Однажды осенним днем

 

Вот и сосиски сварились. Ненавижу сосиски, но особо выбирать не приходится, зарплата у меня не самая большая в бригаде, и до нее еще несколько дней. Кстати, завтра будет два года, как я там работаю, можно сказать, юбилей. Надо бы купить выпивку, проставиться, как раз потом выходные, можно будет не бояться проспать на работу. Интересно, эль или вино пойдут, или нужно что-то покрепче?

Я поставил на стол тарелку с поздним ужином, налил чай и выглянул в окно: на улице было темно, в соседних домах кое-где горел свет. Мало кто засиживается так допоздна, как я, хотя вечер был тёплый — вечер первого месяца осени.

 

Был тёплый вечер первого месяца осени, я слонялся по улицам, но надо было искать место для ночлега. Недостроенный дом показался мне идеальным в этом плане: ветра нет, из досок можно соорудить лежак, чтобы спать не на бетонном полу, да и народу там тоже не предвидится.

Я пролез сквозь дыру в заборе и осмотрелся. Никого. Только недостроенная громада уходила куда-то в ночное небо. Похоже, это действительно хорошее место для ночевки. Жаль, что еды я здесь не найду.

Я осторожно дошел до двери и, приоткрыв ее, проскользнул внутрь. Дверь басовито скрипнула, но, кажется, ничьего внимания я не привлек.

В доме было мрачно. Еще бы, газовых фонарей в недостроенный дом никто вешать не будет, не говоря уже о безумно дорогих магических, на улице ночь, а у меня самого ни спичек, ни огнива. С другой стороны, это даже плюс — никто не заметит и не поинтересуется, откуда в темном доме в ночи взялся тусклый огонек.

Надо было устраиваться спать и уйти из дома как можно раньше, во избежание всяких недоразумений. Пошарив по комнатам первого этажа, я нашел сколоченный из досок настил. Сойдет! Волоком оттащив конструкцию в одну из комнат, я положил под голову рюкзак с пожитками и уснул.

 

Проснулся я от шорохов за окном: кто-то ходил по территории недостроя. Хаос, как не вовремя! Машинально поправив платок на голове, я встал на ноги, подхватил рюкзак, развернулся, чтобы уйти …и оказался нос к носу с суровым дядькой, судя по ощущениям, раза в два меня выше и шире. От неожиданности я выронил пожитки и под пристальным взглядом серых глаз не нашел в себе сил ни наклониться за ними, ни попытаться проскользнуть мимо него в дверь. Несколько вдохов я слышал только стук крови в висках.

— Пошел вон, — тихо сказал дядька и посторонился. — Сейчас строители придут, чтоб они тебя тут не видели!

Надо ли говорить, что я пулей вылетел из помещения и в пару прыжков оказался за забором?

 

Улица была еще пустынна и тиха, на земле кое-где виднелись лужи, не высохшие с ночи. Идти мне было совершенно некуда, поэтому я, недолго думая, нашел возле забора худо-бедно сухое местечко и уселся там, подперев подбородок рукой. Нужно было все-таки придумать, что делать дальше, чтобы просто не сидеть на месте. Вот только что? Без документов, без имени, без роду, без племени, в рваных джинсах и кедах, в растянутом свитере, который мне ощутимо велик — разве кто-нибудь согласится пристроить такого или взять на работу?

 

— Эй ты, красавчик! — раздался над ухом голос давешнего сероглазого дядьки.

— Я? — я настолько ушел в свои мысли, что проявлял чудеса понятливости.

— Ну не я же! — хохотнул он и после паузы продолжил: — Я — Найтел Сонс, а тебя как звать-то?

Я замялся. Представляться неизвестному мужику сразу полным именем совершенно не хотелось, но хоть что-то надо было сказать. По счастью, я вспомнил, как меня звала знакомая уличная шпана.

— Эти, — я махнул рукой в сторону бедных кварталов, — меня зовут Лери.

— «Эти»? А ты не оттуда, что ли? — проницательные глаза подозрительно сузились. — Ну да ладно, я не гвардеец, это не мое дело. Мне тут кое-какая штука требуется, не поможешь? А то мои ребята заняты, а дело сделать нужно.

