За тонкой гранью хрусталя

 

Глава 1.

Теплый июньский вечер прозрачными сумерками окутал дома и улицы маленького городка. Старый парк, разбитый еще в прошлом веке, несмотря на поломанные скамейки, неработающий фонтан и потрескавшийся асфальт, остался любимым местом отдыха горожан. Полувековые березы и липы, уже давно не знавшие хозяйской руки садовника, сомкнули свои кроны над аллеями. В самый жаркий день лета в парке царили полумрак и прохлада. Умиротворяющая красота величественных деревьев исчезала только поздней осенью, когда сорванные беспощадным ветром листья ковром ложились под ноги, а голые ветви беспомощно сплетались и гнулись под его порывами.

По одной из аллей парка, весело болтая, не спеша, шли две девушки, одетыев джинсы и кроссовки. Одна – худенькая, веснушчатая, с короткой стрижкой, больше похожая на мальчишку, а другая — высокая, большеглазая, с густыми распущенными по плечам русыми волосами. Позавчера они отпраздновали окончание школы, и теперь наслаждались бездельем и сознанием своей взрослости.

 

-Вика, а давай завтра пойдем куда-нибудь? –предложила худенькая девушка.

-Интересно бы знать куда?- иронично ответила Вика.- Ну, куда в нашем городке можно сходить? Это ж тебе не Москва. Мне так хорошо сейчас, ничего не хочу. А у тебя, Светка, вечно какие-то фантазии. Мне мать и так уже намекнула, что долго отдыхать не даст, раз я дальше учиться не хочу. Говорит: либо -иди работай, либо –замуж. А я ни то не хочу, ни другое.

— А я хочу учиться — мечтательно сказала Светка.- Хочу поступить на исторический.

— Ты что с ума сошла? Учителем истории хочешь стать?- изумилась Вика,- когда это ты успела полюбить историю?

-И совсем даже не учителем, а археологом,- пояснила Света.- Я очень книжки исторические люблю, про фараонов, про царей и вообще, про прошлую жизнь.

За разговором девушки не заметили, как их догнала компания подвыпивших парней.

 

-Ты посмотри, какие цыпочки одни скучают?- обратился один из парней к приятелям.- Девчонки, айда с нами. Вам скучно, нам скучно, а вместе, глядишь, и развеселимся, а?

Он попытался обнять Вику. Но та резко вывернулась и, схватив Светку за руку, шепнула ей: « Бежим!».

Девушки бросились бежать, но парни не хотели упускать свою добычу и с угрозами и руганью побежали следом. У Светы от страха подкашивались ноги и если бы не крепкая хватка Вики, она бы остановилась. Людей в парке уже не было. Куда бежать? Парни хоть и пьяные, но азарт погони выветрил из их головы хмель, и они начали догонять подружек. Вдруг Вика заметила павильон, в котором когда-то были аттракционы.

— Бежим туда,- потянула она Свету,- там может сторож есть.

Надежда придала им силы. Подбежав к павильону, Вика толкнула дверь, и, о чудо, она оказалась открыта. Девушки вбежали внутрь и захлопнули дверь. Щелкнул замок. С бьющимся сердцем они прислушивались к звукам, доносившимся из-за двери. Топот ног доносился все ближе. Парни тоже подбежали к павильону и обнаружили, что девушки исчезли.

-Черт, куда же они подевались? Может внутрь заскочили? – и один из них подергал дверь.- Нет, закрыто.

-Спрятались где-нибудь в кустах. Надо пошарить хорошенько. Некуда им деться,- сказал другой.

-Да ну их, пойдем лучше еще бахнем. Телок кругом-море. Мы себе еще лучше найдем,- лениво сказал третий.

— И то верно. Пойдем , а то у меня от этой пробежки весь кайф испарился.

Стало тихо. Девушки, не веря себе от радости, что так легко отделались, наконец-то перевели дух.

-Ну, Светка, больше я с тобой никуда не пойду. Ну и трусиха ты! Чего ты сразу раскисла-то? Вот поймали бы нас эти уроды, и что тогда?

— Да я не знаю, что со мной случилось. Я так испугалась,- оправдывалась Светка.- Знаешь, я так боялась, что вдруг телефон зазвонит, чтобы мы тогда делали?

Девушка достала из кармана мобильник и посмотрела на дисплей.

— Ого, уже десятый час, домой пора. А как мы теперь отсюда выйдем? Замок-то защелкнулся.

— Не бойсь, что-нибудь придумаем. Давай дальше пройдем.

Девушки наощупь двинулись вдоль стены. В павильоне было совсем темно. Шаря руками по стене, подруги медленно шли вперед.

— Я нашла выключатель,- радостно сообщила Вика.

Вспыхнул свет. От неожиданности они зажмурились. А когда открыли глаза, то от страха, прижались друг к другу.Когда-то это была комната смеха: перед ними полукругом стояли кривые зеркала, в которых отражались две девичьи фигурки.

-Я боюсь, Вика,- прошептала Светка.- Мне кажется, что это не мы, а кто-то другой в зеркалах.

-Ну что за глупости,- храбро сказала Вика, хотя ее саму мороз продирал по коже.

-Давай закроем глаза, чтобы было не страшно.

Но в это время, лампочка вдруг ярко моргнула, перегорая, и ее вспышка, многократно отразившись в зеркалах, исчезла в одном из зеркал. Вместе с ней исчезли и девушки.

 

Глава 2.

 

-Где мы? – прошептала Светка, тесно прижавшись к подруге.

-Тс-с. Молчи,- услышала она ответный шепот.

Было темно и тихо. Пахло плесенью. Иногда что-то шуршало у них под ногами.

— А вдруг это мыши? Я сейчас завизжу,- прямо в ухо Вике выдохнула Светка.

В ответ та только больно толкнула ее локтем в бок. Вскоре они услышали какое-то заунывное пение. Не сговариваясь, девчонки осторожно пошли на звук. Пение становилось все громче и громче. Светка вдруг споткнулась: перед ними были ступеньки наверх. Все также, стараясь идти как можно тише, они поднялись по ступенькам. Перед ними была дверь, сквозь щели которой пробивался свет.

