С чего начинаются чудеса

 

Кабинет был залит светом – солнечные зайчики играли на всех стеклянных и отражающих поверхностях, блики их скакали и на стёклышках очков молодого человека в форме (худощавого и, прямо скажем, хилого человека), не позволяя поймать взгляд его выпуклых светлых глаз. Человек этот вызывал у Алисы чувство презрения, она отчего-то подозревала юношу в низких, неблагородных деяниях, которые ей, девушке приличной, были неприязненны. Впрочем, почвы для таких подозрений не наблюдалось – Алиса полагалась лишь на своё чутьё, и мысли свои высказывать не спешила. Да и некому было их высказывать — в кабинете, кроме этого молчаливого молодого человека и самой Алисы, никого не было.

Дело же вот в чём. Алиса, девушка, как мы помним, приличная, была задержана этим самым юношей на выходе из супермаркета, где покупала продукты для своей старшей сестры, занятой учёбой и не находившей времени для того, чтобы самой ходить по магазинам. Молодой человек попросил Алису показать сумку и, к удивлению девушки, выудил оттуда якобы украденную фарфоровую кружечку, на которую Алиса засмотрелась в самом начале своего путешествия по супермаркету, но которую совершенно точно не убирала тайком или иным образом в свою сумку. Никакие возмущения, мольбы и заверения незадачливой покупательницы не произвели впечатления на охранника – а молодой человек в очках являлся именно охранником, как бы ни было это странно. Расстроенная и сердитая Алиса сидела теперь в кабинете то ли менеджера, то ли директора магазина и ожидала, когда же соизволит уделить ей своё внимание начальство, и разберётся уже в этом вопиющем недоразумении.

Ждала Алиса, надо сказать, уже долго. Она даже потеряла счёт времени и успела рассмотреть всё, что находилось в пределах её взора в кабинете. А находилось здесь много чего престранного. К примеру, на стенах висели фотографии, отчего-то вызвавшие в голове у Алисы, девушки образованной, ассоциацию с именем Сальвадора Дали, хотя, конечно, фотографии эти точно не могли быть его авторства. Вообразите себе директора (или менеджера) обычного супермаркета в одном из российских городов – ничем не примечательного, к слову, поселения, — имеющего в своём кабинете работы самого Сальвадора Дали! Смешно даже представить. А между тем произведения искусства эти отдавали, казалось Алисе, некой «сальвадорщиной», как она сама про себя только что придумала. Удивительнейшие сюжеты изображали цветные эти фотографии – на одной, к примеру, изображена была синяя гусеница, преспокойно раскуривающая – подумать только! – кальян. В дыму от этого кальяна Алисе показался вдруг улыбающийся кот и расплывшийся циферблат часов, но, присмотревшись, она поняла, что просто кольца дыма так были пойманы неизвестным фотографом, чтобы создать иллюзию. Фотографии явно были сильно обработаны в программе, популярной нынче среди всех пользователей ПК, «Фотошоп», однако в реальности гусеницы, вольготно расположившейся на широком зелёном листе, Алиса не сомневалась. Наверняка кальян и дым к ней «подставили», поймав столь удачный кадр. Другие фотографии изображали игральные карты, играющие – вообразите! – в кости; огромные грибы и маленькую девочку среди этих грибов; шахматную доску, сервированную к чаю. В общем, фотографии произвели на Алису впечатление, но, помимо них, в кабинете было ещё кое-что интересное.

Все бумаги, которые, как всегда казалось девушке, должны находиться в строгих офисных папках, были легкомысленно растолканы – именно растолканы, а не сложены и даже не убраны – по папкам совершенно разных цветов, среди которых были синий, розовый и даже ядовито-желтый. Алиса подумала, увидев эти папки, что кабинетом, пожалуй, заведует какая-то взбалмошная особа женского пола, о которой с уверенностью можно сказать фразу «себе на уме». Кроме этого, на одной из полочек среди этих ярких папок затесалась книга «Гарри Поттер и тайна Единорога», причем Алиса, девушка начитанная, могла с уверенностью сказать, что о такой книге никогда и ничего не слышала.