— Э-э-э… Сделаю всё, что в моих силах!

— Тогда пойдём.

Он отодвинул доску в заборе и впустил меня на уже знакомый двор. На серой оштукатуренной стене красовались кое-как, с ошибками намалёванные ругательства.

— Это не я! — с ужасом пробормотал я, испугавшись, что мне сейчас надают по шее за чужое творчество.

— Я знаю, — снова хохотнул дядька. — Оно тут уже дней десять красуется. Надо замазать вон ту часть, она облицовываться не будет. Пойдем, инвентарь выдам.

Инвентарь состоял из ведра серой краски, кисти и рабочего комбинезона, такого же, как у мастера Сонса. И все бы ничего, но комбинезон был размером на него самого и его дюжих ребят, так что я влез в него, не снимая джинсов, и все равно путался в штанинах. Свитер пришлось скинуть, оставшись в футболке. Было по-утреннему зябко, но он был единственный, и портить хорошую, хоть и растянутую вещь, мне совершенно не хотелось.

 

Работалось хорошо, я справился довольно быстро и вскоре уже искал Сонса, чтобы вернуть кисточку и ведро. Не знаю, чем собирался платить мастер, но я был доволен уже тем, что пару часов занимался делом, а не шатался неприкаянно по улицам города.

Мастер Сонс нашелся во внутреннем дворе дома в окружении своих работников. Они курили, что-то оживленно обсуждали и смеялись, и я не стал их отвлекать. Я увидел возле стены дома что-то типа лавочки, сел туда и стал рассматривать крыши домов и стального цвета небо, укутанное облаками. По небу, помимо облаков, величаво плыл огромный дирижабль. Я только читал о таких, но ни разу не видел вживую, а тут — вот он, и даже довольно низко, чтобы можно было рассмотреть окна кают. Вот бы полетать на дирижабле самому! Летишь себе высоко-высоко, а люди снизу кажутся маленькими точками. Интересно, можно ли сверху увидеть страну эльфов? Вряд ли, наверняка мои бывшие сородичи как следует позаботились о маскировке. Хотя эльфы живут крайне обособленно, могут и не знать о существовании такого чуда техники.

— Красивый, сволочь, да? — подошедший мастер Сонс тоже задрал голову вверх и немного проводил махину взглядом. Я мог только согласно вздохнуть. — Я смотрю, ты уже всё сделал? Отлично, спасибо. Скоро будет обед, с меня причитается. А пока ждешь, может, еще и забор покрасишь? Я придумаю, как тебя отблагодарить. Начинай от ворот, и там сколько успеешь.

Я кивнул, взял ведро и кисточку и пошел работать. Перспектива поесть нормальной еды побудит и не на такие подвиги, тем более за забор мне будет еще какое-то вознаграждение.

Деревянные доски забора оказались довольно гладкими, краска на них ложилась хорошо, солнышко меня пригрело, и я более-менее расслабился, мерно размахивая кистью.

Я совсем ушел в свои мысли, когда мастер Сонс позвал меня на обед.

 

— Спасибо, — я взял свою миску и, собравшись улизнуть, уже сделал шаг, как на мое плечо опустилась лапища одного из работяг.

— Нет, парень, так дело не пойдет. Тебе что, неприятно с нами сидеть?

Остальные рабочие одобряюще зашумели, мастер Сонс же с невозмутимым выражением лица наблюдал за происходящим.

— Я… мне… я не… — проблеял я в ответ и покорно уселся на лавку. Что поделать, против огромной лапищи не попрёшь. Только убедившись, что я не делаю больше попыток сбежать, моё плечо оставили в покое.

— Ты часть команды, неважно, на час, на день или на месяц. Команда всё делает сообща! — добродушно пояснил крепыш, сидевший напротив меня. Я как-то очень судорожно кивнул и принялся за еду. — А ты, Седди, руки-то не распускай! Гляди какой тощий, прям как эльф какой, пришибёшь ненароком!

— Эльфов не существует, это всё бабушкины сказки! — гоготнул рукастый Седди и потянулся за куском хлеба.

