Био-техно-маго

 

Люблю посидеть в кабаке с кружечкой хмельного напитка. Посмотреть на посетителей, послушать долетающие сквозь гомон обрывки разговоров. Только не люблю, когда в атмосфере всеобщей расслабленности появляется трещина.

 

За соседним столиком громко заспорили. Поморщившись, я в два глотка допил сидр. Ссыпал в карман сладкие орешки с блюдечка – не оставлять же понравившееся лакомство, и вышел из кабака.

От оплетенного лианами крыльца к соседним деревьям протянулись два подвесных мостика. Поразмыслив, я повернул направо – туда, откуда пришел. Надоел мне этот мир: красивый, но зашедший в тупик биоэволюции. Здешние люди – худощавые и остроухие, создали слишком стабильное общество. Все сыты, обуты, одеты и не желают что-либо менять. У каждого персональное дупло. Многоуровневое, со всеми удобствами. Линия доставки, на которой трудятся гигантские муравьи-носильщики. Капиллярный водопровод и заполненный всеядной плесенью утилизатор.

Живут остроухие, как в магомире – ни в чем нужды не знают. Могут часами развлекать друг друга байками в кабаке. А могут сутками из дома не выходить. Новости им в клюве приносят. Залетает в дупло птичка, раскрашенная в цвета своего издания, и давай вещать. Я сначала подумал, что это какая-то местная магия. Оказалось – нет. Все здешние чудеса – достижения селекции и дрессировки. Если и есть на планете маги, то слабенькие самородки, ауру которых не заметишь, пока не столкнешься нос к носу. А значит, мечта проследить зарождение магической цивилизации, так и остаётся мечтой.

 

Мостик под ногами запрыгал не в такт шагам. Навстречу шли две девушки. Одна — во всем зеленом, другая – в светло-коричневом. Здешняя мода, не признающая синего и красного цветов, глаз не радовала. Но обтянутые тонкой материей дамские ножки привлекательны в любом цвете.

Девушки, поглядывая на меня из-под длинных ресниц, прошли мимо. Сзади донесся громкий шепот. Разговор, наверное, зашел обо мне. Но я не стал подслушивать. Завтра меня уже не будет на этой планете. Миры биоэволюции красивы. И женщины в них всегда отзывчивы в отличие от постоянно косящихся на общественное мнение красавиц из техномиров…

В удалявшемся шепоте слышались нотки сожаления. Я подумал, что слишком тороплюсь с отлетом, и направился вслед за девушками. Их ножки уверенно ступали по подрагивающим доскам, бедра призывно покачивались.

Подстроившись в ногу, я положил руки на тонкие талии и, легко вплетая в слова магию обольщения, произнес:

— Позвольте поинтересоваться: куда спешат лучшие красавицы леса?

 

*****

 

После ночи, проведенной с двумя горячими подружками, хотелось спать, но приходилось удерживать равновесие. Подвешенные на лианах мостики раскачивались. Свитые из плюща перила выглядели ненадежной опорой. Казалось, еще немного и полетишь вниз – в густую темноту, из которой поднимается утренний туман. А еще досаждали огромные светлячки. Если в центре города они спокойно сидели на протянутых над мостиками веревках, то ближе к окраине с навязчивым жужжанием следовали за путником. Наверное, местным жителям лень содержать поголовье жуков, необходимое для освещения всего города.

 

Кроны деревьев расступились, открыв розовеющее на горизонте небо. С последней площадки уходила к земле веревочная лестница.

Использовать заклинания на планетах, не знающих магии, на мой взгляд, неэтично. Разве только совсем немного, чтобы понимать язык и не выделяться среди аборигенов. Ну и конечно, чтобы доставить удовольствие красивым девушкам. Но после долгого кувыркания на широком ложе спускаться по непрочной на вид лестнице не хотелось. Вздохнув, я мысленно попрощался с остроухими прелестницами. Оттолкнулся от края площадки и полетел к упрятанному в овражке кораблю.

 

Серебристая летающая тарелка никого не заинтересовала. Странные люди! Сидят самодовольно на своих деревьях и не замечают, что рядом с городом приземлилась инопланетная техника. Хотя, что с них взять – биоцивилизация! На звезды смотрят только в эстетических целях. О том, что на других планетах может существовать жизнь – не задумываются. И благополучно вымирают без стимула к развитию.