— Давай откроем?- чуть слышно выдохнула Светка.

В ответ она опять получила толчок в бок.

Затаив дыхание, девушки стояли возле двери. Наконец стало тихо. От неподвижного стояния у обеих затекли ноги. Стала пробирать дрожь от сырости.

— Как хочешь,- вдруг решительно сказала Светка,- я сейчас войду.

И не успела Вика ничего ответить, как Света толкнула дверь, и она со скрипом открылась.

Испуганные подружки увидели огромный пустой зал, посреди которого на возвышении стоял гроб.

Яркий свет от факелов освещал высокие каменные стены и длинные узкие окна.

— Ой, я боюсь покойников, пойдем отсюда,- прошептала Светка.

— Куда?

-Не знаю

— Давай зайдем, раз уж ты дверь открыла, а там видно будет.

Взявшись за руки, девчонки вошли в зал и закрыли за собой дверь. Они нерешительно подошли поближе к гробу и увидели, что он пуст.

-Уф-ф! –облегченно вздохнули обе.

Осмелев, еще раз внимательно осмотрели зал. Только гроб и факелы на стенах.

— Как же узнать, куда мы попали?- озадаченно сказала Вика.- Нам надо куда-то спрятаться, чтобы осмотреться, а то влипнем опять во что-нибудь.

— Но куда?- беспомощно оглянулась Света. – Здесь кроме гроба спрятаться негде.

— Правильно. Вот туда мы и спрячемся.

— Ты что?- с ужасом посмотрела на подругу Света.

-Успокойся. Не в сам гроб, а под него. Видишь, он накрыт какой-то тканью до самого пола. Вот мы туда и залезем, и подождем, пока кто-нибудь сюда придет, и послушаем, о чем они будут говорить.

Девчата так и сделали. Под гробом было темно и душно. Сидеть было неудобно, на корточках , упираясь головой в гроб.

— Я сейчас сяду прямо на пол, — шепнула Светка подруге, но та вдруг зажала ей рот ладонью.

— Магистр, почему вы бездействуете?- вдруг прозвучал у них над головой властный женский голос.

Светка от неожиданности шлепнулась на пол, чуть не выдав себя.

— О, высокородная госпожа, огненный луч расплавил часть хрустального шара, без которого я не могу выполнить ритуал.

— И что же теперь? Вы понимаете, что мы не можем ждать? Вы можете лишиться своих привилегий, и ваши неприятности на этом не закончатся, — многозначительно закончила женщина.

— Высокородная госпожа, хрустальный шар постепенно восстановится, нужно просто подождать, а пока..- тот, кого называли магистром, замялся.

— Что пока? Что? Сделать подлог? Это вы хотите сказать? А зачем тогда вы нам нужны? Чтобы сделать подлог, зачем нужен Магистр?- резко проговорила женщина.- Если вы в ближайшее время не выполните ритуал, то я не могу предсказать, что будет с вами. Я не могу влиять на Совет баронов.

Голоса стихли. Но девушки боялись теперь пошевелиться. Они не слышали, как эти двое подошли к гробу, и теперь не знали, как проверить есть кто-нибудь рядом с ними или нет. Наконец Светка прошептала в самое ухо Вике:

-Я больше не могу тут сидеть.

Вика попыталась удержать Светку, но было уже поздно. Откинув ткань, она уже вылезла из-под гроба. Вика от ужаса не слышала ничего, кроме стука собственного сердца. Наконец светкина рука откинула ткань и поманила подругу. Вика осторожно высунула голову, и увидела, что в зале никого кроме них нет. Она выползла вслед за Светкой и еле распрямила затекшие ноги.

-Пойдем отсюда куда-нибудь,- потянула ее за собой Светка.

Куда?- растерянно спросила Вика.

-Куда угодно. Ты же видишь, здесь холодно, никого нет. Мы ничего здесь не узнаем. Пошли, я уже больше не могу бояться, — и Светка решительно пошла к двери.

Вика, растерявшись, пошла за ней. Тяжелая дверь открылась без скрипа. В длинном полутемном коридоре не было никого. Девушки осторожно, стараясь не шуметь, двинулись вперед. Пройдя несколько шагов, они увидели нишу, а в ней низенькую дверь. Светка потянула ее на себя, и она бесшумно открылась. Оттуда на них пахнуло теплом. Не раздумывая, подружки юркнули туда, где можно было согреться и спрятаться.

Комната была небольшая. В камине потрескивали дрова, посреди комнаты на столе горели свечи в двух подсвечниках. Было тепло и уютно. Только сейчас девчонки почувствовали, как они замерзли.

— Спать хочу, сейчас бы поесть чего-нибудь и спать, — мечтательно сказала Вика.

— Давай здесь поспим,- предложила Света.

— Ты что? Здесь кто-то живет. Сейчас вот зайдет и увидит нас.

— А мы спрячемся. Смотри, здесь в углу какая-то ширма.

Света подошла к ширме и заглянула за нее.

— Ой, здесь какие-то вещи лежат. Давай их на себя набросаем , и нас никто не увидит. А утром решим, что дальше делать.

Она зашла за ширму и задернула ее. В это время по коридору послышались чьи-то шаги, и Вика , не помня себя от страха, очутилась за ширмой рядом с подружкой.

Кто-то вошел в комнату. Громкий, немного скрипучий голос произнес:

— Высокородные бароны! Я пригласил вас, чтобы мы могли принять безотлагательное решение. Магистр морочит нам голову с ритуалом, чернь начинает волноваться. Я хочу услышать ваши предложения, чтобы нам совместно выступить на Совете баронов.

Девушки не смогли удержаться и чуть-чуть раздвинули ширму. Около стола стояло трое мужчин, одетых как на картинках в учебнике истории или в кинофильме о средневековье. Длинные плащи, шляпы с перьями, кружевные воротники и манжеты на расшитых золотом костюмах. Один из мужчин стоял лицом к подругам. Его худое лицо с длинным, нависшим над тонкогубым ртом носом, было похоже на голову хищной птицы. Маленькие глаза сверлили своих собеседников из-под нависших бровей.

