Паразиты

 


Посмотри и сделай шаги туда, где мы
И где мы не были.
Поцелуй и руку возьми,
И посмотри: что мы наделали.
 
Линда «Северный ветер»

 

Единорог, совсем малютка, (его грива не достигала даже ног), боязливо отшатнулся, и прижался к матери, грациозно шедшей, плавно покачивающей рогом, рядом с ним. Мама – единорог, нежно прижала к его мордочке свою теплую, пахнущую сеном и медом морду, и нежно, лизнула его левый глаз. «Не волнуйся, Малыш, это просто человек, не стоит бояться. Тебе даже, можно сказать, сегодня повезло, ты видел живого человека», — пропела она на общем наречье, и звуки её голоса, напоминающий шелест листьев на ветру, успокаивающе «обволокли» маленького единорога. «Но во всех книгах написано, что люди опасны!», — упрямо, весь «нахохлившись», произнес Малыш. «Это было давно, ещё в те далекие времена, когда мы покинули планету Земля, и в то время, когда мы жили в Средиземноморье. Тогда сбежать был наш единственный шанс на спасенье от людей, но теперь, когда их осталось единицы, и они лишены возможности продолжить свой род, человечество доживает последний век. И мы, как расы более древние, и мудрые, должны подарить им, последние минуты счастья, а не бояться их», — уже с нравоучительными нотками «прошелестела» она. «Так он же тоже от меня отпрыгнул», — уже оправдываясь, пристукнул копытцем Малыш.

Человек, о котором говорили мама и малыш единороги, уже остался довольно таки далеко позади, и уверенно чеканил шаг по асфальту, хотя ещё пару минут назад трусовато семенил и оглядывался. Направляясь к себе, домой, с авоськой в руке, он ворчал себе под нос: «Лошадь, она и есть лошадь, то, что она говорит, ничего, по сути, не значит. В любой момент мог получить копытом по голове. Был, можно сказать, на волоске от гибели», — шел он, и перебирал на губах ворчливые слова. Он не мог не понимать, и это было на «поверхности» и очевидно, что столкновение с единорогами было для него абсолютно безопасным, как и встречи с троллями и гоблинами, когда то давно сказочными, а теперь реальными существами. Ворчал он больше для единорогов, прекрасно зная об их идеальном слухе, надеясь, что слово «лошадь» в их адрес, будет им, хотя бы немного, неприятна. «А ведь раньше, всей этой братией, пугали детей, кто же мог подумать, что в параллельном мире, в течение всей истории человечества, они пугали своих детей нами, людьми». Но, даже не это так испортило настроение человеку, по имени Иван. В потоке своего ворчания, уловив свою же фразу о гибели, он в первые, за свою очень долгую жизнь, осознал, что подаренное феями ему, и его соплеменникам почти бессмертие, пугает его. «А ведь я устал жить», — как то совсем буднично подумалось ему. «У меня нет никакой цели, я просто живу, изо дня в день, покупая в одной и той же лавке литр молока и две булочки для завтрака себе и своей жене, и я устал….», — эта мысль, сначала напугавшая его, глухо упала вовнутрь, и как то сразу «прижилась», сроднившись с ним. Всю дорогу они шли вместе — эта мысль и молодой, по виду, мужчина.

Завернув за угол, Иван остановился, и с горечью минут пятнадцать понаблюдал за тем, как эльфы высаживали ростки лиан-пожирателей около пятнадцатиэтажного дома. «Всё же интересно, как эти длинноволосые договариваются с этим растущим хищником. Ладно, пусть это зелёное чудовище жрёт только не живую материю. Но ведь сейчас, когда они закончат посадку и уйдут, эта «нечисть» начнет расти вокруг этого дома, понемногу поглощая его, и как только с последним кирпичом будет покончено, лиана засохнет, став перегноем. И никогда, по крайней мере, о таком он ни разу не слышал, не было случаев, что бы отростки перекинулись на другую «пищу». Из размышлений в реальность его вернуло, помахивание рукой в знак приветствия , одного из эльфов – садовников. Иван вначале хотел «отмахнуться» таким же ответным жестом, но почему –то, передумал, и подошел к двум эльфам, полившим свежий высаженный росток.

«Здравствуйте, и Бог в помощь», — бодро начал он, на секунду задумался, какой же именно Бог, чертыхнулся про себя и замолчал, не зная как себя вести, и что говорить дальше. «И тебе долгой жизни», — ответил кратким приветствием, раннее так не осмотрительно помахавший эльф, видимо, тоже растерявшийся, как и его товарищ, не ожидавший, что человек подойдет и вступит с ними в беседу. «А что же ты не продолжил, эльф, своё приветствие, — делано добродушно улыбнулся Иван, — «Как там у вас звучит – И тебе долгой жизни, и крепкого здоровья, твоему многочисленному роду. Вроде бы так?»