Интерес к познанию вселенной проявляется только в технологических мирах. Но без магии механизмы не позволяют путешествовать среди звезд. Цивилизация топчется на месте. Люди начинают догадываться, что во всем виновато человеческое тело. При этом выводы делают совершенно неправильные. Вместо того чтобы развивать магические способности, обращаются к костылям и протезам. Вживляют блоки памяти, модемы, процессоры. Заменяют конечности и внутренние органы на металл и пластик. Совсем отчаявшиеся встраивают мозги в механизмы.

Видел я недавно такой мир. Ребенка там еще в инкубаторе разделывают на составляющие и засовывают в машину. Правда, кое-что оставляют на искусственном питании, чтобы генофонд не потерять. Тьфу! Даже вспоминать противно! Я там полдня колесный экипаж изображал. Измаялся общаться в радиодиапазоне и подмигивать фарами.

 

Закрыв люк, я направился в рубку – готовиться к старту. Корабль у меня не совсем магический. Экран и навигационный процессор – с очень компьютеризированной планеты, на которой люди живут в виртуальных мирах. Придумали стереоэкраны, генераторы вкуса и запаха, костюмы, чтобы передавать ощущения. Ходят друг к другу в гости, сражаются, путешествуют, любят и работают, не вылезая из них. Застыли в единении с иллюзиями, как здешний мир – в единении с природой. Кстати, система жизнеобеспечения, установленная на моем корабле, создана в мире биоэволюции для подводных домов.

Хотелось спать, и я приказал автопилоту поискать укромное место на одном из безжизненных спутников этой планеты. Компьютер возмущенно пискнул. Может быть, стоило заказать кому-нибудь обычную программу? Тогда автопилот не имел бы собственного мнения и не фыркал в ответ на угрозу выключить питание.

 

*****

 

На следующей планете жили коренастые широкоплечие люди, придавленные к земле высокой силой тяжести. Цивилизация здесь едва доросла до двигателей внутреннего сгорания и электричества. По полям ползали неуклюжие трактора. В провонявшем дымом городе, цепляясь пантографами за провода, громыхали по рельсам стальные коробки на колесах. Люди выходили из вагонов, скрывались в безликих бараках. Другие входили, хватались за полированные трубы поручней, чтобы болтаться, толкая соседей и налетая на стены. Мимо неслись угловатые машины, оставляя за собой темную дымку выхлопа. Изредка над городом проплывали огромные дирижабли.

Я бродил по улицам, проезжал пару остановок в душных вагонах. Заходил в бараки и попадал то в проходную завода, то на склад, то в пыльные коридоры. Взгляд скользил по однообразной серости стен. Непонятно, живут тут или работают. Казалось, люди бесцельно мечутся по грязным улицам и пыльным коридорам. Я не видел ни одного праздно стоящего или сидящего человека. Скамеек в этом городе не наблюдалось, как и диванов в железных вагонах. Текла по улицам безликая толпа, одетая в серое и темно-серое… бесформенное, мятое, скрывающее под собой мужчин и женщин.

В поисках кабака, где можно посидеть, послушать разговоры, я выбрался в чистые кварталы. Искрящие вагоны сюда не заезжали. Склепанные из некрашеного металла автомобили двигались не спеша, словно боялись поскользнуться на блестящей брусчатке улиц. Одежда прохожих приобрела лоск, насколько он вообще возможен в здешней моде. Я постепенно, чтобы не привлекать внимания, подстроился под окружение. Замятые складки на штанах и куртке разгладились. Исчезла пыль с ботинок, а сами они стали легче и изящней. Удлинился козырек на кепке, и в руках появилась тонкая папочка с гербом.

Приземистые бараки остались позади. Но фасады двухэтажных домов так же подавляли серостью и мутными от жирных разводов окнами. Признаков даже простейших бессознательных заклинаний я не чувствовал. Видимо, на этой планете совсем нет людей, предрасположенных к магии.

 

Передо мной машина въехала передними колесами на тротуар. Судя по затихшему звуку шагов, за спиной остановились несколько человек. Немногочисленные прохожие спешили перейти на противоположную сторону улицы. Из открывшейся дверки вылез плечистый даже по местным меркам мужчина. Повел рукой, приглашая:

— Садитесь, мы вас подвезем.

