Однажды в городе

 

Муравей не мог спать по ночам.

— Город никогда не спит… — Муравей задумался.

Он смотрел на размалеванные улицы ночного Города из окна своего кабинета на 37 этаже. Но вместо дорог, тротуаров, зданий, машин, людей Муравей видел лишь пасть гигантского чудовища. Самого безжалостного. Самого мерзкого. Самого страшного. Чудовище приходило в кошмарах. Поэтому Муравей не спал.

— Вы мне поможете, господин Муравей? – зареванная леди в грязном свадебном платье с надеждой смотрела на задумавшегося детектива.

— Скажите, мадам Сукуб, ваш жених… — Муравей отвернулся от окна и посмотрел на девушку. – Он мог испугаться будущей ответственности, брачных уз, переволноваться и… убежать?

— Мой Эмилио?! – мадам зарыдала еще отчаянней прежнего.

Муравей подошел к девушке стараясь приободрить, осторожно положил руку на ее плечо и предложил белоснежную салфетку.

— Я думаю вам нужно пойти домой, мадам Сукуб. Снять ваш прелестный свадебный наряд и отдохнуть. Я приложу все усилия, чтобы разыскать Эмилио.

— Спасибо… — сквозь слезы пролепетала девушка. – В полицейском участке сказали, что лучше вас людей находит только смерть…

И она зарыдала еще сильнее.

— Не очень удачное сравнение. До свидания, мадам Сукуб. Я позвоню вам завтра.

 

Город. Муравей не знал о нем ничего. Но Город знал о Муравье все. Знал каждый его шаг. И может быть, слышал каждое слово. Но Муравью было все равно. Сначала Город хотел его просто раздавить. Затем купить. После этих неудачных попыток — убить самыми изощренными способами.

Муравей лишь знал, что пока он борется – он живет. Еще он знал, кто сегодня ночью может поделиться с ним информацией.

«Меньше знаешь – крепче спишь» — прочитал Муравей надпись на углу Десятой и Центральной.

— Наверное, поэтому этот город никогда не спит! – за спиной Муравья раздалось восклицание Джонни.

— Крепче всех спят только мертвецы. – Муравей подозрительно взглянул на своего информатора.

— Чего тебе? – недовольный Джонни приподнял кепку — копполу в знак приветствия.

— Откуда негатив, Джонни? Ты не рад видеть старых друзей? Кто еще вытащит твой зад из полицейского участка, когда ты снова попадешься на продаже дряни?!

— Наши встречи не особо нравятся моим боссам… — Джонни стал шарить по карманам своего спортивного костюма.

— Что ты слышал о пропаже Эмилио Россо? Этот парень слился перед собственной свадьбой. Об этом писали в вечерних газетах. – Муравей не стал тянуть время.

— Ха! – Джонни закурил, достав сигарету из найденной мятой пачки. – Милый Эмилио… Этот парень игрок. Он задолжал кучу денег в казино «Подвал».

— Неужели Дон Гамбл пустил его на органы?

— Я не знаю, Муравей. Этот парень игрок и задолжал Гамблу. Все что мне известно. – Джонни помахал рукой какому – то бродяге на противоположной стороне улицы. – Ты распугиваешь клиентов. Мне пора продавать.

— Когда ты найдешь нормальную работу? – Муравей поднял воротник плаща и зашагал прочь.

— Когда Город придет в себя, слышишь Муравей?! Когда власти смогут подчинить этот Город! Когда ночью можно будет спать!.. – Джонни кричал вслед частному детективу, но его голос уже растворялся в уличном шуме.

 

— Этот парень вернул мне все, – большое лицо Дона Гамбла еле виднелось за плотными клубами дыма. В темном, будто никотиновая смола казино «Подвал» игроки дымили как паровозы.

«Ребята не жалеют своих сердец» — подумал Муравей, разглядывая игроков пьющих виски и пожирающих сэндвичи в густом табачном дыме. Вдруг за одним из карточных столов кто – то вскрикнул «Шулер!», раздался выстрел и упало тело.

«Есть ли у них сердце?» — подумав об этом, Муравей посмотрел на Дона Гамбла, тот шепнул слово на ухо своему охраннику, который тут же сорвался выяснять ситуацию.