Видно было не вооруженным взглядом, что оба эльфа растерялись ещё больше. И откровенно смутились. Тот, который первым помахал человеку рукой, неожиданно прямо посмотрел в лицо Ивана, и не отводя своих ярко- голубых, как летнее небо, глаз, спокойно, на сколько он мог, и это чувствовалось, сказал: « Я не продолжил наше традиционное приветствие, что бы не сыпать соль на твою рану, человек, но вижу, что в этом не было необходимости, ты и так о ней помнишь каждую минуту своей жизни». Тут пришла очередь растеряться Ивану, но он «сжал» себя внутри, и с нагловатыми оттенком в голосе произнес – «Я смотрю, ты честный эльф. И не только говоришь правду в глаза, но как я вижу, ещё и честно выполняешь свою работу – уничтожаешь следы нашей цивилизации». «Да. Я стараюсь быть честным во всем, и в работе тоже, но ты не прав. Я не уничтожаю вашу, как ты сказал цивилизацию, она сохранена в наших библиотеках, музеях, и в нотных тетрадях, я очищаю землю-мать от лишнего, не нужного ей», — мелодично, ответил эльф. «Да вы только чисткой и занимаетесь, — в сердцах выпалил человек, — сначала «подчистили нас, оставив, видимо для зоопарков, только три сотни человек, и тех бесплодными. Теперь убираете все напоминания о людях», — и, поняв, что ещё чуть – чуть и расплачется, прямо на глазах у этих переростков.

«Веришь ты или нет, человек, мы не виноваты в эпидемии почти уничтожившей вас, и лишившей людей возможности продолжить свой род. Это произошло бы и без нашего прихода. Я думал, люди давно уже поняли причину мора, а вы оказываться всё ещё ходите в «потемках», и обвиняете других в своих бедах», — успокаивающим голосом, вступил в беседу, второй эльф, с зелеными, цвета весенней травы глазами. «Врешь!», — закричал, сорвавшись, Иван, и резко развернувшись, решительным и быстрым шагом пошел в противоположную сторону, от злополучного дома.

Он прошел уже около ста метров, когда услышал сзади себя легкий шорох, и окрик – «Подожди». Иван обернулся, и увидел того самого эльфа, первым вступившем с ним в разговор. «Мы так и не представились, меня зовут Айро», — эльф с дружеской улыбкой протянул правую руку. Человек чуть помедлив, ответил на рукопожатье, — «Иван», — коротко сказал он. Они, молча, постояли пару минут, и Айро заговорил: «Я сказал тебе правду, нашей вины в гибели твоего народа нет». «Не спорю, может не именно эльф, а например тролли занесли эту заразу, скосившую нас, но суть вещей это не меняет – именно ваш приход принес эпидемию», — парировал реплику эльфа Иван, снова «распаляясь». «Нет! Никто из вернувшихся народов не виноват, даже косвенно, в этой трагедии», — «отрезал» Айро, — «Сейчас мне некогда, нужно закончить начатое, но ты можешь, в любой удобный вечер зайти ко мне, и мы поговорим. Мой адрес: Журавлиный переулок 79. Я буду рад твоему приходу». Иван посмотрел в его лицо, и открытость улыбки эльфа, снова поразила его. «А ведь похоже, что он на самом деле будет рад», — подумал он, и в слух сказал, — «Хорошо, как нибудь обязательно загляну», — и посчитав разговор законченным, развернулся, и пошагал в сторону дома. «До встречи», — услышал он «в спину», прощание эльфа.

 

 

Дойдя до дома, думая только о словах эльфа, не много неловко передав авоську Лилии, своей жене, стянул, не глядя ботинки, и прошел на кухню, где достал медную турку, стал варить кофе.