Дверь в светлый кабинет, наконец, распахнулась, и на пороге Алиса увидела черноволосую стройную женщину в красном строгом юбочном костюме и остроносых чёрных туфлях. Туфли такие Алисе никогда не нравились и, может быть, поэтому не понравилась ей и эта женщина с огромными тёмными глазами, какими-то злыми глазами. Девушка внутренне вся напряглась, вдруг поняв, что молодой человек в очках, по недоразумению нанятый в охранники, был лишь первой и самой безобидной неприятностью в череде их, которые явно поджидали Алису.

-Вы кто? – требовательно спросила женщина в красном, сощурившись, и цепко глядя на Алису.

-Алиса, — не подумав, ответила та.

-Да что мне ваше имя! – воскликнула женщина, отводя взгляд от Алисы и взмахивая рукой. Она направилась к своему столу, села за него, очутившись напротив девушки, и стала беспокойно перебирать какие-то бумаги. – Я вам говорю, что вы здесь делаете?

-А вы его вот спросите, — вдруг обидевшись, ответила Алиса, кивая на охранника, который тревожно смотрел на часы в этот момент.

Женщина столь же цепким взглядом, каким изучала не столь давно Алису, впилась в молодого человека, который как-то сжался и стал лепетать:

-А вот кружечку, Елизавета Михайловна, нахалка украсть пыталась, понимаете ли.

-Ничего не пыталась! – воскликнула Алиса и скрестила руки на груди, исподлобья взглянула на охранника и на Елизавету Михайловну, упрямым своим взором выражая намерение отрицать глупые обвинения. Юноша открыл было снова рот, но женщина стукнула по столу ладонью.

-Тихо! – крикнула она. – На секунду оставить нельзя, — как бы самой себе пожаловалась директор (или менеджер, мы, наверное, этого никогда не узнаем), сжимая пальцами виски. – Уволю! – взвизгнула вдруг она, яростно взглянув на охранника. Тот испуганно подскочил и кинулся вон из кабинета, оставляя Алису наедине с находящейся не в себе, по всей видимости, Елизаветой Михайловной.

Алиса проводила парня взглядом и впервые за время краткого знакомства с ним пожалела, что она теперь не в его обществе. Елизавета же Михайловна перевела взгляд на Алису и спросила несколько грубовато:

-Ну?

-Что – ну? – тоже не совсем вежливо ответила Алиса и поспешила исправиться: — Не крала я кружку. Не знаю, как она в моей сумке оказалась – упала, может, когда я мимо проходила. Мои покупки вот, — девушка кивнула на пакет, — а чужого мне не надо.

Женщина снова прищурилась и осмотрела Алису, даже приподнявшись со своего кресла, чтобы, видимо, составить полную картину представления о ней. Алиса под этим взглядом заёрзала в кресле. Потом менеджер (или всё же директор) спросила:

-Так, выходит, и ни на какое чаепитие вы не собирались?

-Простите? – Алиса удивлённо взглянула на свою собеседницу, пытаясь припомнить, а не приглашали ли её в самом деле на какое-нибудь чаепитие. Ничего такого в голову не приходило, а Алиса, девушка ответственная, никогда не забывала о том, что куда-то собиралась.

-Чаепитие, Алиса, в компании этих… — женщина пощелкала длинными пальцами с ярким красным маникюром, — ужасных этих полоумных, забыла я, как их зовут, — она вздохнула, перестав щёлкать, и снова взглянула на совершенно растерянную девушку.

-Я не понимаю, о чём вы говорите, — Алиса встала со стула, так как подумала, что дама совершенно точно не в себе, а потому пора убираться отсюда. – Вот ваша чашечка, — она подвинула женщине, не сводящей напряженного взгляда с Алисы, кружку, которая уже стояла на столе директора (или, что же тут гадать, менеджера). – Простите за беспокойство, я пойду.

Девушка, пока её не успели остановить, подхватила пакет с покупками и, стараясь идти не очень быстро, направилась к двери, но её остановил задумчивый голос Елизаветы Михайловны, когда Алиса уже взялась за ручку:

-Передайте своим родителям, когда увидите, что стоило быть осторожнее с выбором имени для ребёнка.

Алиса в изумлении обернулась и увидела, что женщина в красном заполняет бумаги на своём столе. Секунду девушка поколебалась и всё же спросила:

-Простите, вы о чём?