— Кроме того, — Дон Гамбл развел руки в сторону – Эмилио решил жениться на этой девке, чтобы погасить долг благодаря ее свадебному приданому.

— Похоже, что парень просто слился.

— Похоже на это, Мур, — усмехнулся Гамбл. – Как старина Гас, с Четвертой улицы. Помнишь, он удирал от своей невесты через весь квартал.

Дон Гамбл захохотал.

— Помнишь, а, Мур, — пытаясь справиться со смехом, Гамбл дружески подтолкнул Муравья. – Ты тогда продавал газеты, совсем пацан…

В казино «Подвал» ворвалась группа людей и открыла огонь из пулеметов. Игроки с удивлением смотрели на незваных гостей. Этот взгляд застывал на их лицах, после того как их тела падали, напоминая решета.

Муравей распластался на полу. Он осторожно взглянул из-за плеча. Еще одна жестокая пулеметная очередь всколыхнула тело Дона Гамбла и наступила тишина.

Группа людей уехала на автомобилях. Муравей понял это по реву двигателей на улице. Похоже, Город снова захотел крови.

 

— Кровавая бойня в казино «Подвал»!!! – уже кричали продавцы газет на улицах, размахивая свежими экземплярами.

Как всегда, утро в Городе было сырым и холодным. Муравей брел по полупустым улицам к небоскребу, в котором находился его кабинет.

Наконец – то, добравшись до тридцать седьмого этажа и войдя в свой кабинет, Муравей схватил графин с виски, налил немного в бокал и залпом его осушил. Поразмыслив минуту, он набрал номер полицейского участка на телефонном аппарате и стал дожидаться ответа.

— Алло, это капитан Чеймз, – сухо раздалось на другом конце провода.

— Приветствую, Чарли! Это Муравей!

— Что тебе нужно, грязный засранец?!

— Кто эти парни, стрелявшие в казино?

— Понятия не имею. Кланы клянутся своими Донами, что они чисты. Это залетные беспредельщики… или эти парни прямиком из Ада. Мы перевернули все улицы, никаких следов!

— Чарли, мне кажется, Город…

— Закрой свою пасть, сукин сын! Даже не думай об этом! Десять лет назад мы избавились от этого проклятия навсегда! – Бам! На другом конце провода с грохотом положили трубку.

Муравей положил трубку и начал набирать номер мадам Сукуб.

Детектив не получил ответа. Мадам Сукуб не было дома. Муравей сел в кресло и принялся размышлять. Вдруг он оказался на улицах Города. Серые стены казались огромными. Муравей невинно полз по гигантскому для него, маленького насекомого, пешеходному тротуару, шевеля усиками и быстро передвигая лапки. Из-за угла хлынула толпа людей, каждый норовил раздавить Муравья с самой мерзкой и жуткой гримасой на лице. Чей – то большой черный башмак с дьявольским хохотом опустился на хрупкое тело Муравья.

Муравей проснулся. Он вскочил с кресла и стрелой вылетел из кабинета.

 

— Улицы залиты кровью! Убит еще один Дон! – кричал продавец дневных газет рядом с домом мадам Сукуб.

Муравей схватил газету, расплатившись с продавцом. «Дон Бонзо и его окружение были расстреляны сегодня утром!!!» — кричал заголовок на первой полосе. Муравей сложил газету и зашел в дом. Квартира мадам Сукуб была на первом этаже, но почему – то дверь была выбита, а внутри творился беспорядок, судя по которому, можно было смело говорить о похищении.

В квартиру, словно ветер, влетели люди в плащах, шляпах и с оружием. Муравей не успел опомниться, как тяжелый приклад автомата одного из неожиданно появившихся парней, выбил детектива из сознания.

 

— Муравей, смотри, у меня новый костюм!..

Рокот автомобильного двигателя трещал в ушах Муравья. Он почувствовал кожаное сиденье, затем из мути в глазах выплыл смеющийся Джонни, сидящий напротив, в сером костюме, плаще, и шляпе. Рядом сидели еще два типа с автоматами. К Муравью вернулось сознание. Он был связан.

