Старый волк

Кровь.

Сколько лет он не видел свою кровь? Пять? Шесть? Гилбер уже не помнил.

А теперь струйка карминовой жидкости стекала по плечу, переходила на наручь, облизывала латную перчатку и падала тяжелыми, липкими каплями на песок арены Санкара.

Парень был силен и быстр, такой скорости Гилбер ещё не видел. Как изящно и быстро он наносил удары, как элегантно уходил от ответных атак. Толпа рукоплескала каждому его выпаду, как когда-то Гилберу. Только теперь Гилбер стоял на коленях, а противник стоял перед ним и улыбался играя мечом.

Чего он ждет, почему не наносит последний удар.

Гилбер резко поднялся в кровати откинув одеяло. Капли холодного липкого пота застыли на лице.

Что за чудовищный кошмар.

Гилбер встал с кровати и взяв лучину подошел к зеркалу, висевшему на стене.

Кто был этот незнакомец в отражении с лучиной в руках, стоявший посреди его дома, его спальни. Где мышцы налитые силой самих богов, где стройное тело, где роскошная шевелюра? В зеркале стоял седой, дряблый старик, вряд ли способный даже поднять свой меч.

Гилбер должен взглянуть правде в глаза, поединок ему не выдержать. Парень слишком хорош. Гилбер видел как поджарый южанин быстро разделался с Формиком, а затем с Ленсом, а затем с Килсаном и ещё десятком прославленных воинов.

Трофеи победителю — так гласит Закон. Чего ещё ждать от государства созданного наемниками. Гилбер некогда сам так добился своего титула Третьего Клинка. Парень мог стать Первым.

Гилбер провел рукой по лицу и рука стала липкой от пота.

— Гнарха. — крикнул он. Гилбер не знал сколько времени, но раб всегда должен быть наготове когда хозяин зовет.

Дверь комнаты распахнулась и на пороге появилась Гнарха. Толстая, старая, ворчливая Гнарха. От всех кто был некогда рядом с Гилбером осталась только она.

— Вина. — сказал Гилбер резко. — И принеси воды для умывания.

— Вина, воды. — проворчала Гнарха тихо. — как пожелаете Хозяин.

Развернувшись она ушла, эхо её тяжелых шагов ещё долго раскатывалось по дому, пока она не спустилась на первый этаж, который был устлан коврами.

Гилбер подошел к окну и распахнул ставни, впуская прохладу ночи в комнату. Ветер ударил в лицо и мурашки от холода пробежали по всему телу. Гилбер вдохнул прохладный воздух привыкая к прохладе и выпустил его небольшой струйкой пара изо рта.

Зима близко. Зима которую он наверное уже не увидит. Опять тоже самое. Гилбер никак не мог избавится от мыслей о предстоящем поединке.

Гилбер взглянул на город. Город который некогда рукоплескал ему, а теперь отвернулся как от надоевшей игрушки. Теперь у них новый любимец. Где-то там в одном из этих небольших домишек, или быть может в одной и таверн, шпили которых торчали по всему городу, южанин сейчас отдыхает, полностью уверенный в своих силах. Или он сейчас на Арене, что черной громадной возвышается посреди города, оттачивает свое мастерство, готовясь пустить Гилберу кровь.

Вновь послышались тяжелые шаги. Гилбер не обернулся.

— Вода и вино. — сказала Гнарха.

— Оставь и уходи. — не оборачиваясь сказал Гилбер

Загремела посуда, железный тазик с водой грохнулся о пол. Тяжелой поступью Гнарха ушла.

Гилбер смыл с себя пот и налил вина. Спать ему теперь совсем не хотелось.

Он отпил. Пряное вино приятно обжигало глотку и несло некое успокоение.

Если бы у него были дети, то он мог бы отказаться от вызова и его жизнь и богатство остались бы при нем, титул бы конечно потерял, но например Эствуда это не очень расстраивало, а ведь он был Шестым Клинком.