-Я? Я вам говорю, удачи и не попадайте больше в такие неприятные ситуации – как с кружкой, — не отрываясь от бумаг, несколько раздражённо ответила менеджер (директор ли). – Идите-идите, без вас работы полно!

Алису задели за живое такие грубые слова, и она поспешила покинуть залитый светом кабинет, в котором ей вдруг стало дурно.

***

В смятении Алиса вышла в коридор и даже не сразу заметила, что коридор этот был совсем не таким, по которому она шла в сопровождении охранника в кабинет начальства, а, заметив, ахнула и выронила свой пакет – продукты сейчас же высыпались на пол. Серый коридор второго этажа супермаркета пропал, будто его и не было, а вместо него на зелёной стене прямо на глазах Алисы распускались цветы, прорастали сквозь бетон лианы, а ручка двери кабинета, в который хотела кинуться испуганная девушка, пропала под розовым плющом. Алиса хотела было закричать, но, едва открыла рот, как услышал строгий вопрос, заданный мальчишеским голосом:

-Чего орёшь?

-Я ещё не ору, — возразила Алиса, оборачиваясь и глядя на мальчика лет двенадцати позади себя.

Мальчик выглядел престранно — одетый в фиолетовые брюки и в футболку с серо-фиолетовыми полосками, он, помимо этого, имел ещё и фиолетовые бойкие глаза, а также торчащие в разные стороны волосы — чёрные, как ни странно.  Впрочем, Алиса решила, что с неё сегодня хватит удивлений и не стала изумляться вновь. А мальчик спросил:

-Тебя как звать?

-Алиса.

-Долго же ты шла! Мы уже отчаялись твоё высочество дождаться, — мальчик насмешливо, но по-доброму улыбнулся.

-Прости… — Алиса замялась, не зная, как обращаться к мальчику, на ты или на вы, но она была, как мы, конечно, помним, девушкой воспитанной, и потому всё же прибавила окончание: — те, но куда я долго шла? И кто меня ждал?

-Сюда, — мальчик руками обвёл окружающее его пространство, которое, пока Алиса вела беседу с ребёнком, совсем утратило очертания коридора и превратилось в красивейшую арку, на которой цвели, опутывая своими листьями деревянную опору, самые разнообразные невероятные и прекрасные цветы из всех когда-либо видимых Алисой.

Девушка тихо ахнула от восторга, совсем почему-то перестав бояться.

-Мы ждали тебя на чаепитие, — сказал мальчик, беря Алису за руку и утягивая за собой. – Ты ведь взяла кружку?

-Кружку… Нет, я не могла её взять, она же не моя, она из этого магазина, где Елизавета Михайловна, — несколько растерянно отвечала девушка, совсем забыв о своих рассыпавшихся покупках и рассматривая цветы вокруг себя.

-Эх, Алиса, вечно такие, как ты, во что-нибудь впутываются, — вздохнул совсем по-взрослому мальчик. – Пойдём, пойдём, успеешь ещё сад рассмотреть. Мне нужно отвести тебя на чаепитие, иначе со Временем будет совсем беда.

-С каким временем? – очень удивилась Алиса, не уловившая связи между чаепитием, её присутствием на нём и временем.

Но ответить мальчик ей не успел – раздался вдруг звонкий и громкий лай, и на тропинку, по которой шли девушка и мальчик, выбежал чёрный молодой пёс с презабавно закрученным в два кольца хвостом и белым «галстучком» на груди. Алиса, которая в собаках кое-что понимала, подумала, что пёс этот породы лайка, и моментально прониклась к нему симпатией. А собака, выскочив на дорожку, увидела людей, замолчала и стала внимательно рассматривать их умными карими глазами. Мальчик в фиолетовой одежде стоял неподвижно, но не похоже было, что он испугался собаки, а Алиса вдруг, повинуясь порыву, похлопала по ноге и сказала:

-Иди ко мне, мальчик.

Пёс, радостно гавкнув, подбежал к Алисе, обнюхал её и лизнул руку, а потом и вовсе прыгнул, положив передние лапы Алисе на живот. Девушка чуть пошатнулась, но ласково потрепала собаку по чёрной голове.