-Магистр никогда нас не подводил. Неужели нельзя подождать день-два, как он просит? –произнес стоявший спиной к ширме, толстый и коротконогий барон. — Надо раздать простолюдинам бесплатную выпивку, и они с удовольствием подождут столько, на сколько хватит выпивки, — он захихикал хрипловатым смешком.

Третий барон молча сделал несколько шагов к камину и стал смотреть на огонь.

-А вы что скажете, высокородный Альбано?- обратился к нему коротышка,- вы согласны со мной?

— В этом был бы смысл, высокородный Мендосо, если бы у черни не было подстрекателей. Хмель может сыграть с нами плохую шутку: могут начаться пьяные погромы. Что тогда? Вы надеетесь отсидеться в своем замке? Не надейтесь. Измена проникла всюду. Никто из нас не может чувствовать себя в безопасности. Нас могут перерезать поодиночке в своих постелях.

Говоривший резко повернулся лицом к коротышке. Это был красивый мужчина. Правильные черты лица, благородная осанка. Девушки как зачарованные не могли отвести от него глаз.

— Что же вы в таком случае предлагаете?- с тревогой спросил барон, похожий на ястреба.

— Я предлагаю, высокородный Мартинес, — усмешка скривила ротАльбано,- я предлагаю поставить виселицы и повесить человек десять , а то и двадцать. Неужели вы еще не поняли, что даже ритуальное чудо нам не поможет. Подстрекателям нужен предлог, чтобы поднять восстание. И они его найдет в любом случае. Нужны решительные и жесткие меры. Мягкотелость приведет к потере власти.

— Я целиком согласен с вами, Альбано,- сухо ответил Мартинес, — Черни нужен кнут. Я готов вынести этот вопрос на обсуждение Совета баронов. Но вот вопрос: кто сможет подавить бунт в зародыше? Нужен решительный и жесткий человек, наделенный всей полнотой власти. Когомне предложить на место Верховного Правителя на Совете баронов?

— А почему не вас? – одновременно спросили Альбано и Мендосо.

В глазах Мартинеса вспыхнул и тут же потух огонек удовлетворения.

— Я согласен взять на себя всю полноту власти, чтобы предотвратить бунт. Прошу вас поддержать меня на Совете, чтобы для остальных высокородных баронов это не было неожиданностью.

По лицу Альбаноскользнула тень.

Мендосо угодливо склонился перед Мартинесем: « Я уверен, что вы сумеете навести порядок, ваше сиятельство!».

-Извините, высокородные бароны, неотложные дела. Благодарю вас за доверие, прошу ко мне во дворец после окончания этой смуты. Встретимся завтра на Совете баронов.

И Мартинес , слегка поклонившись, вышел из комнаты.

Альбано в бешенстве закусил губы, и круто развернувшись, вперил свой взор в камин. Толстяк обошел стол и тронул его за рукав:

-Пойдем, Альбано. Чего ты так расстроился? Ведь ты тоже предложил ему стать Верховным Правителем?

Он повернулся спиной к камину, и девушки увидели добродушное лицо, с мясистыми губами, толстыми щеками и двойным подбородком.

-Да, я это сказал. Но его надменность меня приводит в бешенство. Он уже вообразил себе, что превосходит всех нас! – процедил сквозь зубы Альбано.

-Стоит ли принимать это так близко к сердцу, дорогой друг? Я думал вы умнее.

Толстяк хотел продолжить, но потом передумал и только многозначительно улыбнулся. Альбано недоуменно взглянул в заплывшие жиром глазки Мендосо, и какая-то смутная догадка мелькнула в его голове. Он ждал, что коротышка пояснит ему свою мысль, но тот молчал.

-Пойдем, Альбано, нам надо подготовить высокородных баронов к тому, что произойдет на Совете завтра. Иначе могут быть недоразумения, а они нам совершенно не нужны. Пойдем,- повторил Мендосо снова и первым пошел к двери.

Альбано , хмуря брови и пытаясь осмыслить слова Мендосо, вышел за ним следом.

В комнате стало тихо.

— Ты что-нибудь поняла? – спросила Вика у Светы.

— Пока не очень. Я так устала, что ничего не соображаю. Давай попробуем здесь устроиться и поспать, а завтра подумаем, что делать дальше.

— Ну, давай. Если бы еще поесть и попить, хоть чуть-чуть,- вздохнула Вика.

Девушки прижались друг к другу, укрылись какими-то тряпками и заснули.

 

Глава 3.

Проснулись они внезапно от того, что кто-то тормошил их за плечи. Перед ними стоял человек, одетый в черный балахон. Лицо его было почти полностью скрыто капюшоном.

-Вставайте, надо уходить отсюда.

Человек говорил негромко, оглядываясь на дверь.

— Кто вы? Куда мы должны идти?-растерянно спросила полусонная Вика.

— Не надо сейчас ничего спрашивать. Скоро сюда придут и найдут вас. Тогда с вами может случиться большая беда. Вставайте. Вот, возьмите и оденьте на себя и идите за мной.

Он подал им два свертка. Девушки, еще не до конца проснувшиеся, развернули их и увидели, что это были черные балахоны с капюшонами , как у незнакомца. Они поспешно накинули их на себя и последовали за ним, стараясь не отставать.

Незнакомец шел быстро, не оглядываясь. Подруги еле поспевали за ним, стараясь не упустить из виду, то спускаясь, то поднимаясь по лестницам, кружа по узким коридорам.

Наконец они вышли из замка и оказались на площади. Наступил рассвет. Но небо было закрыто такими плотными облаками, что ни один солнечный луч не освещал землю, серый полумрак царил над миром.

От площади, мощенной булыжником, разбегались в разные стороны узкие грязные улочки. Маленькие покосившиеся домишки подслеповато смотрели на безрадостное утро.

Незнакомец все также шел впереди, надвинув капюшон на самые глаза. Прохожие, которые встречались ему на пути, увидев его мрачную фигуру, пугливо уступали дорогу. Девушки тоже опустили капюшоны как можно ниже и торопливо шагали по грязи, изредка бросая любопытные взгляды по сторонам.