Гилбер снова подошел к окну и всмотрелся в Арену. Два дня, жалких два дня отмерили ему для жизни. Гилбер осушил стакан с вином и хотел налить ещё, но тут его внимание привлек дом справа от Арены. Дом в котором жил Советник. Там горел свет, и это вселяло надежду. Он мог что нибудь придумать. Он должен, ведь он обещал помощь и поддержку.

— Гнарха. — крикнул Гилбер, и его крик разнесся по всей улице, разбудив окрестных собак.

Запыхавшись толстуха ввалилась в комнату.

— Ну, что ещё?

— Паланкин мне. И отправь сообщение Советнику, что я вскоре прибуду.

Паланкин мерно раскачивался под шлепанье босых ног рабов по мостовой. Раньше Гилбер не слышал эти звуки. Четыре ноги несущие его по городу. Раньше Гилбер много чего не замечал, наверное перед смертью всегда так.

Ну вот опять смерть. Да, что же это. Он не умрет. Советник, что ни будь придумает, должен, не зря же его назвали Советником.

Рабы остановились и паланкин опустился на землю. Четыре ножки паланкина щелкнули о камни.

Занавеску откинули и Гилбер вылез. Они стояли прямо перед домом Советника. Хотя это скорее напоминало дворец.

Трехэтажное строение, изукрашенное разноцветной лепниной, резные балкончики и белые колонны поддерживающие балкон второго этажа, нависающий над входом.

— Мастер Гилбер, Советник вскоре примет Вас. — поклонился Гилберу один из рабов Советника. — пока пройдемте со мной.

Гилбер закутался в плащ поглубже и последовал за рабом.

Если бы Гнарха была такая же, цены бы ей не было, а то уже весь горд смеется.

Внутри дома роскоши было ещё больше, как это Гилбер раньше здесь не бывал. Стены большого зала изукрашены Лантийским синим мрамором, гобеленами изображающими сцены охоты, десятки светильников давали света даже больше чем днем. В отличии домов остальной знати Города где посреди темной залы горел главный очаг, здесь у дальней стены горел камин, а посредине зала стоял стол белого дерева.

Раб Советника отодвинул один из стульев обитых красной материей и жестом пригласил Гилбера присесть.

Гилбер отстегнул плащ и кинув его рабу уселся за стол.

— Вина. — потребовал Гилбер.

Паренек молча поклонился и вышел из залы.

Мда, вот что означает жить красиво. Гилбер вертел головой, такого он не видел даже когда вместе с Кресом Могучим грабил Силийские храмы. А там было на, что посмотреть.

Интересно в Империи все так живут? Если да, то стоило десять раз подумать прежде чем заключать с ними договор.

Принесли вино. И ни какое ни будь Имперское полукислое, а настоящее южное. Сладкое Сарейское приятно обжигало глотку, расслабляло.

— Ох. — выдохнул Гилбер.

— Вижу вам по нраву мое вино Третий Клинок Гилбер. — сказал вышедший Советник. Одет он был как всегда шикарно. Черный кафтан был украшен серебром, красный плащ с меховой подбивкой свисал с его широких плеч. Небольшая бородка была заплетена по обычаю Санкара в косичку, но при этом стянута серебряным кольцом.

— Гораздо лучше того, что подают в тавернах. — отозвался Гилбер.

— Итак мастер Гилбер, что привело вас ко мне в столь поздний час? — как всегда учтиво спросил Советник.

— Помогите мне.

— В чем же? — удивленно спросил Советник, потом понимающе улыбнулся. — А, вы про бой?

— Именно про него. Я не хочу умирать. А вы помнится некогда предлагали мне поддержку.

— Хм. — Советник потеребил свою бороду и ответил. — Это было давно, мастер Гилбер.

— А что теперь, что-то изменилось? — спросил Гилбер отпивая вино.

— Очень многое мастер Гилбер. — ответил Советник задумавшись и как-то погруснев. — И даже если и не изменилось бы, чем по вашему я могу вам помочь?