«На меня тоже готовь», — сказала вошедшая вслед за ним Лилия, устало. «Не выспалась?» — отвлекся Иван на звуки её голоса. «Да вроде как нет, я же вчера рано легла», — ответила Лилия, и помолчав добавила, -«Что- то день просто не задался, с утра про Игоря думаю». Кофе, пенясь, полилось на плиту, и Иван, ругаясь, снял турку с огня. Игорь был их сын, он один из первых погиб в эпидемии, и хотя минуло уже почти двести лет, боль Лилии, он это чувствовал, не стала меньше. Ему тоже было тяжело, но всё -таки не так как ей. «Если бы тогда погиб я, а он остался жить, она бы, наверно, так сильно не тосковала», — подумал он, тут же согласившись с своей мыслью. «Что -то я устала и совсем «расклеилась», — улыбнулась она, виновато, выливая остатки кофе в белую, маленькую чашку. «Ты знаешь, я как то уж очень устала, у нас красивый дом, есть всё и даже больше для жизни, у меня раньше, в то время, никогда не было столько нарядов. Помнишь, как мы откладывали мне на сапоги?», — она если заметно улыбнулась, погружаясь на секунду в то время, которое ушло навсегда. Он мысленно, боясь, что его раздумья отразиться на лице, закончил её размышления, — «Я тоже устал жить. За сегодня эта идея уже два раза приходила мне на ум. – «Надо придумать себе хобби, Лилия», — бодро сказал он, -«Мы просто –напросто погрязли в безделье, и от сюда упаднические настроение. Решено! Завтра же начинаем бегать по утрам!» . В ответ на его пламенную тираду, она хмыкнула, и даже с долей иронии сказала: «Зачем? У нас молодые тела, которые мы «обновляем» ежемесячными пилюлями фей. Нам нет необходимости в спорте… Знаешь, я решила…В общем, ты только не сердись на меня, -она подняла на него свои большие карие глаза, — в общем…Я больше не буду принимать таблетки молодости, которые нам высылают феи».

Он с радостью и облегчением принял её слова. Она приняла решение за них двоих, ведь она не могла не понимать, что один, без неё, в этом мире, он точно не останется. И у него бы точно не хватило мужества оставить её одну. Он подошел к ней, сильно прижал к себе, и прошептал на ухо: «Состаримся вместе. Так всё и должно было быть уже много лет назад». В ответ она прижалась к нему, и с облегчение вздохнула.

Через десять минут Лилия уже разливала крепкий, дымящийся кофе, она повеселела, и Иван подумал, что не видел её такой радостной уже многие года.

— Знаешь, мы с тобой, да и вся наша немногочисленная община, поставила невидимое табу на разговоры об эпидемии. Но теперь, когда мы приняли, может, самое важное решение в нашей жизни, я хочу сказать, что я думаю — «сказочные» народы не специально занесли болезнь к нам, это всё произошло случайно.

-Ты знаешь, сегодня я разговаривал с эльфом, и он утверждал, что они не имеют к этому никакого отношения.

— Ты разговаривал с эльфом?- она неподдельно удивилась.

-Да! И ты знаешь, он даже пригласил меня в гости.

— Так какую же причину он назвал?- с нетерпение перебила она.

— Он и пригласил в гости, что бы поделиться своими соображениями, думаю, что выжду неделю, и пойду. Не хочу показать, что это интересует меня больше всего на свете.

— Меня тоже, -сказала она это особенно грустно.

Кофе они допивали молча.

Его выдержки хватило на два дня.

 

 

Кроны двух деревьев, причудливо сложившиеся в форму журавля. Подсказали ему , что это и есть нужная ему улица. Колокольчик перед оранжевым домом растущий прямо из дерева с номером 79, приветливо покачивался от легкого летнего ветерка. «Значит он лесной эльф», — констатировал Иван очевидный факт, и сильно ударил два раза по колокольчику. Открыл сам хозяин. «Здравствуй, Иван», — немного растерянно поприветствовал эльф. «Я знал, что ты прейдешь, но не думал, что стоит тебя ждать так скоро», — сказал он, как- бы оправдываясь, за своё выражение лица. «Проходи», — Айро отошел от двери, и гостеприимно провел рукой, показывая ей вглубь дома.

«Я рад, что ты пришел, я боялся, что ты не примешь моё приглашение», — произнес эльф, подавая пестрые тапочки «домашней» работы. Иван уже отошел от неловкости первых минут встречи, и выпалил, с самого порога вопрос, который ему не давал покоя: «Так в чём же причина эпидемии?», — громко , даже для самого себя спросил он.

На звуки голоса человека, из проема соседней комнаты, высунулись две любопытные мордашки маленьких эльфов. Они без смущение, с улыбкой на красивых лицах, осмотрели человека с ног до головы, и снова исчезли в проеме. «Ты проходи на кухню, там и поговорим», — сказал успокаивающе Айро, и улыбнулся, став со своими детьми «одно лицо».

Кухонька оказалась крошечная. Иван разместился на одном из пуфиков, росших прямо их пола, и сложным переплетением травы образовывавших круг. «Очень мягко», — довольно и удивленно подумалось человеку. Эльф уже суетился между плитой и маленьким столиком, «колдуя» с кипятком и травами. Иван успевал в это время оглядываться, всё таки первый раз в гостях у эльфа. Всё было здесь удобно и к месту, а ряды полок с баночками, пестревшие всеми цветами радуги, интриговали, и Ивану вспомнилась прочитанная в детстве сказка «Алиса в стране чудес». «Тут всё, не глядя, из баночек, точно в рот тянуть не стоит, а то минимум , я стану меньше ростом», — подумалось ему. Айро уже, церемонно, поставил кривые , глиняные чашки на стол, с первого взгляда понятно было, что они сделаны детскими, ещё не умелыми руками. Разлил из большого, пузатого. в белую ромашку запарника чай, одурманивающим запахом поля. Поставил на стол розетки с земляничным вареньем, и две вазы – одну полную печеньем, другую орехами. Сделал все необходимые приготовления к чаепитию, эльф сел напротив человека, на такой же травяной пуфик.

