. Сквозь клыки сочится слюна, глаза налиты кровью, слепнут, скоро взорвутся. В красном тумане ярости проступает задница гоблина, равнодушный взгляд дракона, рядом ползают раненые орки с тварями на шеях, те грызут жертв, душат…

Ярость, ярость, ЯРОСТЬ!..

– Ты всех нас погубишь!

– Яррад, макни!

– Прошу тебя!..

Внутри обрывается какая-то нить, ярость гаснет. Душу затягивает смертельная тоска, усталость, мир выцветает, всё вязкое, тихое. Скучное. Ноги подгибаются, орк падает на колени.

На морде дракона стынет равнодушие. Наверное, думает Яррад, у меня такое же.

Опускает лицо…

Пронзает боль, гораздо сильнее клинка шаманского фантома, откушенного пальца, удара в живот. Яррад хочет забыться на эти бесконечные мгновения, полные тошнотворной гадости, снаружи тёплой, скользкой, а внутри – шипы, лёд.

Разум ищет спасение…

…цепляется за вчерашний разговор с шаманом. Наставник поделился мыслью, что потрясла Яррада.

Орфы – раса не вымершая, а грядущая! Не зря назвались Повелителями Времени. В далёком будущем орфы подчинили время и странствуют из века в век, из эры в эру, оставляют хроники, пророчества. Вот почему им известны все события, почему их летописи есть в эпохах, когда в мире даже не зародилась жизнь.

Орфы придут, создадут великую цивилизацию, укротят время…

Убьют драконов!

Вчера дракон измотал зверски, но Яррад ночь не спал. Безумная мысль как бриллиант хранится в глубоком тайнике сердца. Лишь её лучи озаряют чёрное дно, куда орк рухнул. И ещё рисунок: силуэт в плаще двумя мечами отрубает дракону крылья…

 

Яррад с трудом поднимает себя, каждая часть тела будто из камня, суставы почти не гнутся… Долго не может осознать, где находится, что происходит…

Перед глазами качается палуба галеры, каша из древесины, дохлых тварей, мха, крови, запятнанной чести, позора…

Рядом суетится гоблин, рот сплющен улыбкой.

– Видишь, как просто! – Вытирает тряпкой лицо орка. – Ничего страшного, раз – и всё…

– Смотрите! – радостный крик. – Стрелы отражаются от щита, летят к эльфам! Мы побеждаем!

И правда… Стрелы и кометы отражаются от щита с лёгкостью лучей, целыми роями уносятся к горизонту, где блистает белыми парусами эльфийский фрегат.

По морде дракона, от шипа к шипу, проскальзывает тревога. От хмуро смотрит куда-то поверх Яррада. Чёрные глаза вспыхивают огнём.

Крик шамана. Удар падающего тела, а затем – режущий уши свист, барабанная дробь стрел, хруст, взрывы зелёных комет, вопли матросов.

– В укрытие!

Шаман лежит пластом, кожа дымится, мерцает тлеющими островками.

Дракон расправляет крылья, стены и крыша взрываются, с грохотом разлетаются на обломки. Небо затмевает драконья тень. Град стрел исчезает, многоножки засыхают, зелёное пламя гаснет…

Тишина…

Всё в тумане. Орк помнит обугленный скелет эльфийского фрегата, бока полыхают, в туче дыма корабль словно огромный дух тёмного мира. Меж мачтовых рёбер сидит как в гнезде дракон, крылья заслоняют все три палубы, фрегат погружается в ночь. На коготь дракона нанизан эльф, бьётся отчаянно, но безмолвно. Из пасти вырывается лавина огня, гудит, жареного эльфа дракон кладёт на язык словно ягоду. Вдумчиво жуёт, потирает когтями друг о друга, прикидывает, чего же не хватает: соли, перца, лимонного сока…

Орки липнут на труп корабля как мухи, пускают жадные слюни, ломают шеи выжившим обгоревшим эльфам, рубят головы грязными ржавыми клинками. Тупая сталь застревает, вояки машут сильнее, ещё и ещё, под кожей булькает жир, мучает отдышка, пот струится вдоль тел жидкими зеркалами, отражения орков и гоблинов выпуклые как свиньи. Меч одного орка на третьем замахе перевешивает, оба с грохотом падают в дымную пробоину…

Яррад склоняется над шаманом.

– Прости, – кряхтит изуродованный старик. – Я отнял у тебя честь.

– О чём ты? – Яррад заботливо приподнимает его голову.

– У меня кончались силы… – Шаман срывается на кашель. – Нужен был источник… А рядом ты. Твоя ярость. Поэтому ты сдался дракону… Я взял твою ярость и… её было так много, что я обратил стрелы врагов на них же… Думал, выдержу… Но…

– Ты сделал что смог. – Яррад обнимает за плечи, хруст, трескается обгоревшая кожа. Старик морщится, орк сглатывает ком. – Не рассчитал силы…

– Это ОН! – Шаман смотрит на чёрные с красными прожилками мяса руки, трогает такое же лицо. – ОН меня… таким…

Орка захлёстывает ярость, пьянит красный туман. В пелене проступает огненный взор дракона, направленный куда-то поверх Яррада, взрывает боль безумия, гнев берсерка…

Ярость гаснет, будто её заморозили, ударили и она рассыпалась. Туман отступает, голову проветривают мысли…

Ожоги шамана медленно заживают, уголок рта поднимается:

– Спасибо за источник.