— Не знаю, вы же Советник.

— Убить парня не вариант, все сразу заподозрят вас. Похитить и представить все так, что он сам сбежал, никто не поверит. Отравить во время боя, хм. — Советник вздохнул

— Ну же… — Гилбер налег на стол внимательно всматриваясь в лицо Советника. Глаза Советника бегали, но он не смотрел не на что конкретное.

— В любом случае, какая мне с этого выгода? -наконец сказал он.

Гилбер задумался. И правда, что он может предложить Советнику. Защиту это смешно, Советник сильнейший игрок в Санкаре.

— Я могу представлять ваши интересы в Совете Клинков. — осторожно сказал Гилбер.

— Интересное предложение. — Советник склонил голову внимательно всматриваясь в Гилбера. — Но ваш век уже прошел, а у меня вскоре будет кое кто могущественнее чем вы.

Могущественнее? Неужели Крес уже обращался к нему, тогда Советнику и впрямь не нужно помогать Гилберу. Какой из этого толк, когда вскоре Первый Клинок сам Крес Могучий, скоро будет валятся в ногах Советника, если уже не валялся.

— Я могу бросить вызов Кресу.

Советник рассмеялся.

— Бросьте. Зачем мне это. Это лишние хлопоты. К тому же вскоре Кресу бросит вызов кое кто куда более молодой и способный.

Гилбер догадался кто это. Чаша выпала из рук и со звоном ударилась о каменный пол.

— Будьте же аккуратнее. Это очень дорогой камень.

— Вы привели южанина, вы все подстроили. — вскочил Гилбер крича.

Советник тяжело вздохнул и трижды хлопнул в ладоши. Из двух проходов выходящих из зала вышла стража с копьями и мечами на поясах. Лица свои они скрывали под масками.

Дети ночи, Хесарейцы

Один из воинов преградил выход.

— Извините Гилбер, что-то я разоткровенничался. Не портите шкуру и не убивайте. Просто скрутите. Ему предстоит умереть на Арене. Надо будет потом отменить этот варварский обычай.

— Зачем? -спросил Гилбер, ему не было интересно, он просто тянул время. Воины начали медленно приближаться.

— Ради власти конечно. Что за глупый вопрос. Вы наемники все таки редкостные идиоты.

Четверо справа, четверо слева, один у входа. Можно конечно было выпрыгнуть в окно, но там стекло, к тому же где гарантии, что там нет еще больше воинов.

Один из воинов приблизился его копье почти упиралось Гилберу в грудь, и тут произошло то, что Гилбер не как не ожидал. Наверно это старые инстинкты сработали.

Гилбер схватил копье Хесарийца и выдернул из рук, затем резко развернулся уходя от удара справа, и сделал подсечку древком первому Хесарейцу.

Как только Гилбер вонзил копье в упавшего все остальные воины тут же кинулись на него. Гилбер выдернул копье из тела и сломал его о голову следующего противника, при этом успев выхватить меч из его ножен. Гилбер с мечом в руках стал медленно продвигаться к окну, там по крайней мере сможет позвать на помощь.

— Ну же. — кричал Советник. — Это всего лишь старик.

Очередной Хесариец кинулся на него, его копье скользнуло по ребрам Гилбера и как в былые времена Гилбер ощутил прилив сил от полученной раны. Выпустив из груди могучий крик он отсек Хесарийцу голову. Безжизненное тело упало к его ногам, голова откатилась к ногам Советника, кровь разлилась объемной красной лужей по дорогому камню.

Гилбер рассмеялся увидев страх в глазах Хесарейцев. Не такой уж он жалкий старик.

— Давайте сукины дети, подходите и я выпущу вам кишки.

К советнику подошел тот самый мальчишка раб, что подносил Гилберу вино. Раб прошептал, что-то на ухо Советнику и указал на Гилбера. Советник улыбнулся и сказал.

— Оставьте старика. Все же очень полезно иметь умных рабов.