Люди, которых они видели, были под стать унылому утру: угрюмые, безучастные. Они шли, не обращая внимания на моросящий дождь, не поднимая глаз. Кто вез тачку с дровами, кто тащил на спине тяжелую корзину.

И женщины, и мужчины были одеты одинаково: длинные халаты, шаровары из грубой ткани. Отличить их можно было только по головным уборам: высокие остроконечные шапки у мужчин и подобие тюрбанов у женщин.

Незнакомец долго водил девушек по кривым улочкам, пока наконец не остановился возле неприметного домика с низенькой дверью и маленьким окошком на улицу. Оглянувшись по сторонам, он постучал в дверь. Дверь открылась, и они вошли внутрь. В крошечной прихожей их встретила старая женщина, одетая в такой же балахон. Из-под капюшона выглядывало морщинистое лицо с серыми выцветшими глазами.

— Селеста, приготовь гостям поесть,- властно приказал незнакомец.

Старуха молча склонила голову и исчезла в боковой двери.

Вика и Света стояли у порога, не решаясь пройти дальше.

-Проходите, — незнакомец поманил их рукой.

Повернувшись к ним спиной, он распахнул еще одну дверь и первым вошел туда. Робея, девчонки переступили порог полутемной комнатки. Посреди комнаты стоял стол из плохо подогнанных досок, на стене напротив окна висели часы и большое зеркало.

Незнакомец повернулся к ним лицом, поднял свой капюшон, и они увидели, что это был мужчина, смуглый, с темными глазами, резкими, но правильными чертами лица. Он внимательно, с любопытством рассматривал Вику и Светку.

-Кто вы? Что вам от нас надо? – набравшись храбрости, спросила Светка.

-Это бы я хотел у вас спросить,- усмехнувшись, ответил незнакомец.

В это время дверь отворилась, и старуха внесла в комнату поднос. Она поставила его на стол, поклонилась незнакомцу и вышла. Он жестом пригласил девушек к столу. На подносе стояло две кружки с дымящимся напитком и две деревянные тарелки с чем-то похожим на кашу. Девушки только сейчас почувствовали, как они голодны. Светка покосилась на Вику. Вика стояла, опустив голову. Незнакомец, видя их нерешительность, опять усмехнулся и отвернулся к окну. Светка не заставила себя долго ждать. Дернув Вику за рукав, она схватила тарелку и в несколько секунд проглотила ее содержимое, а затем, обжигаясь, выпила что- то похожее на суррогатное кофе. Вика все медлила. Наконец и она взяла кружку, и начала пить маленькими глотками, стараясь не обжечься. Через несколько минут незнакомец повернулся к ним лицом и, не говоря ни слова, подошел к часам. Переведя обе стрелки на двенадцать часов, он надавил на раму зеркала, и оно подалось внутрь, открыв вход в еще одну комнату.

-Идите за мной, — и, нагнувшись, вошел в открывшуюся дверь.

Светка и Вика переглянулись, но отказаться у них не хватило духа. И они, держась за руки,подошли к потайной двери и вошли вслед за незнакомцем.

Эта комнатка была еще меньше и без окон. Узенький диван и столик у стены. На столике – какое-то странное устройство: маленький шарик, вращаясь вокруг своей оси и не касаясь подставки в виде свечки, испускал свет. Свет был достаточно яркий, чтобы вся комната была хорошо освещена.

— Ну, вот теперь мы можем поговорить, не опасаясь чужих ушей, — незнакомец закрыл дверцу и встал возле нее, скрестив на груди руки.

— Надеюсь, вы уже поняли, что попали в другой мир?

Девушки растерянно молчали.

— В этом мире свои законы и правила, и вам придется подчиниться им, иначе вас ждут большие неприятности.

— Мы хотим вернуться домой,- несмело сказала Вика.

— Очень хорошо. Только вот в чем дело: чем вы готовы заплатить за свое возвращение? Вернуть вас назад – непростое дело.

Подруги подавленно молчали.

— А вы можете нам помочь вернуться назад?- осмелившись, спросила Светка.

— Пожалуй, я мог бы попробовать.

-Что вы хотите от нас за это?

Незнакомец пристально посмотрел на обеих:

— Мне нужна ваша помощь. Если вы поможете мне, то тогда я помогу вам.

-Но что мы можем?- вырвалось у Вики. Мы здесь чужие, ничего не знаем.

— Вот в этом- то и заключается ваша помощь: вы из другого мира. Мне нужна одна из вас, чтобы осуществить ритуальное действие, на котором держится наш мир. Готова ли одна из вас помочь мне и нашему миру в этом? Это благородная миссия. Она несложна, но очень ответственна.

Подруги молчали.

— Ну, так что же?

— Скажите конкретно, что надо будет сделать? – спросили Светка.

— Ничего особенного. Полежать несколько часов в гробу.

— А причем здесь гроб?- удивленно спросила Вика.

Незнакомец досадливо поморщился:

— Это долго рассказывать… Люди нашего мира верят, что солнце без этого ритуала никогда не появится на небе, и тогда все живое погибнет от голода. Ну, вы готовы мне помочь? – нетерпеливо спросил он.- У нас мало времени.

Девушки молчали. Ни у Вики, ни у Светки не хватало духу сказать « да». Страх перед неизвестностью и смутное ощущение опасности сковывали их. Незнакомец, видя их нерешительность, вдруг ткнул пальцем в Вику:

— Ты пойдешь со мной. А ты, — он указал на Светку, — будешь ждать здесь. И смотри, сиди тихо. А то и тебе, и твоей подружке будет худо. Иди за мной! – властно скомандовал он Вике.

Вика не осмелилась ему возразить и, оглянувшись на Светку, вышла из комнаты. Дверь закрылась. Светка осталась одна. Было так тихо, что звенело в ушах. Прошло несколько минут, пока она осознала, что произошло. Ей стало так страшно, что хотелось закричать. Неизвестность, беспомощность, страх. Эти чувства потрясли все ее существо. Девушка заплакала. Сколько прошло времени, она не знала. Казалось, оно остановилось в этой крошечной комнатушке. Не совсем понимая, что делает, Светка подошла к стене, где открывалась дверь, и стала ее ощупывать. Никакого намека на дверь. Стена была гладкой и ровной.