Я подавил желание стать невидимым. Сбежать или поиграть в салочки еще успеется.

— Садитесь! – настаивал плечистый.

— А здесь поговорить нельзя?

— Здесь мы можем привлечь внимание блюстителей порядка.

— Вы их боитесь?

— Нет, — улыбнулся он. — Но в порыве служебного рвения они могут перекрыть движение во всем районе. Садитесь!

Я пожал плечами и шагнул к машине. Хотелось выяснить, как меня раскололи, чтобы не повторять ошибку. По бокам устроились молчаливые амбалы, до того стоявшие за спиной. Тот, что разговаривал, уселся рядом с водителем. Взревел мотор. Неуклюжая машина съехала с тротуара. Она могла бы двигаться и более плавно. Тряска отдавалась неприятным зудом в спине.

К счастью, поездка оказалась короткой. Как и подъем в лифте из подземного гаража на второй этаж. Здесь меня ждал сюрприз. Где-то в здании прятался маг. И не какой-нибудь абориген-самоучка, а настоящий, хоть и слабенький. Такого, не то что с орбиты, со ста шагов не разглядишь.

 

Под конвоем меня провели по коридору и открыли дверь в большой кабинет, где ждал невысокий толстяк, одетый по местной страшноватой моде. И с такой же серой, невзрачной аурой.

— Здравствуйте! – голос его звучал настороженно. – Позвольте представиться! Леон Ромени! А вас как зовут?

— Слэн Торнени.

— Торнени! – улыбнулся маг. – То-то мне в вашей ауре показались знакомыми некоторые черты. Как поживают ваши родители? Я – сокурсник вашего отца и поклонник красоты вашей матушки. Расскажите, что занесло вас на мою планету, и почему вы не последовали их примеру и не создали себе мир? Если вы унаследовали хотя бы половину их способностей, то смогли бы построить целую планету!

Странно, этот человек намного старше моих родителей, а говорит, что учился в одно время с ними. Скорее всего, поступил не с первого раза. Постигал науки с трудом, подолгу задерживаясь на каждом курсе.

Как объяснить такому, что мир, в котором придется отвечать за каждую мелочь, создавать не хочется? Что на самом деле мне не дает покоя вопрос: почему ни одна цивилизация, кроме нашей, не доросла до магии?

Смысла заводить разговор об этом я не видел, и не стал вдаваться в подробности:

— Хочу посмотреть, как устроены реальные миры. Не идеальные, сформированные по воле создателя, а те, которые развивались сами.

— Похвально! Весьма похвально! – улыбнулся Леон. – Знаете, молодой человек, ко мне редко заглядывают земляки. Буду рад показать вам все, чем вы интересуетесь.

— Извините, не хотелось бы обременять вас… — у меня появилось желание сбежать.

Леон настаивал:

— Ну, что вы! Неужели вы думаете, что я не смогу уделить несколько дней сыну друзей? Жизнь на планете не остановится, если я отвлекусь ненадолго. И народ из страны не разбежится. У меня давно налажено управление. Посажены на нужные места ответственные люди. Созданы службы безопасности. Законы… Да, я должен показать вам свод законов! Это в своем роде шедевр!

Я представил, как гордый своим серым миром старик потащит меня по забитым людьми коридорам. Посадит за стол, будет раскрывать толстенные тома, водить пальцем по пыльным страницам и хвалиться тем, что мне совершенно неинтересно. И продлится всё это, как он сказал, «несколько дней». Я тяжело вздохнул.

— Ой, вы же с дороги, а я даже не пригласил вас отобедать, — Леон, наверное, расценил мой вздох, как признак усталости. – Сейчас распоряжусь накрывать на стол.

 

Мы начали с возбуждающего аппетит салата, продолжили вкуснейшим рыбным супом и после шикарных отбивных перешли к десерту.