— Ну же подходите. — крикнул Гилбер, и с этим криком как будто силы Гилбера покинули его . В глазах помутнело, тело начало неметь.

— Яд. — прорычал Гилбер.

— Именно. — улыбнулся Советник. — самое смешное, это именно он делает вино таким сладким. — и Советник рассмеялся.

Ноги Гилбера подкосились. Хесарийцы сделали шаг к нему, но он махнул мечом перед ними и они отпрыгнули назад.

Гилбер навалился на стену, но она была плохо опорой, рука скользнула вниз и Гилбер почти упал. Он вовремя восстановил равновесие и попытался поднять меч. Вены на руке вздулись от усилия. Меч выпал из ослабшей руки и звякнул о пол.

Затем Гилбер начал сам падать вперед, но Хесарийцы подхватили его под руки.

— Утащите его домой, домашних рабов или свяжите или перебейте на свое усмотрение. Этого держать во сне пусть отдыхает, ему еще предстоит умереть на Арене.

Последнее, что пронеслось в голове Гилбера, это была о том, что пять лет назад он предлагал Гнархе свободу, теперь строптивая толстуха умрет, как и все вокруг.

Гилберу казалось, что он спит, а может он и вправду спал. Его тащили куда-то. Затем положили. Тряска. Шлепки босых ног, затем опять волоком куда-то наверх. Ноги бились о дерево, кажется ступени, а может быть деревянный пес кусал его за ноги.

Было жарко, душно. Крики. Кто-то трясет его за руку, молит о помощи. Гилбер кажется слышит, но сделать ничего не может.

Перед глазами все время скачут огни. Лица сменяют друг друга, сливаясь, растворяясь, переходя в совершенно неправдоподобные формы.

Его кормят, кажется. Толста женщина, узнать которую он не может, запихивает ему в рот нечто сладкое и перемолотое. Что-то говорит, кажется просит не сдаваться. Просит ждать и терпеть. Гилбер не понимает.

Потом снова череда лиц и звуков, огни перед глазами.

Тьма.

Горячие капли падают ему на лицо, одна попадает в рот. Солено. Неужели он снова в море. Как в былые времена, Крес стоит на носу корабля и размахивает топором призывая самих богов на битву, пьяный Хувель закатывается со смеху.

Но нет, что-то другое. Здесь нет Креса, здесь есть только смутно знакомая женщина. Она толстой рукой водит по щеке, и горячие капли падают ему на лицо. Слезы. Она плачет. Зачем? Его оплакивают?

— Ты держись, старый дурень. — говорит она и голос её дрожит. — Я дала тебе лекарство, но оно слабое, может и не подействует. Но ты держись старик, ты ведь единственный кто у меня остался.

Она наклоняется вперед и Гилбер видит перед собой молодую стройную девушку с яркими непокорными глазами. Она гордо задирает голову на все возгласы наемников, хоть стоит в разорванном платье. Гилбер взял её в бою и забрал с собой в домой. Гнарха, вот кто это был.

Эта мысль была последней.

Его подняли с кровати и одели в его старые доспехи. Затем на негнущихся ногах затолкали в паланкин.

Гилбер уже мог все слышать, действовать только не мог. Руки и ноги не слушались, хорошо хоть головой вертеть мог.

Гилбера везли в роскошном паланкине выложенном подушками, наверняка паланкин Советника. Двое Хесарийцев опасливо взирали на него поверх своих масок. Один из них держал на коленях его старый меч, а в ногах лежал щит Гилбера.

Все ясно, его продержали во сне до битвы, а теперь везут на убой. Гилбер не помнил, что происходило в то время пока он лежал во сне отравленный, отрывистая череда образов вот все, что осталось в его памяти.

Гилбер попробовал пошевелить ртом, чтобы прорычать проклятие по привычке. Язык беспомощно вывалился наружу.

— Я говорил надо меньше этой дряни. Он теперь вообще на куст похож. Только и знает, что головой вертеть да язык высовывать. Сожгли остатки его старых мозгов. — сказал один из Хесерийцев.