— Так, надо искать какой-то выход отсюда! – с отчаянием подумала Светка,- Вика, где же ты? С этими мыслями о Вике она подошла к дивану и бессильно опустилась на него. Ее глаза невольно были устремлены на светящийся шарик.

Вдруг она увидела, что на стене напротив светильника появилось неясное расплывчатое изображение. Светка в изумлении придвинулась вплотную к шарику и уставилась на стену.

-Вика, Вика, где ты? Что с тобой? – спрашивала она себя.

Изображение стало более четким. Светка увидела большую комнату. На кресле сидела Вика. Глаза ее были закрыты, как будто она спала. Рядом с ней стоял незнакомец, в руках у него был бокал. Он довольно улыбался и , потирая руки, вышел из комнаты.

— Что ты с ней сделал, подлец? – чуть не вскрикнула Светка.

Изображение на стенестало тускнеть. Светка решила попробовать еще и стала думать о том толстяке, которого она видела вместе с Викой.

Сначала ничего не получалось, у Светки даже голова заболела от напряжения. Но вот наконец на стене проступила голова толстяка, которого называли Мендосо. Он спал. На голове его был какой-то смешной колпак. Щеки смешно раздувались.

— Хороший шарик. Только какой же мне от этого прок, если я буду сидеть здесь? Надо попробовать еще раз найти выход отсюда.

Светка осторожно взяла светильник в руки и пошла к стене, где была дверь. Она еще раз осмотрела стену при свете шарика, но опять ничего не увидела. Наклонившись, стала осматривать пол. Споткнувшись, девушка упала на колени, и нечаянно поставила светильник на пол. И вдруг, прямо перед ней пол раздвинулся, и стала видна узкая лесенка, ведущая куда-то вниз. Светка не стала долго раздумывать: крепко зажав в руке подставку с чудесным шариком, она, обмирая от страха, стала спускаться вниз.

 

Глава 4.

 

Шарик горел ровным ярким светом, и Светке хорошо были видны ступеньки лесенки и стены. Через несколько минут ее нога ступила на землю, и она поняла, что очутилась в тоннеле, уходившем куда-то в темноту.

— Вика! Вика! – думала Светка со смутной надеждой на что-то. Было тихо. Она сделала несколько шагов. Шарик по-прежнему освещал подземный ход на несколько шагов впереди нее. Светка пошла вперед. Через некоторое время она увидела боковой ход и свернула в него. Но через несколько шагов шарик стал тускнеть, тускнеть, пока не превратился в тлеющую искру. Испугавшись, Светка вернулась назад в тоннель, где шарик опять засиял ярким светом. Успокоившись, девушка снова пошла вперед. Перед ней открывались новые боковые ходы, которым она потеряла счет, но при попытке свернуть в них шарик начинал тускнеть. Пока наконец , повернув в очередной боковой ход, Светка не заметила, что шарик не теряет своей яркости, а наоборот, вроде даже стал еще ярче. Светка шла, ускоряя шаг, по этому ходу, пока не наткнулась на железную дверь.

Она взялась за ручку и попробовала потянуть ее на себя. Тяжелая дверь не поддавалась. Тогда Светка поставила светильник на землю и изо всех сил потянула дверь на себя. Дверь со скрипом приоткрылась. Из щели на нее пахнуло чем-то кислым. Обрадовавшись, она просунула в щель руку и ногу и, навалившись всем телом , открыла дверь так, что смогла в нее пройти. Подняв светильник над головой, девушка увидела, что попала в погреб. Вдоль стен стояли в ряд бочонки, по-видимому, с вином, потому что от пустых бочек, наваленных возле двери в подземный ход, несло перекисшим вином. Из погреба вверх вела каменная лестница.

Вдруг Светка услышала, как наверху загремел замок. В панике она осмотрелась вокруг, куда бы спрятать светящийся шарик. Времени на раздумья не было. Она поставила его на землю и перевернула на него сверху пустую бочку, и сама съежилась за ней, накрывшись капюшоном. Кто-то, тяжело ступая, спустился в погреб, освещая себе дорогу факелом. В погребе стало так светло, что девушка боялась вздохнуть, чтобы не выдать себя.

— Эй, где вы там? Я что сам потащу бочку с вином? Неповоротливыелентяи! Живо спускайтесь сюда!

Послышалось шарканье еще чьих-то ног. Какой-то шорох. Потом тяжелое дыхание и топот ног по лестнице. Дверь захлопнулась, и в погребе стало снова темно.

Выждав еще немного, Светка откинула бочку и взяла светильник в руки. Отчаяние снова овладело ею. Как быть дальше? Шарик горел ровным ярким светом, значит Вика где-то здесь, рядом. Но как до нее дойти? Как выбраться из погреба? Она шла вдоль стены, освещая пыльные бочонки, пока не дошла до лестницы. Рядом с лестницей лежала куча какого-то хлама. Светка задумчиво поворошила его ногой. Ничего интересного: какие-то ржавые железки, полусгнившее тряпье, черепки от посуды. Краем глаза она заметила какую-то тень. Испуганно подняв светильник над головой, Светка увидела прислоненное к стене большое, в рост человека, потемневшее от времени и сырости зеркало в старинной массивной раме. Слой пыли сделал его почти неотличимым от стены. Рукавом от балахона Света смахнула пыль с зеркала и увидела свое отражение. Она поднесла шарик ближе к зеркалу и грустно сказала вслух:

-Вика, Вика, где же ты? Что с тобой сделал этот мерзкий Магистр?

В зеркале появилось яркое пятно. Оно все увеличивалось и увеличивалось, пока не стала видна совершенно отчетливо Вика, сидевшая все в той же позе, с закрытыми глазами.

-Вика! Вика!- позвала Светка.

Неожиданно прямо из зеркала на нее упала Вика, сбив с ног, так что они обе упали на землю.

— Вика, Вика! – затормошила Светка подругу. Но Вика оставалась безучастной, находясь в каком-то полусне.

— Вика, нам надо уйти отсюда. Ты меня слышишь?