 

Эти ребята мне нравились, они действительно были командой, цельным организмом, эдаким многоруким чудищем, головой которого был мастер Сонс. Пожалуй, я бы не отказался побыть частью этого организма, только вот губу придется закатать — сдался им такой сопляк, как я? Впрочем, можно было ловить кайф от текущего момента, когда я, красящий забор на стройке, действительно был частью отличной дружной бригады. Я и ловил.

Очнулся я от своего медитативного занятия уже почти на закате, и то — когда меня остановил мастер Сонс. Оказалось, я покрасил почти весь немаленький забор, оставалась буквально пара досок. Было жалко бросать работу вот так, но разве попрёшь против бригадира?

Я отнёс кисточку и ведро с краской в помещение, служившее бригаде подсобкой, и принялся переодеваться. Снимать комбинезон откровенно не хотелось. Я даже не понял, как я ухитрился привязаться к этим здоровякам, разве дня для этого достаточно? Не спорю, возможно, у людей такие вещи происходят быстро, но я-то не мог уже настолько очеловечиться. Или всё-таки мог?

Тем не менее, из комбинезона я вылез и аккуратно повесил его на гвоздь.

— Лери!

Найтел Сонс сидел за обеденным столом и манил меня пальцем. Ничего хорошего это не предвещало, но я, выдохнув, подошел к нему. Мастер похлопал ладонью по скамье рядом с собой.

— Присядь-ка. У меня к тебе есть пара вопросов, если позволишь.

Ну вот, как раз то, чего я так сильно боялся — расспросы. Но я все равно кивнул, вдруг удача мне хоть немного улыбнётся.

— Итак, Лери. Я так понимаю, ты не местный, хоть и живешь с местной уличной шпаной. Откуда ты приехал?

Я молчал. Не то, чтобы я не хотел отвечать — я просто не мог, а врать совершенно не хотелось. Мастер Сонс помрачнел и нахмурился.

— Я могу попросить кого-то из этой шпаны, и кое-какие сведения о тебе для меня соберут и мне расскажут, поэтому в твоих же интересах ответить мне первым. Хоть что-нибудь. Повторяю вопрос: откуда ты приехал?

— С южных границ.

— Уже лучше, спасибо. Давно ты здесь?

— С середины лета.

— Странно, почему я тебя раньше не видел? Ну да ладно. Сколько тебе лет?

О, Хаос! Казалось бы, такой простой вопрос, а я даже на него ответить не могу! Что же ответить, что же ответить?! Так… До совершеннолетия мне оставалось всего ничего, а в каком возрасте у людей наступает совершеннолетие? Ой, дурак, даже не озадачился узнать!

— Не семнадцать, часом? — Мастер Сонс пришёл мне на помощь? Ушам не верю.

— Семнадцать, — кивнул я и очень постарался при этом не смотреть на бригадира.

— Хорошо, — мастер, казалось, был вполне удовлетворён нашим нелепым разговором. Если ты не возражаешь, я бы предпочёл, чтобы ты завтра закончил забор. На ночь пока можешь устроиться в доме. Помнишь комнату, где я тебя нашёл? Я туда матрас принёс, не на голых досках же лежать. Только не простудись, а то правда, тощий, как эльф.

— Эльфы — это бабушкины сказки, их не существует! — повторил я фразу Седди и не узнал своего голоса. А с другой стороны — легко ли отрицать собственное существование?

— Значит, договорились. А это тебе на карманные расходы, — положив передо мной небольшую кучку монеток, бригадир похлопал меня по плечу, затем встал из-за стола и направился к выходу со стройки.

Я остался сидеть за столом, глядя ему вслед и не веря в происходящее. Меня ждут завтра на работу? Мне разрешили остаться на ночь и даже выдали матрас? Мне выдали зарплату?

Краем глаза я заметил движение — Мерех, дух удачи, отвесил мне шуточный поклон с заборного столба, а затем легко спрыгнул вниз, исчезнув из поля зрения и оставив меня в полном недоумении.

 

   

читателей   598   сегодня 2
598 читателей   2 сегодня

Оцените прочитанное:  12345 (Ещё не оценивался)
Загрузка...