— Все нормально. — успокоил приятеля тот, что сидел с мечом Гилбера. — Скоро отойдет. Видишь как злобно зыркает, словно зубами готов в глотку вцепится, а значит помнит все.

Паланкин остановился и под крики людей его выволокли на улицу.

— Посмотрите на него, да он же пьян. — кричал кто-то из толпы.

— Совсем стыд потеряли енти наемники. — кричала какая-то старуха с мерзким голосом.

— Правильно, что ему снесут сегодня голову, такие защитники нам не нужны.

— Дай молодым дорогу.

Гилбер лишь злобно стрелял глазами по сторонам не в силах даже крикнуть в ответ что ни будь оскорбительное.

Внезапно тошнота прилила ко рту и его вырвало на мостовую какой-то черной массой. Разум как будто разом прочистился. Гилбер смог согнуть пальцы слабо, но уже что-то, а ещё он наконец почувствовал свои ноги.

Хесарийцы несшие его переглянулись и ускорили шаг.

Гилбера затащили внутрь Арены. Туда вниз, где находятся комнаты Последнего Рубежа. От туда лишь один путь на Арену, и сквозь кровь, пот и боль либо в землю, либо к славе под овации зрителей.

Гилбера впихнули внутрь небольшой комнатушки и кинули на пол рядом с ним его щит и меч. Дверь за спиной захлопнулась и щелкнул замок.

Все теперь путь лишь один — наверх, на Арену. К южанину в последний бой. Гилбер не даст какому-то хлыщеватому имперцу захватить власть в Санкаре.

Гилбер поднялся опираясь на стены. Дышал он тяжело, каждый вздох выходил со свистом из груди, ноги подкашивались, руки ослабели. Гилбер постоял так немного пытаясь отдышатся, он поднял руки перед собой, руки тряслись словно клинок ударивший о железный щит.

Дверь впереди щелкнула и начала потихоньку подниматься, времени не оставалось. Гилбер поднял меч и щит, они весили словно по тысяче пудов.

Можно было конечно выйти на Арену и заявит о обмане, но ему не поверят, сочтут трусом. И тогда сам Крес спустит свою жирную задницу со своего балкона и вонзит клинок в спину. Смерть убегающего.

Дверь уже полностью открылась, Гилбер выдохнул и оторвавшись от стены стал подниматься по коридору наверх на Арену. Шаги давались тяжело, руки болтались отягощенные мечом и щитом. В последний миг перед выходом Гилбер поднял свое оружие и вышел на Арену колотя в щит мечом.

На Арене уже стоял парень, молодой поджарый. Он улыбался толпе собравшейся на трибунах и игрался своим копьем с длинным наконечником. Толпа радостно приветствовала каждый трюк парня. Когда же вышел Гилбер, над Ареной повисло долгое затяжное уханье.

Парень повернулся к Гилберу лицом он улыбался.

— Так этот пьяный старик и есть мой противник? — он рассмеялся, толпа смеялась вместе с ним. а вместе с толпой смеялся и Крес, и это было обиднее всего.

Гилбер сделал несколько неуверенных шагов, он и вправду был похож на пьяного.

— Меньше слов больше дела. — крикнул Гилбер. — но видимо получилось совсем не то, и толпа вновь рассмеялась. Крес отвернулся.

— Сдавайся старик и твоя смерть будет быстрой. — Парень вытянул руку с копьем вперед, а затем быстрым движением провел кончиком копья по земле и крутанув за спиной воткнул рядом с собой.

— Волки умирают, но не сдаются. — крикнул Гилбер девиз бывшей шайки Креса.

— Ну что ж твое право. — В три быстрых прыжка Парень оказался рядом, Гилбер лишь успел поднять щит непослушной рукой, копьё врезалось в щит и отскочило. Пока Гилбер готовился ответить, парень уже был слева, теперь Гилбер наотмашь хлестанул по копью мечом. Южанин перекатился и ужалил Гилбера в спину.