— Ты пришел в себя, смельчак! – Джонни казался очень довольным. – Тебя хочет видеть Эмилио. Мы едем к нему… Да!!! Тот самый парень, которого ты искал! Он нашел тебя, Муравей! Теперь я работаю на него. И знаешь что, он хочет очистить Город от всей этой нечисти: преступных кланов, грязных копов, тупых политиков. Каждый получит по счетам, Муравей! И он отлично заплатил! Посмотри, у меня новый костюм, я больше не собираюсь толкать…

— Заткнись, Джонни, — Муравей смотрел в пол, в его гудящей, от недавнего удара прикладом, голове, складывались незатейливые цепочки. – Лучше скажи, ты знал Эмилио до того, как он предложил тебе работу?

— Ты никогда не перестаешь вынюхивать, Муравей! – Джонни улыбался. Типы рядом хмурили брови. Наступило молчание.

— Да, конечно! Мы играли пару раз в «Подвале» за одним столом. Черт! – Джонни заговорил спустя мгновение. – Как еще, по-твоему, он мог на меня выйти?!

— Твой зад каждый день трется на углу Десятой и Центральной. Тебя не видела, наверное, только самая ленивая собака!

Типы рядом заржали. Джонни не сдержал улыбки. Автомобиль круто поворачивал.

— Скажи мне, Джонни, Эмилио, наверное, сильно поменялся?

— Ты прав, Муравей. Этот парень — мой кумир. Он взбунтовал, понимаешь? Скоро он будет управлять Городом. А не он нами. Этот парень, Эмилио, хочет других времен – лучших времен. Он их получит.

— И он отлично платит! – поддакнул один из типов, но тут же сделал сердитую физиономию. – Хватит трепаться!

Автомобиль снова круто повернул.

— Десять лет назад, — Муравей серьезно всех оглядел. – Честолюбивый Инок Яппенс, потерпевший от мошенничества двух оправданных в суде ловкачей, и вследствие этого, потерявший состояние, скатился на социальное дно.

— Что за урок истории?! Джонни, закрой рот своему приятелю! – один из типов начал горячиться.

— За один день он сколотил банду и умыл улицы кровью. – Муравей перевел взгляд на Джонни. – Как раз тогда, погибли твои родители, парень. Но мне удалось остановить этого безумца. Это была самая грязная заварушка, из всех, что я видывал, но самое странное во всем этом…

— Приехали! – раздалось с водительского сиденья.

Муравей замолчав, смотрел в окно, пытаясь понять, где они находятся. Автомобиль остановился. Джонни уже не казался таким довольным.

 

Все знают, что во время войны, в городском порту Фог, названном так в честь моряка, в свое время, пожертвовавшим собой во имя спасения от гигантской акулы купающихся детей мэра Города, располагалась подводная лодка, в одиночку героически удержавшая вражеский флот от нападения. Сейчас Джонни смотрел на памятник в виде большой бронзовой подлодки.

Муравей сидел связанным, на стуле, на краю пристани. Его ступни застывали в тазу с цементом. Он смотрел на Эмилио, злобно улыбающегося худого юношу, вселяющего больным блеском в глазах невыносимую жалость. Муравей видел, как мадам Сукуб нервно вздрагивает в холодных объятьях Эмилио, уткнувшись личиком в темный платок. Видел как Джонни, стоявший вдали с кучкой ребят у автомобилей, куда-то уходит. Слышал, в конце концов, как темные волны за спиной громко шептали, когда сильный морской ветер проносился по ним, будто пытаясь сдуть порт как карточный домик.

— Это Город, да, Эмилио? – Муравей заговорил спокойно, стараясь не выдавать страха. – Ты продал душу?

Мадам Сукуб стала всхлипывать. Эмилио продолжал улыбаться, сверля Муравья глазами.

— Ты проигрался в карты, щенок. Испугавшись угроз дона Гамбла, ты принялся искать деньги и вскружил бедной девушке голову. Отдал ее приданое вместо своих карточных долгов и слился перед свадьбой.

Эмилио лишь облизнул пересохшие губы.