Некоторое время они молчали, прихлебывая чай, и поглощая вкусности. «Удивительно всё вкусно», — первым нарушил молчание Иван. «Да, это мой любимы секретный сбор. Я с собой вам дам, своих угостите», — с готовностью откликнулся эльф. «Буду благодарен», — искренне улыбнулся Иван, -«Моя жена большая ценительница чая». Он почувствовал, что приличия соблюдены, и теперь он не будет выгладить таким бестактным, как в начале их сегодняшней встречи, перешел к делу. «Так что же вы имели в виду в день нашего знакомства, когда говорили, что мы заблуждаемся, обвиняя вас в эпидемии?», -спросил Иван. И набрав воздуха продолжил на одном дыхание: « Видите ли, как не крути, но именно во время вашего прихода началась болезнь, унесшая почти всех представителей моего рода. Ваши утверждения, даже в косвенной не виновности, мягко говоря, смешны». Эльф задумчиво посмотрел на свою чашку, поднял её и сделал большой глоток чая. Когда его рука уже скользила, что бы чашку поставить , он произнес: «Бактерия, вызвавшая эпидемию, имеет инкубационный период две недели. Когда мы пришли, эпидемия уже началась, просто вы, да и мы , ещё не знали об этом. У нас есть доказательства, что всё обстоит именно так. Если ты сомневаешься в моих словах, мы можем завтра, с самого утра, прогуляться до «алхимического городка», где в одной из лабораторий хранятся все результаты исследований.

Иван поверил сразу, что его собеседник говорит правду, ему было не нужно никуда идти за доказательствами, так искренне, с состраданием в голосе, эльф это произнес. Он тоже отхлебнул из чашки, как бы проглатывая услышанное, и спросил: « Ты хочешь сказать, что мы сами создали эту заразу?». «Нет. Всё сложнее. Понимаешь, мы ведь тоже не просто так пришли… Она нас позвала», — ответил эльф. «Кто она?», — задал Иван следующий вопрос. «Она – это мать –земля», — спокойно и чётко ответил эльф. «Земля?», — растерянно, как то даже по детски, произнес человек. «Да. Всё это началось для наших рас с того, что мы все, одновременно, услышали как она плачет. А потом она позвала нас, умоляя вернуться и защитить её от вас, людей. Она говорила, что погибает, и если мы не поможем, то ей , и всем её обитателям останется жить совсем чуть-чуть. Мы все сразу стали собираться, восстанавливая переход между нашими мирами, так давно нами же разрушенный. Мы планировали попытаться договориться с вами миров, создав совет, в который должны были входить каждые представители нашего мира. И только если бы ничего не вышло, начать военные действия. Но она не дождалась нас, видимо мука носить вас на себе, была для неё так невыносима, что она внутри себя создала вирус, поражающий только людей. И выплеснула его в воздух. Мне жаль ваш народ, мы знаем, что вы не есть зло, и среди вас были хорошие и светлые люди, но даже после стольких лет, мы все: тролли, орки, эльфы, феи, и другие народы, до сих пор, даже на половину, не восстановили последствий вашей деятельности. Вы так и не поняли, что вся планета была вашим домом, а не только четыре стены, за которыми вы прятались от дождя», — произнес запальчиво эльф, с горечью в голосе.

Человек, оглушенный молчал. Он знал, что эльф говорит правду. Да и зачем ему было врать ему? И ещё он знал, что никогда он не расскажет эту правду своей жене. Чего он точно не хотел, что бы она, как он сейчас , чувствовала себя паразитом, с которым наконец то справился иммунитет организма.

Эльф предложил ещё чая, и Иван согласился, ему было нужно прийти в себя после услышанного. Посидев ещё в гостях около получаса, Иван засобирался домой, получив на прощанье пакет с разными заварками, и большую банку липового мёда. Эльф настойчиво приглашал ещё заглядывать в гости, но он точно знал, что это была их последняя встреча.

Он шел домой, не торопливо, вдыхая в себя запахи лета, и вспоминая свою юность, когда всё ещё было впереди, и его окружали люди, много людей. Он шел домой стариться…

читателей   491   сегодня 1
491 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...