Резкая боль сотрясла тело. Толпа взвыла.

Гилбер неуклюже отскочил чуть не упав и развернулся чтобы встретить новую атаку. Слишком медленно.

Но парень и не собирался атаковать, он игрался с копьём на забаву публике. Толпа выла и кричала, аплодисменты сыпались со всего круга Арены.

Внезапно Гилберу вспомнились слова одного старого разбойника. -«Помни Гилбер, нет ничего опаснее пьяницы с мечом.» В подтверждение своих слов он погиб в пьяной драке. Теперь в положении пьяного был Гилбер.

Он пошел на противника злобно рыча и неуклюже размахивая мечом. Со стороны наверно это выглядело потешно, толпа рассмеялась. Парень лишь пожал плечам и с легкостью уйдя ото всех ударов Гилбера хлестанул его древком в живот.

Черная жижа изрыгнулась изо рта Гилбера на песок Арены.

Гилбер резко поднял внезапно прояснившуюся голову.

Силы возвращались к нему, но яд ещё оставался в теле смазывая все происходившее, как будто все было во сне. Гилбер почувствовал горячую ярость разливающуюся по телу.

— Волки умирают, но не сдаются — ещё раз крикнул он, и уже на более твердых ногах ринулся на врага.

Такого поворота видимо не ожидал никто.

Парень отпрянул и вынужден был защищаться от яростных атак Гилбера. Теперь он не выглядел таким самодовольным.

Клинок Гилбера сверкал в свете яркого полуденного солнца словно был сделан из огня. Движения были быстрыми, но не очень точными, этого вполне хватало для того чтобы не дать противнику расслабится. Азарт боя растекался блаженной теплотой по телу.

Они медленно продвигались по Арене раня друг друга и никто не хотел уступать другому, кровь сочилась из мелких ран орошая Арену. Но так не могло продолжатся вечно Гилбер уставал, а парень хоть больше и не улыбался, но уставшим совсем не выглядел.

В какой-то момент соперники расцепились и Гилбер решил вложить все силы в последнюю безрассудную атаку.

Издав боевой клич он кинулся на южанина, Гилбер закрылся щитом надеясь протаранить соперника, но в последний момент рука предательски дрогнула. Щит ушел вниз от удара копья и наконечник вонзился Гилберу в левое плечо.

Парень отскочил готовясь оборонятся. Гилбер отошел схватившись за плечо, ноги подкосились и он упал на колени. Гилбер выдохся. Толпа ахнула.

Как во сне кровь стекала по руке и падала тяжелыми каплями на песок Арены.

Гробовое молчание повисло над Ареной. Парень вновь улыбнулся.

Внезапно откуда-то из толпы раздался до боли знакомый голос. Голос, который он слышал много лет назад из уст молодой девушки с непокорным взглядом.

— Вставай Гилбер, не время умирать.

Гилбер отцепил щит, улыбка растеклась по лицу Парня.

Но Гилбер вовсе не собирался сдаваться, непокорной рукой он метнул щит в парня, а затем резко встал и побежал на противника.

Парень ушел от щита и выставил копье вперед защищаясь от атаки. Клинок скользнул вдоль древка, и вонзился противнику в горло. Клинок вошел по самую гарду в виде открытой волчьей пасти, словно волк вцепился южанину в глотку.

Гилбер выпустил меч из рук, и южанин сделав несколько шагов назад с мечом в горле рухнул на спину.

Арена взорвалась криком и овациями. Жирный Крес самодовольно хлопал в ладоши. Ударили в гонг и открылись главные ворота. Снаружи уже собралась толпа приветствовать Гилбера.

Но Гилбер был уже не в силах, яд наконец добил его. Гилбер упал на колени, все вокруг кружилось.

Как было бы здорово сейчас поспать.

И Гилбер закрыл глаза, смерть тепло приняла его в свои объятия.

читателей   469   сегодня 1
469 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...