Но ответа не последовало. Тогда Светка взяла Вику за руку и потянула за собой. Та безропотно пошла за ней, оставаясь такой же безответной. Навалившись на дверь всем телом, Светка открыла ее так, что они обе смогли выйти в подземный ход.

Оглянувшись назад, Светка сказала Вике:

— Постой тут, я сейчас.

Сунула ей в руку светильник и, вернувшись, закрыла дверь. Теперь надо было решить, куда идти дальше и что делать. Светка горько усмехнулась: советоваться было не с кем, когда Вика выйдет из этого состояния-неизвестно. Она стала перебирать в памяти события прошедших суток, и ей вспомнился коротышка-барон.

-Если мы найдем дорогу в его замок, там никто не догадается нас искать. А у меня будет время подумать и решить, что делать дальше, – сообразила Светка.

Она стала напряженно думать о толстяке, вспоминая его лицо и фигуру. Шарик стал тускнеть на глазах. Тогда девушка взяла Вику за руку и решительно пошла по тоннелю. Шарик начал светиться все ярче и ярче, и Светка уверилась, что они идут в нужном направлении. На развилке, они повернулив другое ответвление — шарик продолжал гореть ровным ярким светом.

Сколько прошло времени, пока девушки петляли по подземному переходу, Светка не могла бы ответить, но вот перед ними опять была железная дверь. Светка отпустила руку Вики и приложила ухо к двери. Из-за двери не доносилось ни звука. Она осторожно и медленно потянула за ручку. Дверь открылась легко и без скрипа, видимо ей чаще пользовались. В нескольких шагах от двери была решетка, замурованная в стену. Светка подергала ее , но она не открывалась. Девушка прижалась лицом к прутьям, пытаясь рассмотреть, что находилась за решеткой.

Тусклый свет озарял небольшую комнату. Рядом с решеткой стояла большая кровать, скрытая под пологом. На полу лежал ковер. Тусклый свет исходил, по-видимому, от догоравших в камине дров. Окна были закрыты тяжелыми плотными шторами. В отчаянии девушка дернула решетку вверх, и вдруг решетка легко вошла в стену, открыв проход в комнату. Обрадованная Светка затащила Вику в комнату, закрыв за собой дверь, но оставив открытой решетку. Шарик сиял ярко и ровно- они были у цели. Девушка осмотрела спальню толстяка еще раз. С другой стороны кровати стоял маленький столик, на котором в вазе лежали фрукты, похожие на виноград и яблоки. Угол был отгорожен широкой ширмой. В нескольких шагах от решетки находился камин, с тлеющими дровами. Тут же стояло большое кресло со скамеечкой для ног. Спрятаться было негде. Немного подумав, Светка решила вернуться назад, за решетку и подождать в нише между дверью и решеткой. Взяв из вазы два яблока, она подошла к кровати. Под покрывалом в изголовье лежало несколько подушек:больших и поменьше. Недолго думая, Светка взяла две маленьких подушечки и утянула Вику назад, в нишу. Уложив на пол подушки, она удобно уселась сама и усадила Вику. Сунула ей в руку яблоко и шепнула:

— Поешь, Вика. Только тихо.

Вика покорно стал откусывать от яблока маленькие кусочки и неслышно их пережевывать.

Светильник после некоторого раздумья Светка накрыла своим балахоном. Плотная ткань приглушила его сияние, и оно было почти незаметно в полумраке комнаты.

Вскоре они услышали, как открылась дверь, и в спальню вошел коротышка барон. Отдуваясь, он скинул плащ и шляпу. Дернув несколько раз за шнурок, свисавший у кровати, он уселся в кресло.

В комнату вошел слуга:

-Чего изволите, ваше сиятельство?

— Затопи камин, я замерз. И принеси горячего вина.

Слуга подошел к камину, сверкнул огонь, раздался треск разгорающегося дерева.

Поклонившись, слуга вышел из спальни и вскоре вернулся с подносом, на котором стоял кувшин и бокал.

— Поставь и иди, я сам налью себе вина,- раздраженно отмахнулся от слуги Мендосо.

Он сидел у камина, о чем-то размышляя. Дверь опять отворилась, и тот же слуга склонился перед бароном:

-К вам пришла высокородная баронесса Матильда. Прикажете ей отказать?

-Нет, скажи пусть войдет.

Он встал с кресла и повернулся лицом к дверям. Светка прижалась лицом к решетке, забыв, что барон может ее заметить. В комнату вошла женщина в строгом, темном платье, без каких-либо украшений. Сверху на нее был накинут темно-синий , затканный золотом плащ с капюшоном. Женщина была очень красива. Светка против воли завистливо вздохнула. Темные волосы поднятые у висков, открывали гладкий лоб, с безукоризненным рисунком тонких бровей. Большие карие глаза, правильный овал лица с полными красивыми губами, прямой, словно выточенный нос. Женщина держалась очень прямо, откинув назад голову. В ее движениях чувствовалась привычка повелевать. Баронесса заговорила приятным, певучим голосом:

— Я получила вашу записку, высокородный Мендосо. О чем вы хотели поговорить со мной в такое позднее время?

-Прекрасная Матильда! Вы почтили меня своим визитом! Вопрос очень важный, и я решил обговорить его с вами…

— Почему со мной? – перебила его Матильда? Разве у нас нет баронов? Почему вы не пригласили моего мужа?

— Ваш муж, баронесса, обыкновенный мясник,- спокойно ответил толстяк.

Баронесса невольно вздрогнула и впилась взглядом в Мендосо.

— Он упивается своей властью, которая позволяет ему вздергивать чернь на виселицу, воображая, что это же самое он сможет сделать и с баронами. Чернь готова взбунтоваться, ее надо усмирить, и ваш супруг охотно взялся за это дело. Только он не подумал, что на страхе власть долго продержаться не может. Баронов он не сможет запугать, а чернь быстро забудет о виселицах. Если ей не бросить «кость», она снова начнет волноваться.

Матильда задумчиво свела брови и прошлась по спальне.

— Не понимаю, что вы хотите от меня?

— О, высокородная баронесса, я предлагаю вам сущий пустяк: стать Верховной Правительницей, — все также спокойно произнес Мендосо.