Двое орков тащат по трапу эльфийку в мантии мага – в плавании матросам нужны утехи. Серебристая одежда местами разодрана, в пятнах крови, длинные волосы липнут к щекам, веки опущены. На поясе волнистый меч, узоры вьюнов и листьев сплетаются в руны.

Яррад бросается к ней. Миг – и конвой валяется без сознания. Яррад осторожно опирает эльфийку на свои плечи. Девушка слабо шевелится, под пушистыми ресницами мерцают синие глаза.

– Ты орк, – шепчут сухие губы. – Почему помогаешь?

– Мы уже не орки.

Галера похожа на руины. Деревянные иглы, обломки досок, бочек, ящиков, обрывки канатов, паруса как решето, всё замшелое, в лианах, грибах, где-то ещё трепещут зелёные языки пламени, рыщут прожорливые многоножки, стынет раздувшееся тело капитана…

Держась за обломки борта, подходит шаман.

– Отсюда нужно убираться. – Яррад отводит взгляд от разрухи.

– Бежать некуда, – слова эльфийки слышны едва.

Яррад поворачивает голову к островам, девушка ловит взгляд.

– Самоубийство! – Нежные пальцы стискивают плечо Яррада. – Там твари пострашнее драконов, оттуда никто не возвращается.

– Здесь шансы меньше.

– Мне не доплыть. – Шаман опускается на колени. – Слишком слаб.

– Я тем более. – Глаза девушки закрываются, ладонь сжимает рану.

– А магия?

– Щит меня истощил, сейчас я гожусь только болтать языком. – Шаман кивает на эльфийку. – Коллега тоже время не теряла, била зелёным огнём.

– Плыви один, орк. – Девушка отстраняется, садится рядом с шаманом, голова устало падает на борт.

Шаман орков и волшебница эльфов как беспомощные щенок и котёнок жмутся друг к другу. Орк покачал головой, досадно сплюнул, слишком уж это сопливо. И глупо.

– Пора колдовать мне.

Брови эльфийки взлетают до волос, в глазах блеск.

– Рубака умеет колдовать?

– Здравая мысль, – кивает шаман, с губ слетает усмешка. – Не зря же мы каждый вечер пытали мою каюту. Возьми плащ, его руны тебе помогут.

Шаман развязывает пояс, плащ соскальзывает с головы, плеч.

– И мой меч. – Окровавленные пальцы эльфийки сжимают серебристый клинок, растения на рисунках похожи на те, что порождало зелёное пламя. – Сожалею, что твои братья познали его мощь.

Яррад горько взирает на крушащих фрегат орков и гоблинов.

– Они мне больше не братья.

Через минуту Яррад смотрит на острова из-под края рунического плаща, ветер путается в ровных складках, за спиной крест-накрест два меча, сломанный орочий и волшебный эльфийский.

– Ты сможешь, – улыбается шаман, глаза весело сверкают.

Яррад хватает эльфийку и шамана, кладёт на плечи как пёрышки. Взгляд пронзает воду ледяной пикой, губы как волны вздымаются, опускаются, мерным плеском рождаются слова заклинания, кожа ощущает тепло от рун плаща и меча…

Глаза вспыхивают синевой.

Яррад прыгает за борт, под ногами ладонью бога всплывает волна, несёт прочь от галеры. Яррад возвышается на гребне, в лицо ветер, стремительно плывут навстречу острова.

Беглецов не замечают. Дракон потягивается на чёрной палубе, укрывает взгляд веками, кутается в дымное облако, лениво, величественно, как разомлевший от вина и девичьих ласк вождь. Коготь ящера на вытянутой лапе плавно покачивается, матросы дружно пляшут, подстраиваются под ритм, орут песни, дракон кивает. Праздник разгорается, орки и гоблины победили – мужественно дорезали эльфов, прежде сожжённых, порванных драконом.

На галере два орка отбиваются от гигантской как тролль жирной многоножки, чёрная в шипах голова ещё хранит черты лица капитана. Тварь вонзает лапы в спину орка, встаёт на дыбы, из короны жвал летят брызги слизи и рёв. У второго ранена нога, барахтается, отползти не может, силы растеклись лужей пота, осталось лишь сало. Монстр падает на орка, доски взрываются хрустом, на месте бойни зияет мрачная дыра, оседает пыль. Галера медленно тонет.

Предсмертные крики и вой чудовища не отличить от грохота плясок, хохота.

 

Три пары ног ступают на тёплый песок острова.

– На каждом шагу опасность. – Эльфийка ворошит вниманием деревья, скалы. – Это дикие острова.

– Нет. – Яррад последний раз оглядывается на погибающие корабли. – С диких островов мы уплыли.

Волна несёт к берегу обломок бревна. Его обнимает ногами гоблин, костлявое тельце горбится, дрожит, голова бешено вращается, гоблин отчаянно гребёт широким копьём.

– Подождите меня! – визжит Йир.

Яррад улыбается. Плащ хлопает на ветру как знамя, в руках сверкают мечи.

В песке тонет каменная плита. Серая гладь хранит знакомые символы, рисунки. Значит, слухи не врут, на эти острова и впрямь ступала нога орфа.

Среди прочих рисунков Яррад узнаёт свой любимый: силуэт в плаще отрубает дракону крылья двумя мечами, один – волнистый, в рунах, другой – прямой и сломан.

Необитаемые острова. Всякого здесь ждёт гибель. Острова кишат монстрами, хищными деревьями, землетрясениями, молниями, лавой. Проклятая земля пожирает смельчаков и беглецов. Когда-нибудь здесь будут жить орфы – легендарные Повелители Времени.

 

читателей   996   сегодня 1
996 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...