-Барсик, — с нежностью произнесла она, а пёс весело гавкнул в знак того, видимо, что ему понравилось такое обращение.

-Барсик? – фыркнул провожатый Алисы, молча наблюдавший всю сцену. – Что за имя для собаки? Впрочем, дело твоё, как и собака твоя.

-Моя? – Алиса искренне удивилась, обратив взор на мальчика. А пёс тем временем сбегал куда-то и принёс Алисе палку, всем своим видом показывая, что он совсем не прочь поиграть.

-Он сам тебя выбрал, — мальчик улыбнулся и погладил собаку по голове, — значит, он твой. А ты его назвала, значит, ты тоже его выбрала.

Алиса пожала плечами, забрала у Барсика палку и бросила её. Пёс тут же весело побежал за игрушкой. Девушка была совсем не против такого друга – у неё никогда не было собаки, хотя она очень хотела. К тому же, Алиса вспомнила, что решила больше не изумляться.

Расспрашивая своего провожатого о том, что это за растения и деревья вокруг, и играя с Барсиком, Алиса шла по тропинке, пока мальчик не нырнул под ветви одного дерева, растущие так тесно и густо, что девушка тут же потеряла ребёнка из вида. Собака исчезла за ветвями следом за провожатым, и Алиса, решив, что оставаться одной в лесу глупо, пошла за ними.

Она оказалась на полянке, где под сенью деревьев стоял стол, сервированный к чаю точно так же, как и на фотографии в кабинете директора или менеджера магазина. Алисе уже казалось, что в кабинете она была давно-давно, а сейчас вернулась будто бы домой. Барсик головой нетерпеливо подтолкнул Алису к столу, за которым сидели приятный молодой человек в чёрной элегантной шляпе, мальчик, провожавший Алису, милая девочка в сереньком платье, возраста примерно такого же, как и мальчик, и взъерошенный парень, рассматривающий красивые старинные карманные часы.

Молодой человек в шляпе встал и протянул Алисе руку.

-Добро пожаловать во Время, Алиса.

Алиса, девушка приличная, руку юноше подала, но, вместо того, чтобы тоже поздороваться, спросила:

-Вы, наверное, хотели сказать, вовремя?

Парень улыбнулся, подвинул Алисе стул, подождал, пока она сядет, потом сел сам и заговорил, взмахнув рукой, отчего чайник, стоявший на середине стола, вдруг сам начал разливать всем чай. Алиса охнула, но тут же замолчала, внимательно слушая молодого человека.

-Нет, я сказал всё правильно. Ты сейчас находишься во Времени, а ещё есть Пространство – это два мира, скажем привычным для тебя языком, параллельных твоему миру. Так как тебя зовут Алиса, ты попала в «свою сказку» — сейчас мы, Шляпник, — парень улыбнулся и склонил голову, а далее стал показывать на других сидящих за столом, — Чеширский кот, Соня и Мартовский Заяц пьём с тобой, Алисой, чай. На деле моё имя Гензель и, если бы сюда пришла Гретель, то я бы встретил её и привёл в пряничный домик в глубине леса, где всё ей бы рассказал. Ты, наверное, уже запуталась, — Гензель улыбнулся и подал Алисе кусочек торта, после чего продолжал говорить. – Когда я сюда попал, я тоже очень путался сперва, но на деле всё очень просто. В твоём мире время от времени рождаются дети вроде нас всех, которым дают имена героев из сказок. Это вовсе не значит, что каждая Алиса рано или поздно попадёт во Время или Пространство, или что родители всех детей намеренно выбирают такие имена. Ты особенная девушка, рождённая со способностью к магии, или, точнее, у тебя есть дар видеть. Ты ведь замечала за собой, что видишь иногда то, на что другие люди редко обращают внимание? Некоторые краски ты видишь ярче, а некоторые мелочи для тебя намного важнее, чем для других.

Ну, а теперь к делу. Такие, как мы, рождаются не просто так. Наша задача – следить за тем, чтобы Время и Пространство находились в равновесии между собой и с твоим миром.

-Не корми собаку со стола! – вдруг воскликнул взъерошенный парень, которого Гензель назвал Мартовским Зайцем, заметив, что Алиса потихоньку даёт Барсику кусочки своего торта.