Удивленная баронесса некоторое время молча созерцала стоявшего перед ней толстяка, размышляя, шутит он или говорит всерьез. Но толстяк и не думал шутить. Он заговорил снова, опережая вопросы баронессы.

— Чтобы у вас не возникало больше никаких вопросов, я вам поясню свое предложение: у Магистра возникли трудности с ритуалом чуда, хотя думаю, что в этот раз он сумеет вывернуться и все пройдет как обычно.

Матильда хотела что-то сказать, но Мендосо властно поднял руку, чтобы она не прерывала его.

— Такое случилось в первый раз за много веков. Но… разве вам не стало понятно, что наша власть, спокойствие и богатство покоятся на таком слабом фундаменте? Завтра Магистр сделает то, что от него требуют, а в следующий раз? Что если его хрустальный шар когда-нибудь разобьется? Или его разобьют специально? Не-ет, чернь должна почитать власть не из-за фокусов Магистра. Она должна бояться и в то же время обожать Верховного Правителя. Кто же из высокородных баронов больше всего подходит для этой роли? Ваш муж,Мартинес, вздернувший десятки людей на виселицах? Альбано, который думает только о своих нарядах? Ваш покорный слуга?- иронично показал он на себя.- Или кто-то другой? Я не вижу никого более достойного, чем вы.

— Ваше предложение более, чем лестно, барон, но вы заставляете меня усомниться в вашей честности. Неужели вы ничего не хотите для себя? – Матильда, не моргая, пристально смотрела на Мендосо.

Толстяк улыбнулся:

— Как приятно иметь дело с умным человеком. Ну, конечно, я предлагаю вам свою помощь не бескорыстно: я рассчитываю на пост главного казначея и вашего тайного советника. Согласитесь, это не так много, если мы сумеем с вами сделать так, чтобы власть передавалась по наследству.

У баронессы вспыхнули щеки, слова Мендосо попали в цель.

— Ваш сын достоин быть коронованным верховной властью, разве не так?

— Но как в этом убедить баронов, и как быть с Мартинесом?- стараясь скрыть волнение, произнесла баронесса.

— Вы должны выступить в защиту тех, кого собирается казнить ваш муж. Я постараюсь убедить вашего мужа, что он должен послушаться вас и отменить казнь. Мои люди разнесут по всей стране весть о вашем милосердии и о жестокосердии баронов. Ваша красота только усилит вашу славу милосердной и доброй госпожи. Простолюдины упадут вам в ноги. И тогда бароны, боясь бунта черни, сами предложат вам власть, чтобы остаться в своих замках и со своими сундуками, набитыми добром. А ваш муж, ну что ж, ему придется отступить на второй план и умерить свое честолюбие. Дадим ему должность Хранителя печати. Я думаю, у него хватит ума согласиться на это ради сына. Ну, как вам мой план? Вы согласны?

Баронесса подала ему свою руку и коротко ответила: «Да».

Мендосо почтительно поцеловал руку будущей Верховной Правительнице.

— Теперь вам надо вернуться в замок и ждать, ждать гонца с хорошими вестями. А ваш покорный слуга примется за дело.

— Матильда молча кивнула головой, и они оба вышли из спальни.

Пока толстяк разговаривал с баронессой, Светка нечаянно вздремнула. Их разговоры были ей не очень понятны. Вика сидела, не шевелясь, и было непонятно, спит она или бодрствует.

— Что же нам делать, Вика? –спросила ее Светка.

Вика молчала. Светке стало так грустно, что захотелось плакать. Куда идти теперь, как вернуться назад, в свой мир? Никто не мог дать ей ответ. Сейчас ей надо было подумать, где раздобыть себе и Вике еду, где переночевать.

Светка вспомнила как Вика выпала к ней из зеркала и решила попробовать достать еду с помощью светильника. Только надо было найти зеркало.

-Неужели у толстяка нет в спальне зеркала?

Светка снова открыла решетку и еще раз прошлась по комнате. Заглянув за ширму, она к своей радости, увидела мраморный умывальник и зеркало.

После нескольких попыток, ей удалось получить несколько черствых лепешек. Но и им Светка была очень рада.

— Вика, на , поешь!

Девушки съели лепешки и утолили жажду водой из умывальника.

-Где же нам поспать?- шептала про себя Светка.

После еды клонило в сон. А рядом стояла мягкая теплая постель. Вдруг Светку осенило: она поставила светильник у стены и стала усиленно представлять себе лицо толстяка. Вскоре на стене появилось его изображение. Он с кем-то разговаривал, то хмуря брови, то улыбаясь, от чего его маленькие глазки превращались в узенькие щелки.Вдруг лица барона заслонил чей-то огромный глаз. Он смотрел прямо на Светку. В панике девушка набросила на светильник свой балахон. Немного успокоившись, она осторожно открыла светильник и, стараясь, ни о чем и ни о ком не думать, сказала:

— Вика, пойдем, ляжем, поспим. Барону сейчас не до сна.

Вика вышла вслед за Светкой из ниши и улеглась в постель. Поставив светильник под кровать, Светка разулась и легла под одеяло. Достала свой мобильник и вздохнула, увидев на дисплее значок, что нет сети. Часы показывали девять часов поземному времени. Она поставила будильник на два часа, и зажала телефон в руке. Уже засыпая, она вдруг вспомнила, что звук будильника может быть услышан слугами. В испуге она стряхнула с себя сон и поставила будильник на вибрацию. Уже целые сутки она была на ногах, и сон тут же сморил девушку.

 

Глава 5.

 

Разбудили ее голоса, доносившиеся из-за двери. Затем открылась дверь, и в спальню вошли двое слуг: один со свечой, а другой с охапкой дров. Светка замерла от ужаса. Но слуги даже не посмотрели в сторону кровати. Они разожгли камин и вышли. Светка стала искать телефон. Он лежал рядом с ней под одеялом. Поднеся его к глазам, она чуть не подпрыгнула от ужаса: уже было четыре часа утра.

— Вика, Вика, вставай. Нам пора.

Торопливо одевшись, подруги вышли в подземный ход. Но куда идти теперь? Светка остановилась и поднесла светильник в серой шероховатой стене.