— Тогда тебя и нашел Город. Твое возвышенное честолюбие, или твоя гордость, размером с небоскреб, или еще какая чушь, которой ты забил свою тупую голову, считая себя лучшим, позволила Городу найти тебя, среди миллиона грешников, живущих внутри него! – голос Муравья становился яростным. – Ты почувствовал себя святым мучеником, обманутым коварными улицами, давно не контролируемыми властями! Ты пожелал возмездия! А Город постоянно его жаждет! Это и есть его пища, которую он переваривает, и все повторяется вновь!

Эмилио засмеялся. Он обернулся, разглядывая свою банду.

— Джонни, Джонни, иди сюда, — Эмилио принялся звать только что вернувшегося парня. – Джонни, иди же сюда, друг, мы должны казнить это двуличное насекомое!

— Ты согласился на его условия. Подписал кровавый контракт во имя мести. Однажды, Город, сделал предложение и мне, — продолжал Муравей. – Но я провел его. С тех пор мы заклятые враги. С тех пор я борюсь. Каждый день. С самим собой. По — этому Город не может ничего со мной поделать…

Эмилио вплотную подошел к Муравью и склонился перед его лицом.

— Все верно. Но сегодня Город сводит счеты. – Эмилио усмехнулся и перевел взволнованное дыхание. – Ты не представляешь, как он ликует, находя тебя здесь, в качестве будущего корма для портовых акул.

— Ты ничего не получишь в итоге. Это хитроумная афера. Город знает, как дурачить придурков, вроде тебя. – Муравей смеялся в спину, уходящему навстречу Джонни, Эмилио.

— Джонни, это один из тех, от кого нужно избавить наш Город! Отправь его на дно. – Эмилио сделал жест, приглашая приступить к казни Муравья.

Джонни застыл перед детективом. Затем развернулся, достав револьвер и направив дуло на Эмилио. Но было поздно. Джонни уже был на мушке безумца.

— Что с тобой, парень? – Эмилио озадаченно оглядел Джонни с ног до головы.

— Мне кажется, ты перегибаешь палку.

— Что?!! – Эмилио в яростном гневе, слегка разбежавшись, со всех сил пнул стул с Муравьем ногой. – Это же так просто!!!

Муравей услышал, как на пристани завязалась борьба, раздался выстрел и женский крик перед самым погружением в океан. Затем звуки растворились в темной воде. Частный детектив медленно опускался на дно. Он почувствовал, как достиг илистой поверхности, снова теряя сознание, но в этот раз от нехватки кислорода и как что – то тронуло его за руку.

«Наверное, акулы принялись меня разрывать…» — последняя мысль в голове Муравья канула в Лету.

 

Серое небо. Несколько чаек парили невысоко и кричали.

Муравей лежал на каталке скорой помощи и смотрел на небо. Черт! Он жив! Муравей слегка приподнялся и увидел, как в порту суетятся врачи, полицейские, журналисты. Пристань была усыпана телами участников банды Эмилио.

— Ты очнулся, засранец! – бородатый капитан Чеймз подошел к каталке. – Я говорил тебе, чтобы ты не совал свой нос в это дело!

— Что с Джонни? – Муравей пытался найти его взглядом.

— Он погиб, Муравей. Это он позвонил в полицейский участок.

— А она? – Муравей лег и снова принялся рассматривать серое небо.

— Похоже, Джонни и Эмилио схватились. Джонни вышел победителем и выстрелил в Эмилио. Это девка, похоже, любила ублюдка. Она бросилась под пулю, а спасенный Эмилио расстрелял Джонни, – капитан Чеймз снял темные очки и принялся протирать стекла. – История Инока Яппенса, верно? Она снова повторилась?

— Да… — Муравей тяжело вздохнул. – Только в этот раз, мне бы не поздоровилось. Меня спас Джонни.

— Капитан! – звали Чеймза.

— Он сделал свой выбор. Выздоравливай, Муравей! – уходя, пожелал капитан Чеймз.

Выбор. Единственное, что нам оставил Город. Жаль, что выбирать приходиться меньшее из зол. Чайки пронзительно кричали.

 

читателей   494   сегодня 1
494 читателей   1 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...