Алиса смутилась, а Барсик прижал уши, сделав вид, что он здесь совсем не при чём.

-Перестань, Емеля, — одёрнул Зайца Шляпник, — во-первых, ты знаешь, что это не просто собака, а её спутник, а во-вторых, её спутник – пусть сама и решает, что нужно делать, а что не нужно.

Алиса робко улыбнулась Гензелю и погладила Барсика по голове, а пёс в благодарность лизнул парню руку. Гензель улыбнулся им обоим и продолжил говорить.

-Иногда нам необходимы новые люди, вроде тебя, если равновесие нарушается. В принципе, равновесие никогда не бывает идеальным и, либо время, либо пространство опережают ваш мир, а иногда мир опережает и то, и другое. Но бывают такие моменты, когда с равновесием совсем беда, тогда приходят новые. Мы, признаться, начали ждать тебя или кого-нибудь ещё лет двадцать назад, но, видимо, Силы решили, что только сейчас пришло твоё время.

Гензель немного помолчал, внимательно глядя на Алису, которая задумчиво пила чай, машинально поглаживая голову собаки.

-Ты согласна присоединиться к нам? – спросил, наконец, юноша.

Алиса подняла на него глаза. В свои семнадцать лет Алиса, девушка разумная, уже давно не верила в сказки. Но что же толку теперь не верить, если на её глазах коридор магазина превратился в аллею, а чайник сам разливал чай? Сами собою напрашивались три вывода: либо Алиса спит, либо сошла с ума, либо всё происходит на самом деле. Девушка больно ущипнула себя за руку, но не проснулась. Значит, наверное, какой-то из двух других вариантов. Справедливо рассудив, что, если уж она сошла с ума, то нужно этим наслаждаться, Алиса признала всамделишность всего, что происходит.

-А как же моя семья, школа и всё такое?

Гензель улыбнулся, сидевшие тихо Соня и Чешир тоже заулыбались, а Емеля, он же Мартовский Заяц, лишь фыркнул.

-Можешь вернуться в свой мир тогда, когда только захочешь. Здесь всем правит Время, ты вернёшься туда в тот же миг, когда исчезла, а Пространство поможет тебе оказаться в том же месте.

Алиса ещё немного подумала, а Барсик поставил лапы ей на колени и попытался стащить остатки торта прямо с её тарелки. Девушка строго сказала ему «нельзя», отчего пёс обиженно гавкнул и лёг у её ног, и вернулась снова к своим размышлениям. А почему бы, собственно, нет? Ей нравилось в этом странном мире Времени, а, если она всё же спит или сошла с ума, то, когда придёт в себя, будет рада красочным и интересным воспоминаниям.

-Да, — сказала Алиса уверенно, — я согласна.

-Отлично, — Гензель улыбнулся девушке. – Тогда можешь сейчас идти домой, осознавать всё то, что с тобой произошло. А, когда захочешь вернуться к нам, открой любую дверь – и попадёшь во Время. Я буду ждать тебя.

Алиса встала, вежливо кивнула всем присутствующим, попрощалась и пошла к тем ветвям, что загораживали место чаепития. Вдруг её окликнул Шляпник.

-Алиса, — она обернулась, — не забудь свои покупки, — с улыбкой сказал он, и у ног Алисы появился целёхонький пакет с покупками из супермаркета.

-Спасибо, — сказала девушка, улыбнулась, подхватила пакет и нырнула под ветви.

***

Она оказалась снова в том же коридоре супермаркета, будто только что вышла из кабинета директора или менеджера, только теперь рядом была собака – живое напоминание о том, что произошедшее с Алисой было реальным. Алиса погладила Барсика по голове и вместе с ним направилась домой.

Дома сестра сначала совсем не обрадовалась собаке, но очень быстро прониклась к Барсику симпатией после того, как он, виляя закрученным в два кольца хвостом, облизал её руки. Родителей сёстры решили вместе уговаривать оставить пса, хотя Алиса знала, что они быстро согласятся. Ведь Барсик был совсем не простой собакой. А Алиса, теперь она знала это, была совсем не простой девушкой.

 

читателей   780   сегодня 1
780 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...