— Люблю хорошо поесть, — произнес Леон, подцепляя ложечкой красную ягоду. – Вы не представляете, сколько мне пришлось потрудиться, чтобы организовать нормальное сельское хозяйство! Когда я сюда прилетел, механизация на планете едва зарождалась. Агрономы занимались в основном масленичными культурами, из которых получают топливо для двигателей. Пришлось искать способных детишек, устраивать их в университеты. Потом – бороться с оккультизмом, ведь от него и до магии недалеко. Вы представляете, кому-то из студентов пришла в голову мысль, что заклинания помогают лучше удобрений! Хорошо, что у меня отлично работает служба безопасности! Достаточно было снабдить агентов соответствующими амулетами, и они вычислили всех.

Старик отвлекся на десерт, а я наоборот – застыл с ложечкой в руке. Даже жевать перестал, настолько ошарашила мысль, на которую навел рассказ мага.

Зачем искать причины отсутствия магии в галактике, если можно развивать ее?! Как там говорил Леон: «найти способных детишек». Вырастить первое поколение – дальше будет проще! Останется наладить обучение, а уж в этом-то я разбираюсь. Недаром студентам с первого курса вбивают в головы, как не погасить в ребенке магическую искру, дать возможность осознать себя магом. Но воспитывать можно не только собственных детей!

— И много вам попалось самородков? – спросил я.

— Несколько сотен. У себя-то я быстро управился. А вот в соседних странах я еще не имел тогда нужного влияния. Много времени ушло на то, чтобы разыскать каждого и подавить магические способности. Ну, вы же должны понимать, как трудно почувствовать слабую ауру…

Рука затекла, и пришлось положить ложечку на стол. Размышляя, я уже не слушал Леона.

Люди с магическими способностями встречаются во всех мирах. Экстрасенсы, телекинетики, гадалки… Их не понимает и не всегда принимает общество. Их боятся, нередко – ненавидят. Я никогда не обращал внимания на недоразвитых магов. Чувствовал присутствие слабой ауры и проходил мимо. Толку от них – никакого. Мало иметь способности. Их развивать надо! Начинающий маг, случайно закрепив один навык, на нем и останавливался. Чтобы этого не произошло, понадобятся методики, усвоенные в академии. Но сначала надо найти детей, в которых дремлет магический потенциал. И начать хотелось прямо сейчас!

Стараясь не выглядеть торопливым, я доел десерт и сказал:

— Прошу прощения, но мне необходимо покинуть вас.

— А-а… — удивился Леон. – Что-то не так? Я вас чем-то обидел?

— Нет, все хорошо. Спасибо за угощение! — мне не терпелось отправиться на поиски подходящей планеты. Но и обижать старика не хотелось. Недалекий, но гостеприимный маг не заслуживал плохого отношения. Пришлось придумать оправдание: – Я очень устал.

— Вы можете отдохнуть у меня. Сейчас распоряжусь, и вам приготовят комнату… — начал подниматься со стула Леон.

— Нет-нет! Не беспокойтесь. Мой корабль… Его нельзя надолго оставлять… Понимаете, он не может существовать без подпитки заклинаниями. А издалека его поддерживать непросто. Могут разладиться некоторые системы… — приходилось выкручиваться, чтобы хоть как-то объяснить старику желание сбежать.

— Я сейчас распоряжусь – вас доставят, куда пожелаете, — предложил Леон.

— Не надо. Тут недалеко. До свидания! Спасибо за теплый прием. Как только смогу – снова навещу вас, — сказал я, будучи уверенным, что не скоро прилечу сюда. Если вообще прилечу. Ведь искать придется даже не слабеньких магов, а детей, с едва пробуждающимися способностями. На это потребуется немало времени и сил. И еще больше – на то, чтобы они поверили в собственные возможности.

 

Наплевав на приличия, я взлетел, как только оказался на улице. Глядя на проплывающие внизу серые кварталы, решил вернуться на предыдущую планету – в лесной город к остроухим прелестницам. Если уж задерживаться где-то надолго, то почему бы не сделать пребывание там приятным. Заодно посмотреть, как магия уживется с биоцивилизацией.

Главное – найти магов-самородков. В лесном городе провернуть это будет несложно. Создать птичек, которые будут рассказывать сказки и одновременно транслировать мне параметры ауры слушателей. Ведь искать придется среди детей. Мир для них еще полон открытий. И только они искренне верят в чудеса.

 

   

читателей   827   сегодня 2
827 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...