— Домой! Домой! – шептала она, направляя все свои мысли на эти слова, вспоминая свой дом, свой город, друзей, все, что казалось ей таким родным и милым.

На стене возникла странная картина: высокие скалистые горы, а между ними чаша большого озера. И снова огромный глаз закрыл изображение озера. Ничего не понимая, но опять испугавшись, Светка привычным уже движением накрыла светильник рукавом. Постояв некоторое время в темноте, она снова открыла его. Ничего не оставалось, как снова довериться чудесному светильнику и искать дорогу к озеру.

— Туда, к озеру, — мысленно подумала она, и девушки зашагали по подземному ходу.Они шли, не замечая дороги, следя только за тем, как горит шарик. Светке показалось, что они идут целую вечность. Она достала телефон: уже прошло два часа. Подземный ход стал шире, выше, не стало боковых проходов, и вот наконец он закончился, упершись в железные ворота. С трудом отодвинув засов, подруги открыли ворота и вышли на поверхность.

Каменистая неровная местность лежала перед их глазами в сумраке раннего утра. Впереди они увидели острые пики горной гряды.

— Нам туда, Вика, — показала на горы рукой Светка.- Идем.

Девушки шли, уже не таясь. Идти становилось все труднее. Стали встречаться валуны, поросшие мхом, которые приходилось обходить. Под ногами осыпалась галька. Чахлые колючие кустарники цеплялись за балахоны.

— Вика, давай сбросим эти чертовы балахоны!

Подруги скинули их и идти стало легче. Наконец они вплотную подошли к горам. Карабкаясь из последних сил, обливаясь потом, девушки стали подниматься по крутому склону. Светка не выпускала из руки светильник с шариком, который сиял как маленькое солнце, и подниматься ей было труднее, чем Вике. Наконец им осталось преодолеть последний участок , и вот они стоят на маленькой площадке, окруженной огромными валунами. Выше подняться невозможно: отполированные дождями и ветром камни превратились в неприступную стену.

Огромное озеро покоилось в окружении мрачных утесов. Рассвет серой пеленой отогнал ночные сумерки. Клочки тумана лежали на неподвижной глади озера. В свинцовых водах ничего не отражалось: ни нависшие остроконечные утесы, ни небо.

Вика смотрела безучастно, все еще находясь в состоянии какой-то прострации. Светка тоже притихла, задумавшись о цели своего пути. Зачем чудесный светильник привел их сюда? Какая тайна скрывалась в этом озере? Она нечаянно посмотрела вниз и вздрогнула: под вершиной утеса, на котором они стояли, была обширная площадка, к которой вела дорога, прорубленная в скалах. На этой площадке стояли в молчании люди в черных балахонах. Один из них повелительно показывал рукой на нее и Вику. У Светки мучительно сжалось сердце. Бежать было некуда. Она взглянула на шарик: он переливался ярким светом. Значит, где-то здесь находится дорога домой. Но как ее найти? Краем глаза она увидела, что часть людей в черных балахонах, повинуясь приказу, начала карабкаться наверх.

— Вика, что нам делать? Вика!

Но Вика молчала. Сколько им понадобится времени, чтобы подняться сюда? Что же делать?

Вдруг с порывом ветра до Светки и Вики донесся чей-то властный голос:

— Иди сюда! Иди!

И Вика вдруг ожила и повернулась на голос.

— Ты что? Стой! Вика!

Светка схватила ее за руку, но Вика не слышала ее. Она шагнула вперед и оказалась на самом краю уступа. Светка дернула ее назад, и вдруг Вика потеряла равновесие и стала падать вниз, увлекая за собой и Светку.

— Мама! – отчаянно закричала, падая, Светка.

От ужаса у нее захватило дух, и она зажмурила глаза, судорожно сжав викину руку и светильник, ожидая удара о воду. Падение показалось ей бесконечно долгим, и девушка открыла глаза. Удивительное зрелище предстало перед ее изумленным взором: она с Викой парила над озером, увлекаемая воздушным потоком. Озеро и воздушные массы над ним пришли в движение: огромные водяные валы поднимались и обрушивались на окружавшие их скалы. Ветер завыл, закручиваясь по спирали и приближаясь к центру озера. Все ниже и ниже опускались девушки к страшным волнам. Вот уже брызги и пена отразъяренных волн летят им в лицо и на одежду. Считанные мгновения остались до их неминуемой гибели.

-Мама, мамочка! – опять закричала Светка.

Из центра озера к закрытому плотными облаками небу поднялся светящийся водяной столб, увлекший за собой и несчастных девчонок.

….

Светка очнулась и посмотрела непонимающим взглядом по сторонам. Она не могла придти в себя от пережитого ужаса и осознать, где же она сейчас очутилась. Постепенно волнение улеглось, и Светка снова заплакала, теперь уже от счастья: она была дома, в своей комнате, на своей тахте. За окном качалась знакомая ветка старой березы, отбрасывая узорную тень на подоконник. Чирикали воробьи. Мирно светило солнце. Рядом лежала с закрытыми глазами Вика. Она дышала глубоко и ровно. Все еще не до конца веря своим ощущениям, Светка внимательно осмотрела себя. Она лежала на кровати в грязных, местами порванных джинсах, мокрых и грязных кроссовках, в ее правой руке был крепко зажат светильник без шарика. Вместо него осталась крошечная искорка. Светка внимательно осмотрела Вику. Она, как и Светка лежала в кроссовках, джинсах, спутанные волосы закрывали ей лицо.

Мобильник показывал семь часов утра.

— Значит, шарик помог! – Светка нежно прижала к груди то, что осталось от этого чудесного светильника. – Они вернулись домой. Боже, какое счастье! Самое главное-они дома, в своем мире, а все остальное – уже неважно. Все остальное – как-нибудь образуется, — подумала, засыпая, счастливая Светка.

 

 

* * *

О тайны зеркала! Им нет числа!

За тонкой гранью хрусталя

Туманных теней череда:

Миры, фантомы, миражи…

Ты разглядеть их не спеши…

 

читателей   545   сегодня